Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Ответственность частных военных и охранных компаний за нарушение норм международного гуманитарного права на основании законодательства США - международное гуманитарное право
Научные статьи
06.12.13 14:44
Оглавление
Ответственность частных военных и охранных компаний за нарушение норм международного гуманитарного права на основании законодательства США
международное гуманитарное право
право вооруженных конфликтов
Все страницы

АБУ США представило перечень примеров сугубо госу­дарственных функций: командование воинскими континген­тами, особенно командование военнослужащими, ведущими боевые действия, осуществляющими боевое обеспечение или тыловое обеспечение войск, боевые действия, проведение операций по обеспечению безопасности в порядке непосред­ственной поддержки боевых действий в рамках укрупненного общевойскового контингента, проведение операций по обе­спечению безопасности в условиях, где, по мнению ответ­ственного федерального должностного лица, возможно пере­растание операции по обеспечению безопасности в боевые действия и меры по обеспечению безопасности, влекущие за собой увеличение численности или усиление иных подразде­лений (состоящих из сотрудников подрядных частных охран­ных компаний, гражданских лиц или военнослужащих), всту­пивших в боевые действия.

Было также дано определение функций, тесно связанных с выполнением сугубо государственных функций, но ими не являющихся: «не связанные с охраной правопорядка меро­приятия по обеспечению безопасности, не предусматриваю­щие непосредственного проведения уголовных расследова­ний, например, осуществления задержаний или перевозки заключенных, а также невоенных компонентов обеспечения национальной безопасности».

Разъяснение того, что относится к «исключительным госу­дарственным функциям» можно встретить в документах ООН. Так, в Докладе Рабочей группы по использованию наемников как средства нарушения прав человека и противодействия праву народов на самоопределение «исключительно государ­ственные функции» определяются как функции, которые ос­новываются на принципе монопольного права государства на законное применение силы и которые государство не может передавать на аутсорсинг или делегировать частным военным и охранным компаниям ни при каких обстоятельствах. К таким функциям, в соответствии с вышеупомянутым Докладом, отно­сятся: «непосредственное участие в военных действиях, ведение войны и/или боевых операций, захват пленных, законотворче­ство, шпионаж, разведка, передача знаний военного, охранного и полицейского применения, применение оружия массового уничтожения или проведение иной деятельности, связанной с ним, осуществление полицейских полномочий, прежде все­го полномочий на арест или задержание, включая допрос за­держанных, и другие функции, которые государство-участник считает исключительно государственными». С нашей точки зрения, данный перечень достаточно полно раскрывает поня­тие «исключительно государственных функций» и должен при­ниматься государствами-экспортерами услуг частных военных и охранных компаний в договорных отношениях с государства- ми-импортерами военных и охранных услуг.

Участие частных военных и охранных компаний в совре­менных вооруженных конфликтах является реальностью и не всегда участники данных правоотношений придерживаются рекомендаций ООН относительно набора функций, передаю­щихся на аутсорсинг частным военным и охранным компани­ям. Вопрос правомочий частных военных и охранных компа­ний, действующих за пределами национальной юрисдикции, тесно связан с проблемой ответственности компаний как тако­вых, так и их персонала за нарушение норм международного гуманитарного на основании национального законодательства и международного гуманитарного права. Наибольший инте­рес в связи с этим представляет законодательство США как наиболее детально разработанное, в том числе и в части, ка­сающейся ответственности частных военных и охранных ком­паний, и достаточно широко применяющееся судами в США.

Согласно параграфу 7 главы 1 части 1 раздела 18 Офи­циального Свода федеральных законов США (Далее - Свод законов США) федеральные суды США обладают «специаль­ной заморской территориальной юрисдикцией» в отношении деяний, совершаемых на военных базах США. Под «специаль­ную юрисдикцию»6 попадают территории, в состав которых входят: территориальное море, корабли и морские суда США в открытом море, помещения дипломатических представи­тельств и военных учреждений США за рубежом.

В 2000 г. был принят закон США «Об экстерриториально­сти военной юрисдикции» (Military Extraterritorial Jurisdiction Act). Закон расширил юрисдикцию судебных органов США в отношении лиц, работающих на вооруженные силы США, либо лиц, их сопровождающих, находящихся под «специаль­ной заморской территориальной юрисдикцией США» и со­вершивших неправомерные действия за пределами США, от­ветственность за которые предусматривает лишение свободы на срок более одного года.

термин «лица, работающие на вооруженные силы США» позволил расширить юрисдикцию в отношении всех граждан­ских подрядчиков и субподрядчиков Министерства обороны США. Существенным недостатком данного закона является то, что он может применяться только к частным подрядчикам Министерства обороны США.

В 2004 г. в этот закон были внесены изменения, которые расширили круг лиц, подпадающих под специальную юрис­дикцию США. данные изменения коснулись гражданских лиц, частных подрядчиков и субподрядчиков любого уровня; гражданских лиц, работающих на подрядчиков и субподряд­чиков любого уровня, если такие работы выполнялись для Министерства обороны США; любого другого федерального агентства либо временного органа власти в той степени, в ко­торой это отвечает миссии Министерства обороны США за пределами территории США.

Закон США «Об экстерриториальности военной юрис­дикции» не распространяется на гражданских лиц, «работа­ющих на вооруженные силы США либо лиц, их сопровожда­ющих» и являющихся гражданами государства пребывания, поскольку они должны находиться под его юрисдикцией.

«Патриотический акт» (англ. USA Patriot Act) - федераль­ный закон, принятый в США в октябре 2001 г., который дает правительству и полиции широкие полномочия по надзору за гражданами, в том числе и за рубежом, расширяя судебную юрисдикцию США. Американские суды получили право рас­сматривать дела по правонарушениям, совершенным на тер­риториях военных баз гражданами США, а также по право­нарушениям, совершенным в отношении граждан США. При этом подпункт «Ь» пункта 22 параграфа 1101 титула 8 Свода федеральных законов США дал очень широкое понятие граж­данина США в контексте Патриотического акта, отнеся к нему любое «лицо, формально не являющееся гражданином США, но обязанное быть верным США» в силу контрактных обяза­тельств или обязательств на иных основаниях.

«Патриотический акт» расширил территориальные пре­делы «специальной юрисдикции», распространив ее на тер­ритории иностранных государств, используемые правитель­ством США для выполнения его государственных функций.

Ответственность за нарушения норм международного гуманитарного права регламентируется Законом США «О во­енных преступлениях» 1996 г. Закон является результатом имплементации международных обязательств США по Же­невским конвенциям о защите жертв войны 1949 г., поскольку государства - участники Женевских конвенций 1949 г. и До­полнительных протоколов к ним 1977 г. взяли на себя обяза­тельство ввести в действие законодательство, необходимое для обеспечения эффективных уголовных наказаний для лиц, совершивших или приказавших совершить серьезные нару­шения этих договоров. В Законе дается определение понятия «военное преступление», в основе которого лежит перечень «серьезных нарушений Женевских конвенций» и подход, при­мененный в Дополнительном протоколе I 1977 г., в котором серьезные нарушения международного гуманитарного права определяются как «военные преступления» (ст. 85), к которым относятся:





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика