Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правовое регулирование реэвакуации беженцев (1918–1925 гг.)
Научные статьи
11.12.13 19:08

вернуться

Правовое регулирование реэвакуации беженцев (1918–1925 гг.)

После окончания войны в 1918 г. многие сотни и тысячи беженцев желали вернуться обратно на родину. На 1 ноября

1920   года по данным агентства Рейтер численность русских беженцев в различных странах Европы составляла 1964000. На территории России на 1 января 1918 г. находились 3 254,3 тыс. беженцев. Согласно договору с Латвией беженцами при­знаются лица, ранее проживающие на территории одной из сторон договора и ныне находящиеся на территории другой, покинувшие во время войны 1914-1917 гг. занятые или угро­жаемые неприятелем районы либо выселенные распоряже­нием российских военных или гражданских властей из района военных действий. По соглашению с Польшей беженцами признаются лица, до первого августа 1914 года проживавшие на территории одной из сторон договора и находящиеся на территории другой стороны, покинувшие место жительства во время мировой войны 1914-1918 годы, или в период рос­сийско-украинско-польской войны, либо гражданской войны начиная с 1918 года по 12 октября 1920 г.

На железнодорожных станциях находились беженцы и мешали нормальному функционированию работы станций, а также создавали угрозу эпидемических заболеваний на фоне голода. Требовалось прекратить этот беспорядочный поток и ввести планомерную перевозку беженцев на родину. На­правлять беженцев в Петроград и голодающую Северную об­ласть запрещалось, так как там «беженцы хлеба не получат и обречены на голодную смерть». Отправляли в губернии, обе­спеченные хлебом. Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) г. Москвы получал сведения, что некоторые исполко­мы принуждали беженцев возвращаться на родину, но воз­можности железных дорог по перевозке беженцев были огра­ничены. Поэтому всем исполкомам было дано распоряжение: «настоящим предлагаем не только не принуждать беженцев к возвращению на родину, но наоборот всячески стараться за­держивать на местах. Передайте уездам». Вопрос о реэваку­ ации беженцев потребовал от Советского правительства создания уездных и губернских организаций для учета «всей беженской массы, проживающей в области без различия национальностей». Для согласования, объединения и направления деятельности всех учреждений и организаций, ведавших делами о военнопленных, граждан­ских пленных, заложниках и беженцах, для руководства все­ми делами, возникающими в отношении лиц перечисленных категорий, 23 апреля 1918 г. была образована Центральная коллегия по делам пленных и беженцев (Центропленбеж). Следует отметить, что с 21 июня 1918 г. ведению и попечению Центропленбежа подлежали «беженцы - лишь с момента их реэвакуации»9. То есть с того момента, когда беженцы с вре­менного места их жительства, по разрешению коллегии или ее местных органов, тронулись в путь для водворения в место постоянной оседлости. Важно отметить, что оказание всех ви­дов помощи беженцам в течение этого пути, а также устрой­ство питательных и врачебно-санитарных пунктов, выдача бед­нейшим беженцам необходимой для них одежды, входило в обязанности Центропленбежа и ее местных органов. В случае продолжительной остановки беженцев на пограничных пун­ктах, где соответствующих ведомственных органов не имелось, на коллегию возлагалась вся совокупность материальной и трудовой помощи беженцам, «включительно до устройства больниц, бараков, приютов, школ»10. 24 мая 1919 г. коллегия перешла в ведение и подчинение НКВД11. Центропленбеж со­хранил за собой право: 1) самостоятельного получения наря­дов на продовольствие и распределение таковых; 2) участия в качестве самостоятельной единицы в плановых разверстках тканей, кожи и прочих видов вещевого довольствия и распре­деления таковых; 3) получения внеплановых нарядов на ва­гоны и отправки грузов и людей по воинским перевозочным предложениям.

На территории РСФСР был установлен порядок выдачи гражданам удостоверений о принадлежности их к категории беженцев. Местные учреждения Центропленбежа выдавали удостоверения лишь тем беженцам, которые предоставляли документы о том, что они вынуждены были переменить свое местожительство по военным обстоятельствам. доказатель­ствами, остаточными для признания лица беженцем, почи­таются документы: метрические выписки, паспорта, удосто­верения о службе с места выхода беженца, удостоверения, выданные национальными комитетами беженцев о принад­лежности к категории беженцев. В исключительных случаях при отсутствии документов, принадлежность к категории бе­женцев устанавливалась показаниями достоверных свидете­лей, совместно переселившимися с данным лицом.

С сентября 1919 г. все безработные беженцы должны были зарегистрироваться в местных подотделах учета и рас­пределения рабочей силы отделов труда на общих со всеми безработными основаниях в течение семидневного срока, с момента опубликования декрета СНК. действие данного де­крета не распространялось на беженцев, которые находились в стадии реэвакуации. Что касается беженцев, поступивших на работу, то они могли быть реэвакуированы только по согла­шению Центропленбежа с Народным комиссариатом труда.

Следует отметить, что было немало случаев, когда бежен­цев отказывалось принимать их государство. Из телеграммы: «В хоперском Округе донской Области до 8000 беженцев, ко­торых немец на родину не принимает. Беженский Подотдел просит Омский Областной Исполком уведомить есть - ли в Омской Области свободные земли для переселения беженцев, могут ли они рассчитывать на помощь Правительства для пер­воначального обзаведения хозяйством. Есть у беженцев лишь энергия к труду, чтобы быть теми состоятельными, зажиточ­ными, какими были до изгнания». Из переговоров советского правительства с польским правительством, следовало следу­ющее, что именно польское правительство, которое должно было защищать интересы польских беженцев в России, наобо­рот, все время создавало препятствия в возвращении бежен­цев домой. «И теперь, когда сотни тысяч поляков скопились у демаркационной линии, тщетно ожидая желанного момента, когда им будет дана возможность возвратиться домой, опять- таки польское правительство отказывается организовать по соглашению с нами дальнейшее путешествие этих беженцев. Некоторые из этих беженцев сами переходят демаркацион­ную линию и продолжают свое путешествие по территории, находящейся во власти Польского Правительства, но агенты и солдаты предаются по отношению к ним наихудшим эксцес­сам, фактам грабежа, насилия и даже убийств и по большей части заставляют их идти обратно и возвращаться под юрис­дикцию советских властей».

Советское правительство заключило ряд договоров и со­глашений о реэвакуации беженцев с другими государствами. По договору с Латвией от 12 июня 1920 г., Россия должна была доставлять на Русско-Латвийскую границу не менее двух ты­сяч беженцев еженедельно. договор о реэвакуации беженцев, заключенный между Россией и Литвой от 30 июня 1920 г. со­держал положения, которые регулировали порядок и усло­вия реэвакуации беженцев. Провоз беженцев и их имущества в пределах своей территории каждая из договаривающихся сторон принимала на свой счет (ст. 3). По соглашению Рос­сии с Эстонией государству, принимающему военнопленных, заложников, беженцев и других лиц, предоставлялось право «отказать в праве въезда на свою территорию отдельным личностям». Соглашение о репатриации с Польшей от 24 февраля 1921 г. предписывало освобождать беженцев от служ­бы за неделю до отправки с выплатой заработной платы (ст. 4).

Инструкция о порядке регистрации и составлении эше­лонных списков беженцев Польши и Белоруссии от 18 апреля 1921   г. содержит положения о том, как происходила реэваку­ация беженцев на родину. Реэвакуация беженцев начиналась после регистрации. Беженцы заполняли регистрационные би­леты. Необходимо было указать: 1) фамилию, имя и отчество; 2) возраст; 3) национальность; 4) вероисповедание; 5) семейное положение; 6) место фактического жительства; 7) постоянное место жительства на родине; 8) занятие; 9) перечислить до­казательства, обосновывающие права реэвакуации. После со­ставлялись эшелонные списки в двух экземплярах, которые отправляли в Москву, в Административный Отдел Централь­ного управления по эвакуации населения (Центрэвака) НКВд для визы Польской делегации в Смешанной Комиссии. деле­гация рассматривала эти списки в течение 20-ти дней. Право на совместную регистрацию и реэвакуацию с беженцем пре­доставлялось его семье. В состав семьи беженца входили: жена, если она фактически вела с мужем совместную жизнь, дети, мать, нетрудоспособный отец, внуки, питомцы и воспитанни­ки, а так же домочадцы. домочадцами признавались те лица, которые совместно с главой данной беженской семьи поки­нули прежнее общее местожительства и состоят с ним в род­ственной связи или в связи хозяйственного характера. То есть, составляли с ним единую трудовую семью в момент приезда и составляют в настоящее время. Право на эвакуацию гуже­вым порядком со скотом и лошадьми имели только беженцы, которые могли доказать, что этот скот был захвачен ими при эвакуации с прежнего места жительства.

Эвакуация беженцев на родину окончилась для жителей Польши в 1924 г., Латвии - в 1923 г., Эстонии - в 1923 г., Литвы - в 1925 г.

Все перечисленное выше свидетельствует о том, что совет­ское правительство предоставило возможность беженцам вер­нуться на родину. На международном уровне государствами были выработаны нормы регулирующие возвращение бежен­цев, их семей и имущества. Было оказано полное содействие местных органов по данному вопросу. Созданный правовой механизм обеспечил большинству беженцев защиту и по­мощь.

история государства и права



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика