Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Наднациональный и национальный аспекты структурирования и содержательного определения мер нетарифного регулирования в Таможенном Союзе - ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ
Научные статьи
13.01.14 13:00
Оглавление
Наднациональный и национальный аспекты структурирования и содержательного определения мер нетарифного регулирования в Таможенном Союзе
ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ
Все страницы

Если обратиться к сравнительному анализу националь­ных законодательств государств - членов ТС в части, касающей­ся нетарифного регулирования, можно отметить отсутствие актуальной нормативной правовой базы, соответствующей актам ТС.

Ни один закон государства - члена ТС не адаптирован к действующей системе нетарифных мер ТС.

Притом что значительная часть предметов регулирования нетарифной сферы перешла на наднациональный уровень, за национальными законодательствами государств - членов ТС остались вопросы организации распределения квот, выдачи лицензий (разрешений), предоставления исключительных прав участникам внешнеэкономической деятельности на экс­порт (импорт) товаров за пределы (на территорию) ТС.

Например, действующий Закон РБ от 25.11.2004 г. № 347-3 «О государственном регулировании внешнеторговой деятель­ности» определяет нетарифное регулирование как метод го­сударственного регулирования внешней торговли товарами, осуществляемый путем введения, прекращения действия ко­личественных ограничений и иных мер государственного ре­гулирования внешнеторговой деятельности, отличных от мер таможенно-тарифного регулирования.

Такое определение не соответствует одноименному тер­мину в определении, данном Соглашением 1.

Статьей 12 «Нетарифное регулирование внешней тор­говли товарами» названного закона установлено, что меры нетарифного регулирования внешней торговли товарами устанавливаются Президентом РБ или по его поручению Пра­вительством РБ путем введения количественных и (или) иных ограничений внешней торговли товарами исходя из интересов экономической политики РБ (меры экономической полити­ки) или по основаниям неэкономического характера.

Можно также отметить и терминологические расхожде­ния. Например, такая нетарифная мера, как наблюдение за экспортом и (или) импортом, по законодательству РБ име­нуется автоматическим лицензированием, то есть по порядку выдачи лицензии. Так вот, оффшорная зона Шотландии предусматривает создание компаний в форме LP. Это ограниченное партнерство, в составе которого должно быть минимум два представителя (фирмы и физические лица с любым гражданством).

В целом, исходя из национального определения термина нетарифного регулирования, а также способов (путей) уста­новления нетарифных мер к таким мерам можно отнести все, что не связано с таможенными пошлинами. Например, меры по защите внутреннего рынка (специальные защитные, ком­пенсационные и антидемпинговые меры - меры защиты эко­номических интересов РБ), меры, содержащие технические, фармакологические, санитарные, ветеринарные, фитосани­тарные и экологические требования в отношении ввозимых товаров (статьи 19, 21 Закона РБ от 25.11.2004 г. № 347-З «О го­сударственном регулировании внешнеторговой деятельности» соответственно).

Однако еще раз следует подчеркнуть, что речь не идет о содержательной критике законодательства РБ о нетарифном регулировании. Приведенные примеры призваны продемон­стрировать несоответствие национального законодательства РБ актам ТС в сфере нетарифного регулирования.

Закон РК от 12.04.2004 № 544-II «О регулировании торго­вой деятельности» (с изменениями и дополнениями по состо­янию на 04.07.2013 г.) более лаконичен в отношении нетариф­ных мер, но также не соответствует основополагающим актам ТС.

Например, пункт 1 статьи 17 «Нетарифное регулирова­ние внешнеторговой деятельности» Закона РК от 12.04.2004 № 544-II к мерам нетарифного регулирования относит: уча­стие в выполнении международных экономических санкций; технические, фармацевтические, санитарные, ветеринарные, фитосанитарные, экологические стандарты, нормы и требова­ния, контроль за качеством ввозимых товаров.

Запреты и количественные ограничения вывоза и (или) ввоза отдельных товаров как меры нетарифного регулирова­ния отождествлены с мерами, затрагивающими внешнюю торговлю товарами и вводимыми исходя из национальных интересов.

Таким образом, Закон РК от 12.04.2004 № 544-II продол­жает игнорировать законодательство ТС о нетарифном регу­лировании и не учитывает структуру единых мер нетарифного регулирования ТС.

Федеральный закон РФ от 08.12.2003 № 164-ФЗ «Об осно­вах государственного регулирования внешнеторговой деятель­ности» (в ред. от 28.07.2012) сохраняет национальную систему мер нетарифного регулирования, включающую:

-     количественные ограничения импорта и экспорта това­ров, запрет экспорта отдельных видов товаров;

-     лицензирование;

-     предоставление исключительных прав на импорт/экс­порт отдельных видов товаров;

-     специальные защитные меры, антидемпинговые меры и компенсационные меры.

По сравнению с нетарифным законодательством ТС за­конодательство РФ о государственном регулировании внеш­неторговой деятельности оставляет подход, при котором к мерам нетарифного регулирования отнесены специальные защитные меры, антидемпинговые меры и компенсационные меры. При этом не рассматривается в качестве самостоятель­ной меры нетарифного регулирования наблюдение за экспор­том и (или) импортом отдельных видов товаров.

Как видно, и законодательство РФ, регулирующее не­тарифные меры, не восприняло в должной степени акты ТС, имеющие высшую юридическую силу.

С позиции вышеизложенного представляется нецелесоо­бразным проведение сравнительного анализа законодательств государств - членов ТС о нетарифном регулировании между собой, поскольку это может быть результативным только по­сле приведения национальных законодательств в соответствие с нормативной правовой базой ТС.

Переходя от краткой содержательной характеристики на­циональных законодательств государств - членов ТС, опреде­ляющих виды нетарифных мер, к актам ТС, можно обозначить и отдельные недостатки последних.

В этой связи обращают на себя внимание следующие проблемные аспекты.

1.   Наличие устаревшей терминологии, подлежащей ис­ключению из положений основополагающих документов. Так, например, в Соглашении 1 сохранилось понятие таможенной территории государства Стороны.

В Соглашениях 1, 2 используется выражение таможенное оформление товаров, что не только не соответствует применя­емой в таможенном законодательстве ТС терминологии, но и делает не совсем понятной обязанность представления необ­ходимых документов. Например, согласно п. 11 ст. 3 Соглаше­ния 2 таможенное оформление товаров в рамках экспортных и импортных квот осуществляется при наличии лицензии на экспорт и (или) импорт таких товаров. Отсюда нет четкого по­нимания, когда все-таки следует представлять лицензию, - до подачи таможенной декларации на товар или при соверше­нии таможенного декларирования товара?

2.   Неопределенность ключевых (системообразующих) терминов. Такими терминами являются «запреты и ограниче­ния» и «меры нетарифного регулирования».

Применение понятий запретов и ограничений встречает­ся:

-     в Соглашениях 1, 2 (например, товары, в отношении ко­торых применяются меры регулирования, включаются в еди­ный перечень товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами - участниками ТС в торговле с третьими странами - п. 3 ст. 1 Соглашения 2; особые виды запретов и ограничений внешней торговли това­рами - ст. 8 Соглашения 1, ст. 7 Соглашения 2);

-     в Таможенном кодексе ТС (далее - ТК ТС).

При этом определение запретам и ограничениям дано только в таможенном законодательстве ТС (путем их перечис­ления). Так, согласно пп. 8 п. 1 ст. 4 ТК ТС под запретами и ограничениями понимается комплекс мер, применяемых в от­ношении товаров, перемещаемых через таможенную границу, включающий:

-    меры нетарифного регулирования;

-    меры, затрагивающие внешнюю торговлю товарами и вводимые исходя из национальных интересов;

-    особые виды запретов и ограничений внешней торговли товарами;

-    меры экспортного контроля, в том числе в отношении продукции военного назначения;

-    меры технического регулирования;

-    санитарно-эпидемиологические, ветеринарные, каран­тинные, фитосанитарные меры;

-    радиационные требования.

И хотя в нормативных правовых актах ТС о нетарифном регулировании отсутствует определение запретов и ограниче­ний, тем не менее можно, ориентируясь на Единый перечень, все же представить, что речь идет о товарах, запрещенных к ввозу на единую таможенную территорию ТС или вывозу за ее пределы, а также о товарах, подлежащих лицензированию и/ или регистрации (за исключением товаров двойного примене­ния, в отношении которых установлен экспортный контроль и продукции военного назначения).

Таким образом, таможенное законодательство ТС по сравнению с актами ТС о нетарифном регулировании значи­тельно шире толкует понятие запретов и ограничений, под­разумевая под ними почти все меры, применяемые в сфере внешнеторгового товарооборота (за исключением мер по за­щите внутреннего рынка, взимания налогов и проведения валютного контроля).

Нужно признать, что такой подход имеет под собой опре­деленные основания, например, потому что запреты на ввоз/ вывоз отдельных видов товаров предусматриваются не толь­ко в рамках нетарифных мер, но и в связи с несоблюдением ветеринарных, карантинных, фитосанитарных требований, требований в области экспортного контроля. То же относится к ограничениям, отличным от нетарифных мер и обусловлен­ным необходимостью прохождения процедур получения раз­решений (свидетельств, сертификатов) на ввоз (выпуск) или вывоз товаров.

Не добавляет ясности и определение мер нетарифного регулирования, данное как в Соглашении 1, так и в ТК ТС, где под мерами нетарифного регулированием понимается ком­плекс мер регулирования внешней торговли товарами, осу­ществляемый путем введения количественных и иных запре­тов и ограничений экономического характера.

Отсюда остается непонятным, что можно относить к за­претам и ограничениям экономического характера и по каким основаниям. Например, почему постановление Правительства РК от 01.07.2013 № 652 «О некоторых вопросах вывоза легких дистиллятов и продуктов, керосина, газойлей и прочих нефте­продуктов», принятое в целях недопущения критического не­достатка и роста цен на внутреннем рынке нефтепродуктов в соответствии со ст. 8 Соглашения 2, не носит экономическо­го характера? Или, например, почему количественное огра­ничение (квота), введенное из экономических соображений в отношении ввозимых на таможенную территорию ТС труб из коррозионностойкой стали (что следует из наименования решения ЕЭК), нельзя отнести к мерам нетарифного регу­лирования? Наверное, только потому, что данная квота применяется в соответствии с актами ТС по защите внутреннего рынка.

Представляется необходимым дать более понятное опре­деление мерам нетарифного регулирования, указав, в том чис­ле, на конкретные виды (исчерпывающий перечень) таких мер.

Если и далее придерживаться разделения мер регули­рования на меры экономического и неэкономического ха­рактера, то желательно и в Едином перечне провести такое разделение. К тому же следует поставить под сомнение це­лесообразность нахождения в ТК ТС определений терминов, относящихся к сфере законодательства ТС о нетарифных и иных мерах.

Так, кроме общей ст. 152 ТК ТС «Соблюдение запретов и ограничений при перемещении товаров через таможенную границу», иные случаи соблюдения или несоблюдения запре­тов и/или ограничений применительно к ввозу (вывозу) това­ров, а также при их помещении под конкретные таможенные процедуры регламентированы положениями более специаль­ными по отношению к нормам ТК ТС.

Например:

-     порядок ввоза на таможенную территорию ТС товаров, подлежащих техническому регулированию, установлен Реше­нием Коллегии ЕЭК от 25.12.2012 № 294 «О Положении о по­рядке ввоза на таможенную территорию Таможенного союза продукции (товаров), в отношении которой устанавливаются обязательные требования в рамках Таможенного союза»;

-     разрешительный и лицензионный порядок переме­щения через таможенную границу ТС гражданского и слу­жебного оружия установлен Положением о порядке ввоза на таможенную территорию ТС и транзита по таможенной тер­ритории ТС гражданского и служебного оружия, его основных (составных) частей и патронов к нему (утверждено Решением № 134).

Таким образом, статьи ТК ТС, определяя случаи соблю­дения или несоблюдения конкретных видов запретов и огра­ничений, практически ничего не регулируют в этой сфере. Иначе как можно объяснить избирательность указания в опре­делении отдельных таможенных процедур на неприменение, например, мер технического регулирования. Почему в опре­делении таможенной процедуры таможенного транзита упо­минается о неприменении мер технического регулирования (п. 1 ст. 215 ТК ТС), а при помещении товаров на таможенный склад о таких мерах умалчивается (ст. 229 ТК ТС)?

3.   Сохранение в актах ТС норм (положений), отсылающих к национальному законодательству государств - членов ТС, что может отрицательно сказаться на формировании единой практики применения отдельных мер, затрагивающих внеш­нюю торговлю товарами.

Например, пп. 1 п. 8 Положения о порядке ввоза на тамо­женную территорию ТС, вывоза с таможенной территории ТС и транзита по таможенной территории ТС опасных отходов дает определение отходам как веществам (предметам), кото­рые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению в соответствии с экологическим законодательством государств - членов ТС.

Закон РБ от 20.07.2007 г. № 271-3 «Об обращении с отхо­дами», Кодекс РК от 09.01.2007 г. № 212-III «Экологический кодекс Республики Казахстан» и Федеральный закон РФ от 24.06.1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребле­ния» имеют ряд отличий в определении отходов и, в частно­сти, опасных отходов.

Возвращаясь к вопросу структурирования мер нетариф­ного регулирования в контексте Соглашения 1, последнее корректнее называть не «О единых мерах нетарифного регу­лирования в отношении третьих стран», а «О единых мерах, затрагивающих внешнюю торговлю товарами, вводимых в от­ношении третьих стран».

Дальнейшая детализация мер нетарифного регулирова­ния требует более ясного их определения, включающего как конкретные виды таких мер, так и общие основания их введе­ния.

У термина «запреты и ограничения» должен быть единый смысл. При этом важно определиться с его назначением. На­пример, если это системообразующее выражение, призванное структурировать все запреты и ограничения в сфере внешнеэ­кономической деятельности ТС, то место ему в понятийном аппарате, используемом при установлении основ регулирова­ния внешнеторгового товарооборота ТС.

Можно надеяться, что в процессе кодификации норма­тивного правового массива Таможенного союза эти недостат­ки будут учтены и обновленная правовая база в виде Договора о Евразийском экономическом союзе устранит имеющиеся в настоящее время противоречия и неясности.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика