Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Апелляционное представление как повод к возбуждению производства в суде второй инстанции: некоторые вопросы законодательной регламентации - государственный обвинитель
Научные статьи
11.12.13 19:54
Оглавление
Апелляционное представление как повод к возбуждению производства в суде второй инстанции: некоторые вопросы законодательной регламентации
государственный обвинитель
Все страницы

Мы полагаем, что в условиях состязательности уголов­ного судопроизводства, когда прокурор выполняет уголов­но-процессуальную функцию уголовного преследования в форме поддержания государственного обвинения, наделяясь при этом совершенно определенным статусом, оставление за вышестоящим прокурором права инициировать апелляци­онное производство является не вполне оправданным. При этом даже сторонники противоположной позиции в ущерб общей логике своих рассуждений указывают, что «поскольку в суде апелляционной инстанции происходит рассмотрение дела по существу, то прокурор в апелляционном суде - это го­сударственный обвинитель, и никаких споров на этот счет не возникает». А если это так, то он, как любой иной участник су­дебного разбирательства, в соответствии с принципом равно­правия сторон, обязан подать апелляционное представление в установленный законом срок, который восстанавливается судом при пропуске по уважительным причинам (болезнь, служебная командировка и т. д.) в порядке, предусмотренном ст. 389.4 УПК РФ.

Кроме того, как уже было отмечено выше, апелляционное производство осуществляется в соответствии с принципами и общими условиями судебного разбирательства, что позволя­ет говорить о реализации принципа непосредственности и во второй судебной инстанции. Именно принцип непосредствен­ности предполагает, что только те лица, которые участвовали в исследовании доказательств в суде первой инстанции, имеют фактические основания для инициирования процедуры пере­смотра судебного решения, не вступившего в законную силу. Так, государственный обвинитель, участие которого в судеб­ном заседании во второй инстанции является обязательным, при рассмотрении уголовного дела по существу осуществлял уголовное преследование посредством представления доказа­тельств и участия в их исследовании, изложения суду своего мнения по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказыва­ния суду предложений о применении уголовного закона и на­значении подсудимому наказания (ч. 5 ст. 246 УПК РФ). Ана­логичные полномочия государственный обвинитель имеет и в апелляционной инстанции (ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ), что дает основание говорить о продолжении реализации функции уго­ловного преследования тем же лицом.

Действующая редакция ч. 1 ст. 389.1 УПК РФ не исключает ситуации, когда на приговор могут быть поданы одновремен­но два представления, содержащие различные доводы. Суд апелляционной инстанции, рассматривая оба представления, вынужден играть роль арбитра в споре прокурорских работ­ников, что, на наш взгляд, недопустимо, поскольку принци­пы организации деятельности прокуратуры (единоначалие и централизация), на которые ссылаются сторонники противо­положной точки зрения, требуют от стороны обвинения кон­солидированной процессуальной позиции. В этих условиях считаем целесообразным исключить из ч. 1 ст. 389.1 УПК РФ слова «и (или) вышестоящему прокурору», таким образом оставив возможность обжалования только для лиц, участво­вавших в суде первой инстанции в качестве сторон.

Самостоятельный научный интерес с точки зрения про­цессуального порядка возбуждения государственным обвини­телем апелляционного производства составляет форма пред­ставления, поскольку факт его принесения надлежащим лицом в установленный срок не влечет за собой встречной обязанно­сти суда второй инстанции рассмотреть уголовное дело. Такая обязанность возникает лишь при условии, что представление отвечает требованиям, содержащимся в ч. 1 ст. 389.6 УПК РФ. С учетом негативных процессуальных последствий невыполне­ния государственными обвинителями требований суда о пере- доставлении представления, не соответствующего требованиям (ч. 4 ст. 389.6 УПК РФ), Генеральная прокуратура РФ в приказе № 465 обращает внимание на необходимость уделять особое внимание качеству и полноте рассматриваемого процессуаль­ного акта, который должен не только соответствовать требова­ниям закона, но и быть конкретным, ясным, мотивированным, основанным на материалах дела (п. 16). Мы полагаем, что в длящейся научной дискуссии относительно целесообразности введения ограничения диспозитивного права на обжалование судебных решений посредством установления жестких требо­ваний к содержанию и форме жалобы (представления) в насто­ящее время поставлена точка. Законодатель вновь подтвердил неизменность позиции по данному вопросу, что представляется вполне оправданным. Жалоба, равно как и представление государственного обвинителя, по своей сути является процес­суальным актом, имеющим определенные свойства, которые, в общем виде, выражаются в том, что она является единственным законным поводом к возбуждению производства в суде второй инстанции и определяет предмет и пределы судебного разби­рательства. Учитывая особую значимость рассматриваемого процессуального акта, уголовно-процессуальный закон, в от­личие, например, от заявлений и сообщений, являющихся по­водом к возбуждению уголовных дел публичного и частно-пу­бличного обвинения, предъявляет жесткие требования к форме и содержанию указанного документа.

так, в соответствии с ч. 1 ст. 389.6 УПК РФ апелляционное представление должно содержать следующие сведения:

1)    наименование суда второй инстанции, в который оно подается;

2)    данные о лице, подавшем представление;

3)    указание на обжалованное судебное решение и суд, его вынесший;

4)    доводы государственного обвинителя с указанием на основания отмены или изменения судебного решения апелля­ционным судом;

5)    перечень прилагаемых в обоснование заявленных тре­бований материалов;

6)    подпись государственного обвинителя.

Законодатель установил временные границы реализации диспозитивного права на обжалование судебного решения в апелляционном порядке - 10 суток со дня провозглашения приговора или вынесения иного решения суда, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вруче­ния ему копии приговора, определения, постановления (ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ). Пропуск указанного срока влечет за собой оставление жалобы без рассмотрения, т. е. отказ в возбуж­дении апелляционного производства (ч. 3 ст. 389.4 УПК РФ). Устанавливая указанное ограничение, законодатель вместе с тем предусмотрел ряд гарантий обеспечения законных ин­тересов участников уголовного судопроизводства. Во-первых, пропущенный срок может быть восстановлен по ходатайству заинтересованного лица, обладающего правом обжалования. Основанием для восстановления срока является уважитель­ность причин его пропуска, т. е. наличие обстоятельств, объек­тивно препятствующих участнику процесса своевременно об­жаловать приговор или иное решение суда первой инстанции. Заметим, что изменениями уголовно-процессуального закона устранена обязанность суда восстанавливать пропущенный срок в случае, если копии обжалуемого судебного решения вручены сторонам по истечении пяти суток со дня провозгла­шения. На страницах периодической печати высказывалось мнение о том, что указанная причина не должна в любом слу­чае влечь за собой восстановление срока, поскольку практике известны случаи, когда субъекты обжалования уклонялись от получения копии судебного решения, затем подавали жало­бу или представление с ходатайством о восстановлении срока спустя длительное время после его получения. Мы полагаем, что приведенная точка зрения является не вполне соответству­ющей как судебной практике, так и международным стандар­там. Так, в частности Европейский суд по правам человека по­лагает, что срок для подачи жалобы по делу следует исчислять со дня предоставления стороне копии судебного решения. Аналогичной позиции придерживается и Верховный Суд РФ. Вместе с тем отсутствие в ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ обязанности апелляционного суда во всех случаях пропуска срока, предус­мотренного ст. 312 УПК РФ, восстанавливать срок возбужде­ния производства в суде второй инстанции, позволяет решить этот вопрос с учетом обстоятельств, при которых копия об­жалуемого решения не была получена сторонами. Во-вторых, постановление судьи об отказе в восстановлении пропущен­ного срока может быть обжаловано в вышестоящий суд (ч. 2 ст. 389.5 УПК РФ). Мы полагаем, что заслуживает внимания и законодательного закрепления предложение Ю.К. Якимовича и Т.В. Трубниковой о необходимости предоставления права на обжалование постановления о восстановлении пропущенно­го срока. Такой подход позволил бы соблюсти баланс инте­ресов сторон, поскольку если одна сторона обжалует отказ в восстановлении срока, то другая должна иметь возможность обжаловать решение о его восстановлении. В-третьих, в тече­ние всего срока, установленного для обжалования судебного решения, уголовное дело не может быть истребовано из суда (ч. 2 ст. 389.4 УПК РФ), что является гарантией права участни­ков процесса на ознакомление с производством по уголовно­му делу и поступившими в суд жалобами и представлениями. В-четвертых, законодатель обязывает суд известить о посту­плении жалобы или представления всех участников процес­са, интересов которых они касаются, и направить им копии указанных документов и разъяснить связанные с этим права (ст. 389.7 УПК РФ).

И, наконец, подача государственным обвинителем в уста­новленный срок апелляционного представления влечет за со­бой несколько правовых последствий: 1) приостанавливается вступление обжалуемых судебных решений в законную силу, за исключением случаев, предусмотренных ч. 1 ст. 389.8 УПК РФ; 2) суд первой инстанции направляет уголовное дело с принесенными апелляционными жалобами, представлением и возражениями на них в суд апелляционной инстанции; 3) начинает исчисляться срок, установленный законом для рас­смотрения дела судом второй инстанции (ст. 389.10); 4) у го­сударственного обвинителя вплоть до начала заседания суда апелляционной инстанции сохраняется право отозвать пред­ставление, прекратив тем самым апелляционное производ­ство. С открытием судебного заседания отказ от заявленных требований признается ничтожным; 5) внесение дополнитель­ного представления допускается не позднее, чем за пять суток до начала судебного заседания (ч. 4 ст. 389.8 УПК РФ). Установ­ление указанного ограничительного срока, по мнению специ­алистов, является, безусловно, положительной новеллой УПК РФ. Мы также разделяем эту позицию, поскольку введение ограничения на подачу дополнительных жалоб (представле­ний) не позволяет сторонам блокировать процедуру рассмо­трения дела в суде вышестоящей инстанции посредством уве­личения объема требований, которые суд обязан рассмотреть, проводя вновь и вновь действия, связанные с уведомлением заинтересованных лиц, получением их возражений и т. д. Это является препятствием для рассмотрения уголовного дела в суде второй инстанции в разумный срок (ст. 6.1. УПК РФ) и, со­ответственно, снижает эффективность всего апелляционного производства.

Уголовный процесс и криминалистика


Наверняка многие азартные игроки знают про бесплатные игровые аппараты казино онлайн. Все потому, что видеослоты завоевали свою популярность еще до появления игровых заведений. Игровые Аппараты Онлайн Бесплатно play-777-slots.com




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика