Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Римская юриспруденция и исламская правовая доктрина: сравнительно-правовой анализ
Научные статьи
15.01.14 10:53
Огромное количество аппаратов с приличными выплатами — доступны круглосуточно и без регистрации. Так как в любые игровые аппараты играть бесплатно, онлайн позволяет любому пользователю, вы можете смело приступать к тренировке. Вся подробная информация на сайте Бесплатные Игровые Аппараты Онлайн Играть play-777-slots.com


Римская юриспруденция и исламская правовая доктрина: сравнительно-правовой анализ

     
  

К вопросу о влиянии римского права на исламское пра­во обращалось не одно поколение исследователей (Ш.Амос, А.Ахмедов, Ван ден Берг, Д.Гашети, И.Гольдциер, А.Кремер, П.Кроун, Х.Реланд, И.Шахт, М.Энгер и др.). Однако однознач­ный ответ на этот вопрос так и не был найден. Причина, как представляется, заключается как в различной субъективной оценке исследователями тех или иных правовых явлений, так и в объективных закономерностях, связанных с формировани­ем этих правовых систем.

Для ответа на данный вопрос необходимо обратиться к следующим соображениям методологического характера.

Данные правовые системы представляют разные право­вые традиции. Римское право преимущественно базируется на принципах секуляризма, выработанных на основе евро­пейских ценностей. Первые указания на форму обычного права Рима и его правовых институтов найдены в дошедших до нас заключениях по судебным делам. Ранние источники римского писаного права представляли собой законы рим­ских императоров (например, Свод законов XII таблиц). К III веку до н. э. римское право уже чётко отделилось от рели­гиозных норм. Главный принцип римского права заключа­ется в признании и утверждении того факта, что государство появилось в результате достигнутой договоренности между гражданами для решения правовых проблем, складываю­щихся в обществе. Именно данный принцип стал фундамен­том формирования республики как формы правления в рим­ском государстве.

Исламское право представляет собой ярко выраженную религиозную правовую систему, основанную на религиозных источниках - Коране и Сунне. Специфическая черта ислам­ской правовой системы заключается в том, что она, с одной сторы, носит религиозно-общинный характер, а с другой - ох­ватывает сферу политическо-публичной власти. Правотворче­ская функция исламского государства проявляется не только в создании норм права, но, главным образом, в санкциониро­вании основных положений исламско-правовой доктрины.

Соответственно, в качестве важнейшего источника исламского права выступает исламско-правовая доктрина.

Отсутствует единство взглядов ученых на формы влия­ния римского права на исламское. Одни указывали на прямое влияние римского права на формирование и функционирова­ние исламского права. По их мнению, основные положения, принципы и нормы римского права были непосредсвенно заимствованы исламским правом. Более того, некоторые ис­следователи, отстаивающие данную точку зрения, утвержда­ют, что исламское право в качестве ориентира своего развития выбрало римское право. Основные его принципы, источни­ки, структура и правовая практика скопированы с римского права. По их мнению, «исламское право есть римское право в арабском одеянии».

Другие же ученые считали, что такое влияние римско­го права на исламское носило косвенный характер (напри­мер, Ванн ден Берг, А. фон Кремер). По их мнению, римское право повлияло на исламское право через провинциальные (периферийные) системы права. В качестве таковых выступа­ло иудейское право, сирийское право, основанное на Сирий­ско-римском кодексе, а также обычное право тех народов, тер­ритории которых вошли в состав Арабского Халифата.

Иными словами, исламское право хоть и имеет принци­пиально иное происхождение, чем римское право, но на позд­них этапах своего развития оно вобрало в себя некоторые идеи римской правовой мысли.

Начальный этап становления исламского права связан с появлением двух основополагающих источников - Корана и Сунны, в которых содержатся основопологаюшие принципы и нормы исламского права, обеспечивающие правовое регули­рование отношений членов исламской общины. Однако, в свя­зи с территориальным расширением границ Халифата, обще­ственные отношения все более усложнялись, и необходимость их регулирования детерминировала формирование новых ис­точников права, способных на основе вышеуказанных источ­ников удовлетворить потребности общественного развития. В то время в состав Арабского Халифата входили обширные территории, представляющие разные традиции и культуры, а также обычно-правовые массивы. В результате появления двух последующих источников исламского права - иджмы и кияса, была сформирована исламско-правовая доктрина, базировав­шаяся, помимо основных источников исламского права, и на других правовых традициях. Главным условием выступала их непротиворечивость основным принципам исламского пра­ва. Это, прежде всего, проявилось на уровне формирования дополнительных источников исламского права, некоторых институтов исламского права, а также в сфере правопримени­тельной деятельности.

Более того, на отдельных территориях исламского Хали­фата было санкционировано действие отдельных нормативно­правовых актов неисламского происхождения. С приходом династии Омаядов столица Арабского халифата была пере­несена в Дамаск, который превратился в центр образования и просвещения. В этот период в Сирии действовал Сирийско- римский кодекс, который вобрал в себя как нормы обычного права, так и многие положения римского права.

Необходимо отметить, что определенные положения, принципы и нормы римского права оказали как прямое, так и косвенное влияние на формирование отдельных положений исламского права.

Формирование исламско-правовых школ отразило законо­мерности общественного развития в разных частях Арабского Халифата. Их создание считается важнейшим шагом на пути формирования исламско-правовой доктрины. Поскольку дан­ные школы были распространены в разных частях Халифата, они учитывали также правовые традиции и правовую практи­ку, сложившиеся на этих территориях доисламского периода.

Что касается влияния римской правовой практики и су­дебной системы на исламскую, следует отметить следующее. Одной из составляющих исламско-правовой практики и пра­вовой традиции было римское право. Самым непосредствен­ным каналом проникновения различных положений римского права в структуру исламского стал Сирийско-римский кодекс. После завоевания территорий Сирии исламским Халифатом дальнейшее действие этого кодекса было санкционировано на данной территории.

В своем исследовании правового статуса немусульман­ских меньшинств в Арабском Халифате А. Фаттала утверждал, что арабы импортировали некоторые аспекты византийской администрации после завоевания Сирии, и точно так же они поступили с судебной системой. В качестве доказательства он привел многочисленные примеры того, как византийские им­ператорские указы по-прежнему применялись на территории Халифата.

Элементы византийской системы с придворным церемо­ниалом были присущи дворцовым судам Халифата Аббаси- дов, что, однако, не имело прямого отношения к исламскому судопроизводству.

Доктрина стала важнейшим источником становления и развития как римского, так и исламского права. Римская юри­спруденция и исламско-правовая доктрина стали отправными точками для становления данных правовых систем. В данном контексте необходимо подчеркнуть ключевую роль юристов- правоведов. Как в римском праве, так и в исламском юрист- правовед выступал одной из центральных фигур в формиро­вании правовой теории и осуществлении правовой практики. Иными словами, объединяет римское и исламское право их доктринальный характер. В рамках обеих правовых традиций именно доктрина сыграла решающую роль в становлении и функционировании правовых систем.

Деятельность юристов была исключительно важным и своеобразным источником развития римского права, способ­ствовала развитию всей правовой системы Древнего Рима, ее структурированию и упорядочиванию. Римские юристы интер­претировали различные положения и нормы права. Значение этих интерпретаций было настолько велико, что при вынесе­нии соответствующих решений судьи, адвокаты, губернаторы и военачальники руководствовались ими. Имея глубокое знание правовых норм, на основе общих принципов логики, путем де­дуктивных рассуждений и логических умозаключений, юристы способствовали восполнению пробелов в праве.

Аналогичные функции выполняли исламские правоведы, которые являлись знатоками религиозных принципов, норм и вытекающих из них правовых последствий. Они были обла­дателями глубоких познаний, что дало им возможность раз­работать целый ряд учений и концепций, заложивших основу для формирования исламско-правовой доктрины. Они дава­ли правовую оценку и предлагали пути разрешения тех или иных правовых проблем. Очень часто религиозно-правовое заключение правоведа предотвращало судебное разбиратель­ство по различным делам.

В основном труд правоведов не вознаграждался и не из­мерялся материально, и они видели свою миссию в форму­лировании правовых положений и оценивали свой труд не с материальных, а с духовных и нравственных позиций.

Таким образом, правоведы в рамках обеих правовых тра­диций выполняли роль интерпретатора основопологающих положений, относящихся к различным отраслям права.

В научной литературе высказываются различные мнения относительно существования общих принципов в данных пра­вовых системах. Одним из таких принципов, в частности, яв­ляется принцип справедливости Данный принцип заложил основу для функционирования, как римского, так и исламско­го права.

В правовой доктрине «справедливость» рассматривается как явление, объективно существующее и регулирующее обще­ственные отношения, отражающее сущность права, указываю­щее на его подлинный характер. Тем не менее, на наш взгляд, справедливость - исторически изменчивая категория. В различ­ных обществах, в условиях разнообразных культур она получает своеобразное, индивидуализированное развитие.

Смысловая нагрузка, вложенная в данный принцип в рамках римско-правовой и исламско-правовой доктрин, кар­динально отличается друг от друга. Принцип справедливости, согласно римской доктрине права, отождествляется с есте­ственным правом, представляющим собой равное для всех благо. Одинаковый ко всем подход предполагает равное воз­даяние - равным, и неравное - неравным.

Римская юриспруденция основывается на общеправовых принципах, таких как добросовестность, равенство, справед­ливость, благородство, что обеспечивает взаимодействие сво­бодных и равноправных членов общества.

Римско-правовая доктрина неоднократно обращалась к проблемам справедливости в сфере правового регулирования и основывалась на тезисах: «Отдай каждому свое, что явля­ется справедливостью»; «Когда отсутствует четкое правовое предписание, желательно решить дело по справедливости» (Д. 39.3.2); «Когда право противоречит справедливости, необ­ходимо отдать предпочтение последней» (Д. 15. 1 . 32) и др.

Что касается исламской правовой доктрины, то справед­ливость в качестве императивного принципа гарантирует сво­боду и равенство в рамках дозволенного и запретного. Мера свободы и равенства определены исключительно положени­ями исламской религии, что является залогом стабильности общества.

Понятие справедливости неоднократно упоминается в основополагающем источнике исламского права - Кора­не. В частности, в Коране содержатся такие положения как: «Аллах не любит несправедливых» (3:134); «... Будьте стойки в справедливости, свидетельствуя перед Аллахом, если даже свидетельство будет против вас самих, ваших родителей или родственников ... Будьте беспристрастны, иначе вы уклонитесь от справедливости. Если же вы уклонитесь от справедливости и отбросите ее, Аллах знает о том, что вы делаете» (4:135); «... Будьте преданы справедливости ...» (5:8); «... Если будешь вы­носить судебное решение, то суди по справедливости. Поис- тине, Аллах любит справедливых» (5:42) и др. Данные кано­нические положения заложили основу для формирования и функционирования принципа справедливости как одного из фундаментальных оснований исламской религии, цивилиза­ции, а также исламского права.

Любая норма исламского права выражает понятие справедливости. При этом необходимо различать понятия «справедливость Аллаха» по отношению к людям, которая выражена в нормах исламской религии, и «справедливость в отношениях между людьми», которая основана на исламско- правовых установлениях.

Дозволенное и запретное в рамках исламско-правовой доктрины распространяется в полной мере только на мусуль­ман. Но соблюдение прав и свобод представителей иных кон­фессий гарантированы шариатом, что также является выраже­нием справедливости как принципа исламского права.

Свобода в исламском праве понимается не как абсолют­ная возможность совершать любые действия, а как возмож­ность для индивидуума действовать по своему усмотрению, не нарушая предписаний шариата.

Таким образом, принцип справедливости в римском и в исламском праве имеет различные основания и различное толкование.

Основополагающие источники исламского права (Коран и Сунна) носят сакрально-религиозный характер и содержат фун­даментальные принципы построения и функционирования ис­ламского общества, государства и права. Соответственно, на их формирование и становление римское право не оказало ника­кого влияния. Что касается формирования исламско-правовой доктрины, базирующейся на производных и дополнительных источниках исламского права, здесь можно говорить об опреде­ленном сходстве некоторых источников римского и исламского права, что дает основание некоторым исследователям говорить о влиянии, которое римское право оказало на формирование определенных источников исламского права.

Для выяснения истины в отношении сходства некоторых источников римского и исламского права, следует проанали­зировать конкретные источники данных правовых систем.

Ответы юристов (лат. responsa prudentium) выступали в каче­стве источника римского права и отражали мнения юристов по поводу различных жизненных ситуаций, требующих правового решения, имеющее обязательный характер для отправления пра­восудия. При этом юридическую силу имели и мнения, высказан­ные применительно к другим, сходным по фабуле, казусам.

Такие обращения могли быть адресованы различным юристам. В случае единодушия в отношении поставленного вопроса, ответ считался имеющим силу закона. Если ответы юристов расходились между собой, суд отдавал предпочтение мнению, которое, больше соответствовало истине.

Одним из дополнительных источников исламского пра­ва является фетва, представляющая собой письменно зафик­сированное суждение исламских правоведов по различным религиозно-правовым вопросам, касающимся, в том числе, вопросов светской жизни. Фетва также служит толкованием разнообразных положений, содержащихся в основных источ­никах исламского права, носящих общий характер. Иными словами, это своего рода официальное суждение, вердикт по какому-либо религиозно-правовому вопросу, выносимый ав­торитетными религиозными деятелями в ответ на запрос су­дьи или других лиц.

Как видно из приведенных примеров, ответы юристов в римском праве и фетва в исламском праве выступают в каче­стве источника права и представляют собой профессиональ­ные и компетентные заключения юристов по конкретным жизненным ситуациям, сложившимся в обществе.

В римском праве существует понятие консенсуса юри­стов, но оно ограничивается определенными вопросами, и ре­шение, принятое на основе консенсуса, может быть изменено после того, как стали известны новые факты.

Иджма, как производный источник исламского права, представляет собой согласованное мнение исламских право­ведов и богословов по религиозным и правовым вопросам, требующим практического применения положений Корана и Сунны.

Сходство данных источников права - иджмы и консен­суса юристов, основывается не на заимствовании, а на общей логике развития человеческого общества, и заключается в не­обходимости объединения интеллектуальных усилий ради установления истины и нахождения компромисса между раз­личными точками зрения.

При этом необходимо отметить, что, согласно мнению большинства исламских правоведов, решение, принятое на основании иджмы, не противоречащее Корану и Сунне, не может быть отменено более поздним консенсусом правоведов.

В римском праве существует понятие «Utilitas Publica», подразумевающее «оправдание права претора, чтобы допол­нить и исправить гражданское право». Усложнение обще­ственных отношений, а также развитие торговли с другими странами, привело к тому, что нормы права не всегда соответ­ствовали требованиям времени. В разрешении этих противо­речий важную роль сыграли именно преторские эдикты. Пре­тор своим решением не мог изменить норму права («претор не может творить право»). Преторские эдикты издавались по конкретному иску. При этом претор мог отменить или изме­нить определенные положения некоторых норм. Таким обра­зом, правоприменительная деятельность претора позволяла восполнять пробелы гражданского права, а также изменять и исправлять некоторые нормы.

Внешнее сходство с понятием «право претора» имеет та­кой дополнительный источник исламского права, как истих- сан, означающий юридическое предпочтение, которое давало право юристу отказаться от решения, вынесенного на основа­нии аналогии, возможной из текстов Корана и Сунны, в поль­зу другого решения, выносимого в интересах общественности.

Именно в этом смысле истихсан можно сравнить с Utilitas Publica - «общественным благом», как оно понимается в рим­ском праве. При этом существует отличие между вынесением решения на основании правового предпочтения - истихсана и решением претора о внесении поправки в некоторые законы: претор руководствовался своим пониманием блага, а ислам­ский правовед, действуя в рамках дозволенного и запретного, исходит исключительно из предписаний ислама. Решение исламского правоведа соответствует его пониманию общего смысла текстов Корана и Сунны.

Другой дополнительный источник исламского права - маслаха, предполагает вынесение правового решения с учетом пользы или блага для общества в тех случаях, когда на кон­кретную ситуацию нет прямого указания в Коране и Сунне, а также отсутствуют решения по данному вопросу, полученные в таких правовых источниках, как иджма (консенсус правове­дов) и кияс (аналогия). В исламско-правовой доктрине маслаха означает учет пользы для общества, учет интересов и возмож­ных благ.

Правовая презумпция - положение римского права, в со­ответствии с которым на основании предварительно установ­ленных фактов существовали правовые предположения, при­знающие положение дел истинным, пока не будет доказано обратное.

В римском праве praesumptio (правовая презумпция) в основном использовалась в суде и была связана с распределе­нием бремени доказывания. Римский судья признавал неко­торые факты несуществующими, если иное не было доказано заинтересованной стороной. А в противном случае бремя до­казывания распределялось между сторонами вновь.

В исламском праве существует понятие «истисхаб», кото­рый также называют «правовой презумпцией». Признание и оформление этого малого источника исламского права про­изошло благодаря исламскому правоведу Аш-Шафии. Под понятием «истисхаб» он подразумевал поиск связующего зве­на, какого-либо свидетельства, на основании которого можно признать, что существующее положение вещей возникло за­конным образом и может сохраняться до тех пор, пока не до­казано обратное.

Необходимо указать на определенное сходство в структу­ре римского и исламского права. Вместе с тем, данное сходство не исключает существования кардинальных отличий, вытека­ющих из различных принципов формирования основных от­раслей и институтов римского и исламского права.

Сходство в структуре римского и исламского права наи­более ярко выражается в таком институте гражданского права, как институт договора.

Отличия в институте договора в римском и исламском праве выражено, прежде всего, в требованиях к договорам купли-продажи.

В римском праве договор купли-продажи (emptio- venditio) определяется как соглашение, по которому одна сторона - продавец (venditor) обязуется представить другой стороне - покупателю вещи, товары и другие ценности, а по­купатель обязуется заплатить продавцу за проданный товар.

В исламском договорном праве также договор понимает­ся как заключенное соглашение на основе предложения одной стороны и его принятие другой стороной (договор иджаб и кабул).

Согласно исламско-правовой доктрине, продажа (байя) определяется как обмен одного вида товара на другой между двумя или более лицами с их согласия.

Римское право определяет следующие условия дей­ствительности договора: согласие сторон и выражение воли; наличие предмета договора; основание (цель) договора; спо­собность субъектов заключить договор. При этом подраз­умевалось наличие свободного волеизъявления; исключение обмана, ошибки или заблуждения; отсутствие симуляции, т. е. запрет заключения фиктивного договора, целью которого является достижение неправовых целей, в том числе, введение в заблуждение третьего лица; отсутствие принуждения либо угрозы; предмет договора и цель его заключения не должны быть противозаконны; наличие дееспособности субъектов до­говора. Кроме этого, договор должен быть заключенным, т. е. стороны должны произвести определенные юридически значимые действия, свидетельствующие о заключении дого­вора. Такими действиями являлись оферта - объявление сто­роны, желающей заключить определенный договор, о своем намерении другому лицу либо лицам, и акцепт - принятие предложения заключить договор. Во многих договорах для их заключения требовалось выполнение определенных формаль­ностей, например, передача вещи.

Согласно исламско-правовой доктрине, существуют сле­дующие требования к условиям сделки купли-продажи: изъ­явление обоюдного согласия; совершеннолетие и здравость ума договаривающихся лиц; право собственности на продаваемый предмет; законность предмета торговли; точное обозначение предмета, количества и качества товара; точное определение цены; передача проданного товара покупателю; получение прибыли от продажи; определение срока в том случае, если деньги за товар будут выплачены позже или если по условиям сделки поставка товара осуществляется не сразу, а через опреде­ленное время. Одно из главных правил купли-продажи - точное обозначение предмета продажи. Количество его должно быть исчислено, измерено или взвешено, а качество - определено и в подробностях обозначено. Поэтому является недействитель­ным договор о продаже целого амбара зерна или телеги сена, если не установлена точная масса продукта.

При этом исламское право, основанное на шариате, уста­навливает определенные ограничения в торговле. Так, предме­том сделки не могут быть запрещенные для мусульманина веще­ства и предметы, например, свинина, мясо животных, забитых не по шариату, собаки, предметы языческого культа и культа иных религий, товары, находящиеся в пути, товары, которых на дан­ный момент нет в наличии. Также установлен запрет на сделки с высоким процентом риска (гарара). К числу таковых относится упоминавшийся запрет продажи товара, которым продавец не владеет на момент сделки, запрет на продажу товара без указа­ния фиксированной цены, продажа товара без его детального описания. Сделки также не будут считаться действительными, если при заключении соглашения имело место давление, мо­шенничество, умышленный обман одной из сторон.

Примером отличий в структуре римского и исламского права является определенные положения института наследо­вания.

Наследование как в римском, так и в исламском праве возможно по закону и по завещанию.

Круг лиц, являющихся наследниками по закону, в рим­ском праве изначально был установлен Законами XII таблиц. Позже он был изменен преторским эдиктом. Новеллы Юсти­ниана также внесли изменения в круг лиц - законных наслед­ников. Суть изменений, которые претерпело римское право в области наследования, состоит в том, что изначально, соглас­но Законам XII таблиц, круг лиц, призывавшихся к наследо­ванию, был основан не на кровном родстве, а на подчинении патерфамилиас - главе патриархальной семьи. Имело место т. н. когнатическое родство, основанное на подвластности. В дальнейшем когнатическое родство было вытеснено агнатиче- ским - кровнородственным.

Новеллы Юстиниана установили пять очередей законных наследников: первая очередь - родственники по нисходящей линии (каждое поколение после первого, наследовало по праву представления); вторая очередь - родственники по восходящей линии, а также родные братья и сестры. При этом более близ­кие родственники устраняли от наследования дальних; третья очередь - неполнородные братья и сестры умершего, а также их потомки, наследующие по праву представления; четвертая оче­редь - все прочие кровные родственники. При этом также име­ло место устранение более близкими родственниками - даль­них. А наследники одной очереди наследовали в равных долях.

Наследование в исламском праве регулируется Кораном и Сунной. Круг лиц, имеющих право на долю в наследном имуществе, установлен в Коране и не подлежит пересмотру, равно как не подлежит изменению порядок распределения долей наследства.

Согласно предписаниям Корана: «...Мужчине достается доля, равная доле двух женщин. Если все дети являются жен­щинами числом более двух, то им принадлежит две трети того, что он оставил. Если же есть всего одна дочь, то ей принадлежит половина. Каждому из родителей принадлежит одна шестая того, что он оставил, если у него есть ребенок. Если же у него нет ребенка, то ему наследуют родители, и матери достается одна треть. Если же у него есть братья, то матери достается одна ше­стая». « ...Вам принадлежит половина того, что оставили ваши жены, если у них нет ребенка. Но если у них есть ребенок, то вам принадлежит четверть того, что они оставили. Таков расчет по­сле вычета по завещанию, которое они завещали, или выплаты долга. Им принадлежит четверть того, что вы оставили, если у вас нет ребенка. Но если у вас есть ребенок, то им принадлежит одна восьмая того, что вы оставили. Таков расчет после вычета по завещанию, которое вы завещали, или выплаты долга. Если мужчина или женщина, которые оставили наследство, не име­ют родителей или детей, но имеют брата или сестру, то каж­дому из них достается одна шестая. Но если их больше, то они имеют равные права на одну треть» (сура Ан-Ниса).

Наследование возможно по завещанию, при этом Сунной установлена возможность завещания не более 1/3 имущества, что также не подлежит пересмотру.

Наследование по закону возможно после распределения долей по завещанию или (и) выплаты долга.

В римском праве существовало понятие «сервитут», суть которого состоит в праве пользоваться в установленных преде­лах чужой вещью или ограничивать ее собственника в опреде­ленном отношении.

Подобные положения встречаются и в исламском праве. Так, согласно положениям исламского права, владелец земли, примыкающей к водоему, обязан предоставить возможность подхода к водоему, если нет другой возможности доступа к воде, чтобы люди могли набрать воды для питья или напоить животных. Владелец земельного участка, через который про­легает оросительный канал, обязан предоставить владельцу канала доступ к оросительному сооружению.

При этом, на наш взгляд, нельзя говорить о прямом за­имствовании данного правового положения из римского пра­ва, поскольку система землепользования и водопользования регламентируется положениями Сунны. При этом во многом были учтены сложившиеся традиции в данной сфере. Поэто­му речь здесь может идти не только об установлении новых правовых норм, но также об исламизации правовой практики.

О влиянии римского права на структуру и институты исламского права можно говорить лишь применительно к правовой рецепции, имевщей место в XIX в., в частности при кодификации норм исламского права.

Процесс замствования правовых норм, начавшийся в XIX в., протекал без адаптации этих норм к положениям ис­ламского права, поскольку имело место прямое заимствование норм и институтов романо-германского права, сформировав­шегося под прямым влиянием римского права. Необходимо отметить, что нормы, имплементированные в национальное законодательство исламских стран, нельзя называть нормами исламского права, поскольку они зачастую входили в противо­речие с требованиями исламского права.

Процесс исламизации законодательства исламских госу­дарств начался в середине XX в., когда заимствованные нормы были заменены нормами, соответствующими требованиям шариата, а непротиворечащие шариату нормы и институты были адаптированы к законодательству исламских государств.

Таким образом, при выявлении сходных черт в структу­ре римского и исламского права, речь идет лишь о заимство­вании формы изложения нормативного материала (отрасли, подотрасли и институты права), а также о систематизации исламских норм, но не о прямом влиянии норм и принципов римского права на исламское право.

Анализируя влияние римского права на исламское, мож­но прийти к выводу, что нельзя говорить о правовой рецеп­ции. Основные положения исламского права имеют проис­хождение, независящее от римского права. Существующее внешнее сходство некоторых из них обусловлено лишь общей логикой и законами человеческого мышления. Детальный анализ похожих по внешней форме институтов и положений позволяет прийти к выводу об их кардинальных содержатель­ных и смысловых различиях. Однако, это не исключает заим­ствования исламским правом многих правовых положений и норм, зародившихся в римском праве. Различные черты рим­ского и исламского права позволяют сделать вывод об отсут­ствии влияния римского права на исламское право на уровне принципов функционирования данных правовых систем.

Необходимо отметить, что римские правовые положе­ния не были навязаны исламскому праву «сверху». Речь идет не о прямой рецепции положений римского права. Они были включены «снизу», как результат исламизации сложившейся правовой практики путем принятия норм, непротивореча­щих основным положениям и принципам исламского права.

Имело ли принципиальное значение для функциониро­вания исламского права заимствование данных правовых по­ложений? Для того, чтобы дать адекватный ответ на данный вопрос неоходимо исходить из того, что такое влияние на про­тяжении развития исламского общества, государства и права не было однозначным. Если на начальном этапе данное вли­яние не было столь заметным, то в дальнейщем оно сыграло важную роль в становлении, функционированиии и эволю­ции исламско-правовой доктрины.

Такое заимствование в период исламского Халифата за­ключалось в восприятии иных правовых норм, непротиворе­чащих положениям исламско-правовой доктрины. Вместе с тем, любая правовая норма была санкционирована религи­озным авторитетом - исламским правоведом, что придавало данной норме статус возможного для реализации и обязатель­ного для применения. Реформирование исламского права в период Османского Халифата демонстрирует усиление влия­ния римского права через романо-германское право в сфере кодификации норм исламского права.

Становление и функционирование правовых систем со­временных исламских государств, генетически связанных с классическим исламским правом, в рамках которых присут­ствует большое количество заимствованных правовых поло­жений, в частности, у французского права, является свидетель­ством усиления такого влияния.



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика