Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Предпосылки теории правового регулирования деятельности в условиях аварий и катастроф
Научные статьи
14.01.14 10:56
Игровые аппараты играть онлайн бесплатно. Первое - человек не должен совершать много действий и изучать какие-то принципы, ведь в аппараты он развлекается фактически один на один с компьютером. Игровые Аппараты Онлайн Бесплатно вся подробная информация на сайте http://deluxe-slots.com

вернуться

Предпосылки теории правового регулирования деятельности в условиях аварий и катастроф


В процессе длительного времени человечество накопи­ло значительный объем информации, знаний о катастрофах различного происхождения - природных, социальных, техно­генных и т.п., главным образом - эмпирический. Данная эм­пирическая основа, знания и информация о существующих в исследуемой сфере явлениях и процессах - все это является необходимым условием создания теории, позволяющей опре­делить сферу правового регулирования отношений, склады­вающихся при возникновении катастроф. Предпосылками данной теории следует считать весь накопленный объем ин­формации в виде результатов систематических наблюдений и экспериментов, предпринятые попытки построения моделей деятельности в условиях неопределенности и скачков.

Практические уроки крупных промышленных аварий, особенно радиационных катастроф последних лет, наглядно продемонстрировали плохую применимость существующих методик прогнозирования и предупреждения чрезвычайных ситуаций. Причина здесь заключается не в недостаточности научных работ по теории катастроф и чрезвычайных ситуа­ций, а в сложности самой научной проблемы, сопряженной с исследованием состояния неопределенности. Специфичность исследований связана как со сложностью построения адекват­ной практической модели аварии, так и со трудностью моде­лирования и структурирования всех элементов и оказавшихся в чрезвычайной ситуации лиц.

Современная методологическая ситуация исследования состояния неопределенности такова, что даже незначительные результаты в этой области считаются значительным успехом. Примером может послужить вручение Нобелевской премии по экономике за 2013-ый год американским ученым-практи- кам Роберту Шиллеру, Юджину Фаму и Питеру Хансену за предсказание возможного алгоритма изменения цен акций на рынке. Как справедливо говорилось при этом в сообщении Нобелевского комитета: «Способа предсказать, сколько будут стоить акции и облигации в ближайшие дни или недели, нет, но вполне возможно предвидеть, как цены будут изменяться в долгосрочном периоде: от трех до пяти лет». Вместе с тем, как считает главный научный сотрудник Института экономики РАН Борис Хейфец, - «.. .научные труды этих ученых - серьез­ный и теоретический, и практический вклад в современную экономическую науку».

Ввиду максимальных разрушительных последствий чрез­вычайных ситуаций на объектах промышленности и энерге­тики особо выделяются радиационные катастрофы. Неожиданность, масштабы, а также характер непрекращающегося деструктивного воздействия радиации на организм человека и окружающую среду оказывает мощное психологическое воздействие на лиц, оказавшихся в условиях повышенной ра­диации. Данные обстоятельства определяют особый характер реагирования и организации работ.

Масштабы и характер разрушений, а также непредсказу­емость сценариев развития событий дают основания полагать, что к катастрофам, в отличие от других чрезвычайных собы­тий, подготовиться невозможно. В то же время последствия катастроф, грозящие нормальному функционированию и раз­витию не только отдельных государств и регионов мира, но всей цивилизации, заставляют человечество искать пути ре­шения проблем как обеспечения деятельности, так и заблаго­временной подготовки. Одним из таких направлений является определение системы рисков. В то же время, как показали со­бытия Чернобыля и Фукусимы, это далеко не исчерпывающий способ.

Основные концепции исследователей, непосредственно занимающихся вопросами чрезвычайных ситуаций, сводятся к следующему:

Разработка методологии оценки эффективности ме­роприятий по снижению рисков и смягчению последствий ЧС осуществляется на основе анализа состояния социаль­но-экономических отношений системы «природа-человек- общество». Недостатком является как сложность построения самой системы «природа-человек-общество», так и невозмож­ность проведения практического эксперимента.

В качестве методологического подхода создания управ­ляющих систем по эффективной ликвидации последствий ЧС предлагается разработка и создание информационных баз и мониторинга рисков возникновения ЧС. Здесь пред­полагается проведение большого комплекса системных про­работок, который должен обязательно включать: срочный анализ возникшей ЧС; отработку взаимосвязанных экспресс- моделей ликвидации последствий ЧС по всем комплексам разнонаправленных функциональных задач; отображение этих экспресс-моделей ликвидации последствий ЧС в инфор­мационных технологиях управляющих систем ликвидации последствий ЧС; развертывание последних с целью эффек­тивного мониторинга всех взаимосвязанных процессов по ликвидации последствий ЧС и т. д. Как показывает практика, несмотря на большую актуальность и значимость, ввиду гро­моздкости и сложности в реализации проблема и по сей день остается нерешенной даже в рамках отдельного региона, не го­воря уже об общегосударственном уровне.

Представляет практический интерес рассмотрение мето­дик исследований скачкообразных изменений состояния си­стем, основанных на логически связанной совокупности теоре­тических и эмпирических положений из области математики, естественных наук и опыта разработок сложных систем.

Примером могут послужить теоретические исследова­ния в экономике, в области управления проектами с учетом рисков, которые позволяют выработать критерии численной оценки устойчивости инвестиционных процессов

Устойчивость систем от внешнего воздействия исследует­ся в теории автоматического управления. Средства математи­ческого моделирования позволяют дать оценку устойчивости замкнутой адаптивной самонастраивающейся системы авто­матического регулирования при подаче на вход единичного ступенчатого сигнала. В частности, определяются параметры перерегулирования, характеризующие степень адаптирован- ности системы к внешнему воздействию; время, за которое си­стема способна вновь вернуться в устойчивое состояние; спо­собы корреляции, позволяющие повысить ее устойчивость и оптимизировать период адаптации к внешнему воздействию и др.. Показано, что при определенной критической ампли­туде внешнего воздействия, а также несоответствующих вну­тренних свойствах (недостаточном запасе устойчивости) систе­ма переходит в неустойчивое состояние, то есть разрушается.

К исследованию переходных процессов, происходящих в экономике, государстве и праве обращаются также уче- ные-прововеды. К примеру, В.В. Сорокин отмечает, что «... переходная ситуация отличается беспрецедентной неодно­значностью, разнонаправленностью и неустойчивостью проте­кающих процессов и событий». Вместе с тем, при всей полно­те рассмотрения проблем правового регулирования, стоящих перед любым государством в переходный период, исследо­ватели упускают изучение закономерностей, определяющих тенденции стабилизации общества или деструктивных изме­нений, ведущих к развалу государства.

Анализ кризисных ситуаций вызывает значительный ин­терес у социологов и политологов. Однако в имеющемся со­временном концептуальном аппарате недостаточно средств для анализа нелинейных, быстротекущих, катастрофических процессов.

Как известно, любое катастрофическое развитие собы­тий сопряжено со значительным дисбалансом и разрушени­ями внутри самой системы, а также парализацией структур управления. Как следствие - это сопровождается резким сни­жением функции обеспечения защищенности как от внутрен­них, так и внешних угроз. В системе государства парализация экономики, политики, структур обеспечения национальной безопасности в условиях катастроф делает страну уязвимой со всех сторон. Как это наглядно демонстрируется событиями последних лет, именно сценарий катастрофического развития событий (либо насильственным путем, либо использовани­ем ситуаций в результате естественно происходящих техно­генных или природных катастроф) применяется для грубого внешнего вмешательства в интересы слабых и развивающихся государств. Примером могут быть всевозможные революции, насильственные смены режимов и др. Это могут быть также природные катаклизмы, парализующие целые государства, как это было в 2004-ом году на Шри-Ланке. Как показывает анализ указанных событий, а также мнения политологов, дан­ные «шоковые» обстоятельства широко используются США и развитыми странами Запада для экспансии своих интересов в целях завоевания геопространств и расширения сырьевых рынков. Примечательно, что данные политические «катастро­фы» навязываются в строгой периодичности по заранее запла­нированному сценарию под эгидой «расширения интересов демократии».

Если говорить о внутренних угрозах, то условия ката­строф являются благоприятной средой для активизации де­ятельности всевозможных криминальных элементов. Прак­тически при любом катастрофическом положении в стране, когда силы органов правопорядка и администрации отвлече­ны на решение других важных проблем, наблюдается всплеск насилия и мародерства.

Применение широко используемых в зарубежной и от­ечественной литературе моделей теории катастроф позволя­ет исследовать качественные особенности катастрофического поведения социальных систем, когда при наступлении опре­деленных условий система теряет свою устойчивость и скач­ком переходит в новое состояние. В .И. Арнольд, изучая теорию катастроф, сделал вывод: «Катастрофа - это скачкообразные изменения в системе (процессе, явлении), возникающие в виде внезапного ответа системы на изменение внешних условий».

Для лиц, принимающих управленческие решения (ЛПР) в условиях катастроф, остро необходима информация о про­гнозировании развития обстановки. Следует указать, что ка­ких-либо универсальных формальных правил надежного про­гнозирования скачкообразных изменений состояния систем в настоящее время не существует. Однако в ряде случаев исполь­зование модели теории катастроф позволяет прогнозировать такие изменения. Математически катастрофа описывается те­ориями особенностей и бифуркаций.

С помощью бифуркационных кривых демонстрируется неоднозначное состояние системы в состоянии «скачка» (бимо­дальность). По сути, этим можно объяснить трудность оценки обстановки и выработки прогноза ее развития, когда по сути нет ее однозначного определения и трактовки. Это отчасти затрудняет практическое применение теории катастроф. В связи с чем, к примеру, в биологии, психологии, социальных науках как исходные ее предпосылки, так и выводы имеют скорее эв­ристическое значение.

Наряду с этим из теории катастроф следует, что осу­ществление «скачка» сопровождается гистерезисом (от греч. «hysteresis» - запаздывание). В механике данное явление еще называют люфтом (нем. «die Luft» - зазор между сопряжен­ными поверхностями частей машин). То есть при изменении входного параметра происходит своеобразное запаздывание во времени самого скачкообразного перехода системы в но­вое состояние. Величина данного запаздывания определяется параметрами, определяемыми бифуркационными кривыми, которые описывают внутренние свойства самой системы и характеристики катастрофы. Практическая трактовка этого явления заключается в проявлении в условиях катастроф за­паздывания в принятии решения ответственными лицами. Другими словами, происходит своеобразный «ступор» в со­знании.

С другой стороны, как показывает практика, в зависимо­сти от психических особенностей индивида в условиях ката­строф может и не проявляться данное «заступоривание». То есть человек как выполнял свои функции в нормальных усло­виях, так и будет продолжать их выполнять в условиях ката­строф без каких-либо существенных психологических перебо­ев, вполне отдавая отчет в своих поступках.

В этой связи психологи, принимая во внимание лич­ностные особенности, травмирующее воздействие различных неблагоприятно влияющих на психическую деятельность че­ловека факторов, которые возникают в опасных для жизни условиях катастроф, подразделяют их на непатологические психоэмоциональные реакции и патологические состояния - психогении. Для первых характерна психологическая понят­ность реакции, ее прямая зависимость от ситуации и, как пра­вило, небольшая продолжительность. При непатологических реакциях обычно сохраняются работоспособность (хотя она и снижена), возможность общения с окружающими и критиче­ского анализа своего поведения. Патологические же психоген­ные расстройства являются болезненными состояниями, вы­водящими человека из строя, лишающими его возможности продуктивного общения с другими людьми и способности к целенаправленным действиям. В ряде случаев при этом имеют место расстройства сознания, возникают психопатологические проявления, сопровождающиеся широким кругом психоти­ческих расстройств. Среди реактивных психозов в условиях ка­тастроф чаще всего наблюдаются аффектно-шоковые реакции и истерические психозы. Аффектно-шоковые реакции воз­никают при внезапном потрясении с угрозой для жизни, они всегда непродолжительны, длятся от 15-20 минут до несколь­ких часов или суток и представлены двумя формами шоковых состояний - гипер- и гипокинетической. Гипокинетический вариант характеризуется явлениями эмоционально-двига­тельной заторможенности, общим «оцепенением», вплоть до полной обездвиженности и мутизма (аффектогенный ступор), Люди застывают в одной позе, их мимика выражает либо без­участность, либо страх. Гиперкинетический вариант характе­ризуется острым психомоторным возбуждением. Люди куда- то бегут, их движения и высказывания хаотичны, отрывочны; мимика отражает сильные переживания. Иногда преобладает острая речевая спутанность в виде бессвязного речевого пото­ка. Люди дезориентированы, их сознание глубоко помрачено.

В результате разрушения радиационно опасных объектов наиболее сильными психогенными факторами, оказывающи­ми воздействие непосредственно на психику оказавшихся в зоне катастрофы людей, являются:

-     тотальная зараженность окружающей среды (местно­сти, воздуха, техники, средств защиты, продовольствия, воды и т. д.);

-     специфичность условий жизнедеятельности, сильно от­личающихся от привычных, скрытое воздействие радиации, реально существующая в течение длительного времени опас­ность, неопределенность обстановки, необходимость в осу­ществлении многочисленных мер безопасности, деятельность, связанная с риском для жизни и здоровья, вызывающая у лю­дей большое психологическое напряжение и чувство страха;

-     сильное раздражающее действие ядовитых веществ, по­рождающее устрашающую картину поражения и панику;

-     отсутствие жителей в опасных районах, встречающиеся больные и павшие, особенно домашние, животные, брошен­ный выращенный урожай, множество предупредительных и запрещающих знаков на обочинах дорог, в населенных пун­ктах и т.д.;

-     специфичность проявления радиационных поражений.

Психологи МЧС России по способам реагирования на стресс выделяют три категории людей:

-     обладающие пассивной реакцией на стресс. При этом человек способен только на короткое время активизировать свои немногочисленные силы;

-     бурно и энергично реагирующие на стресс;

-     могущие долго и методично работать на пределе своих возможностей, выполняя большую нагрузку.

Следует указать, что в последнем случае ввиду обуслов­ленной теорией катастроф неоднозначности прогнозируемых значений состояния системы есть большая вероятность того, что лицом, принимающим решение, может быть предпри­няты неправильные шаги. А это ведет к общему ухудшению ситуации. Только интуиция, практический опыт, натрениро­ванность действовать в экстремальных условиях, слаженность действий всех управленческих звеньев могут помочь найти правильный выход.

В этом плане весьма интересными являются результаты психологических исследований, проведенные авиационными психологами, которые занимались анализом поведения пило­тов в аварийных полетных ситуациях. Психологи В.В.Козлов, В.А. Пономаренко, Д.В. Гандер и другие отмечают, что в момент возникновения аварийной ситуации на борту воз­душного судна (в момент взрыва, сильного хлопка или сраба­тывания громкой сигнализации) пилот на несколько секунд отключается от осознанного выполнения профессиональной деятельности, т.е. бездействует, т. к. в это время он пережи­вает так называемый «ориентировочный рефлекс». Термином «ориентировочный рефлекс» называют период, когда человек пытается понять, что случилось, т.е. в этот момент у него отсут­ствует ориентировка в произошедших событиях. Неслучайно из-за этого ориентировочный рефлекс называют иногда реф­лексом «что такое?», или «периодом неопределенности».

Насколько быстро пилот преодолеет период ориенти­ровки и перейдет к активным и сознательным действиям в аварийной ситуации, зависит от целого ряда факторов. Эти факторы представляют собой отдельные компоненты психической деятельности по анализу изменившейся информационной среды и выработке плана дальнейших действий. Данные факторы можно представить себе в виде последовательных этапов вы­полнения психической деятельности, что позволяет построить модель, протяженную во времени.

Модель индивидуальной психической деятельности специалиста в катастрофической ситуации

При анализе поведения пилотов в аварийных ситуациях психологам Московского Авиационного Технологического Ин­ститута удалось выделить в деятельности этих специалистов шесть этапов: ориентировочный этап (полное бездействие), этап восприятия информации, этап ее эмоциональной оценки с выбором стратегии поведения (избегания или борьбы), этап мыс­лительного анализа с принятием решения о пути выхода из ситуации, этап вспоминания способов действий по ликвидации аварии и этап реализации этих действий (см. табл. 1).

Таблица 1.

Периоды действий специалиста

Этапы деятельности

Характер поведения специалиста

Мероприятия по совершенствованию деятельности

 

Ориентировочный

рефлекс

Бездействие человека из-за отсутствия ориентировки в произошедшем событии

 

Период бездействия, в течение которого происходит анализ ситуации

Сенсорный этап

Восприятие и сопоставление информации о произошедшем событии от органов чувств

Создание надежной системы сбора информации об аварийном событии (с дублирующими каналами связи)

Эмоциональный этап

Эмоциональная реакция на событие: изменение эмоционального состояния и выбор стратегии поведения

Проведение профессионально­психологического отбора специалистов для структуры (проверка лиц на устойчивость к стрессогенным факторам)

и формирование плана дальней­ших действий

Интеллектуальный

этап

Мыслительный анализ события: осмысление масштаба и опасности фактора угрозы, выбор путей выхода из ситуации

Организация психологического тренинга мышления для оперативной выработки решений (деловые игры, требующие анализа ситуаций)

 

Мнемический этап

Воспроизведение в памяти знаний о способах действий по ликвидации аварийной ситуации

Совершенствование профессионального обучения в области средств и методов ликвидации аварийных ситуаций (применение пиктограмм для запоминания)

Период активных действий специалиста

Двигательный этап

Выполнение действий по ликвидации аварийной ситуации: выдача команд и выполнение парирующих действий

Разработка компьютерных программ по типу «виртуальной реальности», позволяющих имитировать действия по ликвидации аварии

Привлечение системы «обратной связи» об эффективности предпринимаемых виртуальных действий (контроль эффективности ликвидации аварии)

Период бездействия, который объединяет первые пять этапов, начиная с этапа бездействия и кончая мнемическим, это не что иное, как показанный выше психологический «ступор». Примечательно, что невыполнение какого-либо из этих этапов приводит к сбою в подготовке правильного плана действий, и это проявляется либо в ошибочных действиях человека либо в задержке его действий в связи с пересмотром неправильно выбранного плана.

Данные этапы легко апробируются с помощью технологии «виртуальной реальности». Компьютерные программы по­зволяют наглядно воспроизвести все компоненты вышеуказанной модели деятельности. Например, можно воссоздать на экра­не информационную среду, с которой имеет дело специалист при возникновении аварийной ситуации, далее сформировать препятствия для выполнения того или иного этапа деятельности. В результате, если будет наблюдаться увеличение периода бездействия и латентного периода формирования плана действий, то это будет подтверждать необходимость быстрого начала активных действий по исправлению ситуации. И наоборот, организация ускоренного прохождения отдельных этапов за счет специального тренинга будет приводить к тому, что специалисты смогут быстрее переходить к активным действиям по ликви­дации аварийной ситуации. Из этого эксперимента становится понятным, какой из компонентов модели играет решающую роль для быстрейшего преодоления этапа бездействия и перехода к этапу активных действий, что позволит целенаправленно усовершенствовать подготовку специалистов, организовав тренинг по наиболее значимым компонентам данной модели дея­тельности.

Предложенная модель деятельности является конструктивной по своему содержанию, т.к. на ее основе можно выработать комплекс мер, позволяющий сократить время бездействия структуры в критической ситуации и обеспечить ее функциониро­вание, как это показано в таблице 1.

Условия неопределенности, специфичные для катастрофического развития событий, определяют свои подходы к опреде­лению соответствующей системы управления. Для нее характерны следующие черты:

Наличие наряду с подсистемой управления лица, при­нимающего решения (ЛПР, руководителя), подсистем целе­направленных индивидуумов, осуществляющих управление на основе субъективных моделей, что приводит к большому разнообразию поведения системы в целом.

Алгоритм управления системы управления вырабаты­вается самостоятельно и не всегда совпадает с требованиями общего внешнего алгоритма развития событий.

На этапе оценки ситуации в ряде случаев исходят не из фактической ситуации, а из той модели, которой пользуется ЛПР при управлении объектом.

В процессе принятия решения большую роль играют рас­суждения ЛПР, порой не поддающиеся формальной логике.

При выборе управляющего воздействия ЛПР может поль­зоваться нечеткими инструкциями, оперировать хаотичными понятиями, отношениями и высказываниями.

Отсутствие объективных критериев оценивания дости­жения целевого и текущего состояния объекта управления, а также необходимой информации для принятия конкретного решения.

Как было отмечено выше, предсказать развитие событий в условиях катастроф невозможно. В данном случае говорят об управлении в условиях неопределенности. В отличие от ситуа­ционного типа управления, когда прогноз развития ситуации возможен и существует, управление в условиях неопределен­ности практически не исследовано.

Эти проблемы также называют проблемами с неуправ­ляемыми и непредсказуемыми параметрами (свыше 90 % параметров - неуправляемые). Они характеризуют новый, неизвестный набор возникающих ситуаций, эффективные решения по которым никогда не принимались. Наличие не­управляемых проблем объясняется революционными процес­сами в науке, технологиями или мировыми аномалиями, к ка­ким, в частности, можно отнести катастрофы современности.

В первую очередь требуется проведение глубоких фунда­ментальных исследований в области теории катастроф с тем, чтобы найти пути решения проблем по прогнозированию развития ситуации в условиях катастроф. Это позволит опре­делить комплекс мер, позволяющих оптимизировать поведе­ние системы в условиях неопределенности и, как следствие, минимизировать масштабы потерь.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика