Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Право и структурализм
Научные статьи
08.10.13 13:18
Оглавление
Право и структурализм
ТЕОРИЯ ГОСУД АРСТВА И ПРАВА
Все страницы


вернуться

Право и структурализм


Структурализм - это особая методология осмысления социокультурных явлений, изначально сформированная лингвистикой и впоследствии развитая философией и антро­пологией. Уже с 20-х гг. хх в. структурализм быстро завоевал признание в качестве метода исследования различных науч­ных дисциплин, что позволило ему впоследствии превратить­ся в общегуманитарную методологию. Особенности структу­рализма связаны с тем, что он работает с закрытой системой языка, которая опирается на два базовых элемента (структуру языка) - мысль и слово, которое оформляет мысль.

Одним из первых, кто использовал теоретический под­ход структуралистской лингвистики, был французский уче­ный-антрополог К. Леви-Стросс, который смог найти с его помощью связь мифов с социальными системами прошлого. Перенос идей структурализма на антропологию и этнологию позволил французскому ученому показать, как нормы соци­окультурных знаковых систем приобретают свое значение из бинарной (двоичной) системы отношений, а субъект высту­пает переменной культурного кода, сформированного в про­шлом. Целью такого кодирования выступает познание и объ­яснение мира, поэтому для мифов всех культур характерно структурирование пространственно-временного континуума с целью деления его как «целого» на части. Таким образом, структура выступает организатором порядка, «редуцируя» со­держание знаков языка на определенный смысл.

Классический структурализм занимается общими струк­турами системы знаков. При этом речь идет о таксономии, которая определяет знаковую систему в качестве квазикри- сталлической решетки, позволяющей выражать мысли, а структура рассматривается как инвариант. Сама идея об ин­варианте поддерживает мысль о том, что знак внутри структу­ры имеет фиксированную ценность, которую можно иденти­фицировать и тем самым использовать как некую доминанту. такое восприятие стабильности структуры отвергается пост­структурализмом. Французские философы Ж. Деррида, Ж. Лакан и П. Рикер подчеркивают, что в языковых событиях структура теряет свою стабильность и ценность знака стано­вится «текучей». Следствием этого становится требование постструктурализма по устранению границ ссылок на знак языка, т.е. отказ от фиксированной ценности и семантической идентичности знаков.

теория языка, которая не учитывает диалектические от­ношения системы языка и языкового события, вынуждена об­ходить момент неопределенности языкового значения вслед­ствие бесконечных ссылок знака в системе языка с помощью языковых маркировок. Именно поэтому, подчеркивает немец­кий ученый И. Маттерн, на уровне дискурса дескриптивных теорий, заимствованных из семиотики, требуется замена ка­тегорий идеальных значений бесконечной игрой ссылок языка. Диалектика системы и события позволяет распознать, на­сколько специфична редукция значения на знак. В силу этого различные виды дискурса могут быть дифференцированы по виду и способу стратегии языка. В этом смысле научный язык может быть описан как стратегия дискурса, которая исключа­ет многозначность значений языка.

Под углом зрения структурализма история правовой на­уки выглядит как дискурс, управляемый метафизикой. Связь права и метафизики способствовала сначала сближению, а за­тем симбиозу политики и права, что облегчало дальнейшую рационализацию политико-правовых идей. так, философия Г. Гегеля, соединившая понятия государства и истории, привела к радикализму развития последующих идей. Гегелевский под­ход коренным образом изменил традиционное мировоззрение ученых, которые использовали разработанные методы в своих исследованиях. Вследствие этого легитимацию власти в обще­стве привязали к позитивному праву, а политику к государству.

В изложенном контексте понимание процессов оформле­ния права приобретает большое значение: язык должен быть зеркалом отношений, а дискурс - способствовать коммуника­ции. Особая роль отводится анализу, нацеленному на исследо­вание значений «оязыченных» идей. Именно они отвечают за формирование структуры правовых знаний, поскольку:

-     язык имеет «поверхность» и «глубину»;

-     язык обнаруживает линейную и нелинейную текстуаль­ность;

-    язык, оформленный в текст, многомерен.

С ориентацией на эти установки выделим в структуре правового языка семантический и несемантический (символи­ческий) уровни.

Семантический уровень права. Семантический анализ не­обходим, прежде всего, потому, что в языке часто скрыты зна­ния, представленные «по умолчанию». Это те знания, которые иногда называются «очевидными». Для их описания исполь­зуются методы семантики признаков, которая работает цир- кулярно: признаки определяют понятия, а понятие выводится из признаков. Причина недостатков традиционной семантики лежит в том, что она не способна объяснить, как достигается по­нимание текста и какие знания для этого необходимы. Иначе говоря, анализ права довольствуется уровнем слова или предло­жения, которые исследуются рациональными методами науки.

Последствием рациональности мышления, проникшей в правовую науку на рубеже XVTII-XIX вв., было то, что юриди­ческая доктрина приобрела устойчивую привычку организо­вывать «правовые фигуры» с помощью понятий. Право, как и любая другая наука, научилось манипулировать вещами. «На­ука создает для себя их внутренние модели и, осуществляя над этими своими условными обозначениями, или переменными, те преобразования, которые с ними разрешено совершать по исходному определению, лишь изредка, от случая к случаю со­относится с действительным миром», - писал М. Мерло-Понти. Такими условными обозначениями в праве выступают понятия и категории, на которых построено здание современной теории. Начиная с И. Канта понимание рассматривалось как процесс, протекающий в горизонте усилий ума, где понятие выступает общим представлением о предмете. Под влиянием этих идей понятийный аппарат науки стал традиционно соотноситься с определенными предметными признаками. Добавим к выше­сказанному, что в эпоху становления классической теории права XIX в. аналогичные сомнения были и в работах некоторых уче- ных-правоведов. Так, известный немецкий юрист Р. Штаммлер (1856-1938) замечал: «Мы придерживаемся требования дефи­ниции лишь в смысле того, что содержание понятия права да­ется и упорядочивается внутри его границ». Хотя Р. Штаммлер был неокантианцем, в отличие от многих других он считал, что форма и материя права - лишь элементы единого содержания правового сознания. Подход Р. Штаммлера был объектом кри­тики многих юристов того времени. В частности, И. Биндер, как бы обобщая мнение многих оппонентов Р. Штаммлера по этому вопросу, писал: «Содержание сознания мы обозначаем как пред­ставление о цели, что не состоит ни в каких отношениях с тем, что обозначается Штаммлером в качестве таковой». Иначе говоря, смысл права в рациональном формате права неизменно соотно­сился с целью, которая выступает излюбленным объектом иссле­дований и сегодня. Такой акцент на цели появился, как считает Г. Фигал, на основе классических традиций, в рамках которых не проводится граница между феноменологическим пониманием «смысла» и его классическим предшественником «теЛод» (цель действия). Рационализация мыслей о цели была, прежде все­го, предметом метафизической системы XVII в. Именно в это время, как подчеркивает М. Ридель, исследования природы про­ходят под эгидой учения о цели. Как подчеркивает классическая философия, цель «намерения», который наш разум может от­крыть, объясняется посредством таких категорий, как материя, форма, содержание, движение, причина. Чтобы прояснить этот вопрос в перспективе права, необходимо обратить внимание на структуру аргументов, с помощью которых еще Б. Спиноза и Р. Декарт обосновывали телеологию. Как подчеркивает М. Ридель, оба философа занимались циркулярной аргументацией, из по­рочного круга которой, как считает современная семантика, вый­ти практически невозможно. Этот циркуль был главным инстру­ментом в теории о государстве Т. Гоббса, который хорошо был «усвоен» телеологией права, остающейся по сей день эталоном «номинального». Поэтому задача семантического анализа пра­ва - это поиск семантических единиц, которые формируют зна­чение.


Для множества людей важной частью их жизни является ежедневный просмотр телевизора. Конечно, хочется, чтобы по телевизору было, что посмотреть, а так же чтобы он показывал четко и без помех.  Можно даже приобрести Full HD телевизор для просмотра спутникового телевидения в высоком качестве. Но дальше стоит выбор, к какому провайдеру подключиться, чтобы смотреть спутниковые каналы. Здесь существует выгодная по стоимости альтернатива – это кардшаринговое спутниковое телевидение.  Правильная настройка шаринга позволит с минимальными затратами смотреть спутниковое Full HD телевидение. Это настоящий революционный прорыв в качестве цифрового изображения, с которым можно получать удовольствие от просмотра телевизора в полной мере. Настройка шаринга вся подробная информация на сайте http://www.gomel-sat.net





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика