Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международно-правовые аспекты реализации права ребенка «не разлучаться с родителями» при распаде семьи - Защита прав детей
Научные статьи
12.11.13 16:04
Оглавление
Международно-правовые аспекты реализации права ребенка «не разлучаться с родителями» при распаде семьи
Защита прав детей
Все страницы

Эффективность формируется на основе следующих фак­торов:

-     отсутствие необходимости проведения множества пере­говоров, устранение неопределенности в работе судей, юри­стов, иных специалистов, а также в положении родителей и детей, рожденных в смешанных браках;

-     наличие международной поддержки и оперативный обмен информацией на международном уровне (особенно важно, когда в разрешении спора задействованы органы и ор­ганизации нескольких государств);

-     возможность создания дополнительных двусторонних или региональных процедур между странами - участницами Конвенции 1980 г.

Любое лицо, учреждение или иная организация, заявля­ющие о том, что ребенок был незаконно перемещен или удер­живается в нарушение прав опеки, могут обратиться в Цен­тральный орган государства постоянного проживания ребенка или в Центральный орган любого другого договаривающегося государства за содействием в обеспечении возвращения ребен­ка. Соответствующий Центральный орган должен быть создан в каждом государстве - участнике Конвенции 1980 г. с целью координации сотрудничества между компетентными органа­ми государств для обеспечения скорейшего возвращения де­тей и для достижения других целей Конвенции 1980 г. (ст. 6, 7, 8).

В России таким органом в соответствии с Постановлени­ем Правительства Российской Федерации от 22 декабря 2011 г. № 1097 «О центральном органе, отправляющем обязанности, возложенные на него Конвенцией о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей» определено Ми­нистерство образования и науки Российской Федерации.

В целях реализации концепции обеспечения наилучших интересов ребенка и, в частности, реализации права ребенка на поддержание контактов с обоими родителями, Российская Федерация присоединилась и к другой Гаагской конвенции - «О юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственно­сти и мер по защите детей» 1996 г. Данная Конвенция охва­тывает широкий спектр существенных вопросов, связанных с разрешением трансграничных споров: разграничение между­народной подсудности, определение применимого права, признание и исполнение иностранных решений, порядок со­трудничества между компетентными органами Договарива­ющихся государств. Задачами конвенции выступает защита детей, вовлеченных в следующие спорные трансграничные ситуации, а именно:

1)    в международные семейные конфликты, касающиеся права опеки или права доступа и связанные с международным похищением или удержанием;

2)    в конфликты, связанные с альтернативной формой устройства ребенка, не подпадающей под определение усы­новления, осложненной иностранным элементом;

3)    в использование детского труда на международном уровне и другие формы детской эксплуатации, включая сек­суальную;

4)    в ситуации, в результате которых дети стали беженца­ми, либо по той или иной причине остались без сопровожде­ния законных представителей.

В каждой из упомянутых сфер отношений Гаагская Кон­венция 1996 г. предлагает Договаривающимся государствам общие правила: государство обычного места жительства того или иного ребенка[15] компетентно принимать меры по защите данного ребенка и будет применять свое собственное законо­дательство для осуществления своей компетенции. Вместе с тем, ст. ст. 8 и 9 Конвенции позволяют компетентному органу государства предложить или согласиться с переходом своей компетенции к органу другого Договаривающегося государ­ства в случае, если он (компетентный орган) полагает, что ор­ган другого Договаривающегося государства сможет лучшим образом защитить интересы ребенка. Так, государство обыч­ного места жительства может договориться с государством пребывания ребенка о передаче ему своей юрисдикции на время проведения процедуры медиации и разрешить госу­дарству пребывания ребенка привести в соответствие со сво­им законодательством соглашение о посредничестве, которое впоследствии будет признано во всех государствах - участни­ках Конвенции.

Необходимо еще раз отметить, что одним из основных правил Гаагской конвенции о защите детей 1996 г. является определение юрисдикции исходя из места жительства ребен­ка. Это, в принципе, соответствует принятому в российском законодательстве основному критерию определения между­народной подсудности исходя из места жительства лица (ст. 402 ГПК РФ). При этом рассмотрение дел, составляющих предмет Конвенции, не отнесено к исключительной подсудно­сти российских судов (ст. 403 ГПК РФ). Как отмечалось в Пояс­нительной записке к проекту Федерального закона «О присо­единении Российской Федерации к Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей», в настоящее время растет также количество транс­граничных дел, связанных с необходимостью защиты имуще­ственных прав несовершеннолетних детей - граждан Россий­ской Федерации (управление, сохранение или распоряжение имуществом ребенка). Различия в регулировании отношений родителей и детей в отдельных государствах (определение международной компетенции (юрисдикции) судов и органов опеки и попечительства, подлежащего применению права и прочее) вызывают затруднения на практике. Усугубляет поло­жение невозможность в ряде случаев исполнить за границей принятое в одной из стран судебное решение. В связи с этим присоединение России к Конвенции обеспечивает единое ре­гулирование и содержание коллизионных норм, что отвечает интересам граждан РФ, прежде всего, интересам несовершен­нолетних, и является, безусловно, очень своевременным.

Таким образом, присоединившись к двум Гаагским кон­венциям 1980 и 1996 гг. Российская Федерация способствует реализации права ребенка на сохранение семейного окруже­ния и поддержание контактов с обоими родителями («чтобы ребенок не разлучался со своими родителями» (п. 1 ст.9 Кон­венции о правах ребенка)) в случае распада семьи.

Анализ международно-правового регулирования защиты прав ребенка позволяет утверждать, что участие Российской Федерации в Гаагских конвенциях позволит упростить раз­решение трансграничных споров, связанных с воспитанием ребенка, и создаст дополнительные механизмы правовой за­щиты детей. Международная практика применения Гаагской конвенции 1980 года свидетельствует о том, что она (Конвен­ция) способствовала разрешению тысяч дел о похищении с учетом интересов ребенка и предупредила множество других похищений благодаря четкой формулировке ее основополага­ющей идеи (похищение вредит ребенку, поскольку он имеет (ГКМЧП) Уильяма Дункана на запрос Министерства образования и науки РФ от 11 мая 2011 г. № 51739(11)WD/NS/WZ) право на общение с обоими родителями) и простоте основно­го средства защиты (приказ о возвращении).

Это представляется положительной тенденцией в раз­витии института защиты прав ребенка, но ни в коей мере не исключает необходимости для Российской Федерации в даль­нейшем присоединяться к иным международным договорам, а также участвовать в разработке международных документов в рамках международных межправительственных организа­ций, содержание которых будет способствовать дальнейше­му развитию концепции обеспечения наилучших интересов ребенка, в целом, и реализации прав ребенка на сохранение семейного окружения., в частности. Так, в целях развития положений рассмотренных Гаагских конвенций было бы це­лесообразно рассмотреть присоединение к Европейской кон­венции о признании и исполнении решений относительно опеки над детьми и восстановления опеки над детьми 1980 г.; Европейской конвенции об осуществлении прав детей 1996 г.; Конвенции о контактах, связанных с детьми 2003 г.

Следует заметить, что Европейскую конвенцию об осу­ществлении прав детей (ETS № 160), подписанную в Страс­бурге 25 января 1996 г. Российская Федерация подписала, но до настоящего момента не ратифицировала. В Конвенции участвуют 17 государств (на 29.08.2013 г.). Данный междуна­родный договор предоставляет детям процессуальные права и обеспечивает реализацию прав и защиту интересов ребенка в судопроизводстве, в том числе по семейным делам, связанным с определением места жительства ребенка и порядка участия родителя в его воспитании.

Создание механизмов эффективной реализации международных договоров в государстве-участнике

Присоединившись к рассмотренным Гаагским конвенци­ям (1980 и 1996 гг.), Российская Федерация взяла на себя обя­зательства по созданию эффективных механизмов их реали­зации. С этой целью представляется необходимым внесение дополнений в семейное законодательство Российской Феде­рации (вопросы соотношения Гаагских конвенций с россий­ским законодательством были рассмотрены автором ранее[16]). В частности, введение обязательной письменной формы согла­шения между родителями по вопросам, касающимся несовер­шеннолетних детей (уточнение редакции ст. 24 СК РФ). При отсутствии такого соглашения между родителями (или если такое соглашение нарушает интересы детей) суд по требова­нию любого из родителей должен определить также порядок общения отдельно проживающего родителя с ребенком (до­полнение ст. 24 СК РФ).

Сегодня между родителями может быть также подписа­но соглашение, которым определяется порядок осуществле­ния родительских прав (права на общение с ребенком, на вос­питание ребенка, на защиту его прав и интересов) родителем, проживающим отдельно от ребенка (п. 2 ст. 66 СК). В договоре стороны решают вопросы, касающиеся форм, места встреч (это может быть нейтральная территория, место жительства отдельно проживающего родителя или бабушки с дедушкой), их частоты, времени встреч (будни, выходные, праздники, ка­никулы), продолжительности общения ребенка с родителем, проживающим отдельно от него, а также другие вопросы его участия в воспитании ребенка.

Но в настоящее время заключение соглашений между родителями является правом, а не обязанностью. В целях эф­фективной реализации Гаагских конвенций в России и в целях защиты прав ребенка необходимо предусмотреть в Семейном кодексе Российской Федерации и Гражданском процессуаль­ном кодексе Российской Федерации положения об обязатель­ном утверждении судом всех соглашений, заключаемых меж­ду родителями по поводу осуществления родительских прав: соглашений о месте жительства ребенка, о порядке общения с ним, об осуществлении законного представительства и др., по­скольку заключение соглашений, утвержденных судом, смо­жет позволить сократить случаи злоупотреблений правом со стороны родителей.

Однако, даже в этом случае, если право родителя, про­живающего отдельно, будет нарушено и он обратится в суд с требованием восстановить порядок общения с ребенком в соответствии с соглашением, и суд примет решение в пользу этого родителя, невелика вероятность, что судебное решение будет исполнено. Приходится констатировать, что механизм исполнения таких судебных решений в России малоэффекти­вен. Объективной причиной можно назвать то, что отношения родителя и ребенка длящиеся, поэтому контролировать про­цесс исполнения такого решения судебным приставам доста­точно проблематично.

Поэтому в целях совершенствования механизма реали­зации международных договоров Российской Федерации, действующих в сфере защиты прав ребенка, представляется целесообразным установить обязательный контроль со сто­роны Уполномоченного по правам ребенка в субъекте РФ на паритетных началах с подразделениями Федеральной службы судебных приставов (ФССП) над исполнением соглашений об определении места жительства ребенка, заключаемых при расторжении брака, осложненного иностранным элементом (как правило, между бывшими супругами, один из которых является гражданином иностранного государства или лицом без гражданства).

Кроме того, в целях реализации международных догово­ров, в частности Гаагских конвенций 1980 и 1996 гг., целесоо­бразно рассмотреть применение альтернативных методов уре­гулирования споров между родителями по вопросам общения с ребенком. Так, с целью совершенствования медиативных и других процедур, имеющих целью достижение согласованных решений международных трансграничных споров между роди­телями, затрагивающих интересы ребенка, разработано Прак­тическое руководство по применению Гаагской конвенции от 25 октября 1980 г. «О гражданско-правовых аспектах междуна­родного похищения детей», в котором приводятся следующие доводы в пользу медиативных процедур: 1) в случаях между­народного похищения детей использование медиации при урегулировании конфликтов между оставленным родителем и родителем, забравшим ребенка, может помочь доброволь­ному возврату ребенка и установлению взаимоприемлемого соглашения по другим спорным вопросам; 2) медиация также может быть полезна, когда, в случае международного похище­ния ребенка, оставленный родитель при условии, что его права будут надежно гарантированы, готов, в принципе, согласиться на возвращение ребенка; 3) медиация может быть использо­вана в ходе Гаагской процедуры возврата ребенка с тем, чтобы снизить накал конфликта, создать благоприятную атмосферу и упростить восстановление контакта между всеми участниками спора; 4) при достижении согласия между родителями медиа­ция может помочь обеспечить безопасное возвращение ребен­ка в кратчайшие сроки; 5) на ранних стадиях конфликта между супругами, затрагивающего интересы ребенка, медиация мо­жет предотвратить эскалацию конфликта и не допустить са­мого факта похищения. Когда отношения в семье нарушены, и один из супругов намеревается покинуть страну пребывания вместе с ребенком, медиатор может оказать помощь родителям в организации конструктивного обсуждения перспективы тако­го перемещения, его возможных альтернатив и содействовать принятию сторонами согласованного решения.

Как указывает Л. Паркинсон, семейная медиация - это процесс, в котором независимое третье лицо помогает участ­никам семейного конфликта (в частности, парам на грани расставания или развода) улучшить взаимодействие друг с другом и принять приемлемые для обеих сторон осознанные решения по некоторым или всем вопросам, связанным с рас­ставанием, разводом, детьми, а также по финансовым и иму­щественным вопросам. В спорах, возникающих между супру­гами, имеющими разное гражданство, может использоваться трансграничная медиация.

В России медиаторский опыт еще только формируется. В российской литературе отмечается, что особенностью спо­ров, возникающих между супругами, выступает повышенное проявление публичной воли в процессе рассмотрения дел, осложненных неправовым фактором, возникающих в связи с отношениями, которые не могут быть в полном объеме урегу­лированы нормами права. На данный момент медиаторская деятельность зарекомендовала себя с положительной сторо­ны только в хозяйственных спорах, тогда как так называемые «споры семейные» из-за наличия «неправового компонента» российские граждане стремятся в большей степени доверить суду, а не медиаторам, лишенным возможности принятия об­щеобязательных решений. В российской юридической лите­ратуре традиционным является утверждение о том, что судеб­ная защита семейных прав является наиболее эффективной, поскольку суд, рассматривая конкретное дело семейно-право­вого характера, прежде всего, руководствуется действующим законодательством, учитывает все обстоятельства данного дела и выносит решение в интересах несовершеннолетних детей, а также недееспособных и нетрудоспособных членов семьи. В гражданском процессе, затрагивающем права и интересы не­совершеннолетних и недееспособных членов семьи, участву­ют прокурор и органы опеки и попечительства, посредством чего гарантируется всесторонняя государственная защита их прав1. Однако в ситуациях, когда речь идет о возникновении трансграничного спора, возникают проблемы с обеспечением явки на судебное заседание, с определением подсудности, с определением применимого законодательства и с исполнени­ем судебного решения. В связи с этим в данном случае более уместны посреднические, медиативные и иные примиритель­ные процедуры, призванные выработать добровольное согла­шение между родителями ребенка.

Такими образом, в целях реализации Гаагских конвен­ций 1980 и 1996 гг. целесообразно развивать институт транс­граничной медиации, который будет наиболее эффективен в спорах, возникающих между родителями, имеющими разное гражданство.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика