Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Концепция «особости» правопорядка Таможенного союза в решении суда ЕврАзЭС по прокатным валкам - Таможенный союз
Научные статьи
02.10.13 13:41
Оглавление
Концепция «особости» правопорядка Таможенного союза в решении суда ЕврАзЭС по прокатным валкам
Суд ЕврАзЭС
Таможенный союз
Все страницы

Что фактически сказал Суд?

В решении Суда сформулирован ряд подходов, значение которых превосходит проблему применения антидемпинго­вых пошлин в отношении прокатных валков.

«ТС как особый правопорядок»

Суд провозгласил, что, во-первых, правопорядок ТС представляет собой особое регулирование по отношению к со­глашениям системы ВТО. Во-вторых, поскольку противоречий между ними нет, то отсутствуют и иерархические связи. Это означает, в-третьих, что применению подлежат положения, являющиеся частью нормативной системы ТС, а нормы пра­ва ВТО не применяются. Все это отдаленно напоминает кон­цепцию автономности правопорядка ЕС, сформулированную Судом ЕС. Одно из принципиальных отличий подходов Суда ЕС и Суда ЕврАзЭС в том, что если позиция первого строится на укреплении целостности правопорядка ЕС, то позиция вто­рого - на выведении из правовой системы ТС «чужеродного» элемента - права ВТО.

Справедливости ради нужно признать, что положения Договора о функционировании ТС в условиях многосторонней торговой системы, устанавливающие приоритет права ВТО в правовой системе ТС, написаны без глубокой предваритель­ной проработки. Такого реверанса ВТО делать не следовало в принципе. Видимо, осознавая взрывоопасность заложенной в Договоре конструкции с точки зрения интересов ТС, Суд пы­тается закрепить подход, согласно которому особость право­порядка ТС позволяет не применять положения соглашений ВТО. В рассуждениях Суда есть некоторые противоречия. Вы­водя право ВТО из применимого права, Суд в то же время ут­верждает, что механизм распространения антидемпинговых мер на таможенную территорию ТС согласован членами ВТО. Зачем он это делает? Ведь если исходить из неприменимости права ВТО как такового, какое значение имеет факт того, был ли данный механизм согласован или нет. Lex specialis derogat lex generali!

Заметим, что применение антидемпинговых пошлин - это один из многих десятков вопросов, которые могут быть по­ставлены иностранными компаниями перед Судом ЕврАзЭС. И во многих из них, в частности, могут противопоставляться положении нормативно-правовой базы ТС соответствующим положениям в области права ВТО, либо правоприменитель­ная практика органов ТС праву ВТО. Неужели Суд каждый раз будет обосновывать неприменение последнего «особостью» правопорядка ТС? Такая практика Суда, как таковая (per se) может стать предметом отдельного иска в ОРС ВТО. У автора нет сомнений, что Российской Федерации не удастся отстоять ее правомерность.

Основной же проблемой выстраиваемой Судом концеп­ции «особости» правопорядка ТС является то, что он факти­чески применяет одни положения нормативной системы ТС, не применяя другие (право ВТО является его неотъемлемой частью). Получается, что вместо укрепления целостности пра­вопорядка ТС, Суд раздробляет его на отдельные составляю­щие, после чего выбирает, какие будет применять в данном конкретном случае. Идеологически такой подход напоминает концепцию «суверенного права», которую Конституционный Суд в последнее время пытается противопоставить решениям Европейского суда по правам человека.

«Положения доклада рабочей группы как международные обя­зательства России»

В аргументации Суда есть еще одна серьезная проблема, которая имеет далеко идущие последствия. Суд рассматри­вает положения доклада рабочей группы о присоединении России к ВТО, не обладающие юридической обязательностью, так, будто в них зафиксированы международные обязатель­ства Российской Федерации. Это путь очень опасный. В до­кладе рабочей группы есть положения, которые не только способны серьезно ослабить юридическую защищенность России в рамках ВТО, но и создать множество проблем в более широком контексте. Достаточно упомянуть параграф 151, ав­торы которого абсолютно не отдавали себе отчета относитель­но практических последствий изложенных в нем заявлений. А ведь многие эксперты трактуют данный параграф так, будто Российская Федерация взяла не себя обязательства, в соответ­ствии с которыми нормы права ВТО на территории РФ будут обладать прямым эффектом. И таких параграфов в докладе предостаточно. Поэтому Суду не следует в принципе обосно­вывать свою позицию положениями доклада, на которые нет ссылок в параграфе 1450.

«Юриспруденция ОРС ВТО значения не имеет»

Коллегия Суда в принятом решении ссылается на реше­ние ОРС ВТО по делу Бразилия - Меры в отношении кокосо­вой стружки. Ссылка на него приведена в возражениях ЕЭК. Никакое другое решение третейских групп ГАТТ либо ОРС ВТО Судом не анализируется. А зря. Во-первых, решение по делу Бразилия - Кокосовая стружка в рассматриваемом Су­дом контексте не показательно ввиду отсутствия на момент рассмотрения данного спора в законодательстве Бразилии по­ложений о приоритете соглашений системы ВТО в правовой системе страны. Во-вторых, спор в отношении прокатных валков может быть повторно рассмотрен ОРС ВТО. Это возможно в силу отсутствия в Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров ВТО, и в Статуте ЕврАзЭС оговорок об исключении подсудности, а также неприменимо­сти принципа res judicata в силу отсутствия тождественности сторон (правом доступа в ОРС ВТО обладают только государ­ства). Поэтому, если решение Суда не вписывается в юриспру­денцию ВТО, возрастает вероятность вынесения противопо­ложных решений по тождественным спорам.

Международный авторитет ОРС ВТО превосходит ав­торитет Суда ЕврАзЭС, который пока делает только первые шаги в его наработке. Поэтому вынесение ОРС ВТО решения, идущего вразрез с позицией Суда ЕврАзЭС, может ослабить позиции Суда в системе органов международного правосу­дия. Но самое главное в том, что проигрыш дела в ОРС ВТО затронет не столько ТС, сколько Российскую Федерацию как единственного среди участников ТС члена ВТО, создав для нее множество юридических и политических проблем.

Сказанное отнюдь не означает, что Суд в принимаемых им решениях должен «копировать» правовые позиции ОРС ВТО. Суд ЕврАзЭС обладает всей полнотой независимой су­дебной власти. В отношении любого правового вопроса, оцен­ки любого факта у Суда может быть свое собственное мнение, полностью либо частично не совпадающее с позицией ОРС ВТО, любого другого органа международного правосудия, включая Международный Суд. Но это мнение нужно долж­ным образом обосновать.

Проблема структурирования решений Суда

Казалось бы, такой второстепенный вопрос - структури­рование решения. Но на самом деле он имеет большую прак­тическую значимость.

Отечественными исследователями практики Суда ЕврАзЭС уже обращалось внимание на тот факт, что отсут­ствие нумерации параграфов крайне затрудняет восприятие изложенного. К этому можно добавить, что следует вклю­чить не только нумерацию, но и более подробное наимено­вание разделов решения. В частности, следует выделить аргу­ментацию сторон, разбив ее по вопросам, а в анализе самого Суда указывать конкретно вопрос, который рассматривается, выделяя в каждом из таких разделов выводы Суда. Последнее особенно важно.

В решении, изложенном на тридцати листах, выводы Суда абсолютно «растворились» в аргументации ответчика и пространных описаниях результатов расследования, которые, возможно, нужно было приводить в приложении к решению. Казалось бы, элементарные правила. Но неструктурирован- ность текста нивелирует убедительность выводов Суда. По­следние должны быть изложены совершенно четко, должны выделяться в структуре решения, причем это касается выво­дов, сделанных по каждому рассмотренному Судом вопросу, вне зависимости от того, в какой степени они повлияли на принятое решение. Ведь не все читают текст решения цели­ком, некоторых могут заинтересовать только выводы Суда. На­помним, что в одном из решений Большой коллегии был сде­лан очень смелый вывод о том, что «решение Суда действует применительно не только к лицам, участвующим в деле, но и к неограниченному кругу лиц (erga omnes)». То есть сам Суд придает своим выводам фундаментальное значение. В какой же, собственно, части решения следует искать выводы erga omnes?

При существующем положении вещей получается, что тридцатистраничное решение Суда ЕврАзЭС воспринимается гораздо трудней, чем, например, решение ОРС ВТО по делу Китай - Меры, затрагивающие торговые права и дистрибью­торские услуги в отношении отдельной печатной и аудиови­зуальной развлекательной продукции, которое изложено на пятистах страницах, или почти шестисотстраничное решение по делу Япония - Меры в отношении черно-белой фотоплен­ки и фотобумаги. Подход Суда к структурированию реше­ний, безусловно, нужно менять.

Обоснованность правовых позиций как залог автори­тета Суда

Убедительность правовых позиций Суда является зало­гом его авторитета, а последний - важнейшим условием эф­фективности процесса интеграции. Особенно ответственным является начальный этап становления юриспруденции Суда, поскольку именно сейчас формируются подходы, которые станут основой не только практики самого Суда, но и право­порядка ТС и евразийского правопорядка в целом. Суду пред­стоит выработать не один десяток концепций, направленных на укрепление целостности правопорядка ТС и одновременно его развитие. Напомним, что в соответствии со ст. 11 Регламен­та Суда Суд применяет в том числе «принципы и нормы пра­ва в соответствии с тем, как они были истолкованы в предыду­щих судебных актах Суда». И хотя данный «источник» права завершает список источников, это возлагает на Суд большую ответственность при формулировании правовых позиций.

Суд ЕврАзЭС - это не хозяйственный суд, созданный для разрешения споров по вопросам неуплаты арендной платы и несвоевременного оказания услуг по полису ОСАГО. Суд Ев­рАзЭС - это орган международного правосудия, фактически выполняющий функции высшего конституционного суда ев­разийского сообщества. Он, по сути, является первым на пост­советском пространстве жизнеспособным органом междуна­родного правосудия. И в принципе первым международным судом, в деятельности которого Российская Федерация при­нимает участие не «в силу вынужденных обстоятельств» (как в ЕСПЧ), а добровольно и осознанно.

Суду следует тщательнейшим образом продумывать свою аргументацию, осознавать далеко идущие последствия принимаемых решений. Суд должен исходить из того, что вырабатываемые им правовые позиции будут существовать не сами по себе, но станут частью евразийского правопорядка и международного права в целом. Поэтому со стороны Суда было бы дальновидно учитывать то, каким образом его право­вые позиции будут «встраиваться» в систему международного права. Не в последнюю очередь от этого зависит исполняе- мость решений Суда, этим в значительной степени обуслов­лена также готовность национальных судебных органов госу­дарств - членов ТС, и в особенности высших судебных органов, поступиться собственной «исключительностью» и признать за Судом ЕврАзЭС право формулировать обязательные для них правовые позиции. Напомним, что Суд обладает также и кон­сультативной юрисдикцией, в рамках которой очень многое может быть сделано. В этом направлении Суду еще предстоит проявить себя.

У Суда есть все возможности для того, чтобы занять до­стойное место в системе органов международного правосудия, наработать авторитет, который позволит ему укреплять пра­вопорядок ТС и ЕврАзЭС, способствовать эффективной инте­грации и обеспечению верховенства международного права на евразийском пространстве. Для успешного решения этих задач Суду требуется лишь малое - юридическая безупреч­ность аргументации.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика