Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Полномочия органов прокуратуры государств-участников СНГ по вопросам выдачи лиц для уголовного преследования
Научные статьи
13.01.14 14:00

Полномочия органов прокуратуры государств-участников СНГ по вопросам выдачи лиц для уголовного преследования

Объективные процессы глобализации в современном мире сопровождаются новыми угрозами его стабильности и безопасности, ростом организованной, в том числе трансна­циональной преступности, что обусловливает необходимость укрепления международного сотрудничества всех стран в практике обеспечения неотвратимости уголовной ответствен­ности и наказания лиц, виновных в совершении общественно опасных деяний.

Стремление государств - участников СНГ эффективно бороться с преступностью явилось основой для заключения многосторонних региональных конвенций и двусторонних до­говоров, в которых особое внимание уделяется роли прокура­туры по вопросам выдачи лиц для уголовного преследования и исполнения приговора.

В международном сотрудничестве генеральных проку­ратур стран Содружества институт выдачи (экстрадиции) за­нимает ключевое место по вопросам взаимодействия в сфере борьбы с преступностью и уголовного судопроизводства.

Как известно, легального определения самого понятия вы­дачи (экстрадиции) не имеется, поэтому многие авторы пред­лагают собственные дефиниции этой правовой категории.

Так, В.М. Волженкина определяет экстрадицию как про­цедуру, согласно которой государство, под чьей уголовной юрисдикцией преследуется лицо, запрашивает и получает это лицо из страны, где оно скрывалось, с целью последующего привлечения к уголовной ответственности или обеспечения исполнения приговора2. По мнению А.И. Бойцова, выдача преступников (экстрадиция) - это основанная на договоре, взаимности, международной вежливости или национальном праве передача обвиняемого в совершении преступления либо осужденного за его совершение лица государством, на территории которого это лицо находится, другому государ­ству в целях его уголовного преследования по законам за­прашивающего выдачи государства или по нормам междуна­родного уголовного права либо для приведения в исполнение приговора, вынесенного судом запрашивающего государства.

С точки зрения С.Т. Кучухидзе, экстрадиция - это вид правовой помощи, осуществляемой субъектами международ­ного права по просьбе или требованию компетентных органов государства, включающий выдачу обвиняемых и осужденных с целью их привлечения к уголовной ответственности или от­бывания наказания на основе международно-правовых норм и внутригосударственного законодательства.

При всем многообразии авторских определений данного правового института, его суть выражается в самом кратком и емком определении, которое дано в Большом юридическом словаре: «Экстрадиция (лат. extraditio) - выдача одним госу­дарством другому (иностранному) государству лица для при­влечения к уголовной ответственности или исполнения выне­сенного приговора».

В этой связи понятия «выдача лица» и «экстрадиция лица» можно использовать как равнозначные.

Следует отметить, что непосредственно в международ­ных конвенциях и договорах не раскрывается понятие экс­традиции, а лишь устанавливаются обязательства государств

-   участников выдавать друг другу при условии соблюдения по­ложений и условий, изложенных в международном договоре, всех лиц, в отношении которых компетентные органы запра­шивающей Стороны осуществляют судопроизводство в связи с каким-либо преступлением или которые разыскиваются ука­занными органами для приведения в исполнение приговора или постановления об аресте (ст. 1 Европейской конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 г.). Как видно, в данной Конвенции нормативно закреплен термин «выдача лица». На практике используются оба понятия: «экстрадиция» и «выдача».

Исключением является уголовно-процессуальное законо­дательство Украины, в котором дано не только понятие экс­традиции, но и определены другие термины, используемые в разделе 1Х «Международное сотрудничество в ходе уголовного производства».

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 541 УПК Украины выдача лица (экстрадиция) - выдача лица государству, компетентны­ми органами которого это лицо разыскивается для привлече­ния к уголовной ответственности или исполнения приговора. Экстрадиция включает: официальное обращение об установ­лении места пребывания на территории запрашиваемого го­сударства лица, которое необходимо выдать, и выдачу такого лица; проверку обстоятельств, которые могут препятствовать выдаче; принятие решения по запросу; фактическую передачу такого лица под юрисдикцию запрашивающего государства.

В юриспруденции выделяют различные виды экстради­ции. Например, В.Ш. Табалдиева приводит деление экстради­ции по следующим видам:

1)   прямая экстрадиция, при которой лицо, требуемое для выдачи запрашивающим государством, передается последне­му запрашиваемым государством путем прямого пересечения указанным лицом государственных границ этих стран;

2)   транзитная экстрадиция из одного государства в другое осуществляется посредством пересечения выдаваемым лицом территории третьих стран;

3)   реэкстрадиция означает, что запрашиваемое государство получает лицо, которое требует выдать запрашивающее госу­дарство, из третьего государства, где находится данное лицо.

В специальной литературе выделяют «договорную» вы­дачу, основанную на нормах международного договора, и «бездоговорную», которая за неимением международного до­говора о выдаче осуществляется на основе национального за­конодательства.

По методу правового воздействия экстрадицию можно подразделить на обязательную (императивную) и доброволь­ную (диспозитивную).

С учетом достигаемых целей экстрадиции связано деле­ние выдачи на первичную и повторную. Надобность послед­ней возникает тогда, когда выданное лицо возвращается на территорию запрашиваемого государства, уклонившись от уголовного преследования или отбывания наказания в запра­шивающем государстве.

Отдельные авторы классифицируют экстрадицию по са­мым разным признакам. Так, в научном плане А. А. Крупцов считает целесообразным классифицировать экстрадицию по: а) функциональному назначению - выдача обвиняемого и выдача осужденного; б) форме взаимоотношений государств

-     договорная и внедоговорная (бездоговорная) выдача; в) обя­зательности - императивная и диспозитивная; г) количеству - первичная и повторная; д) фактической передаче - условная и реальная выдача; е) сроку выдачи - срочная (временная, вы­дача на время) и бессрочная.

При этом, по мнению автора, экстрадицию следует рас­сматривать в двух аспектах - нормативном и субстанционном, т. е. с точки зрения взаимодействующих государств.

Очевидно, что перечисленные классификации выдачи (экстрадиции) имеют под собой теоретическую основу и пред­назначены для познавательных целей, однако практически ни один из перечисленных видов экстрадиции не указан в между­народных договорах.

На сегодняшний день только в ст. 500 УПК Азербайджан­ской Республики и в ст. 492 УПК Республики Армения рас­крывается понятие повторной выдачи, а также механизмы ее реализации на территориях этих стран в интересах запраши­вающего государства.

Нормативно-правовой основой международного сотруд­ничества с соответствующими компетентными органами органов прокуратуры государств - участников СНГ в сфере выдачи являются: 1) многосторонние и двусторонние договоры; 2) кон­ституции и национальное законодательство взаимодействую­щих сторон; 3) межправительственные и межведомственные соглашения; 4) организационно-распорядительные докумен­ты генеральных прокуратур стран Содружества по соответ­ствующим вопросам.

Взаимодействие органов прокуратуры стран СНГ с ком­петентными органами зарубежных стран по вопросам выдачи лиц для уголовного преследования или исполнения приго­вора на международном уровне регламентировано: Европей­ской конвенцией о выдаче от 13 декабря 1957 г. (г. Париж) и до­полнительными протоколами к ней (от 15 октября 1975 г. и от

17  марта 1978 г.), Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (далее - Минская конвенция) и Протоколом к ней от 28 марта 1997 г., Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголов­ным делам от 7 октября 2002 г. (далее - Кишиневская конвен­ция), а также двусторонними договорами о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголов­ным делам.

Стоит отметить, что Типовой договор о выдаче, принятый Генеральной Ассамблеей ООН от 14 декабря 1990 г. № 45/116, не является международным договором или соглашением, в соот­ветствии с которым осуществляется выдача, он представляет со­бой «полезную основу, которая могла бы помочь государствам, заинтересованным в проведении переговоров и заключении двусторонних соглашений, направленных на совершенствова­ние сотрудничества в вопросах предупреждения преступности и уголовного правосудия» (ч. 1 Резолюции). Типовой договор о выдаче предусматривает: обязательство выдачи; признаки пра­вонарушения, которые могут повлечь за собой выдачу, импера­тивные и факультативные основания для отказа; каналы связи и необходимые документы; упрощенную процедуру выдачи; ме­ханизмы временного ареста запрошенного к выдаче лица, его непосредственную передачу и транзитную перевозку, а также отсроченную и условную передачу лица.

Международное сотрудничество на национальном уров­не, в том числе и по вопросам выдачи лиц для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора, регла­ментируется в первую очередь Конституцией того или иного государства.

Международные договоры являются составной частью национального законодательства всех государств - участников СНГ, что официально отражено в Конституции каждой стра­ны Содружества в виде фундаментального принципа.

В соответствии с ч. 2 ст. 63 Конституции Российской Фе­дерации выдача лиц, обвиняемых в совершении преступле­ния, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации.

Так, двусторонние договоры Российской Федерации о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам заключены с Республикой Молдова, Азербайджанской Республикой, Республикой Кыргызстан.

Положения указанных договоров регламентируют поря­док оказания правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, а также выдачи лиц для уголовного пре­следования или исполнения приговора. В основном нормы этих договоров аналогичны положениям Минской конвенции 1993 г.

При отсутствии многосторонних и двусторонних между­народных договоров о выдаче, государства осуществляют вза­имодействие на основе принципа взаимности. Выдача лица на основе принципа взаимности означает удовлетворение прось­бы о выдаче на основании заверения запрашивающего госу­дарства в том, что в аналогичной ситуации будет произведена выдача и запрашиваемому государству.

Суть и содержание принципа взаимности отражены в за­конодательстве всех государств - участников СНГ.

Так, согласно ст. 460 УПК РФ принцип взаимности выра­жается в письменном обязательстве Генерального прокурора Российской Федерации выдавать в будущем на основе этого принципа иностранному государству лиц для уголовного пре­следования и исполнения приговора в соответствии с законо­дательством Российской Федерации.

В этой связи следует также отметить, что нормативные положения всех международных договоров отражают обще­признанный принцип «выдай или осуди сам» Aut dedere aut judicare»), в соответствии с которым государство в случае отказа в выдаче преступника другому государству должно привлечь его к ответственности по своему уголовному законодательству «в том же порядке, как если бы действие было совершено на их территории, и притом даже в тех случаях, когда виновный приобрел гражданство после совершения правонарушения».

Этот фундаментальный принцип был впервые легально закреплен в ч. 1 ст. 8 Конвенции о фальшивомонетничестве от 1929 г., и в настоящее время его реализация обеспечивается Венской конвенцией о праве международных договоров от 1969 г.

Таким образом, можно утверждать, что международное сотрудничество генеральных прокуратур стран Содружества в сфере уголовного судопроизводства - это регламентиро­ванная национальным законодательством, общепризнанны­ми принципами и нормами международного права, а также международными договорами деятельность органов проку­ратуры и других компетентных органов и должностных лиц государств - участников СНГ по оказанию правовой помощи по уголовным делам в целях обеспечения неотвратимости уго­ловной ответственности лиц, совершивших преступления, за­конного, обоснованного и справедливого разрешения судом уголовного дела.

В настоящее время в науке и практике общепризнанно, что органы прокуратуры стран Содружества осуществляют международное сотрудничество в сфере уголовного судопро­изводства по трем основным направлениям: 1) по вопросам выдачи лиц для уголовного преследования и исполнения при­говора; 2) по вопросам оказания правовой помощи при про­изводстве по уголовным делам; 3) по вопросам передачи лиц, страдающих психическими расстройствами, для продолже­ния принудительного лечения.

Разумеется, что международное сотрудничество органов прокуратуры не ограничивается правовой помощью по уго­ловным делам, оно затрагивает очень многие сферы их компе­тенции. Однако, по утверждению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации А.Г. Звягинцева, именно эти вопросы занимают «наиболее важное место» в их взаимо­действии с зарубежными партнерами в сфере уголовного судопроизводства.

Согласно российскому законодательству Генеральная прокуратура Российской Федерации является единственным компетентным органом, который уполномочен направлять в иностранные государства запросы о выдаче лиц для уголов­ного преследования или исполнения приговора, а также при­нимать решения о выдаче лиц из Российской Федерации по запросам иностранных государств.

Российская Федерация в настоящее время имеет специ­альные двусторонние и многосторонние договоры о выдаче почти с 70 странами мира. На основе этих международных до­говоров и принципа взаимности, закрепленного в статьях 453, 457, 460, 462 УПК РФ, Генеральная прокуратура Российской Федерации взаимодействует с компетентными органами поч­ти 80 стран, в том числе со всеми государствами - участниками СНГ.

Полномочия прокуратуры по взаимодействию с ино­странными компетентными органами и международными организациями устанавливаются в законах о прокуратуре го­сударств - участников Содружества. Как правило, они регла­ментируют статус и направления деятельности прокуратуры, указывают, что Генеральная прокуратура и подчиненные ей прокуратуры в пределах своей компетенции осуществляют сотрудничество с органами прокуратуры и иными правоох­ранительными органами иностранных государств и междуна­родными организациями.

Так, ст. 47-1 Закона Республики Казахстан «О прокура­туре» определяет Генерального прокурора Республики и (или) уполномоченных им прокуроров компетентными при осуществлении надзора за применением международных до­говоров, ратифицированных Республикой Казахстан, Консти­туции и законов Республики Казахстан по вопросам оказания правовой помощи. Генеральный прокурор Республики Казах­стан или уполномоченные им прокуроры от имени государ­ства принимают решение о выдаче лиц.

В ст. 47-2 этого Закона определено, что Генеральный про­курор Республики Казахстан и (или) уполномоченные им про­куроры в рамках международного правового сотрудничества вправе:

1)    участвовать в разработке проектов международных до­говоров Республики Казахстан, а также предложений по из­менению и дополнению действующих договоров;

2)    в установленном законодательством Республики Казах­стан порядке заключать и подписывать договоры о правовой помощи, сотрудничестве и взаимодействии с органами про­куратуры иностранных государств;

3)    в пределах компетенции органов прокуратуры осу­ществлять сотрудничество с соответствующими учреждения­ми других государств и международными организациями;

4)    участвовать в деятельности международных организа­ций прокуроров;

5)    участвовать в разработке проектов межгосударствен­ных программ совместных мер по борьбе с преступностью на территории сотрудничающих государств, их выполнении;

6)    по просьбе компетентных учреждений иностранных государств с участием других правоохранительных органов Ре­спублики Казахстан оказывать правовую помощь по вопросам выдачи, уголовного преследования, проведения следственных действий, перевода осужденных, выполнению иных действий, направленных на предупреждение, выявление и пресечение преступлений, розыску преступников, исполнению наказа­ний;

7)     в установленном законодательством Республики Ка­захстан порядке направлять в компетентные учреждения ино­странных государств поручения, ходатайства, просьбы право­охранительных органов Республики Казахстан по оказанию правовой помощи по вопросам выдачи, уголовного пресле­дования, проведения следственных действий, перевода осуж­денных, выполнению иных действий, направленных на пред­упреждение, выявление и пресечение преступлений, розыск преступников, исполнение наказаний;

8)     представлять интересы Республики Казахстан в судах иностранных государств и международных судах при рассмо­трении уголовных дел, затрагивающих интересы Республики Казахстан;

9)     осуществлять иные полномочия, предусмотренные международными договорами, законами Республики Казах­стан и актами Президента Республики Казахстан.

В соответствии со ст. 6 Закона Азербайджанской Респу­блики «О прокуратуре» прокуратура в пределах своей компе­тенции устанавливает прямые связи с соответствующими ор­ганами других государств и международными организациями и в рамках своих полномочий участвует в решении вопросов, вытекающих из международных договоров, участником кото­рых является Азербайджанская Республика.

Право заключать договоры о сотрудничестве с соответ­ствующими органами иностранных государств и междуна­родными организациями и обязанность обеспечивать их ис­полнение отнесены к компетенции Генерального прокурора Азербайджанской Республики на основании ст. 10 данного закона.

Аналогичные положения, касающиеся международной деятельности прокуроров, содержатся в законах о прокурату­ре других государств - участников СНГ.

Нормативной основой международного сотрудничества и взаимодействия органов прокуратуры государств - участни­ков СНГ в сфере экстрадиции являются также двусторонние межведомственные соглашения.

На базе таких соглашений подписываются программы сотрудничества между генеральными прокуратурами стран СНГ и реализуются предусмотренные в них мероприятия, осуществляется обмен опытом работы, нормативными право­выми актами и методическими материалами, проводятся со­вместные круглые столы, семинары, конференции и практиче­ские тренинги, консультации по вопросам выдачи.

Межведомственные соглашения играют субсидиарную (дополнительную) роль - они детализируют установленные международными договорами и внутренним законодатель­ством формы и механизмы сотрудничества в сфере уголов­ной юстиции. В таких соглашениях не содержится правовых норм, устанавливающих порядок производства по уголовным делам и регулирующих процессуальные правила выдачи лиц для уголовного преследования. К числу таких межве­домственных актов относятся, например, Соглашение между генеральными прокуратурами Армении и Беларуси об укре­плении взаимопонимания и правового сотрудничества между прокуратурами двух стран от 6 октября 2005 г.; Соглашение

о   сотрудничестве между Генеральной прокуратурой Россий­ской Федерации и Генеральной прокуратурой Туркменистана от 25 марта 2009 г.; Соглашение о сотрудничестве между Гене­ральной прокуратурой Российской Федерации и Генеральной прокуратурой Украины от 15 сентября 2010 г. и др.

В целях обеспечения выполнения международных обяза­тельств и национального законодательства о выдаче лиц для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора, надлежащего надзора за соблюдением прав чело­века и гражданина на основе общепризнанных принципов и норм международного права генеральными прокуратурами государств - участников СНГ принимаются организационно­распорядительные документы по соответствующим вопросам.

Так, в Российской Федерации такими документами явля­ются: приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 12 марта 2009 г. № 67 «Об организации международного со­трудничества органов прокуратуры Российской Федерации»; указание Генерального прокурора Российской Федерации от

18   октября 2008 г. № 212/35 «О порядке работы органов про­куратуры Российской Федерации по вопросам выдачи лиц для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора и передачи лиц, совершивших общественно опас­ные деяния, для проведения принудительного лечения» (с из­менениями, внесенными приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 22 апреля 2011 г. № 104).

В данном указании установлен порядок рассмотрения поступающих в Генеральную прокуратуру Российской Фе­дерации из компетентных органов иностранных государств, а также направляемых в компетентные органы иностранных государств запросов о выдаче лиц для привлечения к уго­ловной ответственности или приведения приговора в испол­нение, о передаче лиц международным уголовным судам (трибуналам), компетенция которых признана Российской Федерацией, и лиц, совершивших общественно опасные де­яния в состоянии невменяемости, для проведения принуди­тельного лечения.

В Республике Казахстан приказом Генерального прокуро­ра Республики Казахстан от 6 апреля 2011 г. № 30 утверждена Инструкция об организации надзора в сфере международно­го сотрудничества. Указанный документ определяет основные направления надзора в сфере международного сотрудниче­ства с целью единообразного применения закона на основа­нии Конституции Республики Казахстан, Закона Республики Казахстан «О прокуратуре», международного и иного законо­дательства. В разделе 5 детально определен порядок рассмо­трения вопросов, связанных с экстрадицией.

Компетентные органы, уполномоченные осуществлять сношения в сфере экстрадиции, определены в национальном законодательстве государств - участников СНГ. Вместе с тем и в ст. 80 Минской конвенции установлен порядок сношений по вопросам выдачи и уголовного преследования, в соответствии с которым компетентными органами по указанным вопросам являются генеральные прокуроры Договаривающихся Сто­рон. Что касается положений Европейской конвенции о вы­даче 1957 г. и Кишиневской конвенции 2002 г., то полномочия прокурора по их применению определяются в соответствую­щих национальных законах о ратификации указанных между­народных актов.

Двусторонние договоры о выдаче или оказании правовой помощи по уголовным делам содержат указание на то, что компетентными органами, как правило, являются генераль­ные прокуратуры и органы юстиции.

В ряде стран СНГ (Республика Казахстан, Российская Фе­дерация, Кыргызская Республика, Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан, Азербайджанская Ре­спублика) полномочиями принимать решение о выдаче и на­правлять запросы об экстрадиции наделены генеральные про­куратуры государств.

В некоторых странах Содружества в качестве компетент­ных органов по вопросам экстрадиции определены два и бо­лее органа. Так, в Молдове в ч. 3 ст. 541 (3) УПК предусмотрено, что если лицо, экстрадиция которого запрашивается, подвер­гнуто уголовному преследованию, компетентным органом по рассмотрению всех необходимых материалов и подаче запро­са об экстрадиции является Генеральная прокуратура. Если лицо, экстрадиция которого запрашивается, осуждено, ком­петентным органом является Министерство юстиции. Окон­чательное решение о выдаче лица принимает судебный орган.

В ч. 6 ст. 544 УПК Молдовы установлено, что если Гене­ральный прокурор или, в зависимости от обстоятельств, ми­нистр юстиции считает, что лицо, экстрадиция которого за­прашивается иностранным государством или международной судебной инстанцией, не может быть экстрадировано, отказ в экстрадиции оформляется в виде мотивированного решения, а если считает, что лицо может быть экстрадировано, обра­щается с ходатайством в суд, в районе деятельности которого расположено Министерство юстиции, с приложением к хода­тайству запроса и документов запрашивающего государства.

В случае если судебная инстанция устанавливает, что ус­ловия экстрадиции соблюдены, она принимает решение об удовлетворении запроса об экстрадиции, распоряжаясь одно­временно о сохранении меры пресечения в форме предвари­тельного ареста до передачи экстрадируемого лица. Если су­дебная инстанция устанавливает, что условия экстрадиции не соблюдены, она отклоняет запрос и принимает решение осво­бодить лицо, экстрадиция которого запрашивается. Решение оформляется в течение не более 24 часов после его вынесения и передается в Генеральную прокуратуру или Министерство юстиции.

Аналогичным образом поступила Украина, определив два компетентных органа по вопросам экстрадиции. Согласно ст. 574 УПК Украины центральными органами Украины от­носительно выдачи лица (экстрадиции), если другое не пред­усмотрено международным договором Украины, являются соответственно Генеральная прокуратура Украины и Мини­стерство юстиции Украины.

Согласно закону Генеральная прокуратура Украины яв­ляется центральным органом Украины относительно выдачи (экстрадиции) подозреваемых, обвиняемых в уголовных про­изводствах во время досудебного расследования.

В УПК Украины специально оговорено, что Министерство юстиции Украины является центральным органом Украины относительно выдачи (экстрадиции) подсудимых, осужден­ных в уголовных производствах во время судебного производ­ства или исполнения приговора (ст. 574).

Практически во всех уголовно-процессуальных кодексах стран Содружества закреплены механизмы рассмотрения и (или) направления запроса о выдаче лица компетентными ор­ганами.

Так, в ст. 550 УПК Туркменистана предусмотрено, что в случаях и порядке, установленными законодательством и международными договорами Туркменистана, Генеральная прокуратура Туркменистана обращается в компетентный орган иностранного государства с требованием о выдаче Тур­кменистану лица, являющегося гражданином Туркменистана, либо лица, не являющегося гражданином запрашиваемого государства, совершившего преступление, если в отношении этого лица вынесено постановление о привлечении к уголов­ной ответственности в качестве обвиняемого или обвинитель­ный приговор.

Порядок выдачи лиц для привлечения к уголовной ответ­ственности или исполнения приговора на принципе взаим­ности закреплен в специальных нормах всех УПК государств - участников СНГ.

В этой связи необходимо особо отметить, что в Республи­ке Беларусь механизмам реализации принципа взаимности при выдаче посвящена целая глава 50 УПК.

В ст. 475 УПК Республики Беларусь закреплены следую­щие исходные положения. Просьба органа иностранного госу­дарства, содержащая положение о выдаче лица иностранному государству для осуществления уголовного преследования и (или) отбывания наказания, может быть исполнена при нали­чии заверенной копии решения органа иностранного государ­ства, ведущего уголовный процесс, о применении к этому лицу меры пресечения в виде заключения под стражу или заверен­ной копии вступившего в законную силу судебного решения иностранного государства по уголовному делу о назначении ему наказания в виде лишения свободы, а также если орган ино­странного государства представит письменные обязательства, что лицо, в отношении которого поступила такая просьба:

1)    не будет подвергаться без соответствующего решения Генерального прокурора Республики Беларусь или его заме­стителя в этом иностранном государстве уголовному пресле­дованию и (или) не будет осуждено либо задержано в целях отбывания наказания за преступление, совершенное им до пересечения государственной границы этого иностранного государства, за исключением преступления, послужившего основанием для такой просьбы;

2)    не будет выдано или передано третьему государству без соответствующего решения Генерального прокурора Респу­блики Беларусь или его заместителя;

3)    сможет свободно покинуть территорию этого ино­странного государства после прекращения уголовного пресле­дования и (или) отбывания наказания либо освобождения от наказания.

В законе предусмотрено, что письменные обязательства органа иностранного государства, указанные в пунктах 1 и 2 ч.

1  ст. 475 УПК, не исполняются, если лицо, выданное иностран­ному государству, находящееся на территории этого ино­странного государства и имеющее возможность ее покинуть, в течение сорока пяти суток после прекращения уголовного преследования и (или) отбывания наказания либо освобож­дения от наказания не покинуло территорию этого иностран­ного государства или если такое лицо, покинув иностранное государство, добровольно возвратилось на его территорию. В этот срок не засчитывается время, в течение которого лицо по независящим от него обстоятельствам не могло покинуть тер­риторию иностранного государства.

В УПК Молдовы и УПК Украины предусмотрен упрощен­ный порядок выдачи лиц для уголовного преследования.

Так, в соответствии со ст. 545 УПК Республики Молдова по запросу компетентного органа иностранного государства об экстрадиции или временном аресте с целью экстрадиции лица может быть предоставлена экстрадиция иностранного гражданина или лица без гражданства, в отношении которого выдан ордер на арест для экстрадиции, без соблюдения фор­мальной процедуры экстрадиции, если лицо согласно с такой упрощенной процедурой, а его согласие удостоверено судеб­ной инстанцией. В случае согласия задержанного на упрощен­ную процедуру экстрадиции, представление официального запроса об экстрадиции и документов, указанных в ст. 542 УПК, не требуется.

Согласно закону судья по уголовному преследованию в судебном заседании, в котором участвуют прокурор, лицо, экстрадиция которого запрашивается, и его адвокат, рас­сматривает сведения об экстрадируемом лице, информиру­ет его о праве на упрощенную процедуру и ее юридических последствиях, после чего записывает его показания, которые подписываются всеми участвующими в заседании лицами. Выраженное согласие не может быть отозвано после его под­тверждения судебной инстанцией.

Упрощенные процедуры выдачи лица для уголовно­го преследования детально регламентированы в ст. 588 УПК Украины. В ней предусмотрено, что лицу, относительно ко­торого пришел запрос о его выдаче, сообщается о праве об­ращаться с просьбой о применении упрощенного порядка выдачи и разъясняется порядок подачи соответствующего за­явления.

Упрощенный порядок выдачи из Украины лица может быть применен только при наличии его письменного заяв­ления о согласии на выдачу, оформленного в присутствии защитника и утвержденного следственным судьей. В случае получения соответствующего заявления выдача возможна без проведения прокурором в полном объеме проверки наличия возможных препятствий для выдачи.

Прокурор наделен правом обращаться к следственному судье с ходатайством об утверждении согласия лица на вы­дачу. Следственный судья рассматривает такое ходатайство с участием лица, подлежащего выдаче, его защитника и про­курора. При этом следственный судья обязан убедиться, что лицо, подлежащее выдаче, добровольно соглашается на свою выдачу и осознает все последствия этой выдачи, после чего по­становляет определение об утверждении согласия лица на его упрощенную выдачу или об отказе в этом.

В случае если полученное заявление о согласии лица на упрощенную выдачу утверждено определением следственно­го судьи, прокурор передает такое заявление на рассмотрение центральному органу Украины, который в течение трех дней рассматривает его и принимает решение о возможности при­менения упрощенного порядка выдачи.

В ст. 588 УПК Украины закреплено нормативное правило о том, что после утверждения следственным судьей согласия лица на применение упрощенного порядка выдачи, такое со­гласие не может быть отозвано.

К сожалению, договоры государств - участников СНГ, а также уголовно-процессуальное законодательство России и других стран Содружества не содержат нормативных положе­ний об упрощенном порядке выдачи для уголовного преследо­вания.

В целях совершенствования нормативных основ экстради­ции с учетом опыта стран Европейского Союза нами разрабо­таны предложения по закреплению упрощенных механизмов выдачи, которые опубликованы в печати в 2007 г. Однако за­ключение Договора государств - участников Содружества Не­зависимых Государств о межгосударственном розыске лиц от 10 декабря 2010 (г. Москва) объективно обусловливает необхо­димость совершенствования национального законодательства государств - участников СНГ в виде принятия самостоятель­ных законов о выдаче (экстрадиции). В таких законах должны быть определены основания розыска, порядок, сроки задержа­ния и ареста лиц, разыскиваемых компетентными органами, процедуры упрощенной выдачи, перечень преступлений, за совершение которых выдача не может быть осуществлена и др.

Необходимость разработки и принятия специальных за­конов о выдаче назрела давно во всех странах СНГ.

И это закономерно. Практика показывает, что вопросы выдачи лиц для уголовного преследования регламентируют­ся разными многосторонними и двусторонними договорами, национальными отраслевыми законами, а также уголовно­процессуальными кодексами, в которых зачастую имеются разночтения или дублирование нормативных положений и не предусмотрены все основания и механизмы выдачи, в том числе в упрощенном порядке.

В этой связи представляется целесообразным исполь­зовать в качестве добротной основы принятый Генеральной Ассамблеей ООН от 14 декабря 1990 г. Типовой договор о выдаче, а также законотворческий опыт зарубежных стран и подготовить специальный закон «О выдаче лиц для уголовно­го преследования».

В России проект такого федерального закона подготовлен авторским коллективом НИИ Академии Генеральной проку­ратуры Российской Федерации уже в 2000 г. Он был направлен в Государственную Думу и Генеральную прокуратуру Россий­ской Федерации для использования в нормотворческой ра­боте. В целом проект одобрен практикующими юристами и научной общественностью России. Однако его продвижение и юридическое оформление не осуществляется вот уже в те­чение 12 лет.

И это при том, что во многих странах (Азербайджан, Ве­ликобритания, Болгария, Дания, Франция, Финляндия, Шве­ция и др.) подобные законы приняты и эффективно применя­ются на практике.

В таких нормативных правовых актах определена экс- традиционная политика государства в целом, возможность розыска и выдачи преступников тем странам, с которыми не заключены двусторонние договоры о выдаче, а также механиз­мы выдачи, в том числе упрощенные процедуры экстрадиции лиц для уголовного преследования.

Модернизация нормативной правовой базы межгосудар­ственного розыска и выдачи лиц, совершивших преступления на территориях стран Содружества, безусловно, укрепит со­трудничество и взаимодействие органов прокуратуры госу­дарств - участников СНГ в сфере выдачи и оказания правовой помощи по уголовным делам.

Передача лиц для дальнейшего отбывания наказания не охватывается рамками института экстрадиции, но принятие решения о передаче указанных лиц в соответствии с законода­тельством некоторых государств - участников СНГ относится к компетенции Генерального прокурора той или иной страны Содружества.

Так, на основании ст. 538 УПК Республики Казахстан передача лица, осужденного в Республике Казахстан, для от­бывания наказания в государство, гражданином которого оно является, может быть осуществлена только после вступления приговора в законную силу по решению Генерального про­курора Республики Казахстан или его заместителя, которые сообщают о состоявшейся передаче суду, вынесшему приго­вор.

В соответствии со ст. 540 УПК Республики Казахстан гражданин Республики Казахстан, осужденный к лишению свободы судом иностранного государства, его законный пред­ставитель или близкие родственники, а также компетентные органы иностранного государства с согласия осужденного мо­гут обратиться к Генеральному прокурору Республики Казах­стан с ходатайством об отбывании осужденным наказания в Республике Казахстан.

В случае удовлетворения ходатайства Генеральный про­курор Республики Казахстан вносит представление об испол­нении приговора суда иностранного государства в областной или приравненный к нему суд по месту постоянного житель­ства осужденного до выезда из Республики Казахстан. При отсутствии у осужденного постоянного места жительства представление вносится в Верховный Суд Республики Казах­стан.

Аналогичными полномочиями по рассмотрению запро­са о передаче лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является, а также о принятии своего гражданина для от­бывания наказания из иностранного государства обладают ге­неральные прокуроры Кыргызской Республики, Республики Таджикистан и Туркменистана.

Придя к выводу, что оснований для отказа в передаче либо принятии лица для дальнейшего отбывания наказания не имеется, Генеральный прокурор вносит представление в суд, который принимает решение об исполнении приговора суда иностранного государства.

В остальных государствах - участниках СНГ решение во­проса о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для дальнейшего отбывания наказания, как правило, относится к компетенции Министерства юстиции страны.

Право стран СНГ


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика