Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Сравнительные аспекты взаимодействия национальных правовых систем во времени и пространстве - национальные правовые системы
Научные статьи
11.12.13 19:16
Оглавление
Сравнительные аспекты взаимодействия национальных правовых систем во времени и пространстве
национальные правовые системы
СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ
глобальная правовая система
Сравнительно-правовые аспекты
Все страницы

Категории «взаимодействие» и «отношение» близки по содержательной нагрузке: ведь отношения складываются при взаимодействии. В общетеоретической литературе вы­деляются два типа общественных отношений: 1) отношения, которые опосредствуют социальную деятельность; 2) отно­шения типа связи. Первый тип составляют разнообразные отношения между государствами на международном уров­не, в которых государства выступают носителями суверени­тета. А для второго типа характерно взаимодействие наци­ональных правовых систем, каждая из которых интегрирует все для нее значимое из правовой реальности конкретного государства (источники права, правовые институты и отрас­ли, правовые традиции, правовые доктрины, правосозна­ние, правовой порядок, правовую культуру), но не является носителем суверенитета, так как «суверенность не присуща праву».

Именно на уровне второго типа общественных отноше­ний находят проявление такие объективные и универсаль­ные формы правового взаимодействия национальных право­вых систем, как преемственность, рецепция, заимствование, аккультурация, гармонизация, имплементация, унифи­кация, которые служат вариативными формами влияния международного права на сближение национальных право­вых систем.

Наиболее типичными формами взаимодействия нацио­нальных правовых систем в пространстве и времени являют­ся преемственность (историческое измерение, то есть во вре­мени) и заимствование (географическое измерение, то есть в пространстве). Современные правовые системы включают в себя немалый правовой пласт (правовые традиции), который унаследован от предыдущих эпох. Они также вобрали нема­ло положительного от правовых систем соседних государств на протяжении исторического развития (правовые новации). Преемственность осуществляется в территориально-государ­ственных границах одной правовой системы на протяжении ее собственного развития и выражается в межформационном перенесении правовых явлений и процессов (историко-хроно­логическая рецепция) и их сохранении в обновленной право­вой системе, а заимствование является следствием не только перенесения элементов из одной правовой системы (культу­ры) в другую, которая обычно сосуществует с ней во времени, но и адаптации (приспособления) перенесенного к новым ус­ловиям.

Заимствование может приобретать форму рецепции - перенесения из одной правовой системы в другую конститу­тивных законодательных актов (кодексов или других подоб­ных им законов), выражаться в правовой аккультурации и гармонизации (историко-пространственной рецепции). Ак­кумулятором унаследованных и заимствованных научных и практических достижений в сфере права и передаточной ин­станцией для их внедрения, использования или отторжения настоящими субъектами права служит правосознание.

Известно, что преемственность направлена на сохранение накопленных правовых ценностей и обеспечение особенно­стей национальной правовой системы, однако преемственно­стью не исчерпывается развитие последней. Заимствования правовыми системами элементов одной у другой обязательно присутствуют. В истории нет таких примеров, когда право ка­кой-либо страны складывалось и развивалось бы только под влиянием внутренних условий и благодаря исключительно исторической преемственности - универсальной закономер­ной связи между ступенями развития национального права как социального явления. Только «из самой себя» правовая система не возникает. К тому же осмысленно-критическое перенесение правового элемента из другой правовой системы иногда может сыграть большую роль, чем слепое восприятие (преемственность) из предыдущего опыта своей правовой си­стемы. Да и любая правовая система способна ограждаться от перенесения правового правила или другого элемента из иностранной правовой системы, несовместимого с ее взаимо­зависимыми элементами. Защита от иностранного элемента осуществляется либо путем его нейтрализации и вытеснения (эффект отторжения) в целях сохранения общего, которое гар­монично вписывается в национальную систему, либо путем его модификации. Примером последней является суд при­сяжных во Франции, который сильно отличается от англий­ского образца, будучи оттуда заимствованным. Чтобы быть воспринятыми на новой почве, правовая норма или другие правовые явления, которые заимствуются, должны полностью отвечать особенностям социальных отношений, которые сло­жились в обществе.

В этом плане уместно вспомнить суждение А. Ватсона от­носительно нормативно-правового заимствования как формы взаимодействия национальных систем права, высказанное в работе «Правовые трансплантаты»1, в которой к тому же впер­вые введено в научный оборот понятие «правовые трансплан­таты» относительно заимствованных норм. Ссылаясь на ука­занную работу А. Ватсона, Н.В. Панкевич отмечает отношение английского ученого к нормативно-правовому заимствованию («нормативному импорту») как к процессу, который являет­ся относительно простым в социальном смысле («локальным эпизодом в развитии правовой системы»). Объясняется это тем, что, по мнению А. Ватсона, «практически никогда заим­ствованная норма не вторгается в столь глубокие слои соци­альной реальности, чтобы вызвать действительное сопротив­ление со стороны культурного контекста».

Национальные правовые системы взаимодействуют в гра­ницах определенных пространственно-временных координат, позволяющих соотнести их с реальными жизненными обсто­ятельствами, ситуациями, отношениями, которые в той или иной мере обуславливают специфику правовой преемствен­ности и заимствования.

Пространственное измерение взаимодействия наци­ональных правовых систем. Сравнительное правоведение преимущественно познает взаимодействие правовых систем в государственно-территориальных границах. Между тем пространство как форма социально-государственного бытия правовых систем служит их ведущим измерением. Если по­знавать внутреннее и внешнее взаимодействие национальных правовых систем, то внутренним, ограниченным границами государства, становится взаимодействие между национальной правовой системой и правовой системой ее регионов (напри­мер, между правовой системой Италии и правовой системой ее автономного образования - Сицилии; правовой системой Канады и правовой системой ее провинции Квебек), а внеш­ним, которое выходит за границы государства, - с другими на­циональными правовыми системами, как в пределах региона мира (между правовыми системами Украины и РФ), так и в межрегиональном масштабе (между правовыми системами Украины и Канады), а также между национальной правовой системой и правовой системой межгосударственного сообще­ства (между правовыми системами Украины и СНГ).

Что касается пространственных границ национальной правовой системы, то они определяются не только территори­ей государства, на которой она формируется и функционирует, но и общеустановленным государственным пространством за границами государства. Территория государства служит местом локализации событий внутренней юридической жиз­ни населения, но не является границей распространения возникающих здесь юридических ситуаций. Территориальная локализация делает возможным определенную (не жестко фиксированную) индивидуализацию физических и юридиче­ских лиц, персонифицирует их деятельность в сфере имуще­ственных и других правоотношений, выступает основанием индивидуализации правовой системы. После Второй мировой войны было 50 государств в ООН, сейчас представлено 195, 40 не представлено. Через 25 лет их количество возрастет до 500.

Следовательно, пространственное бытие национальной правовой системы нельзя ограничивать только физически очерченной территорией государства, в границах которого она организовывается и функционирует. В условиях глобали­зации и миграции населения государство обязано урегулиро­вать нормами права интересы своих граждан за пределами собственной территории. В отличие от государственной терри­тории с ее твердым фиксированием границ, государственное пространство (как и правовая система в его границах) - дина­мично и непостоянно. Оно определяется «всей совокупностью государственных событий, которые разворачиваются в отно­шениях с пограничными (сопредельными) государствами», с другими государствами, с транснациональными корпорация­ми, межрегиональными и региональными организациями и другими субъектами, которые выстраивают свои отношения с этим государством.

В связи с указанным, представляется ошибочной точка зрения о том, что международный правовой порядок, осно­ванный на международно-правовых источниках, является яко­бы «добавлением» к «национальному правовому порядку». Скорее, международный правовой порядок является «сердце­виной» национальной правовой системы, поскольку касается ее важнейших устоев. Приоритет международно-правовых регуляторов становится общепризнанным в национальных правовых системах, а «глобализация усиливает интернацио­нализацию национальных норм и роль новых международных и интеграционных актов». Именно с учетом значения проч­ности международного правового порядка для укрепления национальной правовой системы можно утверждать, что госу­дарственное пространство является пространственной грани­цей суверенитета государства. А действие права осуществляет­ся не только внутри государства, но и за его пределами, то есть пространство влияния национального права и, следовательно, функционирования правовой системы (правового простран­ства государства) - шире, чем государственно-территориаль­ное пространство.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика