Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Вопросы квалификации уголовно наказуемых нарушений правил охраны труда
Научные статьи
27.12.13 11:19

вернуться

Вопросы квалификации уголовно наказуемых нарушений правил охраны труда


Непосредственное влияние на эффективность использо­вания трудовых ресурсов и роста производительности оказы­вает состояние охраны труда. Уголовно-правовая охрана отно­шений в сфере охраны труда реализована в ст. 143 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ). Состав дан­ного преступления материальный с бланкетной диспозицией, что с одной стороны обеспечивает стабильность уголовно-пра­вовой нормы в условиях постоянно изменяющегося трудового законодательства. С другой стороны, как отмечает Бубон К.В., применение ст. 143 УК РФ находится в прямой зависимости от нормотворчества в области охраны безопасности труда, ко­торое оценивается как непоследовательное и содержит мно­жество пробелов. В некоторых работах высказывается мне­ние, что нормативные акты, к которым отсылает ст. 143 УК РФ, должны быть федерального значения, другие авторы полага­ют, что к последним могут быть отнесены, например, инструк­ции предприятия. Аналогичной точки зрения придержива­ется Э.А. Коренкова в своем диссертационном исследовании.

В современном российском законодательстве воспринят подход, связанный с расположением ст. 143 УК РФ «Наруше­ние правил охраны труда» в главе 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» и иных статей, предусматривающих ответственность за наруше­ние правил охраны труда в отдельных отраслях хозяйственной деятельности, в главе 24 «Преступления против общественной безопасности». Как отмечает А.А. Великий, ст. 143 УК РФ пред­ставляет собою общую норму по отношению к ст. 215 - 217 УК РФ устанавливающим, уголовную ответственность за на­рушение правил на объектах атомной энергетики, при про­изводстве горных, строительных и иных правил безопасности, а равно нарушение правил на взрывоопасных объектах долж­ны квалифицироваться по данным статьям. Значит, с учетом правила о конкуренции норм, именно последние подлежат преимущественному применению как нормы специальные. Общим для находящихся в конкуренции норм является в том, что они предусматривают ответственность за одни и те же дея­ния, но по объему и содержанию эти нормы совпадают только частично.

Между тем в литературе высказаны, и иные мнения от­носительно объекта нарушений правил охраны труда. По мнению М.С. Гринберга «...на современном предприятии, в котором работают тысячи и десятки тысяч людей, многие из которых не связаны с обслуживанием техники и неизбежно на­ходятся посторонние люди, проблема охраны труда неотвра­тимо редуцируется в проблему общественной безопасности». Авторы работы «Основания уголовно-правового запрета» так­же являются сторонниками мнения, что объект нарушений правил охраны труда является общественная безопасность. Подобный подход имеет в своей основе рациональное зерно, так как отражает проблему технологических рисков и воз­можность наступления тяжких последствий, в результате на­рушения правил охраны труда неопределенному кругу лиц, например, при техногенных чрезвычайных ситуациях, эколо­гических катастрофах и т.д.

Вопрос об общественно опасных последствиях, наступаю­щих в результате нарушения правил охраны труда, достаточ­но многомерен. Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ внесены изменения в УК РФ, которые декриминализировали уголовно наказуемые деяния, повлекшие причинение по не­осторожности вреда средней тяжести, ответственности за ко­торые ранее была предусмотрена ч.1 ст. 143 УК РФ, что предо­пределило последующие дискуссии об общественно опасных последствиях данного преступления[3]. По мнению В.М. Трин- чук, изменение характеристик второго объекта (жизнь и здо­ровье) подтверждает, что данная статья направлена на защи­ту, а не охрану трудовых прав. Учитывая, что понятие защиты трудовых прав намного уже понятия охраны, за пределами уголовно-правового регулирования во многом оказываются общественные отношения, связанные с предотвращением, недопущением нарушений правил охраны труда. Уголовный кодекс берет под свою защиту лишь часть общественных от­ношений, существующих в сфере охраны труда. Таким обра­зом, в рассматриваемом аспекте уголовное законодательство развивается в направлении сужения сферы своего воздействия - «от охраны к защите». Д.А. Корецкий подобный подход считает необоснованным и ущемляющим права работников. Ему возражает Б.Я. Гаврилов, полагая, что главным критерием является именно применение законодательства об уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда. Свою точку зрения Б.Я. Гаврилов подкрепляет данными уголовной статистики, согласно которым усиление уголовного наказания не может обеспечить решение проблемы борьбы с преступно­стью, а лишь усугубляет ее социальные последствия.

Обратной стороной либерализации уголовного законода­тельства в сфере охраны труда является создание атмосферы безответственности, что может привести к увеличению реаль­ной численности преступлений. Поэтому полагаем, необхо­димым согласится с Д.А. Корецким, что декриминализация в рассматриваемой сфере не отвечает интересам работников. В этой связи некоторыми исследователями предложено вве­сти в ч. 1 ст. 143 УК РФ изменения, которые предусматривали бы ответственность за нарушения законодательства по охране труда, если это создавало угрозу причинения вреда здоровью подчиненных работников, что позволит, по их мнению, повы­сить профилактическую роль данной уголовно-правовой нормы. Схожая точка зрения высказана А. Грошевым и О. Смык, которыми предложено в целях обеспечение уголовно-право­вой превенции возложить ответственность непосредственно на руководителя за бездействие в отношении выявленных кон­тролирующими органами фактов нарушения правил охраны труда, создающих угрозу наступления общественно опасных последствий (предложено ввести в УК РФ ст. 143.1 «Злостное неисполнение предписания контролирующего органа в сфе­ре охраны труда»). Считаем, что с точки зрения экономии уголовной репрессии и соблюдения минимальных сроков привлечения к ответственности необходимо предусмотреть подобную норму в соответствующей статье Кодекса об адми­нистративных правонарушениях Российской Федерации.

В настоящее время допущенные нарушения правил ох­раны труда не образуют состава преступления, предусмо­тренного ст. 143 УК РФ, если не наступают предусмотренные уголовным законом последствия - причинение тяжкого вреда здоровья (ч. 1 ст. 143 УК РФ), либо смерть (ч. 2 ст. 143 УК РФ). За указанные нарушения законодательства об охране труда должностное лицо может быть привлечено к административ­ной либо дисциплинарной ответственности. Вместе с тем, Э.А. Коренкова полагает, что в ст. 143 УК РФ отсутствует градация указанных общественно-опасных последствий по степени их значимости. В качестве примера, приведено сравнение ситуа­ций группового несчастного случая и единичного несчастного случая, наступивших в результате нарушения правил охраны труда - обоих случаях квалификация будет идентичной. По­этому Э.А. Коренкова полагает, что целесообразным было бы дополнить ч. 2 ст. 143 УК РФ указанием на иные тяжкие по­следствия, к которым отнести причинение по неосторожности тяжкого или средней тяжести вреда здоровью нескольких лиц.

Согласно положениям действующего УК РФ в случае, если в результате нарушения правил охраны труда потерпев­шим причинен вред различной степени тяжести (средний, тяжкий), действия виновного квалифицируются по ч. 1 ст. 143 УК РФ, независимо от количества потерпевших. Количество пострадавших учитывается судом при назначении виновному наказания, которое назначается в пределах санкции ч. 1 ст. 143 УК РФ. Аналогичной точки зрения придерживается А.А. Ве­ликий, который указывает, что соответствующие изменения ранее внесены в ст. 216 УК РФ, и существующий подход в рам­ках ст. 143 УК РФ подобные ситуации нивелирует до уровня преступных последствий в отношении одного человека. Вме­сте с тем деяния, повлекшие последствия в отношении многих более общественно опасны и поэтому требуют индивидуали­зации наказания в рамках ст. 143 УК РФ. Некоторыми уче­ными предложено установить уголовную ответственность за нарушения правил охраны труда, повлекшие по неосторож­ности профессиональное заболевание, повлекшее значитель­ную стойкую утрату общей трудоспособности не менее, чем на одну треть. В качестве обоснования ими приводятся примеры из уголовных законов стран ближнего зарубежья: уголовные кодексы Республики Беларусь (ст. 306) и Республики Таджики­стан (ст. 154). По нашему мнению, данное предложение сузит сферу действия ст. 143 УК РФ, так как собственно тяжкий вред здоровью включает в себя возникновение профессиональных заболеваний.

Спецификой уголовно-наказуемого нарушения правил охраны труда является то, что в большинстве случаев пре­ступные нарушения правил охраны труда совершаются путем бездействия. В литературе даже высказывалось мнение, что на­рушение правил охраны труда не может быть совершено пу­тем бездействия, речь в этих случаях идет о попустительстве, что является частным случаем общедолжностной халатности. Преступное бездействие может заключаться либо в полном неисполнении требований, предусмотренных правилами охраны труда, либо в неисполнении части требуемых требо­ваний. Нарушение правил охраны труда может состоять в преступном поведении одного лица, ответственного за соблю­дение таких правил, либо нескольких лиц, действия (бездей­ствие) которых повлияли на создание ситуации, вызвавшей общественно опасное последствие, так называемое неосто­рожное сопричинение вреда. Нередки случаи преступного нарушения правил охраны труда, при которых потерпевший получает травму при выполнении работы в состоянии опья­нении. Причинение работнику травмы в результате выполне­ния им производственной операции в состоянии опьянения не освобождает лицо, ответственное за соблюдение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, от уго­ловной ответственности. Лицо, на которое возложены обязан­ности по соблюдению таких правил, должно принять меры к отстранению от работы находящегося в состоянии опьянения работника с целью создания условий безопасного проведения работ. Поэтому в случае, если лицо, на которое были возложе­ны обязанности по соблюдению правил охраны труда, знало, что работник находится в нетрезвом состоянии, но не приняло мер к отстранению его от работы, в его действиях содержится состав преступного нарушения правил охраны труда, при ус­ловии наступления указанных в законе последствий. Пленум Верховного суда № 1 от 23.04.1991 обращает внимание на не­обходимость реагирования судами при установлении фактов недисциплинированности, безответственности, пьянства и других условий, способствовавших совершению указанных преступлений.

Признание объектом преступления, предусмотренно­го ст. 143 УК РФ, права на труд в условиях, отвечающих тре­бованиям безопасности и гигиены, позволяет вполне точно определить, кто может быть признан потерпевшим от этого преступления. Носителями рассматриваемого права на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, являются лица, участвующие в данном производстве, связан­ные трудовыми отношениями с данным предприятием. По­этому потерпевшими в результате преступных нарушений правил охраны труда могут быть только названные лица, а не посторонние, оказавшиеся в сфере действия опасных или вредных факторов. Если в результате нарушения правил ох­раны труда потерпевшими оказались лица, не связанные тру­довыми отношениями с предприятием, где совершено такое нарушение, действия виновных в зависимости от их служеб­ного положения, характера и тяжести наступивших послед­ствий должны квалифицироваться либо как соответствующее должностное преступление, либо как нарушение правил тех­ники безопасности, либо как преступление против личности. Очень часто на практике следственные органы применяют те­орию прямой и непосредственной причинной связи, но, как правильно замечает М.С. Гринберг - « концепция прямой и непосредственной причинной связи мало способствует вы­явлению всего круга лиц, причастных к разрушительному действию техники. Правильное же решение вопроса в этих случаях было бы там, где острие уголовной репрессии направ­лялось бы только на тех, кто непосредственно стоит у пульта управления технических систем, но и на лиц, обязанных ор­ганизовывать работу на производстве.». Несчастный случай может произойти при отсутствии, каких бы то ни было на­рушений, как со стороны должностных лиц, так и со стороны самого потерпевшего. Иногда лицо своими действиями объек­тивно создает условия для наступления вредных последствий, а сами последствия наступают в результате действий другого лица или других лиц. То есть имеет место причинная связь, осложненная вмешательством привходящих сил. Следует иметь в виду, что если будет установлено, что несчастный слу­чай на производстве произошел вследствие небрежности по­терпевшего (грубой неосторожности самого потерпевшего), следствие должно прекратить уголовное дело, а суд решить вопрос о вынесении оправдательного приговора в отношении подсудимого6. Таким образом, уголовное законодательство в сфере охраны труда развивается в направлении сужения сфе­ры своего воздействия «от охраны к защите». Анализ судебной практики по ст. 143 УК РФ «нарушение правил охраны труда» позволяет сделать вывод о том, что бланкетный характер дис­позиции настоящей статьи создает серьезные сложности при квалификации деяний в связи со значительным объемом нор­мативно-правовых актов регулирующих данную сферу. Мас­сив нормативно-правовых актов, регулирующих сферу охраны труда, безусловно, нуждается в систематизации. Положитель­ной стороной бланкетного характера диспозиции ст. 143 УК РФ является стабильность уголовно-правовой нормы, в диспо­зицию которой за время существования кодекса вносились из­менения всего один раз.

Право на труд в условиях, отвечающих требованиям без­опасности и гигиены, является неотъемлемым правом лиц, участвующих в производстве и связанных постоянно или вре­менно трудовыми отношениями с данным предприятием. Субъект преступления специальный в ст. 143 УК РФ, но требу­ется тщательность не только при установлении его признаков, но и в исследовании конкретных обстоятельств совершенного деяния, чтобы исключить вину в наступлении несчастного слу­чая на производстве вследствие небрежности самого потер­певшего. Солидарны с исследователями, обосновывающими необходимость установления качественной градации обще­ственно опасных последствий нарушений правил охраны тру­да, потребность в это будет только нарастать. Интересными в этой связи представляются предложения об установлении квалифицированных составов преступления ст. 143 УК РФ в форме: причинения по неосторожности тяжкого вреда или средней тяжести вреда нескольким лицами в результате нару­шения правил охраны труда.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика