Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Навязанный монолог: первое преюдициальное заключение Суда ЕврАзЭС - Суд ЕврАзЭС
Научные статьи
02.10.13 13:29
Оглавление
Навязанный монолог: первое преюдициальное заключение Суда ЕврАзЭС
Суд ЕврАзЭС
Суд ЕС
Все страницы

На наш взгляд, такое значение этого принципа (если этот принцип существует) не подтверждается практикой между­народных судов. Так, например, внутренние документы Суда ЕС вообще не регламентируют порядок отзыва запроса нацио­нального суда. Очевидно, что в правопорядке ЕС для всех явля­ется аксиомой, что этот вопрос находится в исключительной компетенции национального суда. Это еще раз недавно под­твердил сам суд ЕС в своем решении по делу Cartesio Oktato, указав, что:

«96. ...Оценка уместности и необходимости вопросов, за­прашиваемых для преюдициального заключения, является в принципе исключительно делом того суда, который их ста­вит. Следовательно, этот суд сам должен прийти к выводу, будет ли уместным поддерживать свой запрос, или изменить его либо его отозвать».

Несколько по-другому регулируется вопрос в Европей­ской конвенции по защите прав и основных свобод человека 1950 г. (далее - Конвенция) в том случае, если поданная в ЕСПЧ жалоба отзывается заявителем. В соответствии с п. 1 (а) ст. 37 Конвенции Суд обычно прекращает производство по делу, если заявитель более не намерен добиваться рассмотрения своей жалобы. Тем не менее, в соответствии с абзацем 2 п. 1 ст. 37, ЕСПЧ может продолжить рассмотрение жалобы, «если этого требует соблюдение прав человека, гарантированных на­стоящей Конвенцией и Протоколами к ней». На практике это означает, что ЕСПЧ хочет убедиться, не сделан ли отказ заяви­теля от рассмотрения его жалобы под давлением со стороны представителей государства. Если обстоятельства и материа­лы в распоряжении Суда дают основания предполагать, что такое давление имело место, то Суд продолжает производство по делу. Но в любом случае безусловный приоритет имеет воля заявителя, а не Суда.

Вопросы юрисдикции в решении Суда: выводы

При анализе аргументов, использованных Судом для обо­снования своего отказа в отзыве запроса, складывается впе­чатление, что Суд испытывал определенные трудности с по­иском убедительных доводов. Первый набор использованных аргументов, судя по всему, показался недостаточным даже для самого Суда, и был впоследствии заменен на другой, который в итоге, как мы видим, оказался не менее противоречивым. Все это ставит Суд в весьма двусмысленное положение в глазах высших национальных судов, да и всех заинтересованных на­блюдателей, и делает позицию Суда крайне уязвимой.

К сожалению, ни при отказе на отзыв, ни в решении Боль­шой коллегии от 10 июля 2013 г. Суд в принципе не исследовал вопрос о применимости в данном случае процитированных выше положений ст. 3 Договора об обращении хозяйствую­щих субъектов в Суд ЕврАзЭС. Эти положения, помимо всего прочего, говорят о случаях, когда национальный суд обязан сделать такой запрос в Суд ЕврАзЭС. Если бы это было так в случае с запросом белорусского суда, ситуация выглядела бы совсем по-другому. хотя, по мнению автора, даже в этом слу­чае у Суда не было бы оснований не согласиться с решением белорусских судей отозвать свой запрос.

Также автор убежден, что Суд упустил возможность ре­шить проблему с запросом и его отзывом более правомерным и, можно сказать, элегантным путем. Суд мог бы в своем со­гласии на отзыв запроса указать, что отказ от запроса в любом случае не умаляет право компании - стороны спора в нацио­нальном суде оспорить в рамках отдельного процесса в Суде ЕврАзЭС положения тех же самых решений Комиссии, о ко­торых шла речь в запросе белорусского суда. Это позволило бы Суду, с одной стороны, уважительно отнестись к позиции национального суда, а с другой стороны, намекнуть компании- стороне процесса в национальном суде, какой образ действий в данной ситуации был бы наиболее приемлем для Суда ЕврА­зЭС (да и для всех сторон, в конечном итоге). Учитывая крайне либеральные положения, определяющие юрисдикцию Суда ЕврАзЭС по жалобам частных лиц в отношении актов Евра­зийской комиссии (по сравнению, например, с Судом ЕС), можно не сомневаться, что в случае подачи такого заявления оно было бы принято Судом. Это дало бы Суду возможность рассмотреть указанные акты Комиссии не в рамках преюди­циального заключения, а в рамках производства об оспари­вании актов Комиссии. Не приходится сомневаться, что и ре­золютивная часть решения Суда (о которой пойдет разговор ниже) смотрелась бы в этом случае совсем по-другому.

С учетом всех доводов, приведенных выше, автор прихо­дит к выводу, что формулировки Регламентов Суда (о необ­ходимости согласия Суда на отзыв запроса) и позиция Суда в этом вопросе требуют безотлагательной корректировки, если Суд заинтересован в конструктивном диалоге с высшими на­циональными судами.

3.    Ответ Суда ЕврАзЭС по существу запроса

После отказа Суда согласиться с отзывом запроса фор­мат обсуждения положений актов Комиссии окончательно перешел из режима диалога в режим навязанного монолога. Очевидно, что Суд любой ценой хотел сохранить для себя воз­можность высказаться именно в формате преюдициального за­ключения. Что же в итоге сказал Суд, и оправдывает ли сказан­ное им такое обострение отношений с национальными судами?

В основе запроса лежало находящееся в кассационной ин­станции белорусского суда дело, в котором белорусская компа­ния «Тур Транс Компании» оспаривала решение таможенных органов о взыскании таможенных платежей и пени в отноше­нии 17 автобусов Mercedes. Автобусы были ввезены компанией в рамках инвестиционного договора, заключенного с минским областным исполнительным комитетом, для оказания тури­стических услуг на территории Минского района. Этот дого­вор дал компании возможность получения таможенных льгот при ввозе автобусов, при этом порядок предоставления льгот регулировался решениями Комиссии Таможенного союза. Таможенные органы, установив, что автобусы используются преимущественно на территории других государств, включая Западную Европу, пришла к выводу, что льгота применяется с нарушением условий ее предоставления, установленных в ак­тах Комиссии, и решила взыскать неуплаченные таможенные пошлины.

Белорусский суд запросил Суд ЕврАзЭС о том, как ему толковать п. 7.1.11 Решения Комиссии № 130, особенно в со­четании в п. 7.4 этого же Решения и п. 3 Решения № 728.

В соответствии с Решением Комиссии № 130 государства

-     участники Таможенного союза могли предоставлять льготы при ввозе следующих товаров:

«7.1.11. Технологическое оборудование, комплектующие и запасные части к нему, сырье и материалы, ввозимые для исключительного использования на территории государства

-     участника таможенного союза в рамках реализации инве­стиционного проекта, соответствующего приоритетному виду деятельности (сектору экономики) государства - участника таможенного союза в соответствии с законодательством этого государства - участника таможенного союза.

Комиссия таможенного союза составляет и обновляет на основании предложений государства - участника таможенно­го союза перечень инвестиционных проектов, для реализации которых предоставляется указанная льгота, перечень ввозимо­го технологического оборудования, комплектующих и запас­ных частей к нему, перечень сырья и материалов (с указанием их характеристик (свойств), наименований производителей, годового объема их производства и потребления), а также определяет порядок контроля за целевым использованием технологического оборудования, комплектующих и запасных частей к нему, сырья и материалов.

Государства - участники таможенного союза обеспечива­ют контроль за целевым использованием сырья и материалов, по которым предоставляются освобождения от таможенных пошлин».

Чуть ниже в этом же Решении шли следующие положения:

«7.4. Если при предоставлении льготы по уплате тамо­женных пошлин государство - участник таможенного союза, принимающее такое решение, определяет конкретных пла­тельщиков, которым такая льгота предоставляется, это госу­дарство - участник таможенного союза вносит в Комиссию таможенного союза предложение по механизму контроля за использованием ввозимых товаров, исключающего их нецеле­вое использование, а также вовлечение в экономический обо­рот на территориях других государств - участников таможен­ного союза.

Льгота применяется государством - участником тамо­женного союза в случае согласия Комиссии таможенного сою­за с предложенным механизмом контроля за использованием ввозимых товаров.

Положения настоящего пункта не ограничивают условия применения льгот, указанных в пункте 7.1.11».

В п. 3 Решения № 728 указывалось следующее:

«3. До установления Комиссией Таможенного союза по­рядка применения освобождения от уплаты ввозных таможен­ных пошлин в отношении категорий товаров, определенных подпунктом 7.1.11 Решения Комиссии Таможенного союза от 27 ноября 2009 г. № 130 "О едином таможенно-тарифном регу­лировании Таможенного союза Республики Беларусь, Респу­блики Казахстан и Российской Федерации", указанная тариф­ная льгота применяется в порядке, действующем в государстве -   члене Таможенного союза».

Суд пришел к выводу, что п. 7.1.11 надо рассматривать отдельно от п. 7.4 Решения № 130, который не должен при­меняться в рассматриваемом деле. Этот вывод был сделан с учетом последнего абзаца п. 7.4, приведенного выше. Далее, судя по всему, не без некоторых колебаний (о чем ниже) Суд подтвердил соответствие п. 3 Решения № 728 положениям уч­редительных Договоров Сообщества и согласился с тем, что порядок предоставления льгот и осуществления контроля за их использованием регулируется национальным законо­дательством. Кроме этого, Суд пожурил Комиссию, указав в мотивировочной части, что отсутствие единого порядка пре­доставления льгот привело к тому, что предоставление льгот и контроль за ними в итоге регулируется различными нацио­нальными нормами стран - участниц Таможенного союза, что, безусловно, негативно сказывается на нормальном функцио­нировании единого внутреннего рынка.

В принципе можно констатировать, что ничего революци­онно нового в мотивировочной части решения Суда не прозвуча­ло. Тем интереснее было читать резолютивную часть, где, поми­мо выводов, указанных выше и прямо относящихся к вопросам, поднятым белорусским судом, Суд заявил также следующее.

Во-первых, Суд дал Комиссии 6 месяцев на разработку и принятие единого порядка применения освобождения от уплаты ввозных таможенных пошлин в отношении катего­рий товаров, определенных подпунктом 7.1.11 п. 7 Решения Комиссии Таможенного союза от 27 ноября 2009 г. №130 (п. 2 резолютивной части).

Во-вторых, Суд указал, что судебным органам государств - членов таможенного союза надлежит учитывать правовые по­зиции, изложенные в решении Суда (п. 4 резолютивной части).

И, в-третьих, Суд постановил, что решение Суда является обязательным, обжалованию не подлежит, вступает в силу по­сле его провозглашения и действует непосредственно на тер­ритории государств - членов Таможенного союза (п. 5).

Судя по всему, в этом и заключалась основная причина, по которой Суд мертвой хваткой вцепился в запрос наци­онального суда. Суть запроса на этом фоне уже значения не имеет, главное заключается в этих трех пунктах.

Комментировать эти заявления Суда достаточно сложная задача. Во-первых, следует сначала разобраться с вопросом о юридической силе преюдициальных заключений Суда, кото­рый при ближайшем рассмотрении оказывается чрезвычайно запутанным. Во-вторых, сложность для комментаторов состо­ит в том, что Суд не затруднил себя никакими объяснениями касательно того, почему он решил толковать соответствующие нормы Статута и Договора об обращении хозяйствующих субъектов именно таким образом.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика