Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

От конституционных идей до конституций в Казахстане и странах Центральной Азии

Интервью с Матаевой Майгуль Хафизовной, доктором юридических наук, проректором по научной работе и коммерциализации новых технологий Казахского гуманитарно-юридического инновационного университета.

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Скачать в PDF

вернуться

РАБОТА СЕКЦИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПУБЛИЧНОГО ПРАВА НА V МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

27-го ноября 2013 г. в Московском государственном юри­дическом университете имени О.Е.Кутафина (МГЮА) состо­ялась V Международная научно-практическая конференция «Конституционализм и правовая система России: итоги и пер­спективы» (Кутафинские чтения). Секция международного права работала с 10-ти до 17-ти часов в зале заседаний Дис­сертационного совета МГЮА имени О.Е.Кутафина. Работу секции открыл К.А. Бекяшев - заведующий кафедрой между­народного права МГЮА имени О.Е. Кутафина, доктор юри­дических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ. Он выступил с приветственным словом, в котором пожелал успешной работы всем участникам секции, в числе которых были видные юристы-международники из России, Болгарии, Швейцарии.

Вниманию собравшихся были представлены печатные издания, подготовленные авторским коллективом кафедры международного права МГЮА в 2013 г.: новый пилотный учебник для бакалавров по международному праву, подготов­ленный в соответствии с ФГОС высшего профессионального образования по направлению подготовки «Юриспруденция»; сборник статей по актуальным проблемам международного права «Верховенство международного права» (Liber amicorum) в честь 70-летия К.А.Бекяшева; сборник статей «Международ­ное право и международные отношения» в честь 80-летне­го юбилея доцента кафедры международного права МГЮА М.Е.Волосова; монографии доцента кафедры международно­го права МГЮА Л.И.Захаровой «О спорт, ты - мир!», «Роль международного права, lex sports и lex olympica в регулиро­вании международных спортивных отношений».

Первым свой доклад на тему «Конституционно-право­вая модель межгосударственных отношений Российской Фе­дерации» представил доктор юридических наук, профессор, заместитель директора Института законодательства и сравни­тельного правоведения при Правительстве РФ, президент Рос­сийской ассоциации международного права А.Я.Капустин. Он выделил четыре основные модели конституционного устройства государств и их ключевые особенности. Историче­ски первой моделью явилась конституция США 1787-го г., ко­торая признавала единым субъектом международного права федерацию и провозглашала ряд присущих ей прав. Бесспор­ную актуальность в этой модели сохраняют положения о соот-

ношении международного и внутригосударственного права. Вторая конституци­онно-правовая модель пред­ставлена                         конституциями,

принятыми после оконча­ния Второй мировой войны под влиянием Устава ООН и Всеобщей декларации прав человека 1948 г. - тако­вы, например, конституции

Италии, Франции, Японии. Третья модель воплотилась в кон­ституциях социалистических государств, в которых обычно не освещался вопрос о соотношении международного и вну­тригосударственного права, но весьма подробно раскрывались принципы и цели внешней политики государства, определя­лось его место в современном мире. Четвертая модель объ­единяет конституции государств Центральной и Восточной Европы, в т.ч. и Конституцию РФ 1993-го г., которая, по мне­нию докладчика, отражает многие позитивные тенденции конституционно-правового регулирования межгосударствен­ных отношений на современном этапе. Однако анализ кон­ституционных положений России и государств, образующих Таможенный союз и Единое экономическое пространство, свидетельствует о незавершенном характере конституцион­ного регулирования региональной межгосударственной инте­грации (см. ст.79 Конституции РФ). Автор призвал заложить основы будущей евразийской интеграции и подчеркнул ее долгосрочный стратегический характер.

Советник по правовым вопросам Международного коми­тета Красного Креста Лоран Жизель (Женева, Швейцария) в рамках своего доклада «Киберпространство и международное гуманитарное право (МГП)» обозначил острые проблемы, воз­никающие на современном этапе в области международного права вооруженных конфликтов вследствие неправомерного использования достижений научно-технической революции. В их числе - проблема анонимности в киберпространстве; проблема отсутствия границ; проблемы применимости к ки­бератаке принципов соразмерности, пропорциональности, различения целей, предосторожности, нейтральности и др. В 2013 г. МККК участвовал в разработке «Таллиннского руководства по международному праву, применимому к кибервой­не», который был разработан экспертами НАТО, и в России был воспринят отрицательно - как документ, узаконивающий кибервойну. РФ подготовила и представила в ООН несколько собственных проектов документов в этой сфере. Докладчик призвал как минимум признать применимость норм МГП в условиях кибервойны.

Доктор юридических наук В.С.Котляр выступил с докла­дом «Война в Сирии в свете норм международного права о применении государствами силы в международных отноше­ниях». Устав ООН допускает применение государствами силы лишь в порядке самообороны (ст.51) и по решению Совета Безопасности ООН (СБ ООН) для устранения угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии (ст.39-42). После распада СССР США и другие страны НАТО стали предпринимать по­пытки освободиться от этих ограничений и сформулировали концепцию т.н. «гуманитарной интервенции». Чтобы поло­жить конец попыткам ее узаконить, в «Итоговом документе Всемирного саммита» 2005-го г. была одобрена концепция «Ответственность по защите». Россия ее поддержала. Однако в 2011-ом г. в Ливии концепция потерпела фиаско. До сентября 2013-го г. США, Франция, Великобритания и арабские монар­хии Персидского залива стремились реализовать «ливийскую модель» и в Сирии, отдавая предпочтение не политическим переговорам, а смене режима Б.Асада военным путём. По оценке докладчика, из ста тыс. повстанцев экстремисты кон­тролируют около 70% отрядов и их вооружений. Западные государства стали опасаться непредсказуемого развития собы­тий в случае их прихода к власти. Докладчик призвал не демо­низировать фигуру Обамы, который не спешил с реализацией силового решения сирийской проблемы и отказался от него после сентябрьской инициативы России. Договорённость Лав­ров-Керри и принятая на ее основе резолюция СБ ООН 2118 повысили политический авторитет России на Ближнем Вос­токе и во всем мире. Свое выступление докладчик завершил призывом умело использовать полученные преимущества, продолжать укрепление экономики и военного потенциала России и готовиться к конференции «Женева-2», проведение которой ожидается в январе 2014-го г.

Доктор юридических наук, профессор Дипломатической академии МИД РФ Е.Г.Ляхов посвятил свое выступление та­кой теме, как «Субъекты обеспечения безопасности мирового сообщества (международно-правовой аспект)». Под этим со­бирательным термином докладчик понимает субъектов меж­дународного права и иные «элементы международного со­общества», нацеленные на обеспечение безопасности. В своей деятельности они должны руководствоваться формулой обе­спечения безопасности социальных объектов, которая стала предметом внимательного рассмотрения на недавней конфе­ренции по этой проблематике, состоявшейся в Дипломатиче­ской академии МИД РФ.

В преддверии 20-летия принятия Конституции РФ доктор юридических наук, декан факультета международного права Дипломатической академии МИД РФ А.А.Моисеев обратил­ся к теме «Актуальные вопросы международного права и рос­сийской конституции». Докладчик заявил: «Государственный суверенитет является ключевым понятием для любого госу­дарства, включая Российскую Федерацию, и исходной точкой построения всей современной международно-правовой систе­мы». Суверенное государство не подчиняется власти других го­сударств, однако в силу норм международного права его пра­воспособность ограничена: как минимум, государство обязано уважать суверенитет других государств. А.А.Моисеев сформу­лировал вывод об «абсолютном и неделимом» характере суве­ренитета государства. На современном этапе он заключается в свободе государства в любой момент времени реализовывать полномочия, имеющиеся в национальной сфере или в обла­сти международного сотрудничества, либо отказаться от их осуществления.

Доктор юридических наук, профессор кафедры между­народного права МГИМО (У) МИД Рф Ю.Н.Малеев в своем выступлении «Новое в международном управлении» подчер­кнул, что п.4 ст.2 Устава ООН следует понимать как принцип воздержания от применения силы, а не как запрет примене­ния силы. Кроме того, докладчик не согласился с традици­онной интерпретацией ст.51 Устава ООН как закрепляющей право государства на самооборону. Он указал на жизненную необходимость превентивного (упреждающего) удара для обеспечения безопасности государства и на функции по «при­нуждению к безопасности», которые объективно обрели ре­гиональные военно-политические союзы, в первую очередь НАТО, после того, как, по мнению докладчика, ООН утратила свои полномочия по обеспечению международного мира и безопасности.

Дискуссию вызвало выступление заведующего кафедрой международного права МГУ им. М.В.Ломоносова, кандидата юридических наук, доцента А.С. Исполинова, который пред­ставил вниманию собравшихся свой доклад на тему «Пере­осмысливая доктрину норм jus cogens». В 1969-ом г. термин «jus cogens» появился в Венской конвенции о праве междуна­родных договоров, но ни четких критериев отнесения между­народно-правовых норм к этой категории, ни их перечня конвенция не предложила. Ныне заметную роль в развитии доктрины jus cogens играют международные и национальные суды. Докладчик сослался на целый ряд судебных решений, в которых та или иная норма провозглашалась нормой, имею­щей характер jus cogens (например, решение Международно­го Суда ООН по делу Никарагуа против США 1986-го г., где за­прет применения силы был назван нормой jus cogens; решение ЕСПЧ по делу Al-Adsani в 2001 г., в котором запрет пыток был признан нормой jus cogens). Вопросы вызывает возможность применения судами норм jus cogens для лишения государ­ства иммунитета от судебного преследования судом другого государства в случае серьезных нарушений прав человека, как свидетельствует решение Международного Суда ООН 2012-го г. по спору между Германией и Италией о юрисдикционных иммунитетах). Как отметил докладчик, основной угрозой док­трине jus cogens является стремление судей «видеть эти нормы везде, где только можно, без должного изучения того, насколь­ко это мнение разделяется международным сообществом».

Гостья из Болгарии, декан юридико-исторического фа­культета Юго-Западного университета имени Н.Рильского (Благоевград) Габриэлла Белова-Ганева поздравила К.А.Бекяшева с его 70-летием и вручила ему памятный знак юридико-исторического факультета. Она выступила с докла­дом «Некоторые решения суда ЕС, связанные с гражданством Союза», который сопровождался электронной презентацией. Большинство вопросов, связанных с гражданством, решаются в рамках национального права. Однако некоторые аспекты регулируются международным правом (например, правовой статус иностранцев, апатридов, беженцев, а также особенно­сти гражданства ЕС, установленные Лиссабонским договором 2007 г.). Подвергнутые анализу решения Суда ЕС в Люксем­бурге, связанные с гражданством Союза, затрагивали право на въезд в государство-член ЕС, право гражданина третьей стра­ны на проживание и на труд в государстве-члене ЕС, устанав­ливали запрет ограничений свободы передвижения граждан ЕС.

Доктор юридических наук, профессор, заведующий ка­федрой международного и европейского права Казанского (Приволжского) федерального университета А.И.Абдуллин представил доклад «О некоторых вопросах фрагментации международного права». Он отметил, что председатель Меж­дународного Суда ООН Ж.Гийом еще в 2000-ом г. привлек внимание Генеральной Ассамблеи ООН к проблеме проли­ферации международных судов, ведущей к противоречивой судебной практике. В 2006-ом г. Комиссия международного права ООН представила свой доклад «Фрагментация между­народного права». В международном праве образуются подси­стемы, не всегда скоординированные между собой (например, право ВТО и международное экологическое право). Однако, по мнению докладчика, международное право не исчезает: в нем создаются новые материальные нормы и механизмы раз­решения споров. Международное право остается централизо­ванным правопорядком, который продолжает развиваться.

Доктор юридических наук, профессор кафедры между­народного и европейского права Казанского (Приволжского) федерального университета Р.М.Валеев посвятил выступление проблематике прав человека, назвав свой доклад «Междуна­родная и внутригосударственная защита прав человека на свободу совести и религии (к 20-й годовщине Всемирной кон­ференции по правам человека)». В Казанском (Приволжском) федеральном университете недавно состоялась конференция «Религия и права человека», в которой приняли участие уче­ные и представители традиционных конфессий. Р.М.Валеев указал на необходимость продолжения межконфессиональ- ного диалога в духе Декларации ЮНЕСКО о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 25-го ноября 1981 г.

Профессор Дипломатической академии МИД РФ Б.М.Ашавский в своём докладе «Актуальные проблемы меж­дународного права» обозначил ряд теоретических вопросов, которые необходимо осмыслить юристам-международникам. В их числе - понятие доктрины международного права, право­вая природа международного экономического права и права ВТО, концепции «Ответственность по защите», декларативной и конститутивной теорий признания, а также права на само­оборону, которое является естественным, по мнению доклад­чика.

Профессор кафедры международного права РУДН, док­тор юридических наук Г.С.Стародубцев представил доклад на тему «Международно-правовое обозрение Курской бит­вы». Этому знаменательному историческому событию летом 2013-го г. исполнилось 70 лет. Подписанный Гитлером Опе­ративный приказ № 6 о проведении операции «Цитадель» от 15-го апреля 1943 г. чётко сформулировал цель операции

-    посредством массированного, беспощадного и быстро про­ведённого удара окружить находящиеся в районе Курска силы Советской армии. После их разгрома Германия планировала направить свои войска на Северо-восток с целью занятия Мо­сквы и окончательного завершения военных действий. Приказ ориентировал немецкие войска на несоблюдение важнейшего принципа МГП - принципа гуманности. Между тем положе­ния Гаагской конвенции о законах и обычаях войны 1907-го г. указывали на то, что поведение враждующих держав должно служить делу человеколюбия и согласовываться с постоянно развивающимися требованиями цивилизации. Было отмече­но, что события Курской битвы выходят за пределы обозна­ченных докладчиком хронологических рамок. В этой связи были упомянуты такие важнейшие мероприятия, как Москов­ская и Тегеранская конференции 1943-го г., где были сделаны важные шаги к созданию ООН.

Заведующий кафедрой международного права Санкт- Петербургского государственного университета, доктор юри­дических наук, профессор В.С. Иваненко в своём докладе за­тронул вопрос о месте Конституции РФ и международных договоров РФ в правовой системе страны. Нормы Конститу­ции стоят на вершине пирамиды норм российского права. Однако обладает ли Конституция верховенством в правовой системе России? После анализа положений самой Конститу­ции и ряда нормативно-правовых актов (в частности, ФЗ «О международных договорах РФ»), докладчик дал на этот вопрос отрицательный ответ, пояснив, что Конституция закрепи­ла своё верховенство лишь в системе российского права. Она не распространяет своё юридическое верховенство на нормы международного права, допущенные в правовую систему России в установленном порядке. Являясь высшим законом государства, Конституция не может распространять своё вер­ховенство на международно-правовые нормы, разработанные иными субъектами, в ином порядке и в разные исторические эпохи. В.С.Иваненко заметил, что противоречия между кон­ституционными и международно-правовыми нормами могут возникать лишь в области правоприменения. Он обратился к Венской конвенции о праве международных договоров 1969-го г., ст.27 которой гласит, что «участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора...». По мнению докладчика, формулировка «положения внутреннего права» охватывает и конституционные нормы. Следовательно, в случае противо­речия норм Конституции и международно-правовых норм должны применяться последние.

Доцент кафедры международного права юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, кандидат юридических наук О.В.Кадышева выступила с докладом на тему «Юриди­ческая сила решений Органа по разрешению споров ВТО». Большинство исследователей сводят проблему юридической силы решений Органа по разрешению споров ВТО (ОРС ВТО) только к прецедентному характеру, который не бесспорен. Па­радокс заключается в том, что решений как таковых нет - есть лишь доклады, содержащие рекомендации. Правомерно ли распространение позиции, изложенной в докладе, на последу­ющие дела? Проанализировав нормативный материал и прак­тику ОРС, О.В.Кадышева пришла к выводу, что с формальной точки зрения решения ОРС не являются обязательными. Толь­ко решение по конкретному спору можно признать содержа­щим обязательные для участников спора правила. Но суще­ствуют и общие вопросы, представляющие интерес для всех государств, в рамках которых возможно придание решениям прецедентного характера.

С докладом о контрольных процедурах в международ­ном трудовом праве выступил доцент кафедры междуна­родного и европейского права Казанского (Приволжского) федерального университета, кандидат юридических наук Р.Ш.Давлетгильдеев. На региональном уровне всё большее распространение получают судебные процедуры, в результа­те чего сложилась обширная судебная практика, подчас диа­метрально противоположная. В некоторых решениях Суда ЕС 2007-2008 гг. был подтверждён приоритет экономических свобод по отношению к социальным правам и конкретно - к праву на объединение. В этот же период в рамках ЕСПЧ сло­жилась иная практика: в деле Байкара ЕСПЧ указал, что в рамках Конвенции 1950-го г. иногда необходимо отклоняться от предыдущей практики, что и было сделано. В частности, в решении указано положение о том, что ст.11 Конвенции за­крепляет не только право на объединение (право на вступле­ние в профсоюз и членство в нём), но и право на ведение кол­лективных переговоров. Этот подход может свидетельствовать о фрагментации, поскольку ЕСПЧ сформулировал позицию, отличную от моделей, сложившихся, в частности, на уровне Суда ЕС. Одновременно в упомянутом решении ЕСПЧ про­явилась и консолидирующая позиция Суда, поскольку им была проанализирована вся имеющаяся нормативная база и практика.

Далее выступил профессор кафедры международного права МГЮА имени О.Е.Кутафина, доктор юридических наук Е.Г.Моисеев, представивший доклад на тему «Международно­правовые основы формирования Евразийского экономическо­го союза». В связи с тем, что на 28-ое ноября была запланиро­вана встреча в Вильнюсе Президента Украины В.Ф.Януковича и руководства Европейского Союза, в ходе которой должно было состояться подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, Е.Г.Моисеев выразил искреннюю обеспокоенность относи­тельно судьбы Украины. Если Соглашение будет подписано, Украина станет ничем иным, как «задней площадкой» ЕС, ведь этот многостраничный документ и 40 приложений к нему так и не были внимательно изучены перед процедурой парафи­рования, состоявшейся весной 2013 г. По мнению докладчика, премьер-министр Украины Н.Я.Азаров понимает всю траге­дию украинской экономики, если страна вступит в ассоциа­цию с ЕС.

С докладом по теме «Общность предмета междуна­родного экологического и международного экономического права» выступила доцент кафедры международного права Всероссийской академии внешней торговли МЭР РФ, канди­дат юридических наук Д.С.Боклан. Она отметила, что прак­тически любые международные экономические отношения (МЭО) влекут риск причинения ущерба окружающей среде, причём величина ущерба может быть столь велика, что выго­да от экономических отношений фактически нивелируется, а сам ущерб зачастую носит необратимый характер. Самый яр­кий пример подобного рода из новейшей истории - авария на нефтяной платформе ВР в Мексиканском заливе. Д.С.Боклан продемонстрировала общность предмета этих отраслей на примере оборота опасных отходов. Объектом МЭО в данном случае выступают опасные отходы, технологии по их утилиза­ции или услуги по захоронению. Вместе с тем по поводу ука­занных объектов возникают и международные экологические отношения, связанные с охраной окружающей среды. Также было отмечено, что большая часть международных экологиче­ских договоров содержит меры торгового ограничения и огра­ничения инвестиционной деятельности. В связи с этим было констатировано, что экологические стандарты становятся од­ной из характеристик современного экономического правопо­рядка.

Доцент кафедры международного права РУДН, кандидат юридических наук. В.И.Блищенко представила доклад на тему «Попытка формирования механизма глобального контроля над добывающими отраслями промышленности (междуна­родно-правовые аспекты)». Обратив внимание на усиление тенденции использования международно-правовых институ­тов для решения конкретных экономических и политических задач отдельных государств, докладчица в качестве примера привела разработку и функционирование Инициативы по прозрачности в добывающих отраслях экономики (ИПДО), которая приобрела глобальный характер. Участием в ИПДО заинтересовалась и Россия, в связи с чем необходима оценка возможных последствий такого участия. Это обусловлено по­стулированием такой цели ИПДО, как необходимость перехо­да от процесса выполнения отдельных требований к процессу более качественного общего управления добывающим сек­тором в каждой из стран-участниц. По мнению докладчицы, ИПДО представляет собой прообраз сырьевого МВФ, претен­дуя на роль «мирового управляющего» добычей сырья. Кроме того, создатели ИПДО преследуют ещё одну цель - использо­вать Инициативу в качестве инструмента глобальной конку­рентной борьбы за ресурсы.

С докладом на тему «Понятие непосредственного уча­стия в боевых действиях» выступил профессор кафедры международного права МГЮА имени О.Е.Кутафина, канди­дат юридических наук В.А.Батырь. По его мнению, под непо­средственным участием в боевых действиях следует понимать осознанные поведенческие акты, совершаемые комбатантами либо гражданскими лицами, утратившими право на защиту, в период вооружённого конфликта (как международного, так и внутригосударственного), направленные на осуществление насилия в отношении противоборствующей стороны, сопря­жённые с прямым либо косвенным причинением вреда лицам и объектам противника. Непосредственное участие должно регулироваться во времени, пространстве и по кругу лиц. Во времени - с первого выстрела либо включения в состав воору­жённых сил; пространственная сфера определяется как «театр военных действий в условиях вооружённого конфликта»; от­носительно круга лиц - речь должна идти о комбатантах, либо о гражданских лицах, утративших право на защиту. Здесь представляет интерес Приложение к ФЗ «О ветеранах», сле­дуя логике которого можно выделить четыре категории лиц: участники войны, участники международных вооружённых конфликтов, участники внутригосударственных вооружённых конфликтов и участники военных операций.

С докладом о предосторожности как принципе права охраны окружающей среды ЕС выступила доцент кафедры международного права МГУ, кандидат юридических наук М.А. Рылова. Возникнув в практике Суда, указанный принцип получил нормативное закрепление в Маастрихтском договоре о ЕС 1992-го г. В дальнейшем право ЕС развивалось по следу­ющим направлениям: 1) признание того, что принцип предо­сторожности действует не только в сфере охраны окружаю­щей среды; 2) раскрытие содержания и условий применения принципа. Рассматривая первое направление, М.А.Рылова сослалась на решение Суда ЕС 1996-го г. по делу о коровьем бешенстве, где было указано, что принцип предосторожности применяется, в частности, в сфере безопасности продуктов пи­тания. В результате в 2002-ом г. был принят Регламент по без­опасности пищевых продуктов, отразивший этот принцип. Второе направление связано с рядом мероприятий, осущест­влявшихся ЕС в отношении других стран. Так, запрет импорта продуктов, в которых использовались гормоны роста, привёл к инициированию разбирательства в рамках ВТО, после чего Комиссией было принято Руководство, где предусмотрены условия применения принципа: установление возможности наступления негативных последствий, оценка доступных на­учных данных и наличие ситуации неопределённости.

Доцент кафедры международного права ВАВТ МЭР РФ, кандидат юридических наук И.М.Лифшиц выступил с докла­дом на тему «Международно-правовые средства преодоления последствий финансовых кризисов». Неспособность урегули­рования финансовых кризисов может быть отнесена к глобаль­ным проблемам человечества - международному сообществу пока не удалось выработать меры преодоления последствий и предотвращения новых кризисов. Что касается существую­щих международно-правовых средств, то к ним, прежде все­го, следует отнести заключение международных договоров и принятие актов межправительственных организаций. Так, рекомендации самой авторитетной организации в сфере бан­ковского права - Базельского комитета финансового надзора

-     имплементируются большинством государств. Докладчик указал на необходимость регулирования деятельности кре­дитно-рейтинговых агентств, которые были объявлены одни­ми из виновников финансового кризиса. В качестве примера был приведён опыт ЕС, где компетенция по их регулированию выведена из полномочий государств.

Далее взял слово проректор по международным свя­зям Российско-Таджикского (славянского) университета У.А.Мансуров, представивший доклад на тему «Международ­но-правовая позиция малых государств по реформе СБ ООН (на примере Республики Таджикистан)». Докладчик убеждён, что назрела необходимость принятия срочных мер для вос­становления авторитета ООН. Ключевым вопросом являет­ся реформирование СБ. Таджикистан выступает за усиление эффективности и представительности СБ за счёт включения в него не только Германии и Японии, но и развивающихся стран на ротационной основе. Однако все предложения отно­сительно изменения состава и компетенции СБ отвергаются, прежде всего, его постоянными членами. Великим державам следует брать пример соблюдения международно-правовых норм с малых государств, важными аспектами внешней по­литики которых являются сохранение мира, предотвращение и устранение вооружённых конфликтов. В качестве примера был приведён Таджикистан, вооружённый конфликт на тер­ритории которого удалось урегулировать с помощью между­народно-правовых средств.

Доцент кафедры международного и европейского права Казанского (Приволжского) федерального университета, кан­дидат юридических наук М.В.Кешнер представила доклад на тему «Юридическая техника резолюций Совета Безопасно­сти ООН о введении и реализации режимов международных санкций». Докладчица остановилась на вопросе о легитим­ности их введения. Ею были сформулированы пять крите­риев легитимности: 1.серьёзность угрозы (введение санкций допустимо лишь в ситуации, которую СБ квалифицировал как угрозу миру, нарушение мира или акт агрессии - здесь важнейшим является вопрос о наличии доказательств реаль­ности угрозы); 2. правильная цель (недопустимость введения санкций с целью свержения законных властей, а также для ре­шения несвязанных с международными правонарушениями разногласий); 3. крайние средства (введению санкций должно предшествовать использование всех существующих средств мирного разрешения споров); 4. соразмерность средств (санк­ции должны быть сопоставимы с характером и последствия­ми международного правонарушения); 5. сбалансированный учёт последствий (резолюции СБ должны содержать оценку последствий введения санкций).

Далее возможность выступить с докладом на тему «Ого­ворка Газпрома в 3-м Энергопакете Европейского союза: правда и вымысел» была предоставлена аспирантке кафе­дры международного права МГУ Т.И.Двенадцатовой. Третий Энергопакет предусматривает ряд нововведений, среди кото­рых - разработка унифицированных правил трансграничной транспортировки газа и электроэнергии, предоставление по­требителю возможности менять поставщика, внедрение кон­куренции в производственно-сбытовой сектор. Это нашло от­клики и за пределами ЕС - речь идёт об оговорке о третьих странах. Опасаясь, что с введением 3-го Энергопакета Газпром начнёт скупать сетевые европейские компании, ЕС поставил условие, что любое приобретение иностранной компанией европейских компаний требует согласия Комиссии на сделку.

Предпринятые шаги дают России возможность включиться в конкурентную борьбу за европейского потребителя на конеч­ном рынке.

С докладом о мониторинге исполнения государствами- членами Таможенного союза и Единого экономического про­странства решений органов ТС и ЕЭП выступила ассистент кафедры международного права МГУ Е.В.Машкова. Правовые акты, регулирующие деятельность по проведению монито­ринга, приняты только в России и Казахстане, но они не пред­усматривают мониторинг исполнения положений между­народных договоров, составляющих базу ТС и ЕЭП, а также мониторинг исполнения решений Евразийского экономиче­ского совета и Евразийской экономической комиссии. В связи с принятием Договора о Евразийском экономическом союзе предлагается разработать Протокол о проведении монито­ринга исполнения государствами-членами Союза его право­вых актов. Важно обратить внимание на практику ЕС, где тер­мин «мониторинг» не применяется в отношении деятельности по оценке исполнения актов ЕС. Такая деятельность осущест­вляется в рамках процедур ОРВ (оценка регулирующего воз­действия), проводимых как в отношении проектов актов ЕС, так и в отношении действующих актов.

Отрадно, что год от года число желающих принять уча­стие в работе секции увеличивается. Вот и на этот раз заявок было так много, что временные рамки не позволили высту­пить всем участникам. Завершая работу секции, её руково­дители поблагодарили участников, отметив, что прозвучало много оригинальных мыслей и предложений. В преддверии 65-летия кафедры международного права Университета им. О.Е.Кутафина К.А.Бекяшев пригласил всех принять участие в конференции, запланированной к этой славной дате.


 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика