Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Общие вопросы ограничения международной торговли товарами в системе ГАТТ/ВТО
Научные статьи
13.02.14 16:30

Общие вопросы ограничения международной торговли товарами в системе ГАТТ/ВТО

Необходимым условием сотрудничества государств в рамках Всемирной торговой организации (далее - ВТО) явля­ется обеспечение стабильности и предсказуемости междуна­родной торговли, свобода которой закреплена в положениях соглашений, заключенных в рамках ВтО.

Вместе с тем большинство положений, закрепленных в соглашениях ВтО, не являются абсолютными и включают в себя ряд существенных исключений, которые, несмотря на свою легитимность, в конечном счете оказывают негативное влияние на сотрудничество государств в данной области.

Противоречия между основными принципами междуна­родной торговли товарами и общими исключениями, допу­стимыми при ее осуществлении, обращают на себя внимание уже при анализе основных документов ВтО.

К вопросу исключений, предусмотренных в рамках со­глашений ВтО, можно подойти с двух сторон. Представляется верным выделение широкого и узкого подходов. Последний ограничивается рамками ст. хх Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАтт) и является предметом рассмотре­ния в настоящей статье.

Что касается широкого подхода, то он представляет со­бой все исключения, содержащиеся в соглашениях ВтО, от­носительно основных положений, им установленных. то есть помимо общих исключений в контексте ст. хх ГАтт, в него входят и отдельные виды исключений. так, например, Гене­ральное соглашение по тарифам и торговле закрепляет один из основных принципов ВтО - принцип либерализации меж­дународной торговли, в основе которого лежит регулирование отношений в данной сфере только посредством таможенного тарифа. Однако большая половина других соглашений, входящих в состав пакета соглашений ВтО, посвящена порядку применения именно нетарифных мер.

Другим наглядным примером частного исключения в рамках широкого подхода является реализация принципа не- дискриминации в международной торговле, когда при уста­новлении недискриминационного режима и предоставлении странам-участницам режима наибольшего благоприятство­вания исключения вводятся относительно развивающихся и менее развитых стран посредством предоставления им более благоприятных условий и возможностей для дополнительных преференций.

Более того, положениями ГАтт предусматривается также еще одно исключение из режима наибольшего благоприят­ствования - возможность создавать зоны свободной торговли - таможенные союзы, не распространяя при этом свои льготы на стороны, которые в подобной интеграции не участвуют.

Помимо содержащихся в различных положениях ГАтт и других соглашениях ВтО определенных исключений по от­ношению к общим правилам осуществления международной торговли, существует также специально созданный государ­ствами правовой режим общих исключений, предусмотрен­ный статьями XX и XXI.

Наличие указанных положений в ГАтт обосновывается, с одной стороны, необходимостью обеспечения реализации государствами - членами ВтО суверенных прав в отношении строго установленных объектов регулирования. С другой сто­роны, включение данного режима в сферу регулирования международной торговли обусловлено особой значимостью и актуальностью тех самых отношений, составляющих данный объект регулирования.

В то же время наличие широкого круга оснований, по которым государства-члены могут применять меры, прямо не предусмотренные пакетом соглашений ВтО, может стать благоприятной средой для развития протекционизма и для оправдания указанными положениями введения безоснова­тельных скрытых ограничений, что, безусловно, затрагивает принцип свободы торговли и причиняет ей существенный вред.

Вопросы, связанные с применением ст. XX ГАТТ, неодно­кратно были предметом рассмотрения Органа по разреше­нию споров ВтО (ОРС ВтО). Причем с самых различных углов зрения: содержания ст. хх, сферы ее применения, а также ме­ханизма применения положений данной статьи.

Статью хх ГАтт можно условно разделить на две части: вводную и непосредственно содержащую основания общих исключений. Вводная часть статьи является достаточно зна­чимой, поскольку в ней перечислены обязательные условия, необходимые для возможности применения мер по перечис­ленным основаниям. В соответствии с вводной частью статьи меры не применяются таким образом, который мог бы стать средством произвольной или неоправданной дискриминации между странами, в которых преобладают одинаковые усло­вия, или скрытым ограничением международной торговли.

Вторая часть статьи перечисляет сами основания, по ко­торым возможно принятие защитных мер. Всего статья со­держит десять пунктов. В частности, ничто в ГАтт не препят­ствует принятию или применению странами - участницами ВтО мер: необходимых для защиты общественной морали; необходимых для охраны жизни и здоровья человека, живот­ных и растений; относящихся к импорту или экспорту золота или серебра; необходимых для обеспечения соблюдения за­конов или постановлений, не находящихся в противоречии с положениями ГАтт; относящихся к товарам, производимым трудом лиц, находящихся в заключении; принимаемых для охраны национальных сокровищ художественной, историче­ской или археологической ценности; относящихся к предот­вращению истощения природных ресурсов; принимаемых во исполнение обязательств по некоторым межправительствен­ным товарным соглашениям; связанных с ограничением экс­порта отечественных материалов, необходимых для обеспече­ния достаточным количеством таких материалов внутренней обрабатывающей промышленности в течение ограниченных периодов, при условии, что такие ограничения не должны со­действовать расширению экспорта или защите этой внутрен­ней промышленности; существенных для приобретения или распределения товаров повсеместно или в данной местности в недостаточном количестве при условиях соблюдения права всех участников ВтО на справедливую долю международного снабжения такими товарами, - и тому, что действие любой из этих мер будет прекращено, как только условия, вызвавшие их, перестанут существовать.

С определенной долей условности основания, перечис­ленные в ст. хх ГАтт, можно классифицировать на основания, которые предполагают защиту общепризнанных ценностей, и основания, защищающие стратегически важные сферы госу­дарств - членов ВтО.

При этом к первой группе можно отнести основания по защите общественной морали, жизни или здоровья человека, животного и растений, консервации истощаемых природных ресурсов (пункты a, b, g ст. хх ГАтт). Соответственно, ко вто­рой группе оснований можно отнести следующие положения: соблюдение национальных законов, не противоречащих ГАтт, охрану национальных сокровищ художественной, историче­ской или археологической ценности и др. (пункты c, d, e, f, h, i, j ст. хх). В практике ОРС ВтО не все основания применения ст. XX были предметом его рассмотрения, например, государ­ствами до сих пор не вводились меры в отношении товаров, произведенных заключенными, или меры, принимаемые для охраны национальных сокровищ художественной, историче­ской или археологической ценности.

Сфера применения ст. XX ГАТТ

Вопрос сферы применения ст. хх ГАтт на практике стал актуальным в связи с его широким обсуждением в кон­тексте дела США, ЕС, Мексика к Китаю Measures Relating to the Exportation of Various Raw Materials (Raw Materials)[3]. Клю­чевым моментом в вопросе сферы применения стала обсуж­даемая сторонами возможность применения ст. XX ГАтт к обязательствам из протоколов о присоединении к ВтО (так называемым обязательствам «ВтО+»).

В деле China-Raw Materials США, а позже Мексика и Ев­ропейский Союз просили признать незаконными введенные Китаем ограничения на экспорт сырья, а именно: экспортные пошлины, экспортные квоты, лицензирование экспорта, тре­бования к минимальным экспортным ценам. Речь шла о ма­териалах (ботикс, кокс, магний, марганец и др.), которые ис­пользуются в различных продуктах, включая лекарственные средства, электронику, аккумуляторы, хладагенты. Заявители утверждали, что Китаем нарушены положения ГАтт Прото­кола о вступлении Китая в ВтО, Доклада рабочей группы о вступлении Китая в ВтО.

Пункт 11.3 Протокола о вступлении Китая в ВтО обязы­вал Китай устранить все налоги на экспорт, кроме тех, что пе­речислены в ст. VII ГАтт и Приложении 6 Протокола о присо­единении, который содержал перечень максимальных ставок на ряд продуктов.

Китай обосновывал принятые меры тем, что они имели своей целью сократить загрязнения, возникающие при добыче сырьевых материалов, уменьшить риск причинения ущерба здоровью человека, животных и растений (п. b ст. хх ГАтт); кроме того, меры были посвящены сохранению истощаемых природных ресурсов (п. g ст. хх ГАтт).

Апелляционный орган в своем докладе отметил, что ввиду отсутствия в Протоколе о присоединении Китая к ВтО указания на возможность применения ст. хх ГАтт, наряду с отсутствием каких-либо иных вводных положений, можно сделать вывод о том, что стороны имели намерение лишить Китай права ссылаться на ст. хх ГАтт. На основании этого ограничения, введенные Китаем, были признаны необосно­ванными.

Указанная аргументация не представляется убедитель­ной. Помимо того, что «молчание» в данном случае Орга­ном по разрешению споров приравнивается к «намерению лишить права», предполагается, что положения ст. хх ГАтт преследуют более важные цели, не заключающиеся в торго­вых интересах, соответственно, ничто не может лишить госу- дарств-участников права ссылаться на указанную статью.

Ответ на поставленный вопрос относительно сферы при­менения ст. хх ГАтт является важным, так как ни одно из со­глашений, входящих в пакет соглашений ВтО, не содержит отдельной оговорки-подтверждения распространения на него общих положений ГАтт. Развивая логику Апелляционного органа, выраженную в деле China-Raw Materials, можно при­йти к неудовлетворительному выводу о том, что в каждом от­дельном соглашении, принятом в рамках ВтО, должна содер­жаться оговорка о распространении на него ст. хх ГАтт, так как ее распространение не презюмируется.

Представляется, что в обозначенных обстоятельствах важ­но понимать следующее: текст Генерального соглашения по тарифам и торговле принимался в 1947 г., к этому времени ни одно из соглашений, входящих в пакет соглашений ВтО, не вступило в силу. Участники переговоров Уругвайского ра­унда не внесли никаких поправок и пояснений относительно применения ст. хх ГАтт. Указанное бездействие участвующих в переговорах государств предполагается совершенно обосно­ванно рассматривать преднамеренным и позволяющим при­менять положения об общих исключениях к обязательствам, в том числе, предусмотренным пакетом соглашений ВТО, не ограничиваясь обязательствами, вытекающими из ГАтт.

такой подход изначально был поддержан и Органом по разрешению споров, что можно увидеть из дел, рассматривае­мых им до рассмотрения спора China-Raw Materials.

Например, в деле China-Audiovisuals третейская группа сформулировала в докладе два важных положения: во-первых, государства - участники ВТО обладают неотъемлемым пра­вом свободно ссылаться на ст. XX ГАТТ в целях обоснования несоблюдения обязательств, предусмотренных всем пакетом соглашений ВтО, во-вторых, государства-участники должны обосновывать свое право на регулирование или нечто подоб­ное этому праву.

Механизм применения ст. XX ГАТТ

Защита от произвольного применения членами ВТО об­щих исключений из правил международной торговли в целях ограничения свободы торговли обеспечивается механизмом применения мер, содержащихся в самой статье.

Алгоритм применения общих исключений представля­ет собой следующие действия: во-первых, введение государ­ством-членом ограничений, исходя из какого-либо основания, перечисленного в ст. XX (пункты a-j); во-вторых, невозмож­ность использования указанных мер в качестве скрытого про­текционизма своих интересов.

И наконец, в соответствии с содержанием вводной части статьи, меры не применяются таким образом, который мог бы стать средством произвольной или неоправданной дискрими­нации между странами, в которых преобладают одинаковые ус­ловия, или скрытым ограничением международной торговли.

Презюмируется, что только при исключительном нали­чии всех трех условий введение государством-членом огра­ничений по основаниям общих исключений будет являться правомерным.

Некоторыми авторами выделяется более широкий пере­чень необходимых условий. Так, в научной литературе пред­ставлена иная точка зрения, в соответствии с которой перечень необходимых для применения статьи условий шире. Напри­мер, одним из обязательных предполагается критерий отсут­ствия разумных альтернатив или соответствия введенных мер преследуемым целям.

Выделение указанных условий порождает ряд вопросов, которые имеют большое значение для понимания рассматри­ваемой проблемы, таких как: «каковы критерии необходимо­сти?», «существенность затрагиваемого интереса государства, его масштаб?», «критерий относимости и альтернативности введенных мер»? и др.

К сожалению, ГАТТ ответов на все вопросы не дает, в свя­зи с чем на первый план выходит практика Органа по разре­шению споров ВТО (ОРС ВТО) по вопросам применения ст. XX ГАТТ.

Лаконичность формулировок содержащихся оснований позволяет оценочно и с определенной долей произвольности подходить к применению указанных в статье оснований, что может служить возможностью для злоупотребления содержа­щимися в правовой норме положениями.

С другой стороны, не нужно забывать о том, что текст ГАТТ был составлен в середине прошлого века. Очевидно, что данная правовая норма должна обладать свойством универ­сальности как относительно возможности применения ее к широкому спектру частных ситуаций, объединенных общими обстоятельствами, так и относительно временных периодов ее применения.

Например, п. «a» ст. XX содержит такое основание, как защита общественной морали. Здесь очевидна необходимость применения оценочных критериев, ведь абсолютно бесспорен тот факт, что в условиях развития человечества, постоянной либерализации и толерантности развивающихся взглядов общества то, что могло бы быть признано аморальным тогда, считается совершенно нормальным сейчас. Более того, ситу­ация осложняется, когда приходится обращаться к вопросам различных культур, где общественное восприятие «общепри­нятого» различается.

Общественная мораль была предметом рассмотрения ОРС ВТО в рамках дела United States-Measures Affecting the Cross-Border Supply of Gambling and Betting Services. Несмо­тря на то, что в данном деле США апеллировало не положе­ниями ст. XX^) ГАТТ, а ст. XIV^) Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС), предусматривающей схожую воз­можность введения мер, не предусмотренных пакетом согла­шений ВТО по соображениям защиты общественной морали, указанное дело предполагается внесшим существенный вклад в практику применения общих исключений.

Спор был инициирован по заявлению Антигуа и Барбу­да к США, где заявителями оспаривались положения нацио­нального законодательства США, в силу которых устанавли­вался запрет на трансграничное предоставление услуг в сфере игорного бизнеса. В рамках разбирательства США была пред­принята попытка сослаться на ст. XIV(a) ГАТС, обосновывая введенный запрет защитой общественной морали, так как игорный бизнес способствует увеличению преступности и во­влечению в азартные игры несовершеннолетних.

Несмотря на то, что Апелляционный орган признал вве­денные меры необходимыми для защиты общественной мо­рали, действия США были признаны не соответствующими положениям пакета соглашений ВТО, так как обозначенные меры США применялись «выборочно», кроме того, ими не были рассмотрены возможные альтернативные меры для за­щиты затрагиваемых интересов.

Несколько важных определений, относящихся к при­менению п. b ст. XX, было дано в докладе Апелляционного органа по разрешению споров ВТО от 5 апреля 2001 г. по небезызвестному делу European Communities-Measures Asbestos and Asbestos-Containing Products. Инициатором по делу вы­ступала Канада.

Европейский Союз считал необоснованным ограниче­нием положение национального законодательства Франции, которое с целью защиты здоровья человека запрещало про­изводство, переработку и экспорт всех типов асбестовых воло­кон. Запрет относился ко всем видам товаров, в состав которых входило асбестовое волокно.

Апелляционный орган в своем докладе указал, что в дан­ном случае положения ст. хх являются самостоятельным ос­нованием для правомерного введения Францией указанного ограничения, поскольку Европейский Союз надлежащим об­разом обосновал факт того, что хризотил асбеста действитель­но представляет угрозу для здоровья человека.

Довод Канады о том, что контролируемое использование асбестосодержащих товаров в данном случае было бы раз­умной альтернативой полному запрету, апелляционным ор­ганом был отклонен. Постановление закрепило положение о том, что п. b ст. хх не требует оценивать величину угрозы и риска причиненного вреда.

таким образом, фактически Апелляционный орган закре­пил формулу, в соответствии с которой относительно вопроса защиты здоровья человека для возможности применения по­ложений статьи об общих исключениях достаточно доказать два факта. Во-первых, факт угрозы возможного вреда здоровью человека; во-вторых, что выбранные стороной меры действи­тельно служат достижению цели защиты здоровья человека и решают указанную в первом пункте проблему. Апелляцион­ным органом было закреплено важное положение о том, что для принятия решения об обоснованности применения тех или иных ограничений нет необходимости в количественной и качественной оценке этих двух пунктов. Не имеет значения, насколько серьезна предполагаемая угроза человеку, насколь­ко эффективна мера, вводимая для ее устранения, является ли эта мера исчерпывающей. Здоровье человека признано непре­рекаемой ценностью, фактически любая мера, направленная на его защиту, будет оправдана. Критерий необходимости, в случае п. b ст. хх (в части защиты здоровья человека), сведен до требования его минимального обоснования. В отношении других пунктов, как будет показано далее, подход Органа по разрешению споров отличный представленному.

Относительно указанной дифференциации также ОРС ВтО высказался в деле Brazil - Measures Affecting Imports of Retreaded Tyres. Европейский Союз выступил против введен­ного Бразилией запрета на импорт подержанных шин и шин с восстановленным протектором в отношении государств, не входящих в МЕРКОСУР. Для государств - участниц МЕКОСУР указанное ограничение было отменено.

Бразилия обосновывала принятые меры, ссылаясь на п. b ст. хх ГАтт. Апелляционный орган нашел обоснованными доводы Бразилии о том, что защита жизни и здоровья чело­века является важной целью. Согласно объяснениям Брази­лии срок эксплуатации восстановленных и подержанных шин гораздо короче новых, что приводит к их быстрому износу и, ввиду отсутствия возможности безопасной утилизации шин, скапливанию на свалках, это создает в свою очередь благопри­ятную среду для размножения комаров, являющихся причи­ной развития опасной для людей болезни - лихорадки денге.

Необходимо отметить, что, несмотря на поддержанный довод высокой значимости здоровья человека, в указанном деле Бразилии не удалось оправдать введенные ограничения в отношении государств, не входящих в МЕКОСУР. Апелляци­онный орган оценил действия Бразилии как скрытое ограни­чение и неоправданную дискриминацию, так как применение ст. XX ГАтт не подразумевает дифференцированного подхо­да, который был применен в данном случае.

Пункт b ст. хх является наиболее часто употребляемым государствами-членами в обосновании введенных ими ограни­чений. Остальные пункты либо на практике не применялись вообще, либо их применение сводимо к единичным преце­дентным в этом смысле спорам.

Как пример из практики по попытке применения п. d ст. хх - введение ограничений торговли товарами стороной со­глашения ввиду необходимости обеспечения соответствия за­конам или правилам, не противоречащим положениям ГАтт 1947 г., можно рассматривать Доклад апелляционной группы ОРС ВтО от 10 января 2001 г. по делу Korea - Measures Affecting imports of Fresh, Chiled and Frozen Beel. Австралия, США вы­ступили против мер, введенных Кореей, в отношении импор­та свежей, охлажденной и замороженной говядины. Указан­ное дело также интересно тем, что Апелляционным органом была введена практика метода по соотношению критерия «не­обходимости» и его взаимосвязи с «защищаемым интересом».

Существо рассматриваемого дела сводится к тому, что заявители - Австралия и США - оспаривали правомерность действий Кореи в двух основных положениях. Во-первых, со­гласно предположениям заявителей Кореей был завышен уровень поддержки национальной отрасли по производству говядины относительно допустимого для этой страны в соот­ветствии с Соглашением по сельскому хозяйству. Во-вторых, заявителем оспаривалась введенная ответчиком двойная си­стема розничной торговли, ограничивающая права импорт­ных производителей. Согласно указанной системе крупные магазины были вынуждены выставлять импортную говядину в отдельной витрине, а более мелкие продавцы были вынужде­ны выбирать для продажи либо отечественного, либо импорт­ного производителя.

Для нашего исследования интересно именно второе оспа­риваемое положение, поскольку возражение ответчика от­носительно указанного довода заявителя было обоснованно именно п. d ст. хх.

Согласно позиции Кореи, на территории ее страны на­циональным законодательством введены требования в отно­шении запрета введения потребителя в заблуждение, таким образом, введенная государством система двойной розничной торговли должна была служить именно достижению указан­ной цели.

Апелляционный орган установил, что в данном случае цель не оправдывала средства и введение указанной системы не соответствует критерию «необходимости», не является це­лесообразным, а достижение отсутствия заблуждения потре­бителей могло быть разумно достигнуто иными способами, не ограничивающими права импортных производителей и не создающими им указанного препятствия. Введенная Кореей мера может служить хорошим примером запрещенной нета­рифной меры регулирования. Кроме того, одним из доводов заявителей был пример других групп товаров, в которых та­ких же целей Корея добивалась более разумными средствами, избегая ввода аналогичной двойной системы розничной тор­говли, например, методом мониторинга ситуаций специали­зированными инспекциями с применением административ­ных наказаний.

таким образом, мы видим, что если в случае с защитой здоровья человека практически любая мера Органу по разре­шению споров кажется уместной и необходимой, то в случае менее важной общественной ценности (в данном конкретном случае - право потребителя на свободу выбора и защиту от введения покупателя в заблуждение) критерий необходимо­сти введения мер приобретает более строгую форму, далеко не любая мера, с точки зрения ст. XX, будет допустима.

Апелляционным органом было обращено внимание на наличие в рассматриваемой ситуации «разумной альтер­нативы». Предполагается возможным выделение данного критерия, для последующих теоретических оценок рас­сматриваемых ситуаций, с точки зрения необходимости применения ограничительных мер по основаниям, предус­мотренным в ст. XX («разумная альтернатива» как элемент критерия «необходимости», обязательное наличие которого не оспаривается для возможности применения перечислен­ных оснований).

Анализ института общих исключений и его теоретическое осмысление представляются крайне важными и актуальными. Как показано в настоящей статье, основания общих исключе­ний ст. XX ГАТТ служат защите общепризнанных ценностей и стратегически важных сфер деятельности государств-участниц международной организации. С другой стороны, уязвимыми становятся положения о свободной торговле, предсказуемости международной торговли. Неблагоприятным последствием применения общих исключений является опасность его при­менения в целях скрытого протекционизма своих интересов, что возможно ввиду наличия в ст. XX широкого перечня осно­ваний для введения мер, которые прямо пакетом соглашений ВТО не предусмотрены.

Многие существенные вопросы, касающиеся применения ст. XX ГАТТ, до сих пор не имеют однозначного решения. При­мером этому послужили споры в отношении сферы примене­ния положений ст. XX ГАТТ.

Единодушие отсутствует и в научных кругах, что яв­ствует из различных взглядов относительно количества обя­зательных критериев для возможности применения статьи XX. Например, остается открытым вопрос: должно ли быть обязательным соблюдение условия об отсутствии разумных альтернатив? Каким образом должно быть подтверждено их отсутствие?

Приведенные в статье примеры рассмотренных ОРС ВТО дел лишь подтверждают, насколько механизм применения ст. XX ГАТТ на практике не отработан. В указанных обстоя­тельствах исследование проходит от наличия «прецедента», вносящего какое-либо новое положение в имеющийся мате­риал, а не по принципу систематизированного рассмотрения поставленного вопроса. К сожалению, на все вопросы ни по­ложения ГАТТ, ни ОРС ВТО не отвечают, что только подчер­кивает актуальность рассматриваемой темы.

В последнее время либерализация свободной торговли достигла своего апогея. Возможности государств по сниже­нию таможенного тарифа не являются безграничными. По­этому на первый план при регулировании отношений в сфере международной торговли товарами будут выходить нетариф­ные методы регулирования, а также активное применение го­сударствами общих исключений из установленного правового режима.

Цель защиты общепризнанных ценностей и стратегиче­ски важных для государств-участниц сфер должна быть до­стигнута применением ст. XX ГАТТ, исключив при этом про­извольное введение защитных мер, порождающих различные злоупотребления предоставленным статьей правом.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика