Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Особенности правового регулирования депозитарной системы в ЕС - ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО
Научные статьи
13.11.13 13:45
Оглавление
Особенности правового регулирования депозитарной системы в ЕС
ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО
Все страницы

Международный центральный депозитарий ценных бу­маг (МЦДЦП), который был первоначально создан, чтобы осуществлять расчеты по торговле еврооблигациями, в на­стоящее время является активным также и в обслуживании международной торговли ценными бумагами, происходя­щими из различных внутренних рынков, как правило, через посредство валютных зон. В настоящее время существует два МЦДЦБ, расположенных в странах ЕС: Clearstream Banking в Люксембурге и Euroclear Bank в Бельгии. Преимущества использования МЦДЦБ заключаются в простоте процесса из-за высокого уровня интеграции (Euroclear, Clearstream и SIS-Sega имеют прямой и косвенный доступ к центральным депозитариям в более чем 120 странах мира). МЦДЦБ выгоды в плане экономии за счет масштабов сокращения постоянных затрат на обработку ценных бумаг в больших количествах. В настоящее время линия между услугами МЦДЦБ и междуна­родных банков-хранителей размыта. Euroclear и Clearstream создали мост, который обеспечивает оборот международных и внутренних ценных бумаг. Хотя большинство связей между депозитариями способно разрешить только передачу свобод­ных платежных поручений. Кроме того, расчеты между этими двумя МЦДЦБ следуют стандартам «поставка против оплаты» (DvP) и окончательности расчета. МЦДЦБ развивают прямые и косвенные связи с национальными 11/11 ЦБ и таким образом пытаются захватить как можно большую долю на рынке транс­граничных расчетов по ценным бумагам. Поскольку МЦДЦБ также имеют и статус ЦДЦБ, и статус банка, они предлагают своим клиентам дополнительно банковские услуги. Однако глобальные хранители (наибольшими являются BNP Paribas, Citibank и HSBC) все еще играют важную роль в обслужива­нии трансграничного оборота ценных бумаг.

Трансграничный оборот капитала без участия глобаль­ных хранителей или МЦДЦБ достаточно сложен и может быть представлен следующей последовательностью действий.

1)    Инвестор, желающий инвестировать в иностранные ак­ции, связывается со своим местным брокером и делает заказ на покупку.

2)    Местный брокер направляет заказ инвестора к корре­спондирующему иностранному брокеру 1.

3)    Иностранный корреспондирующий брокер 1 находит другого брокера 2 в своей стране, который имеет соответству­ющий заказ.

4)    Все агенты пересылают, как правило, через автоматизи­рованную систему подтверждение намерения перевести капи­тал и исполнить заказ инвестора.

5)    Местный брокер дает заказ зарубежному хранителю ценных бумаг 1 для получения капитала от иностранного бро­кера 1 и доставку его зарубежному хранителю ценных бумаг 2; передача маржи (в том числе суммы конверсии иностран­ной валюты) от местного брокера в зарубежный центральный депозитарий осуществляется через клиринговое учреждение второй страны. Инвестор поручает местному хранителю цен­ных бумаг получить ценные бумаги и переводит необходимые средства для оплаты своему местному хранителю.

6)    Местный хранитель поручает иностранному храните­лю 2 получить ценные бумаги от иностранного хранителя 1. Передача средств инвестора для оплаты производится из мест­ного хранителя иностранному клиринговому учреждению.

7)    Зарубежный брокер 1 получает ценные бумаги от ино­странного брокера 2, затем иностранный брокер 1 доставляет их иностранному хранителю 2, который доставляет его ино­странному хранителю 1 - все в пределах расчетной системы центрального депозитария второй страны. Клиринговое уч­реждение второй страны местного брокера перечисляет сред­ства за оплату иностранному центральному депозитарию, в это же время клиринговое учреждение хранителя 2 передает средства инвестора зарубежному клиринговому учреждению местного брокера.

8)    Завершение оплаты по сделке проводится через цен­тральный банк второй страны.

9)    Подтверждение завершения исполнения сделки от­правляется всем участниками заключения и исполнения сдел­ки, сделка проводится (кредит / дебет) между иностранным хранителем 1 и местным хранителем страны инвестора, а так­же между местным хранителем и самим инвестором1.

Однако на данный момент оптимальная концепция мо­дели депозитарной и платежной инфраструктуры в ЕС отсут­ствует. Некоторые участники рынка выступают за сохранение статус-кво, то есть местного, неконсолидированного характера инфраструктуры, поскольку расходы и преимущества инте­грации будут неравномерно распределены между участника­ми рынка. Другие же участники рынка являются сторонника­ми реформ и интенсификации интеграционных процессов. Например, многие банки-хранители поддерживают создание общеевропейской инфраструктуры, которая, однако, будет осуществлять только главные пост-торговые функции, то есть клиринг и расчеты, в результате чего функции депозитария (которые составляют основную часть банковской деятельно­сти) останутся у местных депозитариев или банков. Некоторые поддерживают согласование процедур и процессов, но они предпочли бы избежать уменьшения количества депозитари­ев в ЕС. В результате, отдельные участники рынка принима­ют инициативу, которая чаще всего заключаются в слиянии с другими учреждениями, занимающимися пост-торговыми и/ или операционно-интеграционными услугами. Это повышает уровень интеграции в рамках ЕС, правда только на отдельных рынках, в зависимости от текущих потребностей бизнеса.

Директива 98/26/EC о завершенности расчетов в платеж­ных системах и о расчетах в ценных бумагах и Директива 2002/47/EC о финансовых механизмах обеспечения являются двумя главными инструментами в области клиринга, расче­тов и финансового обеспечения. Директива 98/26/EC обеспе­чивает защиту платежной системы и системы расчетов по ценным бумагам в случае невыполнения обязательств участ­ником этих систем и, следовательно, стремится свести к ми­нимуму системный риск, в то время как Директива 2002/47/ EC регулирует и облегчает трансграничное использование за­лога. Комиссия предлагает усилить Директивой 98/26/EC за­щиту осуществления операций в ночное время и взаимосвязь систем, при этом создание согласованных правовых рамок для использования кредитных требований в качестве залога в трансграничных сделках должно способствовать повышению ликвидности рынка. В соответствии с Директивой 2004/39/ЕС о рынках финансовых инструментов (MiFID) и «Кодексом по­ведения для клиринга и расчетов» ожидается, что системы станут все более связанными между собой.

С целью усилить европейские пост-торговые рынки, уменьшить различия между пост-торговыми системами госу­дарств-членов планируется принятие постановления о рын­ках финансовых инструментов, внебиржевых деривативах, центральных контр-партнерах и торговых репозиториях, по­становления о центральных депозитариях ценных бумаг и ди­рективы о ценных бумагах. С целью сделать возможным уре­гулирование финансовых институтов без тяжелых системных сбоев, не подвергая налогоплательщиков потерям, защищая жизненно важные экономические функции с помощью меха­низмов, которые дают возможность для акционеров покрыть убытки от необеспеченных и незастрахованных кредиторов в порядке, позволяющем соблюдать иерархию претензий в слу­чаях ликвидации, Комиссия планирует создать разрешитель­ный режим для инфраструктур.

Можно проследить следующие основные тенденции пра­вового регулирования рынка ценных бумаг в ЕС.

1)    ЕС все больше и больше имплементирует международ­ные обязательства, например, повестка дня Группы 20 в Питт­сбурге включала вопрос о деривативах (EMIR), в Каннах - о целостности рынка и товаров (MIFID 2, MAD).

Яновская И.

2)    Ныне законодательный процесс все больше и больше фокусируется на пост-торговой деятельности, ранее же регу­лирование пост-торговой деятельности главным образом под­падало под действие «мягкого права» (рекомендации SPSS- IOSCO, Кодекс поведения и т.д.).

3)    Максимум гармонизации посредством регламентов, а не директив даже в сферах, которые традиционно относятся к компетенции стран-членов (например, регулирование злоу­потреблений на рынке).

4)    Усиление реализации полномочий Европейскими над­зорными властями (European Supervisory Authorities) в отно­шении реализации мероприятий второго уровня процесса Ламфалусси, а также наделение ESMA прямыми полномо­чиями, например, в регулировании «коротких» продаж.

Пост-торговые структуры до недавнего финансового кри­зиса лишь в небольшой степени подвергались регулированию и контролю, но и это показало, что рынок ценных бумаг сам по себе не в состоянии устоять против потрясений, и более того - пост-торговая инфраструктура концентрирует в себе си­стемные риски, следовательно, пришло понимание того, что ключевые функции пост-торговых структур на рынке необхо­димо ограничивать. В перспективном регламенте о централь­ных депозитариях должны быть определены функции депози­тария - регистрационная и платежная. Предполагается, что Центральный депозитарий будет ответственен за обеспечение целостности выпуска ценных бумаг. Будущий регламент оче­видно будет предусматривать ограничения для центральных депозитариев в предоставлении банковских услуг (наподобие порядку, существующему в США).

Следует обратить внимание на то, что в описанных выше правоотношениях отсутствует необходимая определенность. Так, несмотря на то, что депозитарии испытывают некоторую конкуренцию со стороны глобальных хранителей (кастодиа­нов), МЦДЦБ все же пользуются доминирующей позицией на рынках отдельных услуг, что было установлено в деле Суда ЕС T-301/04 Clearstream Banking AG и Clearstream International SA v. Commisssion об отказе от поставки пост-торговых услуг в финансовом секторе.

Комиссия ЕС в своем решении определила, что Clearstream Banking AG (CBF), немецкий Центральной Депо­зитарий ценных бумаг, и Clearstream SA, который является его 100% акционером, нарушили статью 82 ДЕС, отказываясь по­ставлять обычные услуги клиринга и расчетов одному из сво­их клиентов - Euroclear Bank SA (EB), в т. ч. путем применения дискриминационных цен к этому клиенту. Заявителями апел­ляции оспаривалось определение рынка сбыта и следователь­но, доминирующее положение CBF. Заявители утверждали также, что их действия не были злоупотреблением в отноше­нии отказа предоставить услуги, так как трудности в резуль­тате задержки связи EB к расчетной системы обработки CBF возникли именно со стороны EB. Кроме того, заявители апел­ляции, клиенты МЦДЦБ, получают различные пакеты услуг, включающие различные затраты.

В этом контексте решение Суда ЕС, подтверждающее пра­вомерность решения Комиссии, особенно важно, поскольку конкуренция в пост-торговой сфере по-прежнему ограничена, и национальные монополии, зачастую исторически занима­ющие доминирующее положение на рынке, подкрепляются различными мерами государств. Комиссия утверждает, что нужно различать рынок первичных и вторичных клиринговых и расчетных услуг. Суд первой инстанции (CFI, в настоящее время - Общий суд) подтвердил это определение, отвергая аргумент заявителя о том, что лица, запрашивающие пост- торговые клиринговые и расчетные услуги, являются продав­цами и покупателями сделки в ценных бумагах, а следователь­но, должен быть один общий рынок клиринговых и расчетных услуг. CFI пришел к выводу, что монополия хранителя CBF в отношении ценных бумаг, выпущенных по праву Германии, приводит к тому, что CBF пользуется монополией на рынке первичных услуг клиринга и расчетов. Такое разграничение рынка на рынок первичных и вторичных услуг клиринга и расчетов создавало основу для разрешения споров в ходе по­добных последующих судебных процессов. Это было первое крупное дело, связанное с технически сложным и развиваю­щимся сектором пост-торговых трансграничных услуг в сфере обращения ценных бумаг. Тем не менее, трансграничные ме­ханизмы в ЕС по клирингу и расчетам по-прежнему остают­ся сложными, и фрагментированными, несущими в себе риск дополнительных затрат и, в конечном счете, неэффективности для инвесторов, институций и эмитентов.

На данный период связи украинских депозитариев с ино­странными строятся в основном на корреспондентских отно­шениях. Учитывая то, что Украина имеет стратегическую цель членства в ЕС, прилагает усилия в построении эффективной пенсионной системы второго и третьего уровней. Это возмож­но, по-видимому, к 2020 году - к этому моменту должно прой­ти достаточно времени, чтобы реальный сектор экономики возрос в такой степени, когда средний класс мог бы отклады­вать определенный процент из заработка для инвестирования в свое же собственное будущее.

Так или иначе, на пути в ЕС, Украина демонстрирует го­товность ограничить свой суверенитет, рассчитывая при этом получить взамен определенные экономические выгоды и, как результат, увеличить отчисление средств на реализацию соци­альных проектов. Представляется взаимовыгодным создание в Украине конкурентоспособного международного централь­ного депозитария, способного стать центом взаиморасчетов в Центральной и Восточной Европе и, разумеется, интересным для участников соответствующих операций со всего междуна­родного сообщества, что значительно улучшило бы инвести­ционный климат в Украине и повысило доверие инвесторов, как внутринациональных так и иностранных. Основной труд­ностью может стать разработка соответствующих технических решений и необходимость сбалансирования законодатель­ством обязательств, принятых на себя в процессе сотрудниче­ства с ЕС (допустить иностранные компании на внутренний рынок финансовых услуг), и национальных интересов (повы­шение конкурентоспособности украинских фирм, занимаю­щихся предоставлением пост-торговых услуг).

Консолидация депозитарного учета и клиринга опреде­лена одним из приоритетних направлений в украинской Про­грамме экономических реформ и в рамках программы МВФ в Украине, поддерживаемой финансированием по соглашению «стэнд-бай». При этом планируется объединение Всеукраин- ского депозитария ценных бумаг и Национального депози­тария Украины. Несмотря на все сложности и противоречия, необходимо, чтобы власть и депозитарии сконцентрировались на том, чтобы создать достойную конкуренцию европейским международным центральным депозитариям, для чего целесо­образным было бы направить часть ресурсов на разработку и внедрение новейших технических решений для осуществления депозитарных функций в международной торговле ценными бумагами. Также необходимо одновременно проводить соот­ветствующую налоговую правовую политику, поскольку дого­воры об устранении двойного налогообложения покрывают да­леко не все случаи в сфере международной торговли ценными бумагами. Если МЦДЦП будет иметь правовой статус налого­вого агента, и даже если налог должен быть уплаченным в гос­бюджет другой страны, интерес международного сообщества (как и Украины) будет заключаться в повышении прозрачности системы взаиморасчетов, ибо ничто иное, кроме налогов, не отражает истинного состояния дел в конкретной сфере бизне­са, не улучшает контроля за отмыванием средств, полученных преступным путем, а национальный интерес Украины состоит в привлечении инвестиций в развитие экономики и гарантиро­вании этого процесса надежными правовыми инструментами.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика