Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Инициативы ЕС в отношении постсоветских государств Причерноморского региона (правовые аспекты)
Научные статьи
12.11.13 16:25

вернуться

Инициативы ЕС в отношении постсоветских государств Причерноморского региона (правовые аспекты)


Первым двусторонним соглашением, регулирующим отношения между Европейскими сообществами и СССР, был Договор о развитии торговли и сотрудничества 1989 г.1 После распада Советского Союза и ликвидации «социалистическо­го лагеря» политико-правовые инициативы ЕС в отношении бывших социалистических стран развивались в нескольких направлениях. С государствами Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) были заключены соглашения об ассоциации, в соответствии со ст. 217 Договора о функционировании ЕС (бывшая ст. 310 Договора об учреждении Европейского со­общества). Изначально данные соглашения рассматривались как альтернатива полноправному членству стран ЦВЕ в ЕС. Однако позднее на Копенгагенском саммите в 1993 г. было принято политическое решение о возможности членства стран ЦВЕ в ЕС, что и произошло во время расширения этого межгосударственного объединения в 2004 и 2007 гг.

Что касается так называемых «новых независимых госу­дарств» - бывших республик СССР, с ними были подписаны соглашения о партнёрстве и сотрудничестве (СПС): с Казах­станом, Киргизстаном, Молдовой, Россией и Украиной - в 1994 г.; с Азербайджаном, Арменией, Грузией и Узбекиста­ном - в 1996 р.; з Таджикистаном - в 2010 р. Содержание этих соглашений практически совпадает, поэтому СПС можно охарактеризовать как своеобразные типовые договоры. СПС не предусматривали возможности полного членства в ЕС, но служили подтверждением потенциального интереса ЕС к дальнейшему развитию взаимного сотрудничества с этими странами.

Среди названных государств отдельную группу форми­руют государства Причерноморского региона, в частности - Молдова, Грузия, и Украина.

Так, Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве между Украиной и Европейскими сообществами и их государствами- членами было подписано 14 июня 1994 г. и вступило в силу 1 марта 1998 г. Данное соглашение все ещё продолжает оста­ваться правовой основой для сотрудничества между Украиной и ЕС, хотя оно давно уже вышло за его рамки. Это связано с тем, что срок действия СПС с Украиной, как и большинства остальных СПС (10 лет) уже истёк и ежегодно пролонгируется.

Расширение и углубление интеграционных процессов на европейском континенте повлияло на дальнейшее развитие отношений между ЕС и странами Причерноморского регио­на. В частности, после расширения ЕС на восток в 2004-2007 гг. с 15 до 27 государств-членов (о котором упоминалось выше), у некоторых стран Причерноморского региона возникла об­щая граница с такими государствами-членами этого межгосу­дарственного объединения как Венгрия, Польша, Румыния и Словакия, в силу чего, к примеру, Украина и Молдова стали странами, которые соседствуют с ЕС.

Однако, их статус страны-соседа был определен в доку­ментах ЕС несколько раньше - в 2003 г. после принятия Ев­ропейской комиссией Коммуникации «Более широкая Евро­па - соседство: новые рамки отношений с нашими южными и восточными соседями» (так называемая «Европейская поли­тика соседства»). В 2004 г. Европейская комиссия дополнила и конкретизировала данный документ, приняв Коммуникацию «Стратегия Европейской политики соседства». В соответ­ствии с положениями этих документов, Европейская полити­ка соседства (ЕПС) является многосторонней инициативой ЕС относительно восточных (Украина, Беларусь, Молдова, Арме­ния, Грузия, Азербайджан) и средиземноморских (Израиль, Палестинская автономия, Иордания, Тунис, Марокко и др.) стран-соседей. ЕПС касается широкого спектра отношений (в том числе охватывает вопросы внешней политики и поли­тики безопасности, торговли, развития, окружающей среды, др.), но главным и основным направлением этой инициативы выступают экономические отношения.

В соответствии с исходной концепцией ЕПС, её основная цель заключается в создании предпосылок для интенсифика­ции отношений ЕС с соседними государствами для обеспе­чения пространства стабильности и безопасности вдоль всей границы этого межгосударственного объединения.

В то же время, анализ базовых принципов и методологии ЕПС даёт основания выделить ряд недостатков, свойственных ей. Во-первых, ЕПС не разрешает вопроса о дальнейшем рас­ширении и потенциальном членстве. Данное обстоятельство объясняет критическое отношение к ЕПС самих государств-со- седей (в частности, в Украине эта политика с самого начала не была воспринята позитивно). Во-вторых, основные инструмен­ты взаимодействия и конечные перспективы, которые предла­гаются в рамках ЕПС, являются схожими для всех государств- соседей - как европейских, так и неевропейских. В-третьих, ЕПС даёт противоречивые сигналы соседним странам, по­скольку, если эта политика не предусматривает перспектив членства, не ясно, почему в ней используются вступительная методология и соответствующий инструментарий.

Осознание несовершенства ЕПС стало стимулом для раз­работки новых инструментов для усиления региональных инициатив в рамках данной политики ЕС. Сохраняя общие принципы, направленные на создание «пространства ста­бильности» по периметру границы ЕС, ЕПС была разделена на отдельные составляющие, несколько отличающиеся друг от друга по содержанию и организационным механизмам - «Средиземноморский союз» и «Восточное партнёрство». Их появление отображает процесс дифференциации политики ЕС в отношении стран-соседей.

Среди названных инициатив непосредственное отноше­ние к странам Причерноморского региона имеет «Восточное партнёрство», сформулированное в Общем заявлении, про­возглашенном 7 мая 2009 г. на Пражском саммите ЕС и шести восточноевропейских стран-соседей (Украина, Беларусь, Мол­дова, Армения, Грузия, Азербайджан). Инициатива Восточно­го партнёрства призвана дополнять и развивать отношения, которые сложились между ЕС, его государствами-членами и названными восточноевропейскими странами в рамках ЕПС в силу их географической, исторической и цивилизационной принадлежности к европейскому пространству.

В то же время, в отличие от ЕПС, Восточное партнёрство прямо предусматривает возможность политической ассоциа­ции и экономической интеграции между ЕС и заинтересован­ными странами-партнёрами, включая заключение договоров о  зоне свободной торговли - так называемых соглашений об ассоциации.

Р.А. Петров считает, что такие соглашения между ЕС и восточноевропейскими государствами-участниками ЕПС, в случае их заключения могут стать прототипом новой группы внешних договоров этого межгосударственного объединения со странами-соседями - соглашений о соседстве. Такое ут­верждение автор обосновывает тем, что будущие соглашения между ЕС и третьими странами в рамках ЕПС будут отличать­ся особыми целями - возможностью тесной интеграции с ЕС, но без перспективы полного членства в нём, при условии зна­чительного совершенствования собственных политической, экономической и правовой систем. Такие будущие соглаше­ния о соседстве будут содействовать углублению двусторон­него сотрудничества в следующих сферах (как это указано в документах ЕПС): 1) политический диалог; 2) политика эко­номического и социального развития; 3) участие в некоторых программах ЕС (образование, научные исследования, иннова­ции); 4) отраслевое сотрудничество; 5) открытие националь­ных рынков в соответствии с принципами ВТО и сближение со стандартами ЕС; 6) сотрудничество в сферах правосудия и внутренних дел.

В то же время, будущие соглашения о соседстве будут иметь как общие, так и специальные цели. Общие цели бу­дут сосредоточены на тесном политическом, экономическом и культурном сотрудничестве и взаимодействии в области безопасности, с возможным доступом соседних стран на вну­тренний рынок ЕС. Индивидуальные цели будущих соглаше­ний о соседстве будут отображать различные стратегические приоритеты ЕС в отношении соседних стран. К примеру, можно предположить, что будущие соглашения о соседстве со средиземноморскими странами будут преследовать цели усиления регионального сотрудничества, установления общих энергетических сетей и инфраструктуры, а также предупреж­дения локальных конфликтов. С другой стороны, будущие со­глашения о соседстве с постсоветскими странами (в частности, с государствами Причерноморского региона), будут уделять больше внимания адаптации демократических ценностей ЕС, сотрудничеству в сферах правосудия и внутренних дел, борь­бе с коррупцией и вопросам региональной безопасности, по­скольку ЕС стремится содействовать постсоветским странам в организации эффективного функционирования демократиче­ских институтов и механизмов борьбы с нелегальной мигра­цией в Европу.

Следует отметить, что одним из первых государств из группы стран Причерноморского региона, с которым ЕС на­чал переговоры о подписании нового базового договора, при­званного заменить СПС, стала Украина. 9 сентября 2008 г. на Парижском саммите ЕС - Украина была достигнута до­говоренность по вопросу о названии нового продвинутого соглашения как Соглашения об ассоциации. Это стало зна­чительным шагом, поскольку изменение названия является признаком также изменения содержания, уровня и сути бу­дущего соглашения по сравнению с СПС.3 Предварительные договоренности свидетельствуют о том, что ключевым элемен­том Соглашения об ассоциации должно стать создание между Украиной и ЕС углубленной и всеобъемлющей зоны свобод­ной торговли (ЗСТ). Такая ЗСТ будет предусматривать либера­лизацию торговли не только товарами (включая продукцию сельскохозяйственного производства и другую чувствитель­ную продукцию), но и услугами, а также свободное движение капитала и частично рабочей силы. То есть речь идет о ЗСТ, которая будет иметь не преференционный, а интеграционный характер, в рамках которой Украина получит доступ на вну­тренний рынок ЕС.

Что касается согласования текста самого Соглашения об ассоциации, то в период с 2007 - по 2011 гг. в целом состоял­ся 21 раунд переговоров, которые проходили на пленарных заседаниях и в рамках четырех рабочих групп: 1) по вопросам политического диалога, внешней политики и политики безопасности; 2) по вопросам юстиции, свободы и безопасности;

3)   по вопросам экономического и отраслевого сотрудничества;

4)   по вопросам ЗСТ.1 В ходе переговорного процесса Стороны согласовали преимущественную часть текста будущего согла­шения. Однако, по ряду принципиальных вопросов Украина и ЕС так и не достигли консенсуса. Речь, в частности, идет о по­ложениях относительно европейских перспектив нашего госу­дарства. Планировалось, что принятие политических решений, необходимых для парафирования Соглашения об ассоциации, произойдет на саммите Украина - ЕС, проходившем в Киеве 19 декабря 2011 г. По результатам саммита действительно было заявлено о завершении переговоров по Соглашению об ассоци­ации, но парафирования Соглашения так и не состоялось.

Необходимо признать, что переговорный процесс вы­явил значительные разногласия в видении роли и места бу­дущего соглашения в системе политико-правовых отноше­ний Украины и ЕС. Для ЕС соглашения об ассоциации - это, прежде всего, эффективный инструмент распространения собственных правовых ценностей и стандартов на правовые системы третьих стран. С помощью таких договоров ЕС стре­мится обеспечить политическую стабильность в отношениях со странами-партнерами (прежде всего, соседними) и создать благоприятную внешнеэкономическую среду путем взаимно­го открытия рынков на основе соблюдения правовых стандар­тов этого межгосударственного объединения.

Для Украины же Соглашение об ассоциации в значитель­ной степени носит символический характер. С его подписани­ем наше государство связывает дальнейшую судьбу евроин- теграционного курса или его альтернатив. Вследствие этого, технические и правовые аспекты переговоров часто приоб­ретали идеологический и политический оттенок, что замед­ляло достижение договоренностей в других (неполитических) сферах взаимодействия. В частности, в экономической сфере принципиально важными для Украины являются положения соглашения относительно квот на сельскохозяйственную про­дукцию, энергетической политики и введения безвизового режима поездок украинских граждан на территорию ЕС. В целом, эти вопросы были разрешены в рамках переговоров о ЗСТ через взаимные компромиссы.

В политической плоскости наиболее острой проблемой, на которой акцентирует внимание наше государство, является определение в тексте будущего соглашения перспективы член­ства Украины в ЕС. То есть Украина рассматривает заключение Соглашения об ассоциации как первый шаг на пути приоб­ретения членства в этом межгосударственном объединении. В свою очередь позиция ЕС состоит в том, что вопрос членства носит комплексный характер и для своего разрешения требу­ет не столько политических заявлений, сколько многолетней подготовительной работы. Поэтому ЕС и его государства-чле­ны настаивают на соблюдении принципа последовательности и возможности перехода к новым этапам интеграции при ус­ловии реализации предыдущих заданий.

Еще одной формой политизации процесса переговоров (уже со стороны ЕС) является требование соблюдать демокра­тические принципы, прежде всего - обеспечение независимо­го правосудия и соблюдение основных прав и свобод человека (в свете судебных процессов над лидерами оппозиции). Во время проведения Киевского Саммита 19 декабря 2011 г. Пре­зидент Европейского совета Г. ван Ромпей и Председатель Ев­ропейской комиссии Ж.М. Баррозу акцентировали, что дан­ная проблема является камнем преткновения в подписании нового базового договора между Украиной и ЕС. По мнению европейских лидеров, в отличие от экономических аспектов соглашения, эти ценности не могут выступать предметом компромиссов, поэтому отклонение от них подставит под со­мнение подписание и ратификацию всего документа. И даже если подписание и вступление в силу Соглашения все-таки со­стоятся, оно может так и не стать полезным правовым инстру­ментом для дальнейшего развития отношений между нашим государством и ЕС.

В любом случае, следует учитывать, что Соглашение об ассоциации является системой взаимозависимых обяза­тельств, общее содержание которых сводиться к значитель­ному углублению сотрудничества между Украиной и ЕС как в экономической, так и в политической сферах. В этом контек­сте правовые и политические аспекты соглашения неотъем­лемы от экономических, а поэтому должны рассматриваться целостно как обязательные элементы эволюции взаимоотно­шений Сторон.

Какие же перспективы дальнейшего развития отноше­ний стран Причерноморского региона и ЕС в случае подпи­сания Соглашений об ассоциации? Учитывая существующий опыт евроинтеграционного строительства, можно предполо­жить несколько возможных вариантов.

Во-первых, возможно, что после заключения соглашений об ассоциации между ЕС и государствами Причерноморского региона, на которые распространяется инициатива Восточ­ного партнерства, эти государства могли бы создать между собою Восточноевропейскую зону свободной торговли как платформу для дальнейшей интеграции с ЕС. А.К. Вишня­ков считает, что в перспективе это могло бы привести к об­разованию «Соседского экономического сообщества», в состав которого войдут ЕС и названные государства-участники Вос­точного партнерства. Исследователь утверждает, что по своим функциональным признакам «Соседское экономическое сооб­щество» будет подобным первичному варианту Европейского экономического сообщества, созданного на основе Римского договора 1957 г. (то есть экономическая интеграция без по­литической составляющей). Такое «Соседское экономическое сообщество» будет формироваться по образцу Европейско­го экономического пространства (ЕС + Норвегия, Исландия, Лихтенштейн), созданного в рамках Европейской ассоциации свободной торговли. В то же время, если Европейское эконо­мическое пространство выступает договорным объединением, не имеющим статуса субъекта права, то процедурной формой образования инициативы Восточного партнерства является «учреждение» (англ. «establishing»), что свойственно между­народным и наднациональным объединениям, наделенным международной правосубъектностью. Однако, принимая во внимание стремление России создать свое евразийское эконо­мическое объединение, образование панъевропейской зоны свободной торговли, а тем более «Соседского экономического сообщества», которое охватило бы все страны континента под эгидой ЕС, представляется довольно сложной задачей.

Во-вторых, дальнейшее развитие отношений стран При­черноморского региона и ЕС может происходить по образцу так называемой «турецко-балканской» модели интеграции, которая характеризуется процедурой длительного институ­ционного присоединения. При таком варианте развития со­бытий, подав официальное заявление о вступлении, страны Причерноморского региона (Украина, Молдова, Грузия) могут оказаться в долгой очереди «аутсайдеров расширения». Объ­ективные трудности институционной интеграции этих госу­дарств в структуры ЕС и масштабы необходимых внутренних реформ могут сделать их последними странами, которые при­соединятся к ЕС.

Наконец, в-третьих, если одно из государств-участни- ков Восточного партнерства будет демонстрировать более интенсивные показатели роста экономики и демократиза­ции политической жизни, чем другие страны этой группы, нельзя исключить варианта достижения таким государством двусторонней ассоциации с ЕС по образцу отношений ЕС- Швейцария.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика