Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


К вопросу о мнимой тождественности статусов ТНК и НПО в международном праве
Научные статьи
13.02.14 09:50
вернуться

К вопросу о мнимой тождественности статусов ТНК и НПО в международном праве

Возникновение международных неправительственных организаций (далее - НПО) тесно связано с развитием много­стороннего межгосударственного сотрудничества. Ныне эти организации стали важным элементом международных от­ношений, значение которого продолжает возрастать. НПО являются альтернативой правительствам в решении многих проблем. «По сути - эти организации частные, однако по целям - публичные». Ниже мы постараемся показать, что сказанное ни прямо, ни косвенно не имеет отношения к ТНК (далее - транснациональные корпорации), являющимся хо­зяйствующими субъектами, деятельность которых урегулиро­вана нормами международного частного права.

Возрастание роли неправительственных организаций происходит на стадии вступления человечества в пору посте­пенного «размывания» суверенитета государств, в пору раз­вития международных отношений в том направлении, когда «государства осознанно утрачивают монополию единственных субъектов таких отношений».

НПО активно сотрудничают с государствами, межправи­тельственными организациями различного уровня, включая Организацию Объединенных Наций и ее специализирован­ные учреждения. «Масштабы оперативного сотрудничества названных субъектов с НПО фактически выходят за рамки мо­билизации средств и исполнения программ, охватывая такие мероприятия, как научные исследования и обмен информа­цией, диалог по вопросам политики и информационно-про­пагандистская деятельность».

Практика подтверждает, что, когда за дело берутся пра­вительства и НПО совместно, успех в решении проблем обе­спечен. В этом деле большое значение имеет также обществен­ный вес самих НПО. Число авторитетных НПО увеличивается день ото дня. По данным Союза международных ассоциаций (Брюссель), около 15 тыс. НПО действуют не менее чем в трех странах и финансируются более чем из одной страны. Все большее число НПО задействовано в работе межправитель­ственных конференций. Например, в Конференции ООН по окружающей среде, проходившей в Рио-де-Жанейро в 1992 г., участвовало свыше 1400 НПО, из которых лишь несколько имели консультативный статус ЭКОСОС.

Постепенно НПО начинают играть все более заметную роль в ООН и других межправительственных организациях. Вопрос взаимоотношений системы ООН и НПО настолько ак­туален, что ни один доклад генеральных секретарей ООН не обходит его стороной. Не стал исключением и годовой доклад Генерального секретаря ООН Кофи Аннана об итогах работы Организации за 2000 г. Из 345 пунктов, составляющих этот доклад, девять пунктов непосредственно затрагивают деятель­ность МНПО.

Пункт 43 доклада, в частности, гласит: «Опыт показывает, что успех Организации Объединенных Наций в деле предот­вращения конфликтов определяется тесным сотрудничеством с государствами-членами и широким кругом других субъек­тов, включая региональные организации, неправительствен­ные организации и т.д. После совещания высокого уровня, проходившего в июне 1998 г., мы разработали программу координации действий в области предотвращения конфлик­тов с региональными организациями и стремились развивать свои контакты с самыми различными неправительственными организациями.. .».

В пункте 108 доклада упоминается о беспрецедентных возможностях НПО довести свое мнение до сведения госу- дарств-участников на Конференции участников договора о нераспространении ядерного оружия 2000 г. И на Оттавской конференции по противопехотным минам, и на Конферен­ции по стрелковому оружию в 2001 г. такая активность НПО была отмечена.

В пункте 132 доклада речь идет о гуманитарной помощи и защите более 48 млн детей и женщин со стороны ЮНИСЕФ совместно со своими партнерами по ООН и НПО в таких стра­нах, как Сьерра-Леоне, демократическая Республика Конго, Ангола, Косово, Восточный тимор, Албания.

В пункте 138 доклада говорится об активном участии НПО в программе Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) по пропаганде руководящих указаний по вопросам охраны репродуктивного здоровья в ситуациях, связанных с беженцами. А в пункте 147 отмечается активная роль НПО в оказании помощи со стороны Управления Верховного Комис­сара ООН по делам беженцев (УВКБ) вынужденным пересе­ленцам и беженцам из Чечни.

другие пункты доклада Генерального секретаря ООН ка­саются таких важных проблем, как борьба со СПИдом, обе­спечение продуктами и иной гуманитарной помощью насе­ления стран, нуждающихся в такой помощи из-за природных катаклизмов или межэтнических конфликтов. В целом при­зыв Генерального секретаря ООН о том, что «мы должны на­учиться лучше сотрудничать между собой, с другими учреж­дениями ООН, с правительствами и неправительственными организациями мы цитировали с единственной целью - по­казать роль НПО в решении современных проблем мирового масштаба и обратить внимание на то, что в данном документе, как и во всех других, касающихся деятельности НПО, не упо­минаются ТНК, которых иные авторы хотят уравнять по ста­тусу с НПО.

Можно и далее приводить ссылки на массу международ­но-правовых документов, свидетельствующих о том, что НПО сегодня органично вплелись в ткань международных отноше­ний, в том числе - и урегулированных нормами публичного права. Число их неизменно увеличивается. Тем более стран­ными выглядят попытки, предпринимаемые в последнее время отдельными авторами, включая и наших соотечествен­ников, связать общественное движение, в том числе неправи­тельственные организации, с возрастающей политической и экономической активностью транснациональных корпора­ций - мощных международных хозяйственных комплексов. «Искусственно выпячивая известное внешнее сходство тНК и НПО как структурных образований, действующих в между­народной сфере, и намеренно абстрагируясь от их принци­пиальных различий, некоторые страны стали продвигать тезис о тождественности их природы как международных объ­единений, о возможности причисления ТНК к группе НПО. Однако попытки такого отождествления представляются с точки зрения Устава ООН неправомерными и способными на­нести ущерб нормоустанавливающей и регулирующей роли государств и межгосударственных объединений в развитии международных отношений и ввергнуть мировое сообщество в состояние хаоса, неразберихи, неопределенности и непред­сказуемости», — справедливо подчеркивал видный отече­ственный публицист, автор фундаментального исследования «ООН, другие международные организации и их роль в XXI веке» В.Н. Федоров.

Озабоченность цитируемого автора возникла не на ров­ном месте... Даже неюристам ясно, что ТНК и НПО - анти­поды. У них совершенно разные (скорее - прямо противопо­ложные) цели, состав, функции, идеология. Трудно поспорить с тем, что не НПО развязывают по всему миру кровавые кон­фликты. Не НПО вторгаются в пределы суверенных государств. Не НПО убивают легитимных руководителей и устанавливают в захваченной стране угодные им порядки. Это делают ТНК, располагающие ныне собственными вооруженными силами. Именно в недрах ТНК зародились частные наемные армии. Организованная провокация с террористическими актами 11 сентября послужила поводом для начала глобальной войны и прикрытия ее истинных мотивов. Известный журналист - консерватор Макс Бут в своей статье, помещенной в Weekly Standard, пишет: «Частные военные компании появились как главные игроки в войнах постсентябрьского периода».

Если вначале частные армии задумывались их организа­торами как средство защиты инфраструктуры ТНК, то сегодня, почуяв силу и безнаказанность, они готовы исполнить любой приказ хозяев по захвату и удержанию природных ресурсов (зачастую - через подрыв государственности). Причем, в от­личие от регулярных вооруженных сил, для реализации этих планов частным армиям ТНК вовсе не требуется разрешения официальных властей (национальных или международных). Все исполняется в режиме тайных и неофициальных действий, для которых не требуется никаких санкций, предусмотренных при легитимном использовании вооруженных сил.

Чем больше войн - тем выше прибыль ТНК. Частные ар­мии, используемые мощнейшими корпорациями, не афиши­руют своей деятельности. Напротив, они ее тщательно скры­вают. Но непреложной истиной является факт их активного участия в локальных кровопролитных конфликтах последне­го времени: в Ираке, Ливии, Сирии и др. В силу тайного ха­рактера и асимметричности своих операций, частные армии ТНК являются самыми опасными субъектами ведения совре­менных войн против суверенных государств. Провоцирование нестабильности и разжигание конфликтов, а также активное участие в них - вот истинные цели ТНК и их армий - «стер­вятников глобализации». Ныне они активно добиваются леги­тимности (узаконения) своего статуса на международной аре­не - им непременно хочется быть субъектами международного публичного права. Рамки международного частного права им уже кажутся слишком тесными.

Международные неправительственные организации (МНПО) менее могущественны, чем пытающиеся уравняться с ними в правах ТНК. Зато действуют они (МНПО) в право­вом поле, внося посильный вклад в достижение целей, закре­пленных в Уставе ООН. В частности, они оказывают все воз­растающее влияние и на деятельность самой ООН и других межгосударственных учреждений. Это влияние проявляется в различных формах. Назовем некоторые из них:

1.    Информационная. МНПО регулярно направляют об­щую и частную информацию государствам и межправитель­ственным организациям (и их органам) о своей деятельно­сти. Они также распространяют информацию, полученную от межправительственных организаций. Особо важную роль играют МНПО в распространении информации о состоянии дел в области охраны прав человека.

2.    Консультативная. МНПО дают советы и консультации межправительственных организациям по их просьбе и на ос­новании международных соглашений, заключенных с ними. Подобные консультации МНПО дают также организациям, частным лицам и группам лиц по их просьбе.

3.    Правотворческая. МНПО традиционно участвуют в правотворческом процессе, влияя на позицию государств при разработке проектов многосторонних договоров (конвенций). Уже на Конференции в Сан-Франциско, при выработке и при­нятии Устава ООН, только у делегации США было 42 непра­вительственных организации в качестве консультантов, а 160 американских НПО получили статус наблюдателей. Не без их активного участия в Устав ООН была включена статья 71, регламентирующая взаимоотношения Организации с НПО. Некоторые НПО специально занимаются неофициальной кодификацией международного права как, например, Гааг­ский институт международного права. Неоценимую роль в кодификации международного права играет Международ­ный Комитет Красного Креста (МККК), при активном участии которого разработаны Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны и дополнительные протоколы к ним.

4.    Контрольная. Все больше возрастает роль МНПО в обеспечении соблюдения норм права и соответствующего контроля. В качестве примера можно отметить деятельность МККК, основная задача которого состоит в наблюдении за выполнением норм международного гуманитарного права. Ряд МНПО, действующих в области охраны прав человека и демократии, например, Международная амнистия, Междуна­родная федерация прав человека, Международная комиссия юристов, контролирует соблюдение международных стан­дартов по правам человека. Подобные же функции выполня­ют МНПО в области охраны окружающей среды, например, Международный Зеленый Крест.

5.    Следственная. МНПО неоднократно создавали специ­альные следственные комиссии. Так, по инициативе Междуна­родной ассоциации юристов-демократов были созданы: Меж­дународная комиссия по расследованию преступлений США в Индокитае (в 1970 г.), Международная комиссия по рассле­дованию преступлений Израиля на оккупированных арабских территориях и др. В последние годы ряд МНПО, например, Международная амнистия, создавал специальные следствен­ные комиссии для расследования положения с правами чело­века в Чили, Раунде, Гаити и др.

6.                                                Пацифистская.       В мире действует несколько десятков международных пацифистских организаций. Деятельность одной из них - Всемирного Совета Мира - требует особого упоминания. В самый разгар холодной войны, когда мир ба­лансировал на грани ядерного апокалипсиса и выживания, призывы и воззвания этого форума всколыхнули антивоенное движение многомиллионных масс по всей планете. Они были услышаны политиками и во многом повлияли на заключение в последующем судьбоносных документов XX века: договоров о нераспространении ядерного оружия, о запрещении испыта­ний его в трех средах, о переходе государств противостоящих политических систем к политике мирного сосуществования.

Не упустим (среди многих прочих) и исключительно важную для всего человечества роль другой неправительствен­ной организации - Международного олимпийского комите­та, который успешно осуществляет руководство всемирным спортом. Устраивая состязания спортсменов на националь­ном, региональном, планетарном уровнях, Комитет безуслов­но служит делу мира во всем мире, объединяя под девизом Олимпийского движения всех людей доброй воли. Отметим при этом, что основной документ МОК - Олимпийская хартия на наших глазах превращается в императивную норму между­народного права. Положения Хартии вошли в конституции многих стран мира, в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. Все государства мира неукоснительно, со всем тщанием следуют предписаниям Олимпийской хартии, не заключают международных соглашений, противоречащих принципам, заложенным в ней. И достигается это не грубой силой, с ка­ковой действуют силовые структуры ТНК, а исключительно благодаря высочайшему моральному авторитету этой непра­вительственной организации.

Перейдем теперь к существу вопроса, вынесенного в на­звание настоящей работы, - о тождественности или нетож- дественности (в рамках международного публичного права) данных негосударственных объединений: ТНК и МНПО. От­метим сразу: отождествлять рассматриваемые институции могут либо несведущие, либо заинтересованные люди. То есть ошибка может быть допущена по недомыслию или намерен­но. В рассматриваемом случае - скорее намеренно. Но для спе­циалиста в области международного публичного права здесь не может быть никакой неясности. Крохотная МНПО, руко­водство которой состоит из нескольких человек, с годовым бюджетом, равным размеру минимальной пенсии среднеста­тистического европейца, чувствует себя в системе междуна­родного права куда более комфортно, чем мощнейшая ТНК, имеющая представительства, филиалы, дочерние фирмы во многих странах мира, с многомиллиардным оборотом, сопо­ставимым с бюджетом ООН и всех ее специализированных уч­реждений вместе взятых, но действующая тем не менее в рам­ках международного частного права. Главное различие между этими несопоставимыми в плане финансово-экономических (и иных, как мы отмечали выше) возможностей международ­ными институциями состоит в том, что в деятельности первой их категории наличествует (имплицитно присущее их стату­су) качество - публичность, чего изначально, перманентно и по определению лишены хозяйствующие субъекты, каким бы арсеналом средств и экономической мощью они ни обладали.

С другой стороны, у МНПО совершенно отсутствует то, что является «нервом всей деятельности», целью и смыслом существования второй категории рассматриваемых инсти­туций - извлечение прибыли и сверхприбыли участниками предпринимательской деятельности. Вот почему вся жизнь МНПО, вне зависимости от их численного состава, политиче­ского веса и значимости протекает в международном публич­ном праве, а не в международном частном, которое особыми методами регулирует специфические отношения своих субъ­ектов, в первую очередь и главным образом - имущественные.

Не упустим из виду и следующего обстоятельства, говоря об отсутствии какой бы то ни было идентичности между ТНК и НПО. О ТНК, их международном статусе и взаимоотноше­ниях с ними не сказано ни слова ни в Уставе ООН, ни в иных международных многосторонних договорах (конвенциях), ни в каком бы то ни было международном документе публично­правового характера. Что же касается МНПО, то с самого на­чала своей деятельности ООН уделяла самое пристальное вни­мание и их правовому статусу, и взаимоотношениям с ними. До Устава ООН, 71 статья которого касается взаимоотношений Организации с НПО, Лига Наций включила в свой Статут ста­тью 25, регламентирующую связь Лиги с неправительствен­ными организациями. Тысячи, десятки тысяч (целая армия) НПО, будучи субъектами международного права, активно сотрудничают сегодня с его основными субъектами: государ­ствами, нациями, межправительственными организациями. Сами государства (в рамках наднациональной организации) приняли Конвенцию «О международной правосубъектности неправительственных организаций». Транснациональным корпорациям в обозримом будущем такое отношение не гро­зит. Поэтому их лучше оставить там, где они находятся, - за пределами международного публичного права, к которому они не имеют решительно никакого отношения.






Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика