Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Миграционная политика через призму национальной безопасности федеративной государственности: страхи «по-российски»
Научные статьи
18.02.14 10:36

вернуться

Миграционная политика через призму национальной безопасности федеративной государственности: страхи «по-российски»


    

В условиях глобализации состояние национальной безо­пасности Российской Федерации актуализирует переосмысле­ние многих насущных проблем, связанных с её обеспечением. К их числу следует отнести миграционную политику государ­ства, которая воспринимается российской общественностью в последнее время особенно неоднозначно. Например, исследо­ватель Ю.С. топчиенко связывает рост численности мигрантов с негативными явлениями, указывая на рост преступности, наркомании, снижение культурного и образовательного уров­ня в стране, увеличение экстремизма и ксенофобии.

Если обратиться к социологическим данным, то выясняет­ся, что военные конфликты беспокоят россиян меньше, чем за­селение страны иностранными мигрантами. Этому свидетель­ствует социологическое исследование «Рейтинг национальных угроз - 2013», проведённое Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Согласно нему наиболее ре­альной угрозой для страны россияне сегодня считают заселе­ние России представителями других национальностей (35%)2. Трагические события в Бирюлёво, связанные с убийством Е. Щербакова, как раз демонстрируют озабоченность россиян, проводимой в стране миграционной политикой, что в свою очередь провоцирует активизацию антимиграционных на­строений и мигрантофобии в обществе.

Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года (утверждён­ная Президентом Российской Федерации от 13 июня 2012 г.) не учитывает всех особенностей негативного восприятия ми­грантов россиянами. В связи с чем миграционная политика, проводимая в стране, может вызвать не только неодобрение граждан России, но вылиться в открытые неповиновения госу­дарственной власти.

В самой вышеупомянутой Концепции выделены основ­ные цели миграционной политики, к которым отнесены:

     обеспечение национальной безопасности Российской Федерации, максимальная защищенность, комфортность и благополучие населения Российской Федерации;

    стабилизация и уве­личение численности посто­янного населения Россий­ской Федерации;

    содействие обеспече­нию потребности экономи­ки Российской Федерации в рабочей силе, модерниза­ции, инновационном разви­тии и повышении конкурен­тоспособности ее отраслей3.

Из этих положений становится очевидным, что миграци­онная политика оказывает прямое воздействие на обеспечение национальной безопасности России. Хотя проявляется и об­ратная связь - национальная политика воздействует на мигра­ционные процессы в стране. так, в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года отмечено, что неконтролируемая миграция способствует усилению на­ционалистических настроений, политического и религиозно­го насильственного экстремизма, этносепаратизма и создает условия для возникновения конфликтов.

Вместе с тем стоит отметить на отсутствие в Стратегии национальной безопасности России раздела «Миграцион­ные угрозы и механизмы их предотвращения». В связи с этим целесообразна разработка комплекса мер для парирования миграционных угроз национальной безопасности. Решение проблем миграции в контексте обеспечения безопасности российской государственности подразумевает реализацию правовых и экономических механизмов государственной ми­грационной политики, которые минимизируют возможные негативные последствия, связанные с изменением этнокуль­турной идентичности российских граждан. В частности, необ­ходимы как правовые меры, связанные с паспортно-визовым контролем за иностранными гражданами, так и оптимизация Концепция государственной миграционной политики Россий­ской Федерации на период до 2025 г. от 13 июня 2012 года//Россий- ская газета № 5806 от 14 июня 2012 г.

3 законодательства, связанного с контролем за проживанием, трудовой деятельностью и поведением мигрантов на террито­рии Российской Федерации. Целесообразно создание право­вых и экономических условий для быстрой и эффективной интеграции мигрантов в российский социум, включая условия для культурно-просветительской деятельности. Необходимо создание политических, правовых, экономических механиз­мов для привлечения мигрантов преимущественно из близких в социокультурном отношении государств (Украина, Беларусь, Прибалтика, страны Восточной и Южной Европы); создание стимулов для репатриации соотечественников, находящихся в эмиграции или оказавшихся за пределами РФ после распада Советского Союза. Реализация данного комплекса мер будет способствовать повышению эффективности миграционной политики России и обеспечит должный уровень наполнения страны высококвалифицированными и близкими российским гражданам в социально-культурном отношении мигрантами при минимизации возможных миграционных угроз нацио­нальной безопасности Российской Федерации.

Современные тенденции развития миграционных про­цессов в отдельных регионах России формируют условия для развития целого ряда угроз её национальным интересам, по­следствия которых могут оказывать отрицательное влияние на обеспечение национальной безопасности государства:

    ослабление территориальной целостности государства;

    возможность гражданских войн, вызванных расколом стран;

    распад сложившейся системы международных отно­шений;

    распространение терроризма;

    распространение заболеваний;

    «утечка мозгов»;

    ослабления рычагов власти.

Современные политические элиты также неоднозначно реагируют на миграционные проблемы в стране. так, иссле­дователь М.А. Булгаков характеризует миграционные настро­ения российских политических партий: «Партия ЛДПР актив­ней среди других системных партий реагирует на проблему миграции. Жириновский умело использует националистиче­ские настроения масс, апеллируя в предвыборных лозунгах к русскому народу, в жесткой, негативной форме, порой с ис­пользованием ненормативной лексики отзываясь о всех ми­грантах, нерусских. Миграцию лидер ЛДПР отождествляет с нашествием, считая, что мигранты несут в себе угрозу суще­ствования русской нации. Но использование Жириновского антимигрантских, русофильских лозунгов приводит, как по­казывают результаты выборов, к снижению рейтинга партии. Представители КПРФ критикуют непоследовательную по­литику власти в отношении мигрантов, считают, что данный процесс до сих пор не удается поставить под контроль. Упре­кают коммунисты политическую элиту в отсутствии стрем­ления поддержать возвращение на родину русскоязычных мигрантов. Социал-демократы считают одним из источников конфликтов на национальной почве социальную неадаптиро- ванность мигрантов, их не включенность в социально-культур­ные отношения, незнание культуры и обычаев России. Закон­ные мигранты по желанию должны становиться гражданами России, незаконные - выдворяться из страны. Политика "Еди­ной России" во многом направлена не на решение проблем миграции, а на борьбу с ее последствиями. движения, создан­ные единороссами, заявляли о готовности "перевоспитывать" скинхедов. Прокремлевские движения вступают в прямую конкуренцию с ультраправыми националистическими груп­пами, легализуют этнически окрашенные антимигрантские настроения и дискриминационные практики. Власть пытает­ся контролировать националистические настроения, создавая прокремлевские националистические организации. К парла­ментским выборам 2003 года была создана партия "Родина". На федеральном и региональном уровне лидер "Родины" Дмитрий Рогозин призывал очистить страну от нелегальных мигрантов. Антимигрантские идеи привлекательны для вла­сти как эффективный способ мобилизации масс».

Негативное отношение к мигрантам в России стало при­чиной создания националистических партий нового типа по аналогии с западноевропейскими партиями прогресса. Новые акторы политического процесса провозглашают в качестве основных политических целей противодействие росту ми­грационных потоков и защиту интересов титульной нации. На смену антисемитской риторике националистов приходит риторика антимигрантская. Восприятие обществом мигранта как врага, чужака, а миграции как угрозы для существования русской нации находит свое отражение в программах наци­оналистических организаций. Лозунги, предлагаемые нацио­налистами, отражают общественные запросы, они просты и понятны. Происходит активизация националистических ор­ганизаций, растет поддержка со стороны населения, расши­ряется социальная база. Националисты активно участвуют в резонансных акциях, используют интернет для консолидации политических сил. Происходит усиление организаций, появ­ляются ячейки в регионах, растет численность членов. Все эти тенденции не остаются незамеченными властями.

Давно замечено, что негативное восприятие мигрантов значительно сильнее ощущается по месту прихода, чем по ме­сту выхода. Оно и понятно: ведь в полюсе прибытия субъекта­ми напряжения сети выступают люди, для которых сама воз­можность социального включения в новую среду начинается с помещения их этой средой в архетипическую оппозицию «мы-     они», «свои - чужие». Особенно сильным и негативистски окрашенным противопоставление «пришельцев» «коренным» бывает тогда, когда мигранты, действительно резко выделяясь своим внешним обликом и нормами поведения, отвергают модель адаптации, предполагающую мимикрию к среде, бы­строе растворение в ней.

Однако и опыт русских мигрантов из бывших республик СССР довольно убедительно показывает, что как минимум для малых социальных общностей факт их этнического срод­ства с приезжими не имеет решающего значения. В полюсе же выбытия мигранты - безусловно «свои», что автоматически уменьшает, а то и сводит на нет негативное отношение обще­ства к факту миграции. Только в некоторых специфических ситуациях такое отношение набирает силу - например, в тех случаях, когда выезжающие принадлежат к одному этниче­скому меньшинству или одной профессиональной группе. В первом случае падает этнический таксон меньшинства, во втором затрудняется нормальное функционирование соци­альной инфраструктуры; и то, и другое отрицательно сказы­вается или может сказаться на воспроизводстве общности. Впрочем, нередко это касается только общности, высылающей мигрантов. Другие общности, в особенности стремящиеся из­менить в свою пользу сложившуюся на данной территории этносоциальную стратификацию, могут, наоборот, привет­ствовать эмиграцию.

В полюсе прибытия миграция может обернуться угро­зами для индивидуальной и групповой безопасности при­нимающего населения - из-за обострения конкуренции на местных рынках труда и жилья, монополизации мигрантами некоторых секторов экономической активности, столкновения этнических и субэтнических стереотипов и норм поведения, социальной и культурной маргинализации части мигрантов, их криминализации. Принимающему обществу в целом ми­грация может подарить очаги социальной напряженности в местах повышенной концентрации мигрантов, локальные вспышки этнических конфликтов, рост ксенофобии, поли­тического радикализма и экстремизма, провоцируемый на­пряженностью и конфликтами. Добавим, что в конкретных условиях постсоветского пространства возвращение в Россию русских и русскоязычных граждан из других государств СНГ делает эти государства более гомогенными, сплачивает их хотя бы на этнокультурной основе; тем самым объективно укрепля­ются возможности для их отдаления от России или даже про­ведения целенаправленно антироссийской политики. Другое вероятное направление ухудшения межгосударственных от­ношений - претензии к России из-за мигрантофобии, адми­нистративных высылок мигрантов и других «утеснительных» мер. И все же миграция ни в коей мере не может считаться только источником угроз безопасности. Миграция потому и должна в первую очередь квалифицироваться как вызов, что побуждает к ответам не одного, а двух видов: и к защите без­опасности в ее прежнем статусе, и к ее перестройке, качествен­ному возвышению. Поначалу инерционное общественное со­знание видит только первый ответ; но рано или поздно оно понимает необходимость второго. И в том, что он все-таки из­бирается, как раз и сказывается позитивная субъектность ми­грантов. Избирательно, случайным образом она отражается уже на жизни индивидуальных контрагентов мигрантов; выше же индивидуального слоя она ощущается на всех уровнях без­опасности и на всех ее аспектах.

Итак, как мы уже сказали, посетители игорного заведения Вулкан смогут воспользоваться бесплатными игровыми автоматами, но точно также они могут и начать. Стоит еще пару слов сказать о процедуре регистрации, без которой невозможна игра на деньги в казино Vulcan. Вулкан игровые автоматы бесплатно без регистрации на http://www.club-volcano.com


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика