Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Пределы процессуальной активности суда в гражданском процессе и ее влияние на эффективность судебной защиты
Научные статьи
26.12.13 10:03
Тендеры коммерческих предприятий и конкурсные закупки в интересах госзаказа. Тематический и региональный рубрикатор новых тендеров и протоколы проведенных закупок. В настоящее время тендеры поступают более чем с 1500 различных источников. Каждый тендер обрабатывается и каталогизируется. Тендеры Владимирская область вся подробная информация на сайте http://auctioncenter.ru

вернуться

Пределы процессуальной активности суда в гражданском процессе и ее влияние на эффективность судебной защиты

 

Всеобщей декларацией прав человека 1948 г. предусмо­трено, что каждый человек имеет право на эффективное вос­становление в правах компетентными национальными суда­ми в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом (ст. 8). Право на эффективное средство защиты закреплено также в Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 2) и в Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 13). Поскольку существует право на судебную защиту и справедливое судеб­ное разбирательство, значит, у государства в лице судебных органов существует обязанность обеспечить гражданам право на судебную защиту и обеспечить справедливое судебное раз­бирательство дела.

Защита нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав, свобод или интересов, а также справедливое и своевре­менное рассмотрение и разрешение гражданских дел закре­плены в качестве задачи или цели гражданского судопроиз­водства чуть ли не в каждом Гражданском процессуальном кодексе стран СНГ. Именно соотношением установленных гражданским процессуальным законодательством задач и це­лей гражданского судопроизводства с фактическим состояни­ем их выполнения и определятся эффективность правосудия по гражданским делам. В связи с этим мы солидарны с мнени­ем В.В. Комарова, полагающего, что современные требования к развитию процессуального законодательства основываются на том, что уровень правовой защищенности личности, дру­гих субъектов права зависит от эффективности судопроизвод­ства. Среди ученых-юристов бытует мнение, что в правовом государстве должно быть ограниченным вмешательство госу­дарства в деятельность человека и его права; это же касается и органов судебной власти. Этим как раз и объясняются диспо­зитивные и состязательные начала гражданского судопроиз­водства, предоставившие сторонам распорядительные права касательно движения дела и состязательные права в процессе доказывания, лишив суд самостоятельной инициативы в уста­новлении судебный истины, снизив его активные полномочия и превратив правосудие по гражданским делам в услугу госу­дарства сторонам, которые не могут самостоятельно решить между собой спор. Однако пассивная роль суда, сводящаяся фактически к его бездеятельности, даже когда здравый смысл требует от него активных действий (учитывая множество злоу­потреблений сторонами в процессе, ненадлежащую реализа­цию ими своих процессуальных прав и выполнение процес­суальных обязанностей), не позволяет суду должным образом выполнять задачи гражданского судопроизводства и осущест­влять защиту нарушенных прав. Ведь, как разъяснил Консти­туционный Суд Украины, правосудие по своей сути признает­ся таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

Ученые-процессуалисты справедливо отмечают, что именно активная позиция суда, с точки зрения организации процесса, выступает гарантией достижения задач гражданско­го судопроизводства, а потому имеет большое значение для его оптимизации. На разных этапах совершенствования судоу­стройства и судопроизводства соотношение принципов состя­зательности и диспозитивности процесса, с одной стороны, и принципа активной роли суда с другой, существенно изменя­лось. Соответственно менялись и пределы активного участия суда в установлении истины по делу. Но мы присоединяемся к справедливому замечанию М.А. Викут, что снижение актив­ности суда в гражданском судопроизводстве грозит тем, что во многих случаях суды не обеспечат лицам, участвующим в деле, реализацию предоставленных им законом процессуаль­ных прав. В результате цели правосудия не будут достигнуты и правосудие не приобретет свойства эффективности1. Усилить указанную аргументацию в пользу активности можно и тем, что суд ответственен не только перед частными лицами, но и перед всем обществом, поскольку общество и государство, ис­ходя из содержания судебной власти и назначения правосудия в системе функций государства, заинтересовано в единообраз­ном применении права, а это предполагает наличие у государ­ства обязанности обеспечить функционирование механизма правосудия, выполнение государством правоохранительной функции. Поэтому суду не могут быть чуждыми публичные интересы, ведь только так суд своими властными полномочи­ями может обеспечить реализацию задач гражданского судо­производства, а значит обеспечить его эффективность.

Процессуальная активность суда связана с реализацией в гражданском процессе таких принципов, как диспозитив- ность и состязательность, и их местом в достижении цели правосудия по гражданским делам - защите нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом инте­реса, и была предметом рассмотрения многих украинских и российских ученых-процессуалистов (А.Т. Боннер, С.С. Быч­кова, С.В. Васильев, Е.В. Васьковский, М.А. Викут, М.Е. Глазко- ва, К.В. Гусаров, С.Л. Дегтярев, О.В. Демьянова, В.М. Жуйков, В.В. Комаров, Е.В. Немировская, Н.А. Рассахатская, И.В. Решет­никова, В.И. Тертышников, Г.П. Тимченко, В.И. Тертышников, М.К. Треушников, С.Я. Фурса, А.В. Цихоцкий, Н.А. Чечина, О.П. Чистякова, П.И. Шевчук, М.И. Штефан, М.С. Шакарян, К.С. Юдельсон, В.В. Ярков и др.). Вместе с тем в юридической литературе не уделялось надлежащее внимание исследованию феномена процессуальной активности суда в аспекте реализа­ции судом его юрисдикционной функции, выполнения им за­дач гражданского судопроизводства (т.е. обеспечения эффек­тивности гражданского судопроизводства) и осуществления эффективной судебной защиты нарушенных прав, а также не изучался вопрос о допустимых пределах гражданской процес­суальной активности суда, необходимых для своевременного и правильного разрешения дела и осуществления защиты на­рушенного права. Изучение процессуальной активности суда в таком аспекте и ставит целью наша статья.

Так, в юридической литературе В.М. Семенов одним из первых в системе принципов гражданского судопроизводства указал на принцип активности суда, подчеркивая, что данный принцип пронизывает все гражданское процессуальное право. Существование принципа активности суда ученые-про­цессуалисты объясняли тем, что суд в процессе осуществляет руководящую, организующую и направляющую роль, либо, в определенных законом случаях, восполняет инициативу за­интересованных в исходе дела лиц. В то же время О. Шутенко выделение самостоятельного принципа активности суда счи­тает нецелесообразным, поскольку суд, как и любой другой участник гражданских процессуальных правоотношений, ак­тивен в процессе настолько, насколько это предусмотрено за­конодательством и отвечает реализации его процессуальной функции.

В юридической литературе также сформировалось два взгляда на активность суда в разрезе ограничения принци­пов гражданского процесса. Так, например, А.Г. Плешанов в своей диссертации обосновывает, что активность суда пред­ставляет собой не исключения из принципа диспозитивности и не специфические дополнительные элементы содержания этого принципа, характерные только для российской право­вой системы, а ограничения принципа диспозитивности, де­терминированные необходимостью защиты в гражданском и арбитражном судопроизводстве публичного, реже - кор­поративного интереса. В то же время О.П. Чистякова в сво­ей диссертации рассматривает активные полномочия суда как исключения из принципа диспозитивности, обладающие публично-правовой природой и призванные разрешить воз­можные коллизии частного и не представленного напрямую в процессе публичного интереса. Такой подход автор обосно­вывает необходимостью построения гражданского судопроиз­водства РФ на основе сочетания состязательного и следствен­ного начал с преобладанием первого и сохранением второго в виде отдельных активных полномочий суда, призванных ока­зать содействие сторонам в доказывании, обеспечить принцип процессуального равноправия сторон и тем самым создать не­обходимые условия для установления судебной (объективной) истины. Не опережая выводов в поддержку одного из выше­приведенных мнений, сначала хотим отметить, что активность суда (будь то принцип или функциональные полномочия) должна рассматриваться в соотношении с отраслевыми прин­ципами гражданского процесса: диспозитивности, состяза­тельности и процессуального равноправия сторон, поскольку именно в указанных принципах, которые характеризуют сущ­ность гражданского судопроизводства, и отражается соот­ношение официальных обязанностей суда и процессуальных прав лиц, участвующих в деле.

Рассматривая активные полномочия суда в разрезе прин­ципа диспозитивности, можно привести примеры, когда гражданское процессуальное законодательство допускает вме­шательство в распорядительные права сторон. Такими при­мерами является ограничение права истца отказаться от иска, а ответчика признать иск без «разрешения» суда, который должен проверить соответствие таких действий закону и от­сутствие нарушения чьих-либо прав (хотя это вовсе не мешает истцу просить суд оставить исковое заявление без рассмотре­ния, а ответчику добровольно выполнить требование истца, даже если оно незаконно, без решения суда).

К таким примерам также можно отнести отдельные раз­решенные материальным законодательством случаи выхода суда за пределы исковых требований, в частности по отдель­ным категориям семейных дел. Можно привести и другие примеры «вмешательства» суда в диспозитивные права сто­рон, что никак не влияет на выполнение задач гражданского судопроизводства. Однако суд не имеет возможности про­явить активность, повлиять на движение дела и в интересах того же истца (или же в интересах правосудных целей) на ста­дии принятия искового заявления передать дело по подведом­ственности (на рассмотрение суда другой юрисдикции) или по подсудности (в другой суд по территориальности), а не воз­вращать исковое заявление истцу для подачи в надлежащий суд. Кроме того, если задачей гражданского судопроизводства считать «разрешение спора о праве» (а именно к этому и сво­дится понятие юрисдикции), суд должен активно выполнить эту публичную функцию (функцией судебной власти как раз и является устранение правовых конфликтов в обществе), даже если истец отказывается от иска, а ответчик настаивает на рас­смотрении дела, ведь ответчик имеет такое же право на судеб­ную защиту и его интересы тоже подлежат защите (особенно актуальным это является при предъявлении одним из совла­дельцев иска об установлении порядка пользования, а затем его отказе от иска, что, по сути, спор между совладельцами не решает, а только лишь затягивает его разрешение, требуя от ответчика предъявления нового иска, чем нарушается его право на эффективное восстановление в правах на протяже­нии разумного срока).

Отрицательно можно высказаться и в отношении преде­лов исковых требований по делам о признании недействитель­ными сделок или актов, что влечет за собой решение косвенных требований, связанных с последствиями недействительности (сейчас, в частности по законодательству Украины, прошение о применении последствий недействительности сделки или акта должно быть оформлено в виде дополнительного иско­вого требования). Однако, поскольку задачей суда является устранение возникшего правового конфликта и эффективное восстановление в правах, мы считаем, что именно к активным полномочиям суда должно относиться решение всех вопро­сов, связанных с применением последствий недействитель­ности сделки и аннулированием всех правовых последствий (ведь суд должен полностью и окончательно разрешить спор, чтобы в последствии не предъявлялись производные иски о применении недействительности сделки и аннулировании ее последствий, т.е. восстановить право, за защитой которого об­ратился человек).

Рассматривая активные полномочия суда в разрезе прин­ципа состязательности, следует отметить, что современное гражданское процессуальное законодательство характеризу­ется состязательной моделью судопроизводства, где стороны сами определяют объем доказательств и сами должны подать их суду, который лишен возможности самостоятельно изыски­вать доказательства и устанавливать объективную (судебную) истину вопреки воле сторон. Суд же, по общему правилу, только содействует сторонам в истребовании доказательств и должен разъяснять, какая из сторон должна доказать тот или иной факт.

Поэтому состязательность в гражданском процессе в су­ществующем виде может быть полностью реализована только на основе реального обеспечения равенства сторон в гражданском процессе (в юридической литературе проблемы реализации со­стязательной формы судопроизводства связывают, прежде всего, с недоступностью юридической помощи). Некоторые ученые-про­цессуалисты считают, что юридическая некомпетентность истца должна быть реальным основанием для отказа в удов­летворении заявления, когда он не способен надлежащим образом пользоваться своими процессуальными правами, не знает норм материального права и не может доказать свои ис­ковые требования. По мнению Е.В. Васьковского, чтобы устра­нить пагубное влияние неравносильности сторон, необходимо сделать одно из двух: либо ввести обязательное участие спе- циалистов-юристов в процессе, либо возложить на суды обя­занность оказывать содействие сторонам при установлении фактических обстоятельств дела. Е.В. Васьковский отдавал предпочтение второму способу и приводил в качестве при­мера положения австрийского устава, согласно которому суд обязан принять все меры, чтобы стороны дали все объяснения, которые необходимы для установления фактических обстоя­тельств, служащих основанием заявленных сторонами прав и требований. Самодеятельности суда положены два предела: 1) согласно принципу диспозитивности, суд не может требо­вать представления документов и вызывать свидетелей, если обе стороны заявят, что они этого не желают, и 2) о существо­вании документов, вещественных доказательств и свидетелей суд должен узнать из ссылки на них одной из сторон, а не пу­тем самостоятельных розысков.

Г.П. Тимченко считает, что юридическое и фактическое равенство сторон должно быть последовательно отражено в ГПК, основываясь на принципе равенства сторон в правовых возможностях пользования процессуальными средствами за­щиты их интересов, которые должны быть дополнены процес­суальной активностью суда. Ведь помощь тому, кто не умеет, - это обязанность судьи. Мы полностью согласны с последним утверждением, ведь, во-первых, гражданское процессуальное законодательство не обязывает истца и ответчика иметь юри­дическое образование, а значит знать нормы материального права и правильно определять предмет доказывания, а во- вторых, именно на судью, как юридически грамотного субъ­екта, возложена обязанность правильно решить дело, для чего надо правильно применить норму материального права, дей­ствие которой связано с наличием или отсутствием конкрет­ных обстоятельств, которые как раз и должен установить судья независимо от воли и желания сторон. Обратившись в суд с иском, истец реализует свое право на судебную защиту и спра­ведливое судебное разбирательство, а обеспечить человеку указанные права должен именно суд, в том числе и за счет его активных полномочий в процессе доказывания, не переклады­вая эту обязанность на юридически неграмотные стороны.

Прав был К.С. Юдельсон, говоря, что законность и обо­снованность судебного решения в подавляющем большинстве зависят от полноты проведенного заседания: ведь при вынесе­нии решения суд обладает, в конце концов, тем материалом, который взят в заседании. Отсюда вытекает задача суда - таким образом подготовить проведение заседания, чтобы оно обе­спечило полноту материалов для совещательной комнаты. А.В. Цихоцкий считает, что стоит сохранить активность суда, его стремление выполнить задачу по защите нарушенного права. Мы согласны с тем, что процесс должен быть построен по состязательной модели, но суд должен иметь самостоятельные полномочия по окончательному формированию правильного предмета доказывания и определению круга необходимых до­казательств, а в случае «пассивности» сторон, их истребованию и исследованию. Ведь пока движется судебная процессуальная деятельность, суд обязан выполнять свою юрисдикционную функцию в конкретном деле. В связи с этим следует согласиться, что суду должна быть предоставлена возможность направлять деятельность тяжущихся по пути исследования материальной истины, т. е. принцип состязательности (в указанном смысле) должен быть дополнен началом следственным, принципом ма­териального руководства суда процессом8. Также мы солидар­ны с мнением, что активность суда в доказывании нужна не для того, чтобы установить объективную истину, а для того, чтобы обеспечить сторонам подлинно равные возможности для отста­ивания своих интересов, а также проверить и дать оценку пред­ставленным доказательствам.

Процессуальная активность суда в процессе доказывания будет иметь место тогда, когда суд будет осуществлять права по установлению фактических обстоятельств по собственной инициативе. Однако, исходя из теории гражданских процессу­альных правоотношений, права суда являются одновременно его обязанностями. А значит суд в процессе доказывания не может быть полностью пассивным (независимо от полноты активности сторон). Однако и полностью активным он быть не может. Считаем, что суд в гражданском процессе должен не сам собирать доказательства, а быть активным «советником» сторонам в этом. Суд, реализуя свою процессуальную актив­ность, должен уточнить предмет и основание иска и исходя из этого определить характер спорных правоотношений и под­лежащую к применению норму материального права, а также круг фактов материально-правового характера, с которыми связано действие нормы права (предмет доказывания), и разъ­яснить, какая сторона должна доказать те или иные обстоя­тельства и какие доказательства подать на их подтверждение. И только при невыполнении сторонами их обязанности подать доказательства, суд должен проявлять в процессе доказывания свою активность (так как такое «содействие» является обязан­ностью суда как органа правосудия), самостоятельно выяснять такие обстоятельства и истребовать необходимые доказатель­ства, чтобы однозначно дать ответ о характере спорных право­отношений (однозначно подтвердить наличие или отсутствие спорных правоотношений сторон), а не делать преждевремен­ные ничем не доказанные выводы об обстоятельствах только на основании их неподтверждения одной из сторон.

В заключение хотелось сказать, что процессуальная ак­тивность суда необходима не только как гарантия защиты го­сударственных и общественных интересов, но и как гарантия выполнения задач гражданского судопроизводства и осущест­вления эффективной судебной защиты нарушенных прав. В этой связи мы не можем согласиться с мнением О.П. Чистя­ковой и других ученых, считающих, что активные полномочия суда не корреспондируют процессуальным правам лиц, уча­ствующих в деле, ведь, как мы уже говорили вначале, именно государство обязано обеспечить право на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство гражданских дел. Причем такое право имеет как истец, обратившийся в суд за защитой, так и ответчик, вовлеченный в гражданский процесс и также заинтересованный в защите своих прав от незакон­ных и необоснованных притязаний истца путем отказа истцу в иске и установления судебным решением преюдициального факта невиновности ответчика. Проведенное нами исследо­вание пределов процессуальной активности суда позволяет утверждать о необходимости существенного расширения ак­тивных полномочий суда до вышеупомянутых границ, что в значительной степени усилит эффективность гражданского судопроизводства и права на судебную защиту. Поэтому ука­занные вопросы представляют большую актуальность для на­уки гражданского процессуального права, а их дальнейшее изучение является перспективным направлением для усовер­шенствования гражданской процессуальной формы защиты прав в целом


гражданский процесс




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика