Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Концепция «особости» правопорядка Таможенного союза в решении суда ЕврАзЭС по прокатным валкам - Суд ЕврАзЭС
Научные статьи
02.10.13 13:41
Оглавление
Концепция «особости» правопорядка Таможенного союза в решении суда ЕврАзЭС по прокатным валкам
Суд ЕврАзЭС
Таможенный союз
Все страницы

В условиях современного международного права, кото­рое характеризуется диверсификацией и взаимосвязанно­стью универсальных и региональных договорных режимов, механическое применение отдельно взятого принципа вне общего контекста международного права как системы ведет к неверным выводам о статусе рассматриваемого акта (нормы, принципа) в системе его источников. В частности, вывод Кол­легии Суда сделан без учета принципа lex superior derogat legi inferiori. А ведь в преамбуле Соглашения о переходном пери­оде сказано, что его приняли, «руководствуясь» Соглашением тС, а также общепринятыми нормами и принципами между­народного права. Что касается статуса соглашения ВТО, то в Договоре о функционировании ТС в условиях многосторонней торговой системы прямо сказано, что соглашения ВтО, вклю­чая обязательства, принятые Сторонами в качестве условий их присоединения к ВТО, имеют приоритет над соответствующи­ми положениями международных договоров, заключенных в рамках Таможенного союза, и решений, принятых его орга­нами, до приведения правовой системы Таможенного союза и решений его органов в соответствие с Соглашением ВТО.

Существует ли иерархическая связь между соглашения­ми системы ВТО и соглашениями ТС после приведения по­следних в соответствие с первыми? На данный вопрос Суд ответил отрицательно, после чего полностью вывел право ВТО из применимого в рассматриваемом им деле права. Вы­воды Коллегии Суда не учитывают принцип системной ин- теграции, как он изложен в ст. 31 (3) с) Венской конвенции. В частности, в одном из докладов Комиссии международно­го права Организации Объединенных Наций сказано, что «в соответствии со статьей 31 (3) с) Венской конвенции при тол­ковании договоров учитываются "любые соответствующие нормы международного права, применяемые в отношениях между участниками"». Таким образом, данное положение содействует постановке проблемы договорных отношений в контекст толкования договоров. Оно отражает то, что можно назвать принципом «системной интеграции», т.е. руководя­щим принципом, в соответствии с которым договоры следует толковать с учетом всех норм и принципов международного права - другими словами, международного права, понимаемого как система». Положения ст. 31 (3) с) Венской конвенции неоднократно применялись в целом ряде дел, рассмотренных международными судебными и арбитражными органами: Европейским судом по правам человека, Апелляционным органом ОРС ВТО, Международным Судом и др. Мож­но констатировать, что в современной практике разрешения международных споров случаи изолированного применения принципа lex specialis, вне общего контекста применимых в рассматриваемых случаях положений международного права, становятся, пожалуй, исключением, нежели правилом.

В аргументации Суда существует еще один изъян. В част­ности, вывод Коллегии Суда о том, что «международные дого­воры, заключенные в рамках Таможенного союза, являются спе­циальными по отношению к договорам, заключенным в рамках ВТО, как регулирующие отношения исключительно в рамках Таможенного союза» не соответствует реальному положению вещей. Предусмотренный Соглашением о переходном периоде механизм распространения антидемпинговых мер непосред­ственным образом затрагивает права и интересы государств, в отношении производителей которых применяются соответ­ствующие меры, поскольку устанавливает дополнительные торговые ограничения на рынках сбыта их продукции.

2.     Согласование членами ВТО механизма распростране­ния антидемпинговых мер на таможенную территорию ТС.

Заявитель в своей жалобе указывал, что механизм распро­странения антидемпинговых мер на таможенную территорию ТС не был согласован членами ВТО, что следует из Доклада ра­бочей группы о присоединении Российской Федерации к ВТО (далее - Доклад рабочей группы). Напомним, что положения Доклада рабочей группы подразделяются на две группы: те, которые в соответствии с параграфом 1450 зафиксированы в качестве обязательств Российской Федерации, и те, которые формально-юридически таковыми не являются.

Суд пришел выводу, что «членами ВТО был согласован порядок распространения антидемпинговых мер на терри­торию Таможенного союза» и что в ходе обсуждения вопро­са «противоречий между положениями Соглашения о пере­ходном периоде и соглашений, заключенных в рамках ВТО, выявлено не было». Суд, в частности, ссылается на параграфы 596-598 Доклада рабочей группы, которые в параграфе 1450 не упомянуты.

Выводы Суда не вполне соответствуют условиям присо­единения России к ВТО.

Как известно, под соглашением, согласно теории между­народного права, понимается результат и выражение согласо­вания воль государств. В то же время формат Доклада рабочей группы о присоединении РФ к ВТО не предполагает волеизъ­явления членов рабочей группы в принципе. Положения до­клада, на которые даны ссылки в параграфе 1450, так же как и положения Протокола о присоединении Российской Федера­ции к ВТО, носят характер односторонних обязательств Рос­сийской Федерации в рамках ВТО. Это подтверждают форму­лировки п. 1450 Доклада рабочей группы, в котором сказано, что «Рабочая группа приняла к сведению обязательства Рос­сийской Федерации в отношении некоторых специфичных во­просов, которые содержатся в пунктах...». Поэтому даже в от­ношении соответствующих пунктов неверно утверждать, что они «согласованы» членами рабочей группы. В данном случае никакого согласования позиций РФ, с одной стороны, и членов рабочей группы, с другой, не было.

Что касается положений Доклада рабочей группы, на ко­торые нет ссылок в параграфе 1450, то они носят характер за­верений, ответов на вопросы, комментариев и пр., которые в определенных случаях (в зависимости от контекста) могут рас­сматриваться в качестве эстоппеля. Однако данные положе­ния опять же не могут рассматриваться как согласованные чле­нами ВТО. Параграф 597 начинается со слов «Представитель Российской Федерации, отвечая на заданный вопрос, заявил, что.», параграф 598 - «Он также разъяснил, что вышеука­занные вопросы будут должным образом освещены в Пере­ходном Соглашении...». Ни в одном из указанных параграфов нет ни слова о реакции членов рабочей группы на пояснения представителя Российской Федерации.

Таким образом, выводы Коллегии Суда о том, что положе­ния Соглашения о переходном периоде были «согласованы» членами ВТО и что ими не было выявлено «противоречий» между соглашениями, заключенными в рамках Таможенного союза и ВТО, является неверным.

3.   Доказанность факта ущерба

Коллегия Суда пришла к выводу о наличии ущерба отрас­ли производства Российской Федерации, причем сделала это путем констатации выводов Минпромторга РФ и ЕЭК, сделан­ных по результатам антидемпингового расследования (видимо, констатация аналогичных выводов со стороны ВАС показалась Коллегии Суда эффективным средством доказывания). В то же время более глубокое погружение в аргументацию органа рас­следования и другие материалы дела относительно наличия ущерба, вызванного демпинговым импортом прокатных вал­ков, со всей очевидностью выявляет ее ущербность.

В международном праве зафиксирован основополагаю­щий принцип проведения антидемпинговых расследований, в соответствии с которым необходимо разграничивать воз­действие импорта от воздействия других факторов. Среди них: высокая себестоимость, неэффективное управление пред­приятием, недостаточно гибкие схемы реализации готовой продукции, завышенная, в сравнении с рыночной, стоимость продукции, недостаточность программ модернизации про­изводства, отсутствие современных природоохранных техно­логий, воздействие таких макроэкономических факторов, как последствия мировых финансовых и экономических кризисов и пр. Все эти факторы в отдельности и, особенно, в совокупно­сти оказывают отрицательное воздействие на финансово-эко­номические показатели предприятия, снижают конкуренто­способность производимой продукции.

Таким образом, рост импорта является лишь одним из многих факторов, которые могут наносить ущерб отечествен­ной отрасли производства аналогичного товара. Однако даже динамика импорта из Украины не говорит в пользу выводов органа расследования и Коллегии Суда, поскольку он ста­бильно снижался (с 10 256 тонн в 2006 г. до 7 285 тонн в пери­од второго полугодия 2008 г. - первого полугодия 2009 г. (пе­риод расследования), как и его доля в общем импорте (с 74% в 2006 г. до 61% в период расследования). С другой стороны, импорт прокатных валков из третьих стран демонстрировал устойчивый рост, но почему-то его влияние органом, прово­дившим антидемпинговое расследование, проанализировано не было. Без внимания оставлен также тот факт, что для обо­снования снижения своих показателей российскими произво­дителями прокатных валков намеренно был выбран период, совпавший с мировым финансово-экономическим кризисом. Случайность? А ведь на самом деле снижение объемов про­изводства и потребления прокатных валков в РФ был вызван падением объемов производства металлопроката в РФ (метал­лургические предприятия являются основными потребителя­ми прокатных валков) в условиях финансово-экономического кризиса. Влияние ни одного «другого» фактора Коллегией Суда исследовано не было.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика