Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Права и свободы народов и современный уровень развития международного права
Научные статьи
12.11.13 15:42

вернуться

Права и свободы народов и современный уровень развития международного права


В свои немногочисленные теоретические работы, ранее опубликованные в известном в научном сообществе «Евразий­ском юридическом журнале», мы включили характеристи­ку тех или иных прав и свобод, признаваемых и защищаемых международным правом. Представляется, что нам следует на­ращивать свои исследовательские усилия вследствие того, что представляющий для нас интерес перечень прав и свобод, на­ходящихся под защитой современного международного права, расширяется и приобретает сегодня большую актуальность.

В этот перечень входят также права и свободы народов, которые являются важным достижением человечества, отра­жающим уровень развития международного права на совре­менном этапе. Принятый в 1945 г. Устав Организации Объ­единенных Наций (ООН) не только признал, но и положил начало их прогрессивному развитию. Основой для развития прав и свобод народов мира стал закрепленный в Уставе ООН наряду с другими основополагающими принципами между­народного права всеобщеобязательный, императивный и ба­зовый принцип равноправия и самоопределения народов. Его характерная черта заключается в том, что если все другие принципы говорят о правосубъектности государств, то он впервые исходит из правосубъектности народа.

При этом, однако, должны заметить, что мы не согласны с мнением о том, что на основе такого принципа в междуна­родном праве сложилась и расширяется самостоятельная отрасль - международное право народов. Самое большее, на что может рассчитывать система норм о защите прав на­родов, это быть институтом, или, в лучшем случае, подотрас­лью права прав человека, так как отраслями международного права сегодня могут признаваться только те относительно са­мостоятельные области права в международной нормативной системе, в которых как субъекты представлены суверенные го­сударства. Тем временем, путь становления и развития прав и свобод народов оказался нелегок, примеры правовой практи­ки свидетельствуют о реальном противоречивом отношении бюрократического аппарата государств к этим правам, за ка­кой бы демократической декорацией они не скрывались.

Это способствовало тому, что международное право не стало правом между народами. Со времен Ф. Ф. Мартенса, считавшего, что предметом этого права являются «отноше­ния между независимыми государствами», до наших дней практически только государства являются полноценными субъектами международного права. Без ущерба для вышеиз­ложенных наших выводов подчеркнем, чтобы случился про­рыв в признании народов в качестве субъектов международ­ного права, в распространении и признании их прав и свобод, необходимо, чтобы национальные интересы, отстаиваемые на международно-правовых переговорах, отражали не коллек­тивные интересы государственной бюрократии, а подлинные интересы народов. Между тем, такое обстоятельство не пре­пятствует нам проследить эволюцию прав и свобод народов.

После Второй мировой войны в течение ряда десятиле­тий права народов возникали и фигурировали в рамках си­стемы прав человека, собственно поэтому в одном из преды­дущих абзацев данной работы мы поставили их в один ряд. Такой расклад сохраняется во многом и по сегодняшний день. И действительно они взаимосвязаны: не может быть свободен индивид, народ которого бесправен, равно как трудно пред­ставить себе свободным народ, представители которого угне­таются врозь. Эта взаимосвязь нашла юридическое отражение в Международных пактах о правах человека 1966 г., которые открываются идентичными текстами статьи 1, целиком и пол­ностью посвященными праву народов на самоопределение. Вместе с тем объективные процессы международной жизни прошлого века, в результате которых возникли и обострились проблемы меньшинств, деколонизации, беженцев, трудя- щихся-мигрантов, коренных народов и т.д. вызвали к жизни «групповые» или же «коллективные» права, которых до это­го не было и в помине. Сами эти термины свидетельствуют о том, что подход к ним применяется индивидуально-правовой, т.е., как правило, речь идет о «лицах, принадлежащих» той или иной группе. Однако появление этих понятий в междуна­родном праве - свидетельство «тесноты» рамок индивидуаль­ных прав человека при решении проблем групп и тем более народов. Конкретным примером могут служить две конвен­ции Международной Организации Труда (МОТ): Конвенция № 107 1957 г. о защите и интеграции коренного и другого насе­ления, ведущего племенной или полуплеменной образ жизни в независимых странах, и заменившая ее в 1989 г. Конвенция № 169 относительно коренных и племенных народов в неза­висимых странах.

Процесс становления норм и принципов, регулирующих права и свободы народов по международному праву на экс­пертном уровне обсуждался в прошлом веке активно. Резуль­татом стало принятие и опубликование ряда документов на неправительственном уровне: Всеобщей декларации прав на­родов (Алжир, 1976 г.), Азиатско-Тихоокеанской декларации о человеческих правах индивидов и народов (Дели, 1988 г.) и т.д. Более того, в 1981 г. Организация Африканского Единства (ОАЕ) приняла Африканскую хартию о правах человека и правах народов - международную конвенцию (т.е. «твердый» источник права), которая вступила в силу в 1987 г.

Становление права народов позволяет классифицировать их по образцу индивидуальных прав личности на: а) свободы, т. е., от природы присущие, неотъемлемые права и поэтому находящиеся вне вмешательства государств и б) собствен­но права, т.е., то, о чем договариваются на международном уровне. К свободам каждого народа следует отнести, в первую очередь, право на существование, право на самоопределение, право на развитие, право на неотъемлемый суверенитет над естественными богатствами и природными ресурсами, право на равенство с другими народами. Они подтверждены в «твер­дых», т.е. обязывающих источниках международного права.

Как и во всем международном праве, в отношении прав и свобод народов остро стоит вопрос об их реализации. Одна из свобод - свобода самоопределения дает правовую основу для того, чтобы народ сам решал свои проблемы без внешнего дав­ления и вмешательства. Спектр форм и средств здесь весьма широк и разнообразен. Международное право предусматри­вает в качестве максимума - создание народом своего незави­симого государства или вхождение в другое государство, одна­ко, первоочередным в этом смысле делом, сообразующимся с требованиями современности, является обращение к между­народно-правовым принципам равноправия и самоопреде­ления народов и территориальной целостности государств во взаимосвязи. С.В. Черниченко в этой связи пишет, что «реа­лизация принципа самоопределения народов в современных условиях не должна нарушать территориальной целостности и политического единства государств»2. К слову сказать, мне­ние известного российского исследователя основывается на со­ответствующем подходе ООН и практике государств. Что же касается свободы самоопределения народа во внутриполити­ческом плане - международное право исходит из презумпции его свободы самому решать все вопросы, касающиеся управле­ния и самоуправления. Следует, однако, помнить, что свобода народа самому решать такие вопросы не может быть использована для целей сепаратизма. Сепаратизм не имеет ничего общего с самоопределением, а сами сепаратисты не являются субъектами права на самоопределение.

Представляют всеобщий интерес доктринальные пози­ции относительно неприменимости права на самоопределе­ние путем отделения к национальным меньшинствам, считаю­щим себя народами. В этой связи подметим, что в Уставе ООН и других документах не раскрывается понятие «народ». Такое обстоятельство, по мнению некоторых авторов, дает более или менее компактно проживающим национальным меньшин­ствам возможность неправомерно отождествлять себя с целью защиты своих прав с народами, обладающими правом на самоопределение.

Между тем, неминуемо возникает вопрос, существуют ли международные механизмы защиты прав народов? Если иметь в виду международное право в целом, то ответ, разуме­ется, положительный. Однако, речь - об имплементации норм международного права. С этой точки зрения положение мно­го хуже, чем даже в области индивидуальных прав человека. Так, если во многих международных соглашениях о защите прав человека созданы и функционируют контрольные меха­низмы, ставящие целью проверку соблюдения государствами- участниками их нормативных положений, отметим то, что для народов этого не сделано.

Справедливости и полноты ради отметим некоторые по­ложительные аспекты. Так, 13 сентября 2007 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию о правах коренных народов. Этот важный международный документ закрепил широкий круг прав и свобод коренных народов, необходимых для обеспечения максимально возможного их развития в со­временных условиях. В круг этих прав и свобод, в частности, входят: право, коллективно и индивидуально, на полное осу­ществление всех прав и основных свобод, признанных в Уста­ве ООН, во Всеобщей декларации прав человека и в нормах международного права, касающихся прав человека; право быть свободными от какой бы то ни было дискриминации при осуществлении своих прав, в особенности дискриминации на основе их коренного происхождения или самобытности; пра­во на самоопределение, автономию и самоуправление и т.д. Декларация имеет характер рекомендательного, «мягкого» ис­точника, однако, ее положения, отражающие сложившуюся в мире практику, должны, на наш взгляд, рассматриваться как нормы международного обычного права. Если точно придер­живаться буквы Декларации, в ее вступительной части указа­но, что Генеральная Ассамблея торжественно провозглашает Декларацию в качестве эталона, которому надлежит следовать в духе партнерства и взаимного уважения. Согласно докумен­ту, признанные в Декларации права представляют собой ми­нимальные стандарты для обеспечения выживания, уважения достоинства и благополучия коренных народов.

Более того, в рамках ООН все еще существует Совет по опеке - один из шести основных органов Организации, кото­рый был уполномочен рассматривать отчеты управляющих держав о том, как они управляют подопечными территори­ями и народами. В течение ряда лет Совет функционировал не без успеха, но в настоящее время он практически уже не действует, равно как не осталось сегодня подопечных террито­рий. Коэффициент полезного действия других органов ООН (Специальный комитет по колониальным странам и народам,

Комитет по ликвидации расовой дискриминации, Совет ООН по правам человека и др.) оставляет желать лучшего. Вне ра­мок ООН ныне существует лишь один региональный (конвен­ционный) договорный орган, который в отличие от подобных органов в системе ООН прямо уполномочен рассматривать вопросы нарушения и защиты прав народов. Это Африкан­ская комиссия по правам человека и прав народов. Правда, с момента создания в 1987 г. она не рассмотрела ни одного зна­чимого сколько-нибудь вопроса по правам человека. В виду недостаточной активности международных институциональ­ных механизмов по защите прав народов в современном мире, эти народы объединяются для совместного отстаивания своих прав и свобод. Такое объединение материализуется в различ­ных формах. Отметим некоторые из них.

С небезосновательной претензией на успех в мире нарас­тает движение за то, чтобы в ООН народы были представлены непосредственно. Институционально существуют различные к этому вопросу подходы. Так, Всемирное Федералистское движение (ВФД) ведет агитацию за создание в ООН наряду с Генеральной Ассамблеей, Парламентской Ассамблеи, созда­ваемой по образцу Парламентской Ассамблеи Совета Евро­пы. Другой план - институционально укрепить в рамках ООН существующую Конфедерацию Неправительственных Орга­низаций (КОНГО). Предлагают также создать в ООН Палату народов.

Создание неправительственных организаций самих на­родов является другой формой их международного объ­единения. Так, существует несколько десятков объединений, включающих различные коренные народы. Среди них две­надцать имеют консультативный статус при Экономическом и Социальном Совете ООН (Ассоциация мира коренных на­родов, Всемирный совет коренных народов, Совет нордиче­ских саамов и др.). В России в 1990 г. возникла Ассоциация народов Севера, а в 1992 г. была создана Международная лига малочисленных народов и этнических групп, объединяющая коренные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. Иной тип объединения народов - Организация непредставленных народов и наций, созданная в 1991 г. в Гааге. Она объединяет не только этнические группы и народы, но и меньшинства, а также государственные образования. Помимо этого, существу­ют также региональные объединения народов и всемирные объединения отдельных народов по национально-этническо­му признаку. Эти формы организации народов указывают на появление новых международных условий для закрепления и расширения их прав, новых возможностей для работы по их реализации.

Таким образом, проведенный нами анализ позволяет заключить, что в современном международном праве сло­жилась система договорных и других норм, регулирующая права и свободы народов. Эта система подвергается испыта­ниям, перед ней стоят большие трудности, сопряженные с проблемами неприятия прав и свобод народов со стороны государственной бюрократии. Тем не менее, эта система меня­ется, прогрессирует, с каждым годом в ней появляются новые элементы защиты народов от произвола властей государств, в которых они проживают, способные медленно, но верно от­крыть им в перспективе путь к своей государственности. Та­кие новые элементы защиты усиливают создаваемые вновь и вновь интеграционные объединения и ассоциации народов, и этнических групп для совместного отстаивания своих прав и свобод. Чтобы препятствием на пути народов к своей государ­ственности не стала территориальная целостность государств, в которых они проживают, очень важно решать вопросы само­определения цивилизованно, без конфликтов, на основе и во исполнение норм современного международного права.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика