Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Институт экстрадиции. теоретические и практические аспекты международно-правового сотрудничества государств
Научные статьи
24.12.13 10:49
Киста зуба расположена непосредственно в десне в области корня зуба. Если ее не лечить своевременно, то зубы в полости кисты выпадают. Киста зуба вся подробная информация на сайте http://www.zdravosil.ru

Институт экстрадиции. теоретические и практические аспекты международно-правового сотрудничества государств

Мировое сообщество, вступившее в XXI век сталкивается с новыми проблемами безопасности. К их числу относятся пре­жде всего угрозы международной преступности и террориз­ма, экстремизма, нелегальной миграции, распространения наркотиков и другие. В этих условиях в международном со­трудничестве государств приоритетным является укрепление правовых начал. Современные угрозы и вызовы, имеющие транснациональный характер воздействуют как на между­народную безопасность в целом, так и на внутреннюю без­опасность отдельных стран. Показательны в этом отношении примеры международного терроризма, конфликтогенный потенциал которого все больше разрастается, захватывая раз­личные аспекты общественной жизни. Опасность террористи­ческой деятельности для глобальной безопасности и нацио­нальной безопасности отдельных стран вызвана тенденциями повышения уровня ее организованности, создания крупных террористических формирований с развитой инфраструк­турой внутри страны и за рубежом, усиления взаимосвязи террористической деятельности и организованной преступ­ности. Принимая во внимание масштаб и остроту угроз, вы­званных ростом преступности, для разработки эффективных мер их противодействию требуется согласованная деятель­ность государств, международных организаций. Мировой опыт подтверждает, что вследствие транснационализации преступности, возникают новые формы и способы преступ­ной деятельности, затрагивающие интересы нескольких го­сударств и требующие их сотрудничества для принятия мер по предупреждению, пресечению, раскрытию преступлений, наказания лиц, виновных в их совершении. В этой связи все большую актуальность приобретает институт выдачи лиц (экстрадиция), совершивших преступления. Экстрадиция рассматривается при этом как один из действенных междуна­родно-правовых инструментов по противодействию преступ­ности. так в «Глобальной контртеррористической стратегии Организации Объединенных наций», принятой Генеральной Ассамблеей ООН (8 сентября 2006 г.) экстрадиция провозгла­шается одним из центральных элементов механизма сотруд­ничества государств по уголовно-правовым вопросам.

В реализации практических мер по выдаче лиц, совершив­ших преступление, определяющую роль играет проблема вза­имодействия норм международного и внутригосударственного права, которая имеет важное значение не только для между­народно-правовой, но и национально-правовой системы. И.И.

Лукашук обращает внимание, что «в наше время в условиях углубляющейся интернационализации общества, включая пра­вовую систему, особо важно обеспечить оптимальное взаимо­действие правовой системы страны с международным правом и правовыми системами других государств. Формируется единое правовое пространство в глобальном масштабе». для целей ис­следования практических аспектов реализации института выда­чи этот вопрос носит теоретико-методологический характер и не может рассматриваться вне общих доктринальных подходов в науке международного права. Прежде всего, необходимо об­ратить внимание на то, что в исследованиях, посвященных вза­имосвязи международной и национальной правовых систем, нет единого мнения относительно наименования этой связи. В научной литературе используются понятия «соотношение» и «взаимодействие». При этом с точки зрения «соотношения» международного и внутригосударственного права рассматри­ваются монистическая и дуалистическая теории. Не останав­ливаясь подробно на теоретических дискуссиях, отметим, что для целей изучения вопросов, связанных с экстрадицией, пред­ставляется более обоснованным использование категории «вза­имодействие». Содержание взаимосвязи международного и внутригосударственного права в отношении института выдачи следует рассматривать в контексте правотворчества и право­применения. Представляется объективной научная позиция, исходящая из того, что сутью взаимодействия международного и национального права является не влияние одной норматив­ной системы на другую, а обеспечение реализации норм одной системы права с помощью другой.

Институт экстрадиции является убедительным приме­ром актуальности проблемы взаимодействия национальной правовой системы с международным правом. Факт соверше­ния преступления на территории конкретного государства определяет юрисдикцию этого государства и компетенцию его правоохранительных органов. В условиях глобальных про­цессов, эффективность противодействия транснациональной преступности снижается в связи с тем, что возможности право­охранительных органов лимитированы границами государств, в то время участники преступных организаций не признают их пределы. При отсутствии соответствующего договора, осуществление экстрадиции лиц, обвиняемых в совершении преступлений или осужденных для исполнения наказания, государство освобождается от такой обязанности выдачи. Расширение международного сотрудничества правоохрани­тельных органов разных стран на основе соглашений о выдаче между государствами будет способствовать снижению дина­мики роста преступности в современном мире. В то же время, государства как суверенные субъекты международного права, порой могут изменить свою позицию в отношении достигну­тых договоренностей. Поэтому при рассмотрении вопросов взаимодействия национального права с международными нормами, регулирующими отношения в связи с выдачей пре­ступников, важную значимость приобретает проблема при­знания верховенства международного права и соблюдение международных обязательств и Устава ООН. так, например, в Концепции1 внешней политики Российской Федерации, в числе главных внешнеполитических усилий, направленных на защиту национальных интересов, указана цель утверждения справедливой и демократической международной системы, основанной на коллективных началах в решении международ­ных проблем, на верховенстве международного права, прежде всего, на положениях Устава ООН.

Особая теоретическая и практическая значимость этого вопроса нашла отражение в Конституции России в ч.4 ст.15, согласно которой общепризнанные принципы и нормы меж­дународного права и международные договоры Российской Федерации включены в ее правовую систему. В соответствии с Конституцией РФ «выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляется на основе фе­дерального закона или международного договора Российской Федерации» (ч.2ст.63).2 В российском законодательстве, как и в национальных правовых системах ряда других стран, закреплен порядок выдачи лиц конкретным государствам на условиях вза­имности (ст.462 Уголовно-процессуального кодекса РФ).

В условиях усиления роста преступности и ее интерна­ционализации, возрастает важность соблюдения междуна­родного принципа pacta sunt servannda в сфере междуна­родно-правового сотрудничества. В научной доктрине при рассмотрении вопросов исполнения обязательств государств по выдаче, исследователи довольно часто затрагивают пробле­му суверенитета государств, одну из самых дискуссионных в теории международного права. В международных документах эта взаимосвязь также находит свое отражение. так, напри­мер, в Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности, принятой резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи от 15 ноября 2000 года, закрепляется положение о том, что государство-участник не наделяется правом осуществлять на территории другого государства юрисдикцию и функции, которые входят исклю­чительно в компетенцию органов этого другого государства в соответствии с его внутренним законодательством.

Не останавливаясь подробно в рамках настоящей статьи на различных концептуальных подходах, посвященных по­нятию и содержанию суверенитета государств, отметим, что представляется обоснованной точка зрения, согласно которой «суверенитет как качество государства имеет отношение только к вопросу существования государства - его правосубъектности, а «суверенные права» - права государства - к вопросу его право­способности, порожденной именно наличием суверенитета».

Государство, заключившее международный договор в сфере сотрудничества по противодействию распространению преступности действует в рамках своей правоспособности и реализует суверенное право на свободу договора. Положения, касающиеся порядка выдачи лиц, обвиняемых в совершении преступления или осужденных, содержатся в двусторонних и многосторонних международно-правовых документах, опре­деляющих обязательства государств по выдаче и требующих их национально-правовой имплементации. Существенно сни­жает эффективность сотрудничества государств возможность оговорок, которые государства применяют при заключении международных соглашений, расширяя свои дискреционные возможности, при рассмотрении запросов об экстрадиции и приводят на практике к отказам о выдачи. Государства долж­ны принимать соответствующие нормативно-правовые акты, либо вносить изменения и дополнения в действующее зако­нодательство для надлежащего исполнения своих междуна­родных обязательств, поскольку существенные различия в правовых актах двух государств могут приводить, например, к снижению сроков наказания. В преодолении проблем, связан­ных с исполнением международных договоров, важную роль играет унификации законодательства разных стран. В этом на­правлении активно развивается сотрудничество европейских государств. В Европейской конвенции от 13 декабря 1957 г. вы­делена основная цель достижение большего единства между его членами. Из сферы действия конвенции исключаются по­литические, военные и финансовые преступления и устанавли­ваются правила в отношении срока давности, документальные процедуры, сопровождающие выдачу, распределение расхо­дов по транспортировке лиц, подлежащих выдаче и другие положения. Следует подчеркнуть, что в интеграционных про­цессах европейских стран, вопросам правового регулирования экстрадиции обоснованно уделяется значительное внимание. В числе основополагающих целей Европейского Союза, закре­пленных в Договоре о Европейском Союзе, (Маастрихт,7 фев­раля 1992 г. в редакции Лиссабонского Договора 2007 г.) указа­но предотвращение преступности и борьбы с этим явлением.

Среди двусторонних и многосторонних международных договоров о сотрудничестве государств по вопросам экстради­ции важное место занимают соглашения об оказании право­вой помощи по уголовным делам. Участниками Содружества независимых государств (СНГ) была подписана Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.). В со­держании документа отведено значительное место нормам о выдаче, предусмотрена выдача для уголовного преследования и приведения в исполнение наказания и т.д.

Вопросы экстрадиции включаются также в договоры, на­правленные на регулирование международного сотрудниче­ства государств по противодействию отдельным видам престу­плений. В качестве примера, можно привести международные конвенции, посвященные координации усилий государств по противодействию международному терроризму. Острота угро­зы этого глобального феномена связана с тем, что террористи­ческая деятельность в современном мире приобретает характер разветвленной транснациональной сети, не связанной государ­ственными границами. В рамках ООН был принят целый ряд универсальных антитеррористических конвенций по противо­действию различным проявлениям этого преступления, каж­дый из которых имеет свой предмет регулирования.

Особую практическую и теоретическую актуальность в международном сотрудничестве в указанной сфере имеет проблема, связанная с применением принципа «либо выдай либо суди». Впервые он был высказан по существу, в напи­санной на латинском языке известной книге Гуго Гроция «О праве войны и праве мира», в такой формулировке: «Госу­дарство, в котором находится тот, кто уличен в преступлении, должно или само, по требованию другого государства, нака­зать преступника, или предоставить это соответствующему государству. Реализация принципа «либо выдай либо суди» на практике позволяет обеспечить наказание преступника и справедливость уголовной ответственности лиц, подозрева­емых в совершении преступлений, усиливая эффективность совместных действий государств в борьбе с преступностью и в сфере уголовного судопроизводства. Включение этого прин­ципа в международно-правовые акты, посвященные вопросам сотрудничества государств в сфере противодействия между­народному терроризму, играет важную роль в практической реализации обязательств государств по вопросам выдачи, преследуя цель неотвратимости наказания, исключая ссылку на политический характер преследования. так, в содержа­нии Международной конвенции «О борьбе с финансирова­нием терроризма» (принята резолюцией 54/109 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1999 г.) в ст. 6 установлено, что «каждое государство-участник принимает такие меры, какие могут оказаться необходимыми, в том числе в соответствую­щих случаях в области внутреннего законодательства, для обе­спечения того чтобы преступные деяния, подпадающие под действие настоящей Конвенции, ни при каких обстоятель­ствах не подлежали оправданию по каким бы то ни было со­ображениям политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или иного аналогичного характера». В тексте указанного международного акта пред­усмотрено, что после определения юрисдикции государство -участник принимает в соответствии с его внутренним законо­дательством надлежащие меры по обеспечению присутствия соответствующего лица для целей уголовного преследования или выдачи. В случае отсутствия между государствами двусто­ронних соглашений о выдаче, международные договоры, на­правленные на борьбу с конкретными видами преступлений, могут рассматриваться в качестве правового основания для экстрадиции. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (принята Генеральной Ассамблеей ООН 31 октября 2003г.) включает специальный раздел, посвященный международному сотрудничеству по выдаче, в котором уста­новлено, что «если Государство-участник, обуславливающее выдачу наличием договора, получает просьбу о выдаче от дру­гого Государства-участника, с которым оно не имеет договора о выдаче, оно может рассматривать настоящую Конвенцию в качестве правового основания для выдачи в связи с любым преступлением, к которому применяется настоящая статья(ст. 44. Глава IV). Несмотря на то, что сотрудничество государств в сфере борьбы с преступностью позволило установить основ­ные правовые рамки применения института выдачи в отноше­ниях между ними, необходимо подчеркнуть, что действующая международно-правовая система экстрадиции пока отстает от реалий динамичного распространения новых видов престу­плений в современном мире, в особенности таких, как отмы­вание нелегальных доходов, торговля людьми, человеческими органами, кибер- преступлений и т.д.

Особого внимания заслуживает вопрос о конкуренции уго­ловных юрисдикций различных государств по вопросам при­менении смертной казни. Так, например, в ряде стран приняты законодательные акты, предусматривающие, что государство не должно выдавать преступников, если в стране, которая требует выдачи, установлена более строгий вид ответственности, чем в стране, где они находятся. Таким образом, не может быть выдан преступник из государства, в котором не применяют смертную казнь в страну, где такой вид наказания не отменен. Истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности за совершенное преступление, также является основанием для отказа в выдаче. Обстоятельства возникновения конкуренции являются объективными, поскольку обусловлены реальной не­обходимостью привлечения к ответственности в рамках юрис­дикции двух или более государств. Вопросы экстрадиции воз­никают в каждом случае, когда с запросом в отношении одного и того же лица обращаются одновременно несколько стран.

Анализ международно-правовых документов, посвящен­ных регулированию отношений между государствами в во­просах выдачи преступников, позволяет говорить о том, что институт экстрадиции в современных условиях утвердился как действенный инструмент в борьбе с преступностью. Общие правовые подходы, выработанные в рамках международного права, играют важную роль в развитии правовой помощи и со­трудничества между государствами в уголовной сфере. В то же время, в уголовно-правовом содержании института экстради­ции важное значение имеют механизмы реализации, которые либо отсутствуют, либо неполно отражены в международных соглашениях. Поскольку именно во внутригосударственных за­конодательных актах устанавливается порядок выдачи лиц и определяется компетенция соответствующих государственных органов по принятию решений об экстрадиции, важным усло­вием является понимание государствами своей ответственности за исполнение международных обязательств.

Теоретические и практические проблемы института экстрадиции требуют комплексного подхода к межгосудар­ственному сотрудничеству в новых условиях распространения транснациональной преступности. Необходима дальнейшая разработка доктринальных основ экстрадиции, изучение международной судебной практики, сравнительный анализ правовой регламентации экстрадиции в национальном зако­нодательстве разных стран и региональных объединений.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика