Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Рассуждение о евразийском праве: классика и современность
Научные статьи
24.12.13 10:20

вернуться

Рассуждение о евразийском праве: классика и современность


Выдающийся философ и теоретик юриспруденции Ру­дольф Штаммлер писал: «При всех политико-экономических исследованиях, при всяком изучении народного хозяйства в социальном отношении, в основе неизбежно лежит опреде­ленное правовое (или условное) регулирование в том смысле, что это конкретное правовое нормирование есть логическое условие соответствующего политико-экономического понятия и закона». Не вдаваясь в дискуссии о том, право или же эконо­мические отношения являются первичными в общественной и государственной жизни, нельзя не согласиться с тем, что и право в целом, и государственно-правовой механизм в част­ности, являются фундаментом любой цивилизации на всяком отрезке истории.

Это справедливо и для так называемых «супергосударств», которым в перспективе является зарождающийся на наших глазах Евразийский Союз. Формирование прогрессивных пра­вовых институтов следует признать одной из важнейших за­дач при строительстве Евразийского Союза, однако, в данном процессе не менее важно воспринять традицию классического евразийства.

Существует мнение, что евразийцы отводили праву не­значительную роль в социальном регулировании. Подобное ошибочное мнение, к сожалению, подкрепляется и «трудами» современных «самопровозглашенных» евразийцев, предлага­ющих исключить понятие права из «евразийской юриспру­денции» и «говорить только об «обязанностях», об «обяза­тельном государстве», о «тягловом государстве», которое если и пользуется категорией права. то только в прикладном, ин­струментальном, подчиненном смысле». такие заявления имеют столь же мало отношения к евразийству, сколь и к юриспруденции. Напротив, таких классиков, как Н.Н. Алек­сеев, Л.П. Карсавин и др. очень волновали проблемы права и государства. Недаром среди трудов Н.Н. Алексеева есть знаме­нитые Основы философии права. Одним из принципиальных для евразийцев считался вопрос о соотношении государства и права. При этом основная проблема для них состояла не в том, чтобы закрепить форму правления, а в том, «какой идеологии придерживаются властвующие, каким образом, в том чис­ле правовым, закреплен порядок отбора в государственный актив». Представляется, что такой подход является проявлением евразийской «идеократии» и при этом органично соче­тается с концепцией «государства правды», т.е. не только пра­вового, но и духовного, нравственного государства. По мнению Н.Н. Алексеева, право необходимо для того, чтобы «в обыден­ном мире защитить духовную свободу человека». Несмотря на столь «высокий слог», не следует воспринимать воззрения евразийцев о государстве и праве как сугубо романтические. Они прагматично отстаивали «принцип верховенства закона как безусловное и непреложное начало» и в связи с этим не­мало критиковали действия большевиков в 20-е годы, чьи нор­мативные акты не могли сформировать, по мнению евразий­цев, настоящее «законное право». Л.П. Карсавин раскрывает и существенно дополняет понятие Н.Н. Алексеева о праве, соот­нося его с нравственностью. По Карсавину, право определяет «условия религиозно-нравственной деятельности<...> оно мо­жет охранять данный религиозно-нравственный уровень об­щества и создавать условия для его дальнейшего развития, но не обладает творческими силами нравственности и не может сделать людей более совершенными. Таким образом, праву отводится роль некоего предела, за которым заканчиваются формально-юридические отношения и начинаются отноше­ния морали уже на другом уровне. С одной стороны, Карсавин прочно увязывает право и мораль, с другой, дает как законо­дателю, так и правоприменителю некоторую степень свободы в отсутствии необходимости руководствоваться человеческой моралью в каждом юридическом акте. Эта грань представля­ется довольно тонкой, но ее наличие безусловно очень важно, так как очевидно, что право должно руководствоваться на ряду с нравственным началом также законами экономики, полити­ки, а подчас и «требованиями» военного времени.

Другой классик евразийства В.Н. Ильин сумел дать пра­ву определение, более близкое к современному его понимаю. Ильин видел право как «совокупность положений, в которых отражаются отношения членов общества и государства друг к другу во всей их возможно констатируемой полноте, и кото­рыми в то же время эти отношения регулируются и направ­ляются, исходя из представлений о должном, как абсолютной правде. Такая трактовка очень близка воззрениям Штамм- лера о первичности права. И хотя традиционно евразийцам свойствен некоторый этатизм, имеет место эволюция взглядов на право в теории евразийства, уточнение и осознание значи­тельной роли права в формировании общества в том виде, о котором мечтали евразийцы.

Обозначенные выше подходы к определению права со­временному юристу могут показаться наивными и далекими от экономической и политической реальности. Однако сле­дует отметить, что современное российское право во многом развивается в парадигме западной правовой науки, что неми­нуемо приводит к смещению традиционных основ правосо­знания народов России. Причина этого в том, что для народов Запада более характерен индивидуализм, прагматизм и со­блюдение законодательства в силу интерпретации права как основного социального регулятора, защищающего в первую очередь интересы конкретного индивида, в то время как в Рос­сии всегда было велико влияние восточной традиции, которой больше свойственны коллективизм и отношение к исполне­нию правовых норм скорее в силу сложившихся обычаев и этических норм. При таком взгляде на проблему становятся очевидными причины таких негативных явлений в России, как правовой нигилизм, правовой инфантилизм, низкий уро­вень правосознания и осведомленности граждан. Возможно, западная парадигма формирования государственно-право­вой системы не является органичной для России. При этом евразийство, являющееся «политическим, идеологическим и духовным движением, утверждающим особенности культуры Российско-Евразийского мира», идеологически обогащает си­стему государства и права.

Разумеется, современное право регулирует гораздо бо­лее разнообразный спектр правоотношений, чем в годы за­рождения евразийского учения, и восприятие евразийской доктрины не будет означать коренное преображение и «деве­стернизацию» всей правовой системы. Однако существующие тенденции развития российского права скорее увеличивают разрыв между традиционным правосознанием народа и со­временными правовыми институтами. Подобные тенденции ни в коем случае не должны быть экстраполированы и на Евра­зийский Союз. Примером тому служит масштабная реформа гражданского законодательства, подвергающаяся серьезной критике за некоторый «фанатизм» в восприятии классических конструкций римского права, чуждых не только гражданам, но подчас и российской коммерческой практике.

Также следует упомянуть и концепцию правового госу­дарства, разработанную западной правовой наукой. Абсолют­но все положения данной концепции применимы и должны быть применены в России и в будущем Евразийском союзе, од­нако, практика показывает, что построение правового государ­ства в России «пробуксовывает». Помимо объективных обще­ственно-политических, экономических и иных причин здесь, на наш взгляд, кроется и идеологическая проблема. Сама док­трина правового государства для народов Евразии несколь­ко «бесцветна». Однако ключевые элементы доктрины могут быть гармонично вплетены в евразийское государство правды. «Государство правды или гарантийное государство, исходя из учения евразийцев, может быть определено как надклассовое демотическое идеократическое федеративное государство, ос­нованное на государственно-частной системе хозяйства и идее евразийской культуры»- пишет А.В. Ахматов. Данная кон­цепция в отличие от доктрины правового государства делает акцент на культурно-идеологической составляющей обще­ственной жизни. таким образом, обе идеи нежизнеспособны в Евразии по отдельности друг от друга, а следовательно, их необходимо объединить.

Следует отметить, что работа в данном направлении уже ведется. Доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории государства и права, конститу­ционного права Евразийского национального университета им. Л.Н.Гумилева Ж. Д. Бусурманов предлагает евразийскую концепцию прав человека одновременно как альтернативу и как развитие единственной на сегодняшний день европоцен­тристской концепции. Профессор Бусурманов делает акцент на идее о «необходимости гармоничного сочетания свободы личности с ее ответственностью перед властью государства и общественным мнением» и призывает «иначе взглянуть и на проблему единых, универсальных международных стандартов в сфере прав человека, так как индивидуальные права челове­ка она рассматривает с позиции коллективистской менталь­ности, предполагающей взаимную адекватность и ответствен­ность индивидуальных и коллективистских начал».

таким образом, актуализация классического евразийско­го учения о праве представляется важной и необходимой ме­рой, способствующей гармонизации правовой жизни России, стран СНГ, а впоследствии и Евразийского Союза. Уникальная возможность наблюдать все pro и contra крупнейшего инте­грационного проекта в истории (Европейский Союз) налагает на нас ответственность не допускать ошибок и не перенимать чуждый опыт государственно-правового строительства. До­стижения западной правовой науки должны быть инкорпо­рированы в более близкую нам евразийскую систему права, построенную в большинстве случаев на тех же принципах и схожих концепциях, но с несколько иной расстановкой акцентов.



Приятная особенность автомата в игровом клубе Вулкан: все выигрыши, выпавшие на разных линиях, суммируются. В игровые автоматы можно играть бесплатно и на реальные деньги. Вся пордобная информация на сайте http://play-vulkan-casino.com/casino-technology/aztec-gold.html


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика