Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международно-правовые аспекты реализации права ребенка «не разлучаться с родителями» при распаде семьи
Научные статьи
12.11.13 16:04
Оглавление
Международно-правовые аспекты реализации права ребенка «не разлучаться с родителями» при распаде семьи
Защита прав детей
Все страницы

вернуться

Международно-правовые аспекты реализации права ребенка «не разлучаться с родителями» при распаде семьи


В настоящее время вопросы, связанные с защитой прав детей, являются актуальными вопросами международно-пра­вового регулирования.

В международных актах, посвященных правам ребенка, в качестве главной задачи называется его развитие. В пункте 2 статьи 6 Конвенции о правах ребенка 1989 г. говорится, что го­сударства-участники обеспечивают в максимально возможной степени выживание и развитие ребенка, а статья 9 запрещает разлучать ребенка с родителями вопреки их желанию, за ис­ключением тех случаев, когда это продиктовано интересами ребенка.

На всемирной встрече на высшем уровне, состоявшейся в Нью-Йорке 30 сентября 1990 г., была принята Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей, где сказано о существовании для множества детей во всем мире опасностей, препятствующих их росту и развитию. Именно развитие несовершеннолетних составляет государ­ственный интерес. А.М. Нечаева отмечает, что, указывая в об­щих чертах направления этого развития, создавая предпосыл­ки для формирования потенциально прочной семьи, защиты прав, обеспечение интересов ребенка, государство тем самым защищает свой интерес.

В настоящее время в юридической литературе достаточ­но подробно рассматривается концепция наилучших инте­ресов ребенка. «Интерес ребенка - это пронизывающий все законодательство о детях принцип, определяющий стремле­ние к полноценному развитию личности, а также физической и психической дееспособности ребенка. Обеспечение наи­лучших интересов ребенка является одним из специальных принципов международно-правового регулирования защи­ты прав ребенка. Он выступает основным критерием защиты прав детей в системе международных договоров, а концепция обеспечения наилучших интересов ребенка закреплена в ряде международных договоров (Конвенции о правах ребенка 1989 г.; Конвенции о гражданско-правовых аспектах международ­ного похищения детей 1980 г.; Конвенции о защите детей и со­трудничестве в области международного усыновления 1993 г.; Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской от­ветственности и мер по защите детей 1996 г. и др.) и подраз­умевает: 1) разрешение трансграничных споров, связанных с воспитанием детей; 2) определение места жительства ребенка при раздельном проживании родителей; 3) обеспечение при­годности ребенка для усыновления; 4) оценку совместимости с подходящей семьей; 5) сохранение информации.

В последние годы вопросам обеспечения наилучших ин­тересов ребенка мировое сообщество уделяет все большее вни­мание. В частности, Генеральная Ассамблея ООН резолюцией 53/25 от 10 ноября 1998 года провозгласила период 2001-2010 годов Международным десятилетием культуры мира и нена­силия в интересах детей планеты. За эти же 10 лет в рамках различных международных организаций принят ряд между­народно-правовых документов, касающихся защиты прав ребенка, где основным критерием такой защиты выступает обеспечение наилучших интересов ребенка. Среди них Кон­венция о контактах, связанных с детьми 2003 г., Конвенция о взыскании за границей алиментов на детей и иных алиментов 2007 г., Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуаль­ной эксплуатации и сексуального насилия 2007 г., Европей­ская конвенция об усыновлении детей (пересмотренная) 2008 г. и другие.

Следует отметить, что положительные тенденции про­слеживаются и на уровне внутригосударственного регулирова­ния вопросов защиты прав ребенка. Так, 1 июня 2012 г. Указом Президента Российской Федерации утверждена Националь­ная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы, целью которой провозглашено формирование государствен­ной политики по улучшению положения детей, в которой констатируется право ребенка на особую заботу и помощь, определяются основные направления и задачи государствен­ной политики в интересах детей и ключевые механизмы ее реализации, базирующиеся на общепризнанных принципах и нормах международного права.

В период с 2011 г. по 2013 г. Российская Федерация при­соединилась к Гаагской конвенции «О гражданско-правовых аспектах международного похищения детей» от 25 октября 1980 г., Конвенции о юрисдикции, применимом праве, при­знании, исполнении и сотрудничестве в отношении родитель­ской ответственности и мер по защите детей от 19 октября 1996 г., подписала и ратифицировала Конвенцию Совета Ев­ропы «О защите детей от сексуальной эксплуатации и сек­суальных злоупотреблений» от 25 октября 2007 г., а также

Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, ка­сающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии.

Вместе с тем решение многих задач еще далеко от завер­шения.

Как свидетельствует статистика, количество дел по транс­национальным спорам, связанным с воспитанием детей, зна­чительно возросло. Весьма распространенными среди них являются споры об осуществлении контактов отдельно про­живающего родителя с ребенком - реализации так называе­мого права доступа7. Как таковое право доступа закреплено в ст. 66 СК РФ, как право родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ребенком и участие в его воспитании. Однако на практике это право нередко нарушается (и особен­но сложными представляются ситуации, когда родители про­живают в разных государствах). Таким образом нарушается право ребенка не разлучаться со своими родителями, закре­пленное в п. 1 ст. 9 Конвенции о правах ребенка 1989 г. (участ­ницей которой является Российская Федерация).

Конвенция устанавливает принципы, в соответствии с которыми разрешение вопросов, связанных с сохранением семейного окружения и обеспечением контактов ребенка с обоими родителями, должны регулироваться на националь­ном и межгосударственном уровне. Так, согласно п. 2 ст. 10 Конвенции ребенок, родители которого проживают в различ­ных государствах, имеет право поддерживать на регулярной основе, за исключением особых обстоятельств, личные отно­шения и прямые контакты с обоими родителями. А государ­ства-участники должны обеспечивать право ребенка, который разлучается с одним или обоими родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это про­тиворечит наилучшим интересам ребенка (п.3. ст. 9).

В соответствии с данными положениями Конвенции и в значительной мере основываясь на них, Семейный кодекс Рос­сийской Федерации предусматривает, что в случае раздельно­го проживания родителей ребенок имеет право на общение с каждым из них, в том числе в случае их (родителей) прожи­вания в разных государствах. Так, ч. 1 ст. 66 СК РФ устанавли­вает следующие права родителя, проживающего отдельно от ребенка: 1) участвовать в воспитании; 2) общаться с ребенком;

3)    принимать решения о получении ребенком образования. Родитель, с которым ребенок проживает, не должен создавать препятствий для общения с ним отдельно проживающему родителю. Гарантией этого положения семейного законода­тельства служит п. 2 ст. 5.35 КоАП РФ, в котором установлена административная ответственность за нарушение родителями прав и интересов несовершеннолетних, выразившееся, в част­ности, в лишении их возможности общаться с родителями или близкими родственниками.

Однако хорошо известно, что на практике ребенок часто бывает лишен возможности общаться с проживающим от­дельно родителем из-за того, что родители не могут между со­бой договориться и родитель, проживающий совместно с ре­бенком, препятствует контактам с родителям, проживающим отдельно.

Следует отметить, что в юридической литературе вопро­сы раздельного проживания ребенка с одним из родителей с точки зрения именно разлучения уже подвергались самостоя­тельному исследованию. Например, по мнению М.В. Громоз- диной, раздельное проживание родителей фактически озна­чает разлучение одного родителя с ребенком, несмотря на то, что родитель, проживающий отдельно от ребенка, не лиша­ется права и возможности осуществлять родительские права. Острота проблемы усиливается, если родитель отдельно про­живает в другом государстве, отличном от места жительства его ребенка, а родитель, проживающий совместно с ребенком, препятствует их общению.

Такая ситуация способствует росту правонарушений со стороны родителя, проживающего отдельно от ребенка. Так, за последнее время раздельное проживание родителей обрело новые черты, проявившиеся в распространении такого право­нарушения, как международное похищение несовершенно­летнего одним из родителей. Больше всего в подобных случа­ях страдают дети. Поэтому в целях защиты прав и обеспечения интересов ребенка государства-участники Конвенции о правах ребенка 1989 г. обязаны принимать меры, направленные на предотвращение (или, по крайней мере, сокращение) выше­упомянутых правонарушений со стороны обоих родителей (препятствие общению, похищение). Эти вопросы необходи­мо решать как путем заключения международных договоров, так и путем создания механизмов эффективной реализации этих договоров в государствах-участниках.

Присоединение к международным договорам, предусматривающим право ребенка на общение с от­дельно проживающим родителем

Как было отмечено выше, Россия присоединилась к двум Гаагским конвенциям «О гражданско-правовых аспектах меж­дународного похищения детей» (1980) и «О юрисдикции, при­менимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей» (1996).

Оба этих международных договора направлены на обе­спечение незамедлительного возвращения похищенного и перевезенного за рубеж ребенка родителю, с которым опре­делено место его проживания и устанавливающие единый по­рядок регулирования вопросов, связанных с осуществлением и защитой прав детей и родителей, судебными и администра­тивными органами.

К Конвенции о гражданско-правовых аспектах междуна­родного похищения детей Российская Федерация присоеди- нилась 1 октября 2011 г. По состоянию на май 2013 г. участ­никами Конвенции, связанными с Россией, были Эстония, Аргентина, Франция, Греция, Новая Зеландия, Китай, Изра­иль, Колумбия, Чехия, Хорватия, Украина, Финляндия, Сло­вения, Словакия, Испания, Румыния, Узбекистан, Литва, Сер­бия, Сейшельские острова, Ирландия.

Присоединение Российской Федерации к Конвенции имеет положительное значение в связи с тем, что со многими государствами, в которых удерживаются российские дети, у Российской Федерации отсутствуют двусторонние договоры о взаимной правовой помощи по гражданским и семейным де­лам, и перспектива их заключения маловероятна. При этом и действующие двусторонние договоры далеко не всегда позво­ляют решить эту проблему. В ряде таких договоров не пред­усмотрено специальное регулирование семейных отношений, напрямую связанных с защитой прав ребенка. В частности, среди государств СНГ отсутствуют двусторонние договоры о правовой помощи с Казахстаном, Узбекистаном, Украиной и другими странами евразийского пространства, которые либо уже являются участниками Конвенции и признали этот меж­дународный договор действующим в отношении России (Уз­бекистан), либо намерены это сделать.

Международный опыт применения Конвенции о граж­данско-правовых аспектах международного похищения детей (далее - Конвенция 1980 г.) продемонстрировал, что она может выступать эффективным инструментом, регламентирующим порядок действий компетентных органов государств-участни- ков в целях обеспечения защиты прав незаконно перемещен­ных или удерживаемых детей и позволяющим оперативно разрешить конфликтные ситуации, возникающие в этой сфе­ре. В настоящее время разработаны и применяются три части Практического руководства по применению Гаагской конвен­ции от 25 октября 1980 г. о гражданских аспектах международ­ного похищения детей: Часть I - деятельность центрального органа; Часть II - мероприятия по осуществлению; Часть III- превентивные меры

Целями Конвенции обозначены: 1) обеспечение незамед­лительного возвращения детей, незаконно перемещенных в любое из Договаривающихся государств либо удерживаемых в любом из Договаривающихся государств; 2) обеспечение того, чтобы права опеки и доступа, предусмотренные законо­дательством одного Договаривающегося государства, эффек­тивно соблюдались в других Договаривающихся государствах. Перемещение или удержание ребенка рассматриваются как незаконные, если: а) они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены какое-либо лицо, учрежде­ние или иная организация, совместно или индивидуально, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удер­жания; и b) во время перемещения или удержания эти права фактически осуществлялись, совместно или индивидуально, или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещение или удержание.

В ходе оценки преимуществ, предоставляемых Конвен­цией 1980 г., можно отметить ряд ее положительных сторон. В частности, Конвенция 1980 г. позволяет создать прочную, до­статочно определенную структуру отношений между раздель­но проживающими родителями и их детьми. Формируемая Конвенцией 1980 г. система указанных отношений представля­ется сбалансированной, а также нейтральной по отношению к судебным системам государств, которые присоединились к ней. Конвенция 1980 г. основывается на принципах уважения и поддержания фундаментальных прав человека. Быстрота предусмотренных Конвенцией 1980 г. процедур позволяет ми­нимизировать вред, наносимый разрывом отношений между родителями и детьми.

Наличие большого числа государств-участников (92 на 29.08.2013 г.) Конвенции 1980 г. позволяет в международном масштабе обеспечить эффективную защиту детей от негатив­ных последствий их незаконного перемещения, их незамедли­тельное возвращение в государство постоянного проживания, а также защиту прав отдельно проживающего родителя на воспитание и общение с ребенком. При этом с Россией, как было отмечено выше, пока связаны менее четверти из них.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика