Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Международно-правовое сотрудничество как инструмент предотвращения глобального изменения климата - выбросы парниковых газов
Научные статьи
13.11.13 14:13
Оглавление
Международно-правовое сотрудничество как инструмент предотвращения глобального изменения климата
изменение климата
выбросы парниковых газов
Все страницы

Что касается первого направления, то торговля нацио­нальными квотами на выбросы между странами-участницами Киотского протокола, представляет собой международную торговлю. Это означает, что правовое регулирование отноше­ний в области торговли квотами на выброс должно осущест­вляться нормами международного торгового права, основу которого, составляет право ВТО. Отношения, регулируемые Киотским протоколом, являются частью международной торговой системы. Если мы воспользуемся классификацией компонентов международной торговой системы, которую приводит Шумилов В. М., то сможем это с очевидностью продемонстрировать. В объектно-пространственную сферу международной торговой системы (далее - МТС) входят от­ношения по трансграничному перемещению прав. Киотский протокол регулирует торговлю правами на выброс парнико­вых газов. В составе институционально-субъектного компонен­та МТС в качестве действующих лиц, в том числе, выступают государства и юридические лица. Участниками отношений, регулируемых Киотским протоколом, являются государства- участники Протокола и предприятия (юридические лица), выбрасывающие загрязняющие вещества в атмосферу. Под регулятивным компонентом МТС понимаются, в том числе, международно-правовые нормы и внутреннее право госу­дарств. РКИК и Киотский Протокол являются международ­ными договорами, а для их реализации требуется принятие соответствующих норм в национальном законодательстве го- сударств-участников этих актов. Функциональный компонент МТС составляют методы регулирования международных тор­говых отношений, как многосторонние, так и двусторонние и национальные. В нашем случае РКИК и Киотский Протокол

-      это методы многостороннего регулирования. И последним компонентом МТС является идеологический компонент. Это внешнеполитические и внешнеэкономические доктрины и концепции, международное правосознание. С реализацией Киотского протокола возможно связано даже слишком много политики. Так, например, по мнению президента компании экспертного консультирования «НИАКОН», Михаила Хазина, Киотский протокол «не имеет отношения ни к выбросам, ни к парниковым газам, ни к чему-либо еще. Это механизм, с по­мощью которого объединенная Европа сигнализирует миру «свой-чужой». Надо четко понимать, что Киотский протокол - один из тех механизмов, которыми Европа объясняет всем, и нам в том числе, что такое «хорошо» и что такое «плохо» ...»

В соответствии со статьей 3 РКИК «меры, принятые в целях борьбы с изменением климата, включая односторонние меры, не должны служить средством произвольной или необосно­ванной дискриминации или скрытого ограничения междуна­родной торговли». Таким образом, РКИК преследует природо­охранную цель, которая обусловлена соблюдением принципа экономической недискриминации и недопущением скрытых ограничений международной торговли. Показательно, что в РКИК участвуют все государства-члены ВТО. В соответствии со Статьей 2 Киотского протокола, государства, включенные в приложение I, стремятся осуществлять политику и меры «таким образом, чтобы свести к минимуму неблагоприятные последствия, в том числе неблагоприятные последствия из­менения климата, воздействие на международную торговлю и социальные, экологические и экономические последствия» для других государств.Государства-участники Киотского про­токола, включенные в Приложение 1, принимают целый ряд мер, которые являются мерами, ограничивающими торговлю. К таким мерам, в частности, относятся: повышение эффектив­ности использования энергии в соответствующих секторах национальной экономики; охрана и повышение качества по­глотителей и накопителей парниковых газов; содействие ра­циональным методам ведения лесного хозяйства и ряд других. То есть Киотский протокол, так же как и РКИК предусматрива­ет комплексное применение природоохранных норм и норм, направленных на сокращение неблагоприятного воздействия на международную торговлю. Кроме того, Киотский прото­кол предусматривает право государств на введение количе­ственных ограничений выбросов парниковых газов, а именно

-    квот на их выброс. Причем указанные квоты сами являются товаром. Так, в соответствии со Статьей 6 Киотского протоко­ла, государства, включенные в приложение I, могут передавать другим государствам или приобретать у них единицы сокра­щения выбросов. Поэтому второе направление реализации Киотского Протокола - это организация рынка, в рамках ко­торого правами на выбросы торгуют отдельные юридические лица. Таким образом, Киотский протокол распространяет свое действие не только на государства, но и на юридические лица. В связи с чем очевидна необходимость конкретизации механизмов реализации положений Киотского протокола. Сегодня универсальных международно-правовых норм, пред­усматривающих механизм реализации положений Киотского протокола, не существует. В связи с этим каждое государство реализует указанные положения по-разному, и зачастую недо­статочно эффективно. Более того, отсутствие универсальных международно-правовых норм в рассматриваемой области может привести к тому, что меры, ограничивающие торгов­лю и принимаемые государствами в одностороннем порядке в целях реализации обязательств, предусмотренных Киотским протоколом, могут вступить в противоречие с нормами пра­ва ВТО. К таким мерам, в частности, можно отнести взимание углеродного налога, введение технических стандартов, субси­дии производителям товаров.

Направлениями реализации Киотского протокола, связанными с регулированием международных инвестицион­ных отношений являются проекты совместного осуществле­ния (ПСО) и механизм чистого развития (МЧР). Так, в соот­ветствии с указанной выше статьей 6 Киотского протокола, любая Сторона, включенная в приложение I, «может пере­давать любой другой такой Стороне или приобретать у нее единицы сокращения выбросов, полученные в результате про­ектов, направленных на сокращение антропогенных выбросов из источников или на увеличение абсорбции поглотителями парниковых газов в любом секторе экономики». То есть госу­дарство, имеющее обязательства по первому периоду Киот­ского протокола может осуществить инвестиционный проект на территории другого такого государства и в результате полу­чить единицы сокращения выбросов за счет реализации своих собственных обязательств. В соответствии со статьей 12 Киот­ского Протокола «цель механизма чистого развития состоит в том, чтобы помогать Сторонам, не включенным в приложе­ние I, в обеспечении устойчивого развития и в содействии до­стижению конечной цели Конвенции и помогать Сторонам, включенным в приложение I, в обеспечении соблюдения их определенных количественных обязательств по ограничению и сокращению выбросов... В рамках механизма чистого раз­вития: стороны, не включенные в приложение I, пользуются выгодами от осуществления деятельности по проектам, при­водящей к сертифицированным сокращениям выбросов; и Стороны, включенные в приложение I, могут использовать сертифицированные сокращения выбросов в результате та­кой деятельности по проектам с целью содействия соблюде­нию части их определенных количественных обязательств по сокращению и ограничению выбросов». 1 Это означает, что Государство, имеющее обязательства (включенное в приложе­ние I) по Киотскому протоколу может осуществить инвести­ционный проект на территории развивающегося государства (не включенного в приложение I) и использовать полученные сертифицированные сокращения выбросов для выполнения своих обязательств по Киотскому Протоколу.

Таким образом, государства-участники Киотского прото­кола, имеют возможность реализации инвестиционных про­ектов, в обмен на которые, компания-инвестор получает право на осуществление выбросов. Следовательно, Киотский прото­кол предусматривает международно-правовой механизм ре­ализации инвестиционных проектов с природоохранной це­лью - предотвращения загрязнения атмосферы парниковыми газами и предотвращения глобального изменения климата. Кроме того, государства-участники Киотского Протокола по­лучают возможность притока инвестиций и новых технологий для реализации целей Киотского протокола. Вместе с тем, ре­ализация ПСО и МЧР на национальном уровне столкнулась с трудностями, о которых речь пойдет далее.

В 2011 году на конференции ООН по изменению клима­та в Дурбане была достигнута договорённость о продлении действия Киотского протокола до принятия нового клима­тического соглашения. В декабре 2012 года в Дохе (Катар) на Конференции сторон РКИК был принят пакет документов, получивший название «Дохийский климатический портал» (Doha Climate Gateway). Итоги Дохийской конференции так­же выявили серьезные проблемы имплементации положений РКИК и Киотского протокола относительно всех трех меха­низмов гибкости. В основе Дохийского климатического пор­тала лежит Поправка к Киотскому протоколу во исполнение пункта 9 его статьи 3 (Дохийская поправка). В соответствии с п. 9 статьи 3 «обязательства для последующих периодов для Сторон, включенных в приложение I, устанавливаются в по­правках к Приложению B к настоящему Протоколу, которые принимаются в соответствии с положениями пункта 7 ста­тьи 21. Конференция Сторон, действующая в качестве сове­щания Сторон настоящего Протокола, начнет рассмотрение таких обязательств не менее чем за семь лет до конца перво­го периода действия обязательств, упомянутого в пункте 1 выше». Положения Дохийской поправки устанавливают обя­зательства Сторон в отношении периода действия Киотского протокола. Второй период составляет 8 лет. Для вступления в силу Дохийской поправки необходимо, чтобы % Сторон ее ратифицировали.

Проблемы, касающиеся имплементации механизма тор­говли квотами связаны, прежде всего, с H.G. Статьи 3, пункт 7-тер Дохийской поправки. В соответствии с указанным пун­ктом: «любая положительная разница между установленным количеством на второй период действия обязательств для Сто­роны, включенной в приложение I, и средними ежегодными выбросами за первые три года предшествующего периода действия обязательств, умноженная на восемь, переводится на счет аннулирования этой Стороны». Это означает, что го­сударства, взявшие на себя обязательства во втором периоде Киотского протокола вправе получить единицы установлен­ного количества (ЕУК) в размере своих средних выбросов за 2008-2010 гг. и не более. Это положение существенно затруд­няет участие ряда государств во втором периоде обязательств Киотского протокола вплоть до отказа. В частности к таким государствам относятся Казахстан и Беларусь.

Что касается механизмов гибкости ПСО и МЧР, то их реа­лизация требует существенного усовершенствования на наци­ональном уровне. Механизм был признан бюрократическим, методически не отработанным и длительным с точки зрения сроков реализации. По мнению экспертов из всех трех «меха­низмов гибкости» Киотского протокола перспективы разви­тия имеет только МЧР.

Еще одной проблемой Дохийского климатического пор­тала стал вопрос о финансировании. В соответствии со ста­тьей 21 РКИК  Глобальный экологический фонд Программы развития Организации Объединенных Наций, Программы Организации Объединенных Наций по окружающей среде и Международного банка реконструкции и развития являет­ся международным органом, на основе которого возлагается управление финансовым механизмом РКИК. Идея ряда раз­вивающихся стран о создании нового фонда не нашла под­держки. В результате развитые страны так и не взяли на себя конкретных обязательств в отношении финансовой помощи развивающимся странам.

Кроме того. на Дохийской конференции не затрагивались вопросы о поглощении углекислого газа бореальными леса­ми. Эти вопросы, в частности, особо актуальны для России. Без ратификации которой Киотский протокол не вступил бы в силу. Природно-ресурсные секторы российской экономики продолжают оставаться наиболее привлекательными для ино­странных инвесторов. А с другой стороны, сами экосистемы, расположенные на территории России представляют огром­ную ценность, как для России, так и для мирового сообщества в целом. Так, например, в европейских странах почти не оста­лось нетронутых экосистем. Вместе с тем, на территории Рос­сии (17 млн. кв. км) имеется 9 млн. кв. км нетронутых, а значит работающих экологических систем. Это тундра, лесотундра, тайга, сфанговые (торфяные) болота. Россия стоит на первом месте в мире по поглощению (благодаря своим обширным лесам и болотам) углекислоты - около 40 процентов. Второе место занимает Бразилия - 20 процентов. Именно бореальные леса запасают самое большое количество углерода, при­чем как в абсолютных значениях, так и в пересчете на едини­цу площади. это важный вклад в биосферную регуляцию. Однако необходимо отметить, что 31 декабря 2012 года ис­тек первый период действия Киотского протокола. Что каса­ется второго периода, то ряд государств, например Россия и

Япония, отказались брать на себя количественные обязатель­ства по сокращению выбросов на второй период (с 2013 по 2020 годы). Однако, на наш взгляд, это не умаляет значимости Киотского протокола, поскольку это первый международный договор, который предусматривает конкретный механизм, стимулирующий государства предпринимать действия по предотвращению ущерба окружающей среде, основанный на экономическом интересе государств в сфере международных торговых и инвестиционных отношений.

Заключение

К сожалению, как правило, дискуссия о последствиях и рисках изменения климата, преимущественно носит есте­ственнонаучный и политический характер. Это обстоятельство не дает учитывать «человеческий фактор» в данной дискуссии; рост населения планеты отрицательно влияет на последствия изменения климата; миллионы людей, потерявших жилье и работу, миллионы людей, умирающих от пагубных послед­ствий изменения климата и т.п. Кроме того, тревогу вызывают сообщения о том, что «за последние два десятилетия коли­чество зарегистрированных природных катастроф удвоилось с 200 до более, чем 400 в год. Девять из десяти природных катастроф, происходящих сегодня, связаны с изменениями климата». Очевидна острая необходимость международно­правового сотрудничества, поскольку мировому сообществу необходимо предотвратить риски глобального изменения климата. Широта и глубина отрицательных последствий рас­сматриваемой проблемы требует большего, чем естественно­научная и политическая риторика. Первые попытки, пред­принятые в рамках РКИК и Киотского протокола достойны одобрения. Однако, учитывая ранее упомянутые проблемы применения как РКИК, так и Киотского протокола сегодня назрела необходимость в более интенсивном международно­правовом сотрудничестве в целях продолжить смелые шаги, сделанные РКИК и Киотским протоколом. До тех пор пока правовая база для борьбы с глобальным изменением климата не будет создана, целесообразно соблюдать положения РКИК, предусматривающие международное сотрудничество в целях предотвращения  и адаптации к отрицательным последстви­ям глобального изменения климата.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика