Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Информационное право как отрасль права
Научные статьи
09.10.13 14:12
Оглавление
Информационное право как отрасль права
информационное право
Все страницы


вернуться

Информационное право как отрасль права



Повышение значимости результатов информационных отношений для всех сегментов жизнедеятельности социума привело к осознанию важности роли информационного пра­ва. На определенной стадии развития информационного пра­ва (конец хх столетия) возникла дискуссия о возможности вы­деления информационного права в самостоятельную отрасль права, которая продолжается и в настоящее время.

Известно, что отрасль права является одним из основных элементов структуры системы права. Появление отраслей права обусловлено одновременно субъективными и объектив­ными факторами. Субъективность процесса разделения на отрасли права определяется тем, что он является результатом деятельности законодателей, ученых и практиков-юристов. С другой стороны, создание элементов системы права про­исходит под влиянием объективно складывающихся в обще­стве условий, особенностей формирования общественных от­ношений, которые приводят к некоторой их обособленности, основанной на их однородности в соответствии с предметной сферой деятельности.

Система права представляет собой сложную иерархи­ческую систему, с одной стороны имеющую достаточно ста­бильную основу, а с другой - подверженную изменениям. Эти изменения обусловлены соответствующими изменениями в политической, экономической, идеологической, культурной и других сферах жизнедеятельности общества. Изменения, про­изошедшие в информационной сфере общества в последние десятилетия, предопределили постановку вопроса о выделе­нии информационного права в отдельную самостоятельную отрасль права. Сторонники и противники этой идеи выдви­гают различные аргументы в защиту своей позиции. В теории права известны критерии деления права на отдельные отрасли и подотрасли. В.К. Бабаев и С.С. Алексеев, как и многие дру­гие, утверждали, что критериями деления права на отрасли и институты выступают предмет и метод правового регулирования. Р.З. Лившиц высказал сомнения в теоретической обо­снованности такого подхода.

Некоторые современные исследователи проблем права приходят к следующей классификации отраслей права: профи­лирующие отрасли права, специальные и комплексные. При этом считается, что к профилирующим отраслям относятся: конституционное право, гражданское право, административ­ное право и уголовное право, а к специальным, к производным от профилирующих отраслей права, относятся отрасли права, конкретизирующие общий предмет и профилирующий метод правового регулирования в специальной области обществен­ных отношений. К специальным отраслям относятся: финансо­вое, налоговое право, которые примыкают к административно­му праву; семейное, жилищное право - к гражданскому праву и др. По другой классификации это можно было бы отнести к подотраслям профилирующих отраслей права.

Особое место занимают комплексные отрасли права, ко­торые объединяют институты и нормы права из различных отраслей права. Первым обратил внимание на возможность введения в классификацию наравне с основными отраслями и комплексных отраслей В.К. Райхер. В свой работе он при­звал признать существование двух типов отраслей единой системы права, построенной по критерию предмета правово­го регулирования: основных и комплексных отраслей права. В результате длительной научной дискуссии основной стала точка зрения, признававшая объективность процесса введения в классификацию отраслей права - комплексных отраслей. Так, будучи вначале противником признания возможной ком­плексности отрасли права, С.С. Алексеев впоследствии стал считать, что комплексные отрасли права являются произво­дными от основных, базовых (профилирующих) отраслей пра­ва, указывая при этом, что они зачастую могут иметь свой авто­номный предмет правового регулирования и даже некоторые элементы особого метода правового регулирования. Причину появления комплексных отраслей права Л.Б. Тиунова и О.Е. Мешкова видят в объективной дифференциации обществен­ных отношений, ее государственно-правовой оценки, а также степени развитости соответствующей области правовых норм (консолидация норм, систематизация законодательства). Однако дискуссии относительно возможности наличия мно­жественности критериев для классификации видов отраслей права продолжаются, что приводит к неоднозначному вос­приятию возможности наличия комплексных отраслей права.

Процесс появления комплексных отраслей права следу­ет рассмотреть с диалектических позиций. Несомненно, от­дельные, единичные новые нормы права, регулирующие на­рождающийся новый тип общественных отношений, не могут появиться вне известных на это время отраслей права. Но эти единичные новые нормы права имеют отличия от той сово­купности правовых норм, которые составляют предмет уже известной (материнской) отрасли права. Затем с увеличением количества новых норм права становится явным, что есть нечто общее, что объединяет совокупность этих новых норм. И это общее не совсем совпадает, а иногда и вообще не совпадает с тем общим, что объединяло совокупность норм известной ра­нее отрасли права. Известно, что единичное - форма существо­вания всеобщего в действительности, а особенное - всеобщее, реализованное в единичном. Поэтому мы не можем иметь два разных общих (всеобщих) в рамках одного выделенного множе­ства правовых норм, если только они не являются единичным некоторого всеобщего более высокого порядка обобщения.

Таким образом, с нарастанием объема качественно и со­держательно новых общественных отношений возрастает объем качественно и содержательно новых правовых норм, регулирующих эти отношения. При этом общее в этих каче­ственно и содержательно новых правовых нормах отличается от общего в правовых нормах исходной (материнской) отрас­ли права. Поэтому происходит диалектическое разделение правовых норм на две обособленные совокупности, отличаю­щиеся общими свойствами, характеристиками и т.п. Вначале это может привести к появлению нового подинститута права в материнской отрасли права, а затем - и полноценного ин­ститута права, который выглядит несколько инородным в этой отрасли права. И, наконец, финальной стадией этого диалек­тического процесса окончательного выделения нового общего из совокупности правовых норм материнской отрасли права становится образование новой отрасли права. Вот эта новая отрасль права может быть комплексной или самостоятельной.

Подобный процесс происходил со всеми известными от­раслями права. Можно с уверенностью распространить опи­санную модель возникновения отрасли права, например, на процесс возникновения самостоятельных правовых отраслей семейного и трудового права из материнской отрасли граж­данского права.

На стадии выделения некоторой совокупности правовых норм, которая характеризуется некоторым новым общим, из материнской отрасли права теоретически возможны несколь­ко путей развития:

появление нового института права;

появление нового комплексного института права, пред­мет регулирования которого может совпадать с двумя и более отраслями права;

выделение комплексной отрасли права; выделение новой отрасли права.

Достаточно важную роль при выделении в системе пра­ва отдельной отрасли права помимо объективных факторов, таких, например, как дифференциация предмета правового регулирования, основанная на выделении разных всеобщих для различных множеств правовых норм, играют и субъектив­ные факторы. Например, это может быть осознание законода­телем, обществом или экспертной средой важности той или иной группы общественных отношений для дальнейшего раз­вития государства, общества или отдельных сегментов обще­ственной жизни. К субъективным факторам также относится и состояние правосознания в обществе. Поэтому помимо объек­тивных и специальных юридических критериев определения самостоятельности отрасли права необходимо учитывать и субъективные факторы.

В последние годы некоторые авторы пытаются расширять перечень критериев оценки самостоятельности отраслей пра­ва. Так, В.А. Копылов и В.Э. Разуваев в качестве обязательных критериев предлагают следующие: наличие специфического предмета регулирования; наличие специфического метода регулирования; наличие понятийного аппарата, присущего только данной отрасли права. При этом под спецификой они понимают то, что некоторая совокупность общественных отношений регулируется правовыми нормами, которые не могут быть отнесены ни к одной из известных отраслей права. По аналогии - специфика метода регулирования означает то, что какой-то метод или их совокупность используется только в данной отрасли права.

Некоторые авторы в режиме правового регулирова­ния общественных отношений в информационной сфере видят такие особенности, которые позволяют, по их мне­нию, говорить о самостоятельном методе регулирования информационного права. П.У. Кузнецов предполагает, что характерные свойства правового режима - связанность (конъюнктивностъ) и интегрированность, а также техни­ко-технологическая обусловленность правовых норм, регу­лирующих общественные отношения в информационной сфере - предопределяют формирование самостоятельного двухуровневого (конъюнктивно-интегративного и высоко­технологичного) режимного метода правового регулиро­вания информационного права13. Попытка П.У. Кузнецова эклектически смешать правовые и технико-технологиче­ские методы регулирования общественных отношений в ин­формационной сфере не может быть успешной, так как в условиях конвергенции информационных услуг, техноло­гий и устройств доминирующим правовым принципом в информационном праве становится принцип технологи­ческой нейтральности. Этот принцип предопределяет ин­вариантность правового регулирования информационных и информационно-инфраструктурных14 отношений от ис­пользуемых видов и типов информационных технологий и устройств. В тоже время следует согласиться с П.У. Кузне­цовым в том, в информационном праве формируется при­сущий только ему категориальный и понятийный аппарат.

Ю.А. Тихомиров, относя информационное право к публичному праву, считает его новой комплексной отрас­лью права. В. А. Копылов, также относя информационное право к комплексным отраслям права, полагал, что наличие специфических принципов информационного права позво­ляет формировать это право как самостоятельную отрасль. С.С. Алексеев считает, что каждая отрасль, кроме всего про­чего, характеризуется своими особыми принципами и об­щими положениями пронизывающих содержание ее норм 18. Именно отдельные особые принципы позволяют гово­рить о существовании специального юридического режи­ма и придают информационному праву отраслевую специфику. С этим трудно не согласиться, так как проведенный нами анализ системы принципов информационного права свидетельствует о наличии в нем большого количества специфических принципов права, присущих именно информа­ционной сфере.

Российские также ученые приходят к выводу о комплекс­ности информационного права на основе анализа его методов правового регулирования. Информационное право использу­ет методы правового регулирования общественных отноше­ний различных отраслей права, следовательно, как они счита­ют, его следует отнести к комплексным отраслям права.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика