Содержание журналов

Баннер
  PERSONA GRATA


Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

События и новости




РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт государства и права.
Г.М. ВЕЛЬЯМИНОВ.
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ОПЫТЫ



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. В честь Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора СТАНИСЛАВА ВАЛЕНТИНОВИЧА ЧЕРНИЧЕНКО



СОВРЕМЕННОЕ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
О ЗАЩИТЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА. А.М. Солнцев. Монография



Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К. А. Бекяшева

Бекяшев Д.К. «Международное трудовое право (публично-правовые аспекты): учебник. – Москва: Проспект, 2013. – 280 с.


Гражданское общество и правовое государство: проблемы понимания и соотношения
Раянов Ф.М.

Перед вами – оригинальная работа, в которой автор, основываясь на мировой общественно­политической практике, впервые в отечественном обществоведении по­новому подходит к раскрытию понятий «гражданское общество» и «правовое государство».
Баннер



"С 09 февраля 2016 г. издание «Международный правовой курьер» включено в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук  (специальность – 12.00.00, «юридические науки»). Основание: Приказ МинОбрНауки России от 25.07.2014 г. №793. Зарегистрирован Министерством юстиции РФ 25 августа 2014 г., регистрационный номер №N33-863".





Скачать в PDF

Наш собеседник — Исполинов Алексей Станиславович, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

   

    Наш собеседник - Исполинов Алексей Станиславович, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

     INTERNATIONAL LAW ON THE VERGE OF CHANGES: AN INSIGHT FROM THE MSU

     Our guest - Ispolinov Alexey Stanislavovich, Doctor of Law (candidate), Head of Inter­national Law Chair of M.V. Lomonosov Moscow State University.

    ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА:

   Исполинов Алексей Станиславович родился 26 января 1964 г. В 1981 г. окончил среднюю школу в г. Воскресенске Московской области. В 1982-1984 гг. проходил срочную военную ИспОАЫНОв А.С. службу в рядах Советской армии, которую закончил в звании старшины.

В1984 г. поступил, а в 1989 г. окончил юридический факультет Московского ордена Ленина, ордена Октябрьской революции и ордена Трудового Красного знамени государственный университет им. М.В. Ломоносова. В 1994 г. - Московскую государственную финансовую академию по специальности «международные экономические отношения». В 1992 г. окончил аспирантуру Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (МГУ). С 1992 г. - преподаватель кафедры международного права МГУ, с 1999 г. - доцент кафедры международного права, с октября 2009 г. приказом декана юридического факультета МГУ на него было возложено исполнение обязанностей заведующего кафедрой международного права, с 30 декабря 2013 г. приказом ректора утвержден в должности заведующего кафедрой международного права.

Имеет сертификаты об окончании курсов в Гаагской академии международного права (1990 г., Гаага, Нидерлан­ды), Институте международного права и международных отношений (1991 г., Салоники, Греция), Академии евро­пейского права (1995 г., Флоренция, Италия), Академии американского и международного права (1996 г., Дал­лас, США), Академии банковского и финансового права Европейского Союза (1996 г., Брюссель, Бельгия). Член Исполнительного комитета Российской ассоциации международного права с 2010 г. Член Международно-правового совета при Министерстве иностранных дел Российской Федерации.

Исполинов Алексей Станиславович - признанный в России и за рубежом специалист в области международного права по вопросам права Европейского Союза, международно-правового регулирования иностранных инвестиций, деятельности Европейского суда по правам человека и Суда Евразийского экономического сообщества.

А.С. Исполиновым были впервые подготовлены и прочитаны специальные курсы для студентов, специализирующихся по кафедре международного права: «Право и институты Европейского Союза» (с 1992 г.), «Международно-правовая защита иностранных инвестиций»(с 1992 г.), а также «Европейский суд по правам человека»(с 2012 г.).

Под его руководством кафедрой международного права был успешно проведен целый ряд научных мероприятий, в том числе ставшие ежегодными научные конференции «Тункинские чтения» (начиная с 2010 г.), международная конференция по применению антимонопольного права судами ЕС и РФ (в сотрудничестве с Высшим Арбитражным Судом РФ и Университетом Санкт-Галлен, Швейцария) в мае 2012 г.

Автор более 30 публикаций по вопросам права ЕС, деятельности Европейского суда по правам человека, Суда ЕврАзЭС и действию права ВТО в национальных правопорядках.

     -  Уважаемый Алексей Станиславович, у Вас за пле­чами более чем 20-летний опыт преподавания междуна­родного права на юридическом факультете ведущего вуза России. Как Вы считаете, изменилось ли студенчество за это время, и если да, то каким образом?

-     Возможно, я скажу сейчас неожиданные слова, но ка­чественно состав студентов на юридическом факультете МГУ претерпел весьма серьезные изменения в лучшую сторону за последние 5-7 лет. И связано это, с одной стороны, с введени­ем ЕГЭ, а с другой - с возможностью льготного поступления на факультет победителей школьных профильных олимпиад. ЕГЭ дал возможность поступать в МГУ выпускникам из регио­нов, ту самую возможность, о которой до этого они не могли и мечтать. И если раньше большую часть студентов составляли москвичи, то теперь большинство студентов приехало учиться из регионов. У них крайне высокая мотивация к успешной уче­бе, новым знаниям, которые могут им пригодиться в жизни. Это видно и по посещениям лекций, и по тем горящим гла­зам, с которыми они воспринимают и впитывают новую для себя информацию. Победители школьных олимпиад - это вообще особая категория, на которую наш факультет делает самую серьезную ставку. Это именно те абитуриенты, которые вполне осознанно подходят к выбору будущей профессии и загодя начинают к этому готовиться.

    -      Но такие изменения в составе и настрое студентов требуют и новых подходов к преподаванию?

-      Очевидно, что новое студенчество стало гораздо бо­лее разборчивым, критичным и требовательным именно к качеству преподавания. Преподаватель перестал для них быть носителем истины в последней инстанции. С развити­ем интернета у студентов появилась возможность не только обращаться к другим ресурсам в поисках новых знаний, но и прямо в режиме он-лайн фактически проверять то, что го­ворит преподаватель на лекции. И если лектор использует устаревшие материалы либо преподает предмет не так ин­тересно, как хотелось бы студентам, то реакция следует не­замедлительно. С разделением всех дисциплин в учебном плане факультета на обязательные и факультативные (дис­циплины по выбору) у студентов появляется вполне легаль­ная возможность голосовать ногами. В этой ситуации, если преподаватель хочет, чтобы на его курс студенты ходили, он должен постоянно пересматривать как свои программы, так и методику преподавания.

     -     Как изменятся в этой ситуации политика кафедры международного права, которую Вы возглавляете?

-     Кафедра за последние три года уже пересмотрела спи­сок своих спецкурсов. Была разработана и внедрена в учеб­ный процесс новая программа спецкурса «Международное право и иностранные инвестиции». Курс «Право и институты Европейского Союза», который читался на кафедре с 1992 г., был преобразован в лекционный курс, обязательный для всех студентов государственно-правового направления програм­мы подготовки бакалавров. Был введен в программу курс о Европейском суде по правам человека. Большой популяр­ностью пользуется у студентов курс «ВТО: вопросы теории и практики», который читается на кафедре с 2012 г. С 2015 г. кафедра планирует запустить подготовку магистров по про­грамме «Международное экономическое право. Право инте­грационных объединений», где особый упор будет делаться на изучении практики инвестиционных арбитражей, правовых аспектов деятельности ВТО и порядка разрешения торговых споров, а также права и институтов ЕС и ЕврАзЭС. Все это уже привело к тому, что кафедра международного права в послед­ние годы устойчиво занимает 3-4 место по популярности сре­ди студентов, пропуская вперед лишь признанных лидеров - кафедры гражданского права и предпринимательского права. Те годы, когда специализацию по кафедре международного права выбирало 5-7 человек, остались в прошлом.

    -     Не кажется ли Вам, что помимо интересных спец­курсов, которые предлагает ваша кафедра, среди студен­тов, да и среди всего общества, вырос интерес к междуна­родному праву в принципе, и не в последнюю очередь это связано с ускорением процессов евразийской интеграции, а также со вступлением России в ВТО?

-     Это связано не только с ВТО или с процессами евразий­ской интеграции, а с принципиально новой ролью междуна­родного права в целом, которое все больше и больше оказы­вает влияние даже на те сферы, которые ранее традиционно считались делом внутригосударственным. Отсюда и резкий рост спроса на выпускников нашей кафедры со стороны рабо­тодателей. Я это вижу по тому, куда и как быстро трудоустраи­ваются наши выпускники. Сейчас смешно об этом говорить, но я хорошо помню, какие мучения испытывала в далеком 1989 г. комиссия по распределению, пытаясь понять, куда же распре­делить выпускника кафедры с темой диплома «Правовой ста­тус командира космического корабля». В итоге было принято решение послать его на работу в органы внутренних дел. Ныне ситуация принципиально иная, нет обязательного распределе­ния, и все определяется спросом и предложением. Выпускни­ки кафедры крайне востребованы и работают не только в МИД России, но и в аппарате Представителя Правительства РФ при ЕСПЧ, правовых департаментах Евразийской экономической комиссии, Минтранса России, Минэнерго России, Минэконом­развития России, других органов власти. Выпуск прошлого года был практически целиком разобран уже в начале последнего курса ведущими российскими и иностранными юридическими фирмами. В целях повышения престижа кафедры и для укре­пления ее связей с выпускниками создается Ассоциация вы­пускников кафедры международного права МГУ.

   -     Визитной карточкой кафедры уже стали проводи­мые с 2010 г. ежегодные «Тункинские чтения», ставшие весьма значимым событием в отечественной научной жизни. В каком направлении Вы их планируете развивать и каковы в целом планы кафедры международного права в научном плане?

-     Да, действительно, кафедре удалось превратить «Тун- кинские чтения» в событие, вызывающее растущий с каждым годом интерес как внутри страны, так и за рубежом. На бли­жайшее время наша задача состоит в том, чтобы эти чтения стали одним из главных мероприятий года для юристов-меж- дународников, выступить на котором полагали бы за честь ве­дущие отечественные и зарубежные ученые и практики.

Что же касается научных планов кафедры в целом, то в этом отношении кафедра оказалась перед самым серьезным вызовом за последние 20 лет. С одной стороны, у кафедры богатейшие научные традиции, которые связаны с именами таких основоположников советской доктрины международно­го права, как Г.И. Тункин, Е.А. Шибаева, А.Н. Талалаев. Вме­сте с тем кафедра должна адекватно реагировать на те новые требования, которые заложены в принятой Дорожной карте развития университета и юридического факультета на пери­од до 2018 г. А эти требования весьма и весьма жесткие и в целом сводятся к тому, что университет в кратчайшие сроки должен войти в первую десятку мировых лидеров среди выс­ших учебных заведений. Это должно быть достигнуто в том числе и за счет повышения индекса цитируемости статей и монографий, подготовленных преподавателями факультета в целом и кафедры международного права в частности. Имен­но этот показатель, а также публикационная активность будут учитываться не только при выдвижении кого-либо на более высокую позицию, но и при переизбрании на уже занимае­мую должность. Ваш покорный слуга уже с этим столкнулся лично, когда с него в обязательном порядке потребовали при подготовке документов на должность заведующего кафедрой представить данные из Российского индекса научного цитиро­вания с анализом публикационной активности. Цель предель­но понятна. Мы должны публиковаться в высокорейтинговых зарубежных и отечественных журналах. Причем самого факта публикации будет мало. Нужно, чтобы статью прочитали и на нее начали ссылаться. А для этого надо, во-первых, выбирать остроактуальные с точки зрения современного международ­ного права темы, а с другой стороны, анализировать эти темы таким образом, чтобы приведенные выводы или аргументы потом цитировались другими. И наконец, последнее. Надо все же часть статей писать на иностранных языках и публиковать не в переводных журналах, а за рубежом. Только так наш го­лос будет услышан на мировом уровне. Причем у меня есть все основания полагать, что мнение российской доктрины будет играть далеко не последнюю роль в тех дискуссиях, которые сейчас идут в отношении острых вопросов современного меж­дународного права, таких как использование норм jus cogens международными и национальными судами, роль междуна­родных судов в создании норм международного права, имму­нитеты государства и его высших должностных лиц в уголов­ном и гражданском судопроизводстве.

    -     Уважаемый Алексей Станиславович, раз уж Вы за­тронули этот вопрос, что Вы можете сказать о сегодняш­ней роли и потенциале российской доктрины междуна­родного права?

-     Советская, а затем и российская доктрина немало сде­лали для формирования внешней политики СССР и России и всегда высоко оценивались за рубежом. Те работы, которые были опубликованы за рубежом представителями отечествен­ной доктрины, до сих пор активно применяются и использу­ются исследователями.

Вместе с тем те ошеломительные изменения в междуна­родном праве, которые начали происходить после окончания холодной войны, требуют адекватного и достаточно быстрого осмысления и анализа. И здесь отечественной доктрине, на мой взгляд, предстоит сократить как обособленность от тех доктринальных дискуссий, которые идут на международном уровне, так и свою некоторую отстраненность от практики. И я абсолютно уверен, что отечественной науке вполне по силам это сделать. И если об участии в дискуссиях на между­народном уровне я уже говорил, то разворот к практике уже происходит на наших с вами глазах. В качестве наиболее крас­норечивого и убедительного примера можно привести успеш­ную и эффективную, на мой взгляд, деятельность Научно­консультативного совета при МИД России, в который входят ведущие российские юристы-международники. Показателен сам формат работы этого Совета. МИД России сам формирует вопросы для дискуссии и снабжает членов Совета необходи­мыми подготовительными материалами. В ходе обсуждения допускается высказывание любых, подчас весьма необычных мыслей и предложений, которые потом тщательно просеи­ваются сотрудниками МИД России, которые всегда находят в них нечто для себя новое.

    -      Как Вы оцениваете необходимость и целесообраз­ность создания подобных международно-правовых сове­тов при других органах государственной власти федераль­ного уровня, и, может быть, Евразийской экономической комиссии?

-      Я уверен, что подобные советы сумели бы быстро дока­зать свою полезность при любом ведомстве. Если же говорить о конкретике, то мы выходили с таким предложением в Ми­нистерство экономического развития Российской Федерации, но, к сожалению, пока ответа не получили. Не сомневаюсь, что потенциал Евразийской экономической комиссии был бы зна­чительно усилен в случае создания при Комиссии такого же органа.

Тем не менее, опыт показывает, что сотрудничество на­уки и практики может приносить вполне осязаемые плоды, даже не будучи формализованным. Ярким и свежим приме­ром этому стал круглый стол по прямому действию права ВТО, который проводился по инициативе нашей кафедры в МГУ 13 декабря 2013 г. В работе круглого стола приняли уча­стие ученые из ведущих вузов страны, а также представители ЕЭК, Минэкономразвития России, Счетной палаты РФ, МИД России и других ведомств. Весьма интересно было видеть предельную заинтересованность практиков и их реакцию на обсуждение, состоявшееся в ходе круглого стола. У меня есть все основания утверждать, что представители министерств и ведомств не только гораздо четче осознали все риски для Рос­сии, с которыми можно столкнуться в том случае, если прямое действие норм ВТО будет допущено в правопорядке России, но и получили новые для себя аргументы против такого пря­мого действия.

    -      Известность получили Ваши статьи, написанные пару лет назад совместно с профессором А.А. Ковалевым, в которых Вы анализировали ход конфликта между ЕСПЧ и Конституционным Судом РФ в отношении дела Марки­на. В этих статьях Вы высоко оценивали роль ЕСПЧ, его решений для нашей страны. Не изменилось ли сейчас Ваше мнение?

-      Нет, я по-прежнему считаю, что ЕСПЧ играет очень важную роль в жизни нашей страны, активно влияя как на наше законодательство, так и на правоприменительную прак­тику в целом, подтягивая их до уровня европейских стандар­тов. Иногда мы сами не замечаем это влияние ЕСПЧ, а оно весьма ощутимо. Возьмем, например, второе пилотное реше­ние в отношении России, вынесенное ЕСПЧ по делу «Ананьев и другие». В этом решении ЕСПЧ, устав от потока жалоб на унизительные условия содержания в российских СИЗО, по­требовал от российских властей изменить ситуацию в целом, внеся соответствующие изменения в законодательство. Оче­видно, что вопросы условий содержания задержанных не были среди первоочередных проблем для значительной ча­сти российского общества, тем не менее, ЕСПЧ показал всю важность этих вопросов именно с точки зрения европейских стандартов. Очень отрадно видеть совместную работу ЕСПЧ и российских властей по снижению количества жалоб из Рос­сии. И делается это отнюдь не за счет создания дополнитель­ных барьеров на пути этих жалоб, как до сих пор предлагают критики Суда. Идет кропотливая работа как по разъяснению условий для подачи жалоб в ЕСПЧ, так и по устранению вну­тренних проблем. В итоге за 2012 г. впервые количество жалоб из России, принятых ЕСПЧ к рассмотрению, не только пре­кратило расти, а уменьшилось. К сожалению, и российскими СМИ, и исследователями этот факт также остался практиче­ски незамеченным.

   -     Вы являетесь признанным специалистом в области права Европейского Союза, и в первую очередь в том, что касается деятельности и решений Суда ЕС. Каким обра­зом опыт ЕС в целом и Суда ЕС в частности может быть использован в процессе евразийской интеграции?

-     Знакомство с историей Суда ЕС, одного из наиболее ав­торитетных международных судебных учреждений, с его ре­шениями и доктринами не только дает возможность понять причины успеха Европейского Союза как интеграционного объединения (несмотря на тот кризис, который сейчас пере­живает ЕС), но и одновременно учит очень многому. Чему можно позавидовать и поучиться у Суда ЕС, так это умению комплексно и нестандартно мыслить, находить порой пара­доксальные решения, а также умению убеждать и ждать. Для меня совершенно очевидно, что без той интеграции через пра­во, которая была совершена благодаря усилиям именно Суда ЕС, сейчас бы не было Европейского Союза в его нынешнем виде. Весь опыт Европейского Союза убедительно показывает, что если мы хотим действительно успешной реализации про­екта евразийской интеграции с созданием наднациональных институтов, то это просто невозможно будет сделать без силь­ного и авторитетного суда.

      -     Как Вы оцениваете деятельность Суда ЕврАзЭС?

-     Я по-человечески завидую судьям нынешнего состава Суда ЕврАзЭС. Они первые и этим все сказано. Первое заседа­ние, первый регламент, первое решение. Все это, как и имена первых судей Суда, войдет в историю международного права. И это же накладывает колоссальную ответственность на Суд. Оценивая первый год деятельности Суда, я хотел бы сказать следующее. Во-первых, было бы чересчур наивным сразу ожи­дать от Суда новаторских доктрин или революционных для международного права подходов. Пока Суд только нащупы­вает свою тональность. Тому же Суду ЕС потребовалось 5 лет, чтобы принять знаменитое решение по делу Van Gend, зало­жившее основы нынешнего правопорядка Европейского Со­юза. Причем мало кто знает, что это решение было принято четырьмя голосами против трех.

Во-вторых, Суд ЕврАзЭС действует в крайне сложной по­литической обстановке. Это, в первую очередь, институцио­нальная неопределенность, связанная с идущей работой над созданием Договора о Европейском экономическом союзе и жаркими спорами в отношении компетенции наднациональ­ных органов этого Союза. Это происходит на фоне стойкого, еще со времен СССР, настороженного отношения к между­народным судам. И дело здесь не в российской специфике или в отсутствии культуры обращения к международным су­дам. Такой подход характерен не только для России, но и для всех супердержав. Посмотрите, как старается избегать любых международных судов Китай. Мало кто знает, что после своего проигрыша в Международном Суде ООН по делам Avena, La Grand, Beard США резко сузили круг вопросов, по которым они признают юрисдикцию этого суда. Это связано с тем, что супердержавам кажется, что процесс переговоров и взаимных уступок (в виде цены на минеральное сырье, списания долгов, предоставления кредитов или оружия) более понятен и кон­тролируем, нежели передача спора третьей стороне, решение которой будет в известной степени непредсказуемым и к тому же обязательным. На мой взгляд, любой международный суд должен, не теряя своей независимости и беспристрастности, доказать государствам свою полезность. Только тогда его ждет успех. Посмотрите, как болезненно поначалу воспринимали российские власти первые проигранные дела в ЕСПЧ. Потре­бовалось более 10 лет, чтобы понять, что от ЕСПЧ на самом деле больше пользы, чем вреда. После осознания этого нача­лась действительно конструктивная совместная работа рос­сийских властей и ЕСПЧ.

Мне кажется, что в сегодняшней ситуации самым боль­шим риском для Суда ЕврАзЭС было бы оказаться в гордом одиночестве, без поддержки государств, их судов, без под­держки научной общественности, и пасть жертвой политиче­ских интриг. Вот это будет настоящей трагедией. Я убежден, что для успешной евразийской интеграции с созданием над­национальных институтов нам всем нужен сильный, незави­симый и авторитетный суд. Он объективно нужен не только государствам и бизнесу, он нужен простым гражданам.

Главное оружие, которое Суд ЕврАзЭС может и должен задействовать в полной мере, - это его решения. Я имею в виду умение убеждать, умение аргументированно объяснять свою позицию. Перефразируя известное изречение Гамильтона, можно сказать о той самой власти пера, власти аргументов и убеждения, которая только и есть у судей. Этим судебная власть отличается от законодательных органов, у которых есть власть денег в виде распоряжения бюджетом, и от власти меча, которая есть у исполнительных органов.

       -     Алексей Станиславович, как и чем доктрина может помочь Суду?

-     Я вижу эту помощь в нескольких направлениях. Во- первых, профессиональный анализ решений Суда, их обсуж­дение и даже критика, если это необходимо. Любой суд не застрахован от ошибок. Такой диалог с экспертным сообще­ством пойдет только на пользу Суду. Во-вторых, внедрение в учебный процесс курсов по праву ЕврАзЭС и Таможенного союза, где среди прочего рассматривались бы вопросы юрис­дикции Суда и вынесенные им решения. Могу признаться, что кафедра уже обратилась к руководству факультета с инициа­тивой преобразовать уже имеющийся курс по праву ЕС в курс по праву ЕС и праву ЕврАзЭС. При этом, по нашему замыслу, этот курс должен быть обязательным для всех студентов фа­культета, так же как и сегодня курс по международному праву. В-третьих, в апреле этого года мы планируем провести пер­вый студенческий конкурс по модели Суда ЕврАзЭС. Такие конкурсы уже проводятся по модели Суда ООН, ЕСПЧ, инве­стиционных арбитражей. В прошлом году большой резонанс вызвало проведение по инициативе заведующего кафедрой международного права Всероссийской академии внешней торговли профессора В.М. Шумилова российского конкур­са по модели Органа разрешения споров ВТО. Я считаю, что было бы крайне полезным дополнить этот список Судом Ев­рАзЭС. В этом случае мы получим поколение, уже знакомое с теорией и практикой работы Суда, настроенное на работу с судом в своей дальнейшей практической работе.

Интервью брали И.З. Фархутдинов, доктор юридических наук, главный редактор «Евразийского юридического журнала», А.В. Бондаренко, кандидат философских наук, заместитель главного редактора «Евразийского юридического журнала»



Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО

ЛУКА Элли - доктор юридических наук, президент Альфабэтикс Дивелопмент энд Инвестмент, Принстон (США). Афины (Греция).



№ 1 (92) 2016
Глубокая деформация Европы: легитимность Европейского Союза после еврокризиса (перевод Должикова А.В.)
Элли Лука – основатель Альфабетикс (www.alphabetics.info), консалтинговой компании, расположенной в Принстоне, Нью-Джерси, работала со странами и компаниями по проблемам международного права. Лука была стипендиатом программы им. Марии Кюри, степендиатом фонда Форда и старшим научным сотрудником в Центре международного права прав человека им. Орвилла Х. Шелла, младшего в Йельской школе права. Тематика публикаций:ядерное оружие, справедливость и право; водное право и политика: управление без границ и международное экологическое право: справедливость, эффективность и мировой порядок.

The Deep Deformation of Europe. The Legitimacy of the European Union after the Euro Crisis by Elli Louka

The Deep Deformation of Europe. Economic Conflict in the European Union by Elli Louka

ЕС Трансформация. Элли Лука. Перевод Должикова

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер

ЧЕРНИЧЕНКО С.В.


МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
«Нескончаемая дискуссия о международной правосубъектности индивидов»
Выходит в №1 (92) 2016 Евразийского юридического журнала

Можно отметить, что среди российских специалистов в области международного права чаще появляются сторонники точки зрения, что индивид становится субъектом международного права. Есть мнение, что индивид является субъектом международного права, имеющим «специфический» характер. Существует взгляд, что международное право может регулировать отношения между частными лицами, но это почему-то не превращает их в субъектов международного права. Сформулирована концепция о том, что индивид может быть субъектом только трансграничных отношений, но это не препятствует прямому действию норм международного договора на индивидов. Эти взгляды противоречат тому, что международное право объективно регулирует только межгосударственные отношения.
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика