Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Концепция «особости» правопорядка Таможенного союза в решении суда ЕврАзЭС по прокатным валкам
Научные статьи
02.10.13 13:41
Оглавление
Концепция «особости» правопорядка Таможенного союза в решении суда ЕврАзЭС по прокатным валкам
Суд ЕврАзЭС
Таможенный союз
Все страницы

Концепция «особости» правопорядка Таможенного союза в решении суда ЕврАзЭС по прокатным валкам


Когда на интернет-сайте Суда ЕврАзЭС появился пресс- релиз о том, что получено заявление по антидемпинговому делу, сразу стало ясно, что оно станет первым по-настоящему сложным в практике Суда. И, что немаловажно, это первое дело, принятое к рассмотрению на основании жалобы, подан­ной иностранным хозяйствующим субъектом.

Условия применения антидемпинговых мер

Антидемпинговый процесс представляет собой одну из непростых областей международного торгового права, по­скольку в нем право тесным образом переплетено с экономи­кой. Существуют сотни (без преувеличения) нюансов, игнори­рование даже одного из которых искажает объективность всей картины.

Демпинг имеет место в случаях, когда товар продается на экспорт по цене ниже той, по которой он же реализуется на внутреннем рынке страны-производителя (так называемая нормальная стоимость товара). Средством противодействия демпингу являются антидемпинговые пошлины. Например, если комплект постельного белья на рынке производителя продается за штуку по 100 евро, то при продаже аналогичного комплекта того же производителя на рынке другого государ­ства по цене 95 евро в отношении экспорта данного товара по результатам антидемпингового расследования может приме­няться антидемпинговая пошлина в размере 5 евро. Целью применения антидемпинговых мер является выравнивание экспортной цены до уровня нормальной стоимости.

В то же время наличие демпинга является далеко не един­ственным условием введения антидемпинговых пошлин. Ведь сам по себе демпинг может не оказывать какого-либо воз­действия на экономику страны-импортера (например, если объемы такого товара невелики, либо в стране-импортере отсутствует собственное производство товара, который по­ставляется по демпинговой цене). Важнейшим условием при­менения антидемпинговых мер является наличие ущерба от­ечественной отрасли страны-импортера, которая производит аналогичный товар. Причем ущерб должен быть вызван непо­средственно демпинговым импортом. Ущерб в данном кон­тексте понятие сложное, многоплановое. Для его констатации нужно доказать, что растущий импорт демпингового товара приводит к ухудшению целого ряда экономических показате­лей предприятий отечественной экономики по производству аналогичного товара, таких, как объемы производства, цены реализации товара на внутреннем рынке и на экспорт, дина­мика себестоимости, складские запасы, объем вложенных ин­вестиций, показатель занятости и пр. Только отрицательная динамика всех указанных показателей при определенных ус­ловиях может служить доказательством наличия ущерба. Но и этого отнюдь не достаточно. Нужно еще доказать, что ущерб вызван именно демпинговым импортом. таким образом, клю­чевыми элементами антидемпинговой процедуры являются наличие демпинга, ущерба и причинно-следственной связи между ними.

Антидемпинговый механизм с экономической точки зрения далеко не безупречен. Существует множество объек­тивных факторов, фактически вынуждающих компании «дем­пинговать». Основные из них - различный уровень спроса и предложения на один и тот же товар на рынках разных стран, покупательская способность, особенности потребительских предпочтений и многое другое.

Несмотря на это, впервые появившись в конце XIX в., антидемпинговый механизм прочно закрепился в законода­тельстве большинства стран мира и в международном праве. Возможность применения антидемпинговых (а также компен­сационных и специальных защитных) мер является негласным условием согласия членов ВТО на либерализацию доступа иностранных товаров на свои рынки: если иностранные ком­пании будут демпинговать, всегда есть возможность примене­ния антидемпинговых пошлин в целях сдерживания недобро­совестного импорта.

С одной стороны, применение антидемпинговых пошлин выравнивает условия конкуренции, не позволяет иностран­ным товарам вытеснять отечественную продукцию с собствен­ного рынка. С другой стороны, правила, регламентирующие процедуру антидемпингового расследования, сформулирова­ны таким образом, что предоставляют органу, проводящему расследование, широкую свободу усмотрения, что в некото­рых ситуациях чревато злоупотреблениями. Связано это с тем, что многие факторы, исследование которых необходимо для установления демпинга, ущерба и причинно-следственной связи между ними, носят оценочный характер. Это приводит к тому, что в некоторых случаях антидемпинговые пошлины становятся инструментом ограничения конкурентоспособного импорта и создания «тепличных» условий для отечественных предприятий.

Именно поэтому принципиально важно наличие неза­висимого органа правосудия, способного по справедливости разрешать подобные ситуации. Практика показывает, что на­циональные либо региональные органы правосудия крайне редко принимают решения, осуждающие введение антидем­пинговых мер. Одним из органов международного правосу­дия, способным объективно рассматривать антидемпинговые дела, является Орган по разрешению споров ВТО (ОРС ВТО).

Учитывая изложенное, было крайне интересно и одно­временно важно, как Суд ЕврАзЭС разрешит первый в своей практике антидемпинговый спор.

Фабула дела

По результатам антидемпингового расследования, про­веденного Министерством промышленности и торговли Российской Федерации (Минпромторг РФ), Правительством Российской Федерации была установлена антидемпинговая пошлина на стальные кованые валки для прокатных станов (далее - прокатные валки), происходящие из Украины, в раз­мере 26 % таможенной стоимости сроком на три года. Один из украинских производителей прокатных валков (далее - иностранный производитель, заявитель) обратился в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим Постановления Правительства ввиду его противоречия ряду федеральных законов. ВАС по­шел по пути констатации выводов Минпромторга РФ, не вник в суть рассматриваемых вопросов и в результате крайне неубедительно аргументировал свой отказ в удовлетворении требо­ваний заявителя.

В связи с созданием единой таможенной территории Та­моженного союза (ТС) было разработано и вступило в силу Соглашение о порядке применения специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер в течение переход­ного периода (далее - Соглашение переходного периода), ко­торое предусматривало механизм распространения защитных мер, действовавших отдельно на территориях Беларуси, Ка­захстана и России, на таможенную территорию ТС. Основным условием такого распространения была доля национальных производителей аналогичного товара в общем объеме про­изводства государств-членов. А поскольку доля российских производителей составляла 83 %, то Комиссией Таможенного союза (КТС) было принято решение о распространении анти­демпинговых мер на прокатные валки на всю таможенную территорию ТС по 26 июня 2014 г. включительно.

Иностранный производитель обратился с жалобой в Суд ЕврАзЭС с просьбой признать решение КТС от 9 декабря 2011 г. № 904 «О мерах по защите экономических интересов про­изводителей стальных кованых валков для прокатных станов в Таможенном союзе» нарушающим его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности и не соответствующим международным договорам, заключенным в рамках Таможенного союза и Единого экономического про­странства.

Решение Коллегии Суда ЕврАзЭС

Принятое Судом решение удивляет, главным обра­зом, тем, что идет вразрез с генеральным направлением, ко­торое, как надеялись многие, уже устоялось в его практике. Если в первых решениях Суд, позиционируя себя в качестве действительно сильного регионального органа правосудия, аргументированно и, можно сказать, бесстрашно признал несоответствие ряда решений КТС заключенным в рамках Союза международным договорам, то в решении по делу о прокатных валках произошел серьезный отход от этих прин­ципов. Аргументация Суда практически полностью основана на весьма неубедительных возражениях ответчика - Евразий­ской экономической комиссии (ЕЭК). Причем на вынесение решения Суду потребовалось 20 дней: удалившись 4 июня в совещательную комнату, Суд вынес решение только 24 июня.

Рассмотрим некоторые доводы Суда более подробно.

1.    Соглашение о переходном периоде как lex specialis

Заявитель утверждал, что Соглашение о переходном пе­риоде противоречит Соглашению ТС и Соглашению ВТО, по­скольку подобный механизм распространения антидемпин­говых мер ими не предусмотрен и нарушает установленные требования.

Коллегия Суда, не согласившись с представленными зая­вителем аргументами, пришла к выводу, что «международные договоры, заключенные в рамках таможенного союза, являют­ся специальными по отношению к договорам, заключенным в рамках ВтО, как регулирующие отношения исключительно в рамках таможенного союза, членами которого на момент вы­несения настоящего решения являются Республика Беларусь, Республика Казахстан и Российская Федерация» и что «при­менению в данном деле подлежит Соглашение переходного периода как специальный нормативный акт, регулирующий вопросы распространения антидемпинговой меры, ранее действовавшей на территории одного государства - члена Та­моженного союза, на всю территорию Таможенного союза». Суд, в частности, сослался на принцип lex specialis derogat lex generali, как он изложен в Венской конвенции о праве между­народных договоров 1969 г. (далее - Венская конвенция).





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика