Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Легитимность односторонних санкций в современном международном праве
Научные статьи
06.12.13 12:47
Оглавление
Легитимность односторонних санкций в современном международном праве
Совет Безопасности ООН
Все страницы

вернуться

Легитимность односторонних санкций в современном международном праве


Современное развитие международных отношений ста­вит перед мировым сообществом важнейшую задачу установ­ления господства (верховенства) права в международных де­лах. В итоговых документах Всемирного саммита 2005 г. главы государств и правительств подтвердили свою приверженность целям и принципам Устава ООН, международного права и международного порядка, основанного на верховенстве зако­на, что является необходимой предпосылкой для мирного со­существования и сотрудничества между государствами.

Соблюдение законности имеет фундаментальное значе­ние для обеспечения устойчивого международного правопо­рядка, который в значительной мере зависит от общего по­нимания того, когда применение мер принуждения является легитимным.

В этой связи принципиальным является вопрос о так называемых «санкциях», применяемых отдельными государ­ствами в одностороннем порядке при отсутствии соответ­ствующего решения Совета Безопасности ООН, в дополнение к санкциям Совета Безопасности ООН или во исполнение санкций Совета Безопасности ООН, но с превышением их по объему санкционных режимов. Как отмечает министр ино­странных дел С. Лавров, «сегодня данная проблематика при­обретает особую актуальность. Как известно, США, Европей­ский союз, ряд других государств ввели такие санкции против Беларуси, Сирии, Ирана. И этим не ограничиваются примеры односторонних действий, вызывающих вопросы у мирового сообщества, особенно когда подобным действиям придается экстерриториальный характер».

Ярким примером здесь может служить принятый Кон­грессом США и подписанный Президентом США Акт о де­мократии и правах человека 2011 г. в отношении Беларуси. Акт США о демократии и правах человека 2011 г. усиливает ряд мер и расширяет действие Акта о демократии в Беларуси 2004 г. и Акта о демократии в Беларуси 2006 г.

Согласно вышеупомянутому закону США выдвигают ряд «обвинительных заключений» (SEC. 2. FINDINGS). В их числе:

«(1) Правительство Беларуси уличено в безнаказанных на­рушениях прав человека и основных свобод;

(3)     Правительство Беларуси подвергло тысячи продемо- кратических политических активистов преследованиям, изби­ениям и тюрьмам, в частности, в результате их попытки мирно осуществлять свое право на свободу собраний и ассоциаций;

(4)     Правительство Беларуси пытается сохранить моно­полию на информационном пространстве страны, подвергая независимые средства массовой информации, включая неза­висимых журналистов, систематическим репрессиям и лик­видациям, подавляя права на свободу слова и выражения не­согласных с диктатурой Александра Лукашенко, и принимая законы, ограничивающие СМИ, включая Интернет, не в соот­ветствии с международными соглашениями по правам чело­века;

(8) диктатор Беларуси Александр Лукашенко утвердился у власти, устраивая незаконный и неконституционный рефе­рендум, который позволил ему навязать новую Конституцию, отменить результаты выборов избранного парламента, Вер­ховного совета 13 созыва».

«Осуждая проведение 19 декабря 2010 г. президентских выборов и преследование оппозиционных кандидатов, поли­тических лидеров и активистов, представителей гражданского общества и журналистов» (SEC. 3. STATEMENT OF POLICY, p. (1)), «продолжая поддерживать стремление белорусского на­рода к демократии, правам человека и верховенству закона» (SEC. 3. STATEMENT OF POLICY, p.(3)); «рост демократических движений и институтов в Беларуси, расширение прав и воз­можностей граждан Беларуси покончить с тиранией в своей стране» (SEC. 3. STATEMENT OF POLICY, p. (5)), США выдви­гают требования: «немедленного освобождения без предвари­тельных условий всех политических заключенных в Беларуси» (SEC. 3. STATEMENT OF POLICY, p. (2)); «новых президентских и парламентских выборов, проведенных по свободным и спра­ведливым стандартам ОБСЕ» (SEC. 3. STATEMENT OF POLICY, p.(6)).

Новые санкции коснулись четырех белорусских предпри­ятий. Таковыми оказались производитель удобрений «Грод­но Азот», изготовитель автомобильных шин ОАО «Белши- на», нефтепереработчик «Нафтан» и производитель волокон ОАО «Гродно химволокно». Эти компании контролируются государственным концерном «Белнефтехим», в отношении которого санкции уже действуют. В результате этого решения предприятиям и гражданам США запрещено вступать в эко­номические или финансовые отношения с этими организаци­ями, а все их имущество и счета, возможно находящиеся на территории США, будут заморожены.

Закон расширяет список официальных лиц Беларуси, в отношении которых действуют запрет на выдачу американ­ских виз и финансовые санкции. Кроме того, в пакет новых мер против Беларуси вошел призыв к Международной феде­рации хоккея отказаться от проведения чемпионата мира по хоккею в Минске в 2014 г.

Европейский Союз ввел односторонние санкции, пред­усматривающие запрет на въезд в страны ЕС и заморажи­вание зарубежных банковских счетов ряда представителей белорусского руководства. также к санкциям против Бела­руси, которые ввел ЕС, присоединились некоторые страны, не являющиеся членами ЕС. Об этом говорится в заявлении Верховного представителя ЕС по иностранным делам1. При­меру Брюсселя последовали девять государств, в том числе не­сколько стран, которые являются кандидатами на вступление в Европейский Союз: хорватия, Македония, Черногория и Ис­ландия (из стран-кандидатов к санкциям не присоединилась лишь турция). В список также вошли Албания, конфедерация Босния и Герцеговина, Сербия, Норвегия и Лихтенштейн. В ЕС заявили, что «приветствуют» решение этих стран присо­единиться к санкциям.

Санкции ЕС действуют также в отношении Сирии, вклю­чая эмбарго на поставки оружия, запрет на въезд на террито­рию ЕС некоторых членов сирийского кабинета, в том числе президента Сирии Башара Асада, и замораживание их акти­вов.

Правовое осмысление подобных текстов, а именно с точ­ки зрения юридической техники, позволяет с уверенностью констатировать, что они являются актами не правового, а по­литического характера, изобилуя оценочными определени­ями, некорректными заявлениями о событиях, не имеющих достоверных и фактических данных. Однако, как точно отме­чается в Заключении Международно-правового совета при МИД России «Односторонние санкции и международное право» относительно вышеупомянутого Акта о демократии и правах человека 2011 г. в отношении Беларуси, «ссылок на нарушение Белоруссией конкретных международно-правовых обязательств здесь нет. Эти санкции не позиционируются Со­единенными Штатами в качестве формы привлечения Белару­си к международно-правовой ответственности».

Односторонние санкции приняты США и в отношении Ирана. Принятый 2 августа 2012 г. Конгрессом США закон предусматривает санкции против всех, кто сотрудничает с предприятиями топливного, нефтехимического или газового сектора Ирана, либо оказывает услуги в приобретении това­ров, технологий или элементов инфраструктуры нефтяной и газовой промышленности страны.

Не вдаваясь в политические намерения США и стран Ев­ропейского Союза, остановимся на вопросе о том, в чем же со­стоит юридическая некорректность и ущербность положений данных актов с международно-правовой точки зрения. При­нуждение в международном праве имеет свои особенности, предопределяемые, прежде всего, характером межгосудар­ственных отношений и методами их правового регулирования. В отсутствие централизованного аппарата принуждение осуществляется децентрализованно (индивидуально) - го­сударствами, с использованием механизма контрмер, и цен­трализованно (коллективно) - при помощи институциональ­ного механизма международных организаций посредством международно-правовых санкций. Существенная роль в за­креплении данной терминологической трактовки междуна­родно-правовых санкций и контрмер принадлежит Комис­сии международного права ООН и международной судебной практике, которые, избегая употребления термина «санкции» применительно к односторонним мерам государств, исполь­зовали термин «контрмеры».

И.И. Лукашук (член Комиссии международного права ООН в течение 1994-2001 гг.) отмечал, что «ныне, как конста­тировала КМП ООН, термин "санкция" используется для обо­значения принудительных мер, принимаемых международ­ными организациями, на основании главы VII Устава ООН». Для обозначения мер, применяемых потерпевшим государ­ством к государству, ответственному за международно-проти­воправное деяние, в целях побудить его выполнить возлагае­мые на него правоотношением ответственности обязательства, КМП ООН предложила использовать понятие "контрмеры"». таким образом, контрмеры - это принудительные меры, при­нимаемые индивидуально потерпевшим государством к государству-делинквенту в ответ на нарушение международного обязательства. Основанием применения контрмер является отказ правонарушителя прекратить неправомерные действия и выполнить законные требования потерпевшего государ­ства. такие действия наступают, когда государство-правона­рушитель не принесло извинений, не наказало виновных, не приняло мер к предотвращению повторения нарушения, не восстановило положение, которое существовало до соверше­ния противоправного деяния. Подобной точки зрения при­держивается и немецкий профессор В. Витцум: «Контрмеры характеризуют ситуацию, когда субъект международного права реагирует на предшествующее нарушение его прав и самостоятельно принимает меры в целях их защиты и реали­зации. Указанное понятие является более узким, чем понятие санкции.. .». Контрмеры, и в этом их принципиальное отли­чие от международно-правовых санкций, представляют собой элемент децентрализованного механизма принуждения го­сударства-правонарушителя, и рассматриваются как инстру­мент имплементации ответственности, не носящий каратель­ного характера.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика