Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Сравнительные аспекты взаимодействия национальных правовых систем во времени и пространстве - СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ
Научные статьи
11.12.13 19:16
Оглавление
Сравнительные аспекты взаимодействия национальных правовых систем во времени и пространстве
национальные правовые системы
СРАВНИТЕЛЬНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ
глобальная правовая система
Сравнительно-правовые аспекты
Все страницы

К тому же опыт истории свидетельствует, что террито­рия государства, а значит и пространство бытия ее правовой системы, не всегда стабильны. Из официальных 309 сухопут­ных границ государств мира - 52 являются спорными; из 425 морских границ - 160 служат предметом спора. Территория 33 островов опротестовывается 39 странами.

Изменение территории любого государства приводит к трансформациям национальной правовой системы. В дале­ком и недалеком прошлом изменение территории государ­ства происходило силовым путем или по взаимному согласию сторон (правовыми способами). В наши дни признаются за­конными (согласно международному праву) два способа изме­нения государственной территории. Первый из них связан со случаями деления государства, когда (на основе принципа са­моопределения народов и наций) происходит реинтеграция, распад или выделение его частей, в результате чего изменяют­ся границы государства и возникает потребность в реорганиза­ции (модернизации) национальной правовой системы.

Другим способом изменения территории национальных правовых систем является добровольное объединение госу­дарств («обмен, передача или уступка» их территорий), когда они соединяются в едином суверенном государственном об­разовании и формируют национальную правовую систему на новом социально-государственном пространстве. Примером потери жизнеспособности бывшей национальной правовой системы и утверждения новой в иных государственно-терри­ториальных границах может служить распад СССР на 15 не­зависимых государств (1991 г.), Югославии на 7 государств, с учетом Косово (1991-1992 гг.), Чехословакии на 2 независимых государства (1993 г.), а также образование Эритреи (Ertra) из северных регионов Эфиопии (1993 г.). Иллюстрацией слия­ния территорий и формирования правовой системы в новых государственных границах является объединение ФРГ и ГДР в единую Федеративную Республику Германия (1990 г.). В со­ответствии с принципом правопреемственности государств, согласно первому Государственному договору об экономи­ческом, социальном и валютном союзе ФРГ и ГДР от 1 июля 1990 г. на территории восточных земель возымели силу Основ­ной закон ФРГ (1949 г.) и действующее законодательство этого государства. Согласно второму Государственному договору о механизме объединения ГДР и ФРГ устанавливались государ­ственное устройство и судебная система.

На территориях новообразованных государств проис­ходит закономерный процесс формирования «переходных» правовых систем, которые имеют особую темпоральную (меж­временную) форму существования. Переходный период про­является «как протяженное и структурированное состояние, которое находится между прошлым и будущим, как что-то де­терминированное прошлым (как причиной) и будущим (как целью)». Как отмечает В.В. Сорокин, в переходный период прослеживается изменение типа общественных отношений, нестабильность, структурная неполнота, кризис легитимности и механизма действия. Диалектика становления националь­ной правовой системы наблюдается в единении традиций и новаций, старых и новых признаков. Лишь на конечных фазах переходного периода, когда новые признаки побеждают, а ба­зовые общие традиции (традиция римского права, традиция демократизма и др.) под давлением новаций приобретают интерпретационное обновление и реальную трансформацию, осуществляется стабилизация правового порядка, происходит окончательный выбор ее модели. Приобретая завершенную типологическую сущность, избранная модель национальной правовой системы укореняется в той или другой компаратив­но-правовой парадигме.

Разумеется, применение географического подхода в срав­нительном правоведении требует знания юридической геогра­фии, умения ориентироваться в многообразии национальных правовых систем, которые существовали, изменялись и ныне функционируют в бывших или новых территориальных гра­ницах. А проведение сравнительно-правового исследования в контексте взаимодействия их в пространстве требует, прежде всего, выявления особенностей их правовых институтов (част­ных и публичных), которыми регулируется процесс использо­вания этого пространства, освоения территорий государств.

Временной фактор во взаимодействии национальных правовых систем. Ритм истории наиболее ярко отражен во взаимодействии национальных правовых систем, которые воз­никают, распадаются, развиваются во времени. Для правовых систем время, как и пространство, служит фундаментальной категорией, которая имеет безусловную ценность. Время вы­ступает как социальное явление и предусматривает изменение правовых систем не революционным, а эволюционным путем

-   переходом от одного качественного состояния к другому че­рез постепенные преобразования. «Измениться своевремен­но - вот ключ к жизнеспособности любой правовой системы, которая подвергнет испытанию непобедимое давление непо­стоянных обстоятельств». При эволюции старые правовые правила адаптируются к новым условиям. В каждой правовой системе имеется своя цикличность, ритмы, темпы, продол­жительность такого перехода, количество и характер стадий, степень влияния извне на динамику, интенсивность и глубину преобразований. Общим является то, что дезорганизация и дисгармония любой правовой системы в переходный период неминуемы, но переходные процессы проходят сравнительно безболезненно, если ими разумно руководить.

Познание в сравнительном правоведении сходств и раз­личий между правовыми системами во времени (так назы­ваемое вертикальное сравнение) не преследует цели деталь­ного изучения исторического прошлого (это прерогатива не компаративистов, а специалистов в области истории права). Если историк права теоретически излагает материал в рамках структурных компонентов сравнительного анализа в направ­лении от истории к современности, то компаративист - от современности к истории. Для компаративиста постижение истории формирования правовых систем - это возможность обнаружить их современные особенности и подпочву их пра­вовых явлений и процессов, вникнуть в «минувшую» систему представлений, объяснить, почему конкретный институт уре­гулирован именно так, а не иначе, каковы его исторические предпосылки и механизм действия сегодня.

Те правовые системы, которые возникли раньше других и выработали стойкие правовые традиции, повлияли на на­правление, характер формирования и дальнейшее функцио­нирование более поздних по времени, стали как бы «полюсны­ми» для них. Так, Р. Леже называет английскую, французскую, немецкую правовые системы «первыми ключами к правовой вселенной», «великими», «основными» системами. Действи­тельно, именно указанные правовые системы (а это правовые системы стран-гегемонов) нередко определяли развитие мно­гих правовых систем планеты, а сами слабо поддавались внеш­ним (через границу) влияниям и заимствованиям. Истори­чески особая роль принадлежит Англии, поскольку в недрах английского общества с конца XI в. создавалась новая правовая система на базе «общего права» (состояло из судебных преце­дентов), которая повлияла на «весь иной мир».

Тем не менее, и Великобритания испытала определенные заимствования, о чем свидетельствует незначительное вкра­пление элементов римского права в английскую правовую систему на заре ее формирования (Англия, Уэльс). Факты за­имствования наблюдались и позднее, например в XIX - начале XX вв., когда Великобритания (Англия, Северная Ирландия, Шотландия и Уэльс), распространяя общее право в ряде коло­низированных стран Африки, одновременно переняла некото­рые элементы из традиционного опыта африканских колоний и внедрила их в свое законодательство о семье и браке, в част­ности, в регулирование бракоразводных процессов - без вся­кого риска разрушения собственной культурно-исторической модели судебных процессов.

На начальных стадиях формирования правовой системы США состоялось добровольное заимствование (рецепция) ан­глийского общего права. Этот факт послужил для Верховного Суда США весомой причиной, чтобы в XVIII в. сосредоточить полномочия по контролю не только за конституционностью законов, но и за конституционностью судебных решений. В результате судебные решения в иерархии источников права были приравнены к писаным законам, а последние пользо­вались уважением со стороны американских юристов еще до получения независимости США (1776 г.).

Правовые системы Ирландии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, где «право остается в большей степени судебным», также формировались на основе заимствованного английского «общего права». Особой чертой правовых систем англо-аме­риканского типа является заложенный в их основу ретроспек­тивный элемент - путем обращения к прецедентам прошлого времени решаются правовые вопросы настоящего.

Что касается французской и немецкой правовых систем, то начало их организации можно отнести к XII в., когда в созна­нии обществ созрела потребность в праве, однако оформление современных черт у этих национальных систем состоялось со временем. Во Франции - в XVIII в., после революции, которая дала импульс развитию нового права, - в период империи Наполеона Бонапарта, когда была осуществлена знаменитая кодификация; в Германии - в 70-80-е гг. XIX в., в связи с объ­единением немецких государств сначала в Северо-Германский Союз (1866 г.) под верховенством Пруссии, а после 1871 г. - в Германскую империю.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика