Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Субъекты правоотношений, связанные с внесудебным (нотариальным) обеспечением доказательств
Научные статьи
27.12.13 13:04


Субъекты правоотношений, связанные с внесудебным (нотариальным) обеспечением доказательств

В современных условиях, когда отношения в обществе закономерно выходят на качественно новый уровень, важное значение приобретает совершенствование законодательства, обеспечивающего развитие общественных связей, в том чис­ле, и процессуального законодательства. В гражданском и ар­битражном процессе складываются правоотношения между судом и всеми участниками судебного разбирательства: между судом и истцом, судом и свидетелем, судом и специалистом и пр. Поскольку доказывание является частью гражданско­го процесса и производится в соответствии с нормами граж­данско-процессуального права, то и субъектами доказывания могут быть лишь те, кто связан с судом правовыми отноше­ниями. Однако в случае внесудебного обеспечения доказа­тельств понятие «круг участников гражданско-процессуаль­ных отношений» рассматривается в широком значении - к их числу дополнительно могут быть отнесены и так называемые «потенциальные истцы» и «потенциальные ответчики», т.е. заинтересованные лица, а также сам нотариус, к которому указанные лица могут обратиться в случае необходимости обеспечения доказательств. Так, согласно ст. 102 Основ зако­нодательства Российской Федерации о нотариате обеспечение доказательств является нотариальным действием, которое совершается по просьбе заинтересованных лиц, имеющих основания предполагать, что в суде или административном органе возникнет дело, представление доказательств по кото­рому в будущем будет невозможным или затруднительным. Целью обеспечения доказательств является создание усло­вий для установления истины по делу с использованием до­казательства, относительно которого есть основания полагать, что оно будет утрачено к моменту судебного разбирательства.

Регламентации производства по обеспечению доказа­тельств нотариусами посвящены ст. 102, 103 Основ законода­тельства Российской Федерации о нотариате. Ст. 103 пред­писывает, что при выполнении процессуальных действий нотариус руководствуется нормами гражданского процессу­ального законодательства. таким образом, указанная статья является бланкетной нормой и отсылает нас к соответству­ющему процессуальному кодексу, регулирующему произ­водство, в рамках которого должно быть представлено обе­спеченное нотариусом доказательство. Мз содержания ст. 102 следует, что нотариус обеспечивает доказательства, которые впоследствии могут быть предъявлены не только в судебные, но и административные органы. При этом закон не раскры­вает понятия административных органов. Мсходя из смысла ст. 102, 103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате под ними подразумевают специально уполномо­ченные органы, наделенные правом на рассмотрение дел об административных правоотношениях (кроме судов, которые тоже имеют право рассматривать дела об административных правонарушениях по определенным категориям дел, отнесен­ных к их компетенции). Перечня таких органов закон также не дает. По мнению некоторых ученых, расширительно тол­кующих содержание указанной статьи, к административным относятся следственные органы, правда, без уточнения, какие это следственные органы. Представляется, что органы проку­ратуры и следствия, руководствующиеся в своей деятельности УПК РФ, не могут быть отнесены к органам, в рамках расследо­вания которых может быть представлено доказательство, обе­спеченное нотариусом, так как УПК РФ особо регламентирует процедуру сбора и оценки доказательств, отличную от ГПК РФ.

Суд оценивает доказательства с учетом принципа их до­пустимости. Ученые неоднократно отмечали различие поня­тий допустимости доказательств в гражданском процессе и уголовном судопроизводстве. Оно заключается в том, что со­держание данного понятия, определяемое законом, в граж­данском и уголовном процессе нетождественно и имеет свои особенности. Согласно ст. 75 УПК РФ недопустимыми явля­ются доказательства, полученные с нарушением требований Кодекса. такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также исполь­зоваться для доказывания любого из обстоятельств, подлежа­щих доказыванию. Как следствие, в науке уголовного процес­суального права допустимыми называются доказательства, полученные с соблюдением всех норм уголовного процессу­ального закона при проведении следствия и судебного раз­бирательства по уголовному делу. Норма УПК РФ по своему содержанию, в том числе терминологически, соотносится с положением, содержащимся в ч. 2 ст. 50 Конституции Россий­ской Федерации, в соответствии с которым при осуществле­нии правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В ГПК РФ также имеется норма, полностью согласующаяся с данным конституционным установлением: «доказательства, получен­ные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда» (ч. 2 ст. 55 ГПК РФ). Отсюда видно, что такие доказательства не имеют юри­дической силы и не могут применяться в гражданском судо­производстве. Однако при этом не используется термин «до­пустимость». Это неслучайно. В гражданском процессуальном праве допустимость доказательств - это понятие, имеющее собственное, вполне определенное содержание. В этой связи отмечается, что в гражданском процессе ошибочно определять допустимость доказательств как предписание использовать в судопроизводстве только доказательства, полученные с соблю­дением процессуального закона или, напротив, запрещение использования в судопроизводстве доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Такое предписание и за­прещение охватывается понятием «юридическая сила» доказательств. Таким образом, представляется, что обеспечение доказательств не может быть совершено по обстоятельствам, которые будут рассматриваться в уголовном процессе.

Вышесказанное не исключает возможности предъявления обеспеченных нотариусом доказательств при предъявлении гражданского иска в рамках рассмотрения уголовного дела в суде. Но эти доказательства должны касаться только величины причиненного материального ущерба или морального вреда, поскольку вопрос вины, а также причиненного ущерба (вред) и причинно-следственной связи с наступившими последстви­ями решается в уголовном процессе по правилам УПК РФ. В юридической литературе высказывались предложения об использовании услуг нотариуса в рамках уголовного произ­водства. Так, Е. Корякин, В. Руднев, Г. Беньягуев в целях гаран­тии обеспечения прав защитника на собирание доказательств по уголовному делу предлагают присутствие нотариуса при опросе лиц, выразивших согласие на это, с целью получения сведений, относящихся к уголовному делу и позволяющих до­казать невиновность или меньшую виновность подзащитного. Результаты опроса должны фиксироваться в протоколе. В данном предложении содержится рациональное зерно, и оно может позитивно отразиться на защите прав граждан, но УПК РФ эту процедуру не дозволяет. Представляется, что обеспече­ние доказательств нотариусом допустимо для последующего их исследования, в частности, в органах ГИБДД в налоговых, таможенных и иных органах при административном пре­следовании. Таким образом, при обеспечении доказательств нотариус (если ему это известно) должен руководствоваться Кодексом Российской Федерации об административных пра­вонарушениях, Таможенным кодексом Российской Федера­ции, Налоговым кодексом Российской Федерации и другими нормативными актами в зависимости от конкретных обсто­ятельств, для которых требуется обеспечение доказательств. Например, при рассмотрении административного дела о при­влечении гражданина к административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения, он может предста­вить протокол осмотра вещественного доказательства - места происшествия. Нотариус не только осматривает участок доро­ги и составит его описание, а также может произвести фото­графирование и (или) видеосъемку, измерение расстояний с помощью специальных измерительных приборов, в том числе рулеткой, с подробным занесением в масштабированную на миллиметровой бумаге схему места происшествия, но и от­разит это в протоколе. Опираясь на составленный нотариусом в порядке обеспечения доказательств протокол, лицу, привле­ченному к административной ответственности, гораздо легче доказать те обстоятельства, на которые он ссылается в обосно­вание своих доводов о собственной невиновности.

Суд представляет собой государственный орган, зани­мающий особое положение в системе государственного ме­ханизма, самостоятельный и независимый от других органов государственной власти, осуществляющий особую государ­ственную деятельность - правосудие, состоящий из судей - но­сителей судебной власти. В соответствии со ст. 4 Федерально­го конституционного закона от 31.12.1996 г. № 1 «О судебной системе Российской Федерации» правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Федерации и насто­ящим Федеральным конституционным законом. В стране дей­ствуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составля­ющие судебную систему Российской Федерации.

К федеральным судам относятся: Конституционный Суд Российской Федерации;

Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федераль­ного значения, суды автономной области и автономных окру­гов, районные суды, военные и специализированные суды, со­ставляющие систему федеральных судов общей юрисдикции;

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, фе­деральные арбитражные суды округов (арбитражные кассаци­онные суды), арбитражные апелляционные суды, арбитраж­ные суды субъектов Российской Федерации, составляющие систему федеральных арбитражных судов;

Дисциплинарное судебное присутствие.

К судам субъектов Российской Федерации относятся: конституционные (уставные) суды субъектов Российской Фе­дерации, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрис­дикции субъектов Российской Федерации. Правосудие осу­ществляется только в порядке, установленном законом особой процедуры - уголовного и гражданского процесса. В связи с этим обеспечение доказательств осуществляется нотариуса­ми по правилам, предусмотренным соответствующими про­цессуальными нормами, применяемыми указанными судами. Особняком здесь стоят Конституционный Суд Российской Фе­дерации и Дисциплинарное судебное присутствие, которые занимают особое место в судебной системе в силу стоящих перед ними задач. Нотариус не может обеспечивать доказа­тельства для указанных судов, поскольку данная процедура не относится к их компетенции, т.е. соответствующими законода­тельными актами не предусмотрена.

Основы законодательства Российской Федерации о но­тариате не дают ответа на вопрос, возможно ли обеспечивать доказательства для последующего их представления в тре­тейские суды и международные коммерческие арбитражи. Указанные органы уполномочены на разрешение споров по договору сторон дела и не относятся к числу органов судеб­ной власти, осуществляющих правосудие. Вместе с тем ст. 102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате допускает обеспечение доказательств для последующего раз­бирательства в административных органах, например ГИБДД, налоговых, таможенных и иных органах при административ­ном преследовании1. В связи с этим, некоторые авторы по­лагают, что в случаях, указанных в положениях и регламентах третейских судов и коммерческих арбитражей, нотариусы также вправе заниматься обеспечением доказательств с целью последующего их представления в третейский суд или арби­траж, однако данное правило следует прямо оговорить и в законодательстве о нотариате. Обеспеченные нотариусом до­казательства также могут быть представлены в любые органы государственной власти и организации независимо от форм собственности, должностным лицам и гражданам. Целью та­кого обращения является предупреждение будущего спора, предотвращение нарушения прав и законных интересов граж­дан и юридических лиц, что также подтверждается многочис­ленной практикой. При предъявлении обеспеченного нотари­усом доказательства у противной стороны может возникнуть желание уладить все спорные ситуации мирным путем, что сэкономит много времени, денег и сил. таким образом, в дан­ном случае превентивная функция нотариата проявляется как нельзя лучше.

Органы прокуратуры и следствия, руководствующиеся в своей деятельности УПК РФ, не могут быть отнесены к органам, в рамках расследования которых может быть представлено до­казательство, обеспеченное нотариусом, так как УПК РФ особо регламентирует процедуру сбора и оценки доказательств, от­личную от гражданского процессуального законодательства. Большое значение для деятельности нотариуса имеют процес­суальные нормы, обеспечивающие правильное и быстрое раз­решение дела. Строгое соблюдение заранее предусмотренных и установленных законодательством Российской Федерации правил совершения нотариальных действий обеспечивает законность и порядок деятельности нотариальных органов. Основными процессуальными источниками права по обеспе­чению доказательств нотариусами являются: Основы законо­дательства Российской Федерации о нотариате, Методические рекомендации по совершению отдельных видов нотариаль­ных действий нотариусами Российской Федерации, Граж­данский процессуальный кодекс Российской Федерации, Ар­битражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных право­нарушениях и др. Вопросам, касающимся обеспечения дока­зательств, посвящены следующие нормы процессуального за­конодательства. Прежде всего, это ст. 35, 102, 103, 108 Основ, а также, в частности, ст. 35, 55-60, 64—66, 69-71, 73, 75, 77, 79-86, 88, 94-97, 113-119, 176-181, 184, 188, 229-230 ГПК РФ; ст. 41, 64-68, 72, 75-76, 78-9, 82-86, 88-90, 99, 101, 106-109, 121-124, 155 АПК РФ; ст. 26.2-26.8 КоАП РФ и др. Кроме того, нотариусам пред­лагается пользоваться п. 45 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий. При этом нотариус должен соблюдать основные правила совер­шения нотариальных действий, предусмотренные главой IX Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

Как указывалось выше, обеспечение доказательств не мо­жет быть совершено по обстоятельствам, которые будут рас­сматриваться в уголовном процессе. При совершении нота­риального действия по обеспечению доказательств нотариус не решает вопроса об относимости и допустимости доказа­тельств (это входит в компетенцию суда или административ­ного органа, рассматривающего дело), а лишь подтверждает факты, имеющие юридическое значение. В связи с этим нота­риус не вправе давать оценки и комментарии в процессуаль­ных документах об обеспечении доказательств. Совершать но­тариальное действие по обеспечению доказательств согласно ст. 35 Основ законодательства Российской Федерации о нота­риате вправе:

1)  нотариусы, занимающиеся частной практикой;

2)  нотариусы, работающие в государственных нотариаль­ных конторах.

Иные должностные лица (командиры воинских частей, главные врачи, капитаны судов и т.п.), в том числе консульских учреждений Российской Федерации (за рубежом) и органов местного самоуправления поселений Российской Федерации, нотариальное действие по обеспечению доказательств совер­шать не вправе. К общей компетенции всех нотариусов (как государственных, так и частных) относится совершение нота­риального действия по обеспечению доказательств, указан­ного в ст. 35 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате.

Количество нотариусов, работающих в государственных нотариальных конторах, немногочисленно. По состоянию на 1 января 2010 г. их число составляло 48 (10 должностей вакант­ны) человек против 7621 (175 вакантны) нотариусов, занима­ющихся частной практикой. В 2011 г. число государственных нотариусов составляло 25 (7 должностей вакантны) человек против 7727 (107 вакантны) нотариусов, занимающихся част­ной практикой. Более поздней официальной статистики не представлялось, однако соотношений цифр, по нашему мне­нию, остается практически неизменным. Поэтому, фактиче­ски этот вид нотариального действия в большинстве нотари­альных округов Российской Федерации совершают нотариусы, занимающиеся частной практикой.

Исходя из требований ст. 65 ГПК РФ, обеспечение доказа­тельств производится в районе деятельности суда, в котором будет рассматриваться дело. При обеспечении доказательств нотариусам иногда трудно определить подсудность. так, на­пример, заявителю может быть неизвестно, кто будет являть­ся ответчиком по будущему спору и его адрес. В таком слу­чае нотариус должен предпринять все возможные меры для определения подсудности будущего спора, в рамках которого будет исследоваться обеспеченное нотариусом доказательство, исходя при этом из добросовестности действий заявителя, предупредив его о возможных последствиях. Ст. 58 ГПК РФ в определенных случаях допускает осмотр письменных или ве­щественных доказательств по месту их нахождения или хране­ния. Поскольку в законе отсутствует четкое указание на исклю­чительную территориальную привязку к месту совершения обеспечения доказательств, то с некоторой долей уверенности можно утверждать, что для нотариального порядка обеспе­чения доказательств данных ограничений не предусмотрено. В ст. 40 Основ законодательства Российской Федерации закре­плено общее правило, согласно которому обеспечение дока­зательств может осуществляться любым нотариусом. Данного правила следует придерживаться до соответствующих офици­альных разъяснений этого вопроса в законодательстве.

Статья 102 Основ законодательства Российской Федера­ции о нотариате не раскрывает круг лиц, по инициативе ко­торых может происходить обеспечение доказательств, обо­значая их как заинтересованные лица. По мнению некоторых авторов, за совершением нотариального действия по обеспе­чению доказательств может обратиться только будущий истец или предполагаемый ответчик, т.е. потенциальные стороны по делу, рассмотрение которого предстоит в суде или адми­нистративном органе. Другие авторы утверждают, что в каче­стве лиц, обеспечивающих доказательства, могут выступать будущие стороны уголовного, гражданского и арбитражного процессов, для защиты прав и интересов которых может по­надобиться фиксация соответствующих доказательств, пре­жде всего истец, ответчик, свидетель, подозреваемый, обвиняемый. О невозможности обеспечения доказательств в рамках уголовного процесса подозреваемыми и обвиняемыми уже говорилось выше. Что касается свидетеля как инициатора процедуры обеспечения доказательств, то это мнение также является ошибочным, поскольку свидетель сам по себе уже яв­ляется источником доказательств и в силу его процессуальной природы не может самостоятельно, так же как заинтересован­ное лицо, добывать и просить об обеспечении сведений, не­обходимых для будущего процесса. Анализ процессуального законодательства показывает, что к таким лицам могут быть отнесены все потенциальные лица, участвующие в деле, будь то дело, рассматриваемое в суде общей юрисдикции или в арбитражном суде, заботящиеся о заблаговременном закре­плении доказательств, необходимых для защиты своих прав и интересов. Гражданское процессуальное законодательство не дает общего определения понятия лиц, участвующих в деле, ограничиваясь лишь перечислением состава этих лиц. Соглас­но ст. 34 ГПК РФ лицами, участвующими в деле, являются сто­роны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц, или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основани­ям, предусмотренным ст. 4, 46 и 47 ГПК РФ, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений. В со­ответствии со ст. 40 АПК РФ лицами, участвующими в деле, являются стороны (истец и ответчик); заявители и заинтере­сованные лица - по делам особого производства, по делам о несостоятельности (банкротстве) и в иных предусмотренных АПК РФ случаях; третьи лица; прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, об­ратившиеся в арбитражный суд в случаях, предусмотренных АПК РФ. В соответствии со ст. 41 АПК РФ, ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, обладают равными правами, в частности, имеют право представлять доказательства и участвовать в их исследовании. Это означает, что они также имеют право на до­судебное обеспечение доказательств посредством обращения за совершением соответствующего нотариального действия. В случае возникновения дела право предъявлять доказательство по смыслу ст. 102 Основ законодательства Российской Феде­рации о нотариате имеет лицо, обратившееся к нотариусу за обеспечением доказательств. Предъявление суду обеспеченно­го нотариусом доказательства иным, ненадлежащим лицом (т.е. лицом, которое не обращалось к нотариусу за обеспече­нием доказательств, или лицом, которое не является участни­ком процесса) может служить основанием для исключения его из числа исследуемых судом доказательств. С просьбой об обеспечении доказательств может обратиться как физическое, так и юридическое лицо. Заявителем может также выступать и представитель указанных лиц, полномочия которого долж­ны быть оформлены по доверенности, в которой указывают­ся конкретные полномочия на обеспечение доказательств.

Адвокаты как представители заинтересованных лиц должны действовать по доверенности. Несовершеннолетние (с 16 до 18 лет) граждане могут действовать с согласия законных пред­ставителей. В интересах малолетних граждан законные пред­ставители выступают самостоятельно. Наличие представителя по доверенности не исключает возможности участия в про­цессе по обеспечению доказательств самого заинтересован­ного лица. ГПК РФ и АПК РФ в этих случаях предписывают указывать в протоколе всех лиц, участвующих в обеспечении доказательств. В определенных случаях при обеспечении дока­зательств могут присутствовать лица, которые не являются ни заявителями, ни лицами, участвующими в процессе. Их статус определяется как лица, содействующие осуществлению пра­восудия. К ним относятся переводчики, если лицо не владеет русским языком, либо лицо, обладающее специальными по­знаниями сурдоперевода в случае, если к нотариусу обратил­ся глухой, немой или глухонемой неграмотный гражданин. Полномочия переводчика подтверждаются дипломом либо иным документом, доказывающим наличие знания иностран­ного языка. Право сурдопереводчика на осуществление обще­ния с указанными гражданами подтверждается удостоверени­ем, выданным местным отделением Всероссийского общества глухих. В случае допроса несовершеннолетних в качестве при­влеченных лиц могут выступать представитель органа опеки и попечительства либо педагог. Участие указанных лиц также фиксируется в протоколе, в котором они расписываются, при этом переводчик (сурдопереводчик) предупреждается об уго­ловной ответственности за неправильный перевод.

С учетом вышеизложенного можно выделить следующие признаки нотариуса как субъекта процедуры обеспечения до­казывания: 1) нотариус как субъект обеспечения доказательств является субъектом гражданских процессуальных отношений, однако не имеет ни материально-правовую и ни процессуаль­но-правовую заинтересованность в исходе дела; 2) в соответ­ствии с действующим законодательством он несет обязанность по обеспечению доказательств и обладает таким правом в силу гражданского процессуального законодательства и Основ законодательства о нотариате; 3) использует фиксацию или содействует фиксации доказательств для подтверждения или опровержения фактов или событий, имеющих значение для правильного разрешения дела.



Блок управления UNIPLEX – это система контроля, воплощенная в одной компактной вставной плате, выполненной по евростандарту, содержащая регулятор и ограничитель температуры. Вся подробная информация на сайте http://kloeppertherm.com.ua/production/manage-systems.html


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика