Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Судебный дискурс как вид речевой деятельности
Научные статьи
18.02.14 10:55

вернуться

Судебный дискурс как вид речевой деятельности


Одно из общепризнанных международных требований к спрaведливому правосудию заключается в том, чтобы все учaстники судопроизводствa понимали используемый в суде язык и умели та нем говорить.

дискурс как коммуникативный феномен допускает множество измерений и подходов к его изучению. дискурс представляет собой «связный текст», «речь, погруженную в жизнь». дискурс немыслим без учета его экстралингвистиче- ских составляющих (прагматические, социокультурные, пси­хологические факторы).

Принято различать два основных вида дискурса — ин­ституциональный и персональный2. Институциональный дискурс, в отличие от персонального, представляет собой спе­циализированную клишированную разновидность общения между людьми, которые вынуждены соблюдать некие нормы, установленные в данном социуме / институте.

для современной когнитивной лингвистики актуально рассмотрение судебного дискурса как разновидности юри­дического дискурса и понимание его как диалогического об­щения в ситуации судебного заседания. Методологические основы данной статьи представляют собой многоуровневый комплекс общенаучных и частнонаучных методов исследова­ния, представленных в лингвистических достижениях таких сфер, как когнитивная лингвистика (Р. Лангакер, дж. Лакофф, т.А. ван дейк, Е.С. Кубрякова, В.А. Маслова, Г.Г. Слышкин и др.), прагмалингвистика (дж. Остин, В.Г. Гак, Н.Н. Скрипни- кова, Ф.Г. Фаткуллина и др.) и теория дискурса (В.И. Карасик, т.А. ван дейк, Н.д. Арутюнова и др.).

Вышеназванные исследователи теории дискурса определя­ют судебный дискурс как особый вид речевой деятельности, име­ющий институциональную природу и ритуальный характер.

Судебный дискурс многими исследователями понимает­ся как вербально-знаковое выражение процесса коммуника­ции в ходе судебного процесса.

Цель данной статьи, определяясь в целом ориентирами современной когнитивной лингвистики, состоит в представле­нии нового ракурса изучения основных языковых средств воз­действия и аргументирования в судебном дискурсе.

В судебном дискурсе выделяются два основных типа - со­вещательный и состязательный. Указанные типы дискурса присутствуют не на всех ступенях реализации судебного дис­курса.

Принцип состязательности сторон заключается в актив­ном отстаивании сторонами перед судом своей точки зрения. Способность убедить суд в своей правоте зависит от того, в ка­кой мере лица, участвующие в деле, владеют техникой и так­тикой ведения дела в суде.

Судебный дискурс представляет собой яркий пример статусно-ориентированного общения (термин В.И. Карасика), в котором роли четко распределены и за каждым участни­ком закреплены функции, определенные нормами института правосудия. При этом общению присуще неравенство сторон. Статусное положение участников судебного дискурса, в том числе судьи, находит выражение в их речевом поведении. тер­мин «речевое поведение» используется в понимании, предло­женном Т.Г. Винокур: «...Речевое поведение как совокупность речевых поступков, с внутриязыковой стороны определяемое закономерностями употребления языка в речи, а с внеязыко- вой - социально-психологическими условиями осуществле­ния языковой деятельности».

Стратегия - это прежде всего планирование процесса ре­чевой коммуникации в зависимости от конкретных условий общения и реализация этого плана.

Под речевой тактикой понимается программирование дальнейших речевых действий, направленных на достижение главной цели и выполняемых коммуникантами в той или иной последовательности. Анализ судебного дискурса предусматри­вает рассмотрение прямых и косвенных тактик речевого воздей­ствия. Эффективность тактик заключается в отборе говорящим языковых средств, реферирующих к речевой ситуации.

Учеными выделяется пять основных коммуникативных стратегий: коммуникативная стратегия самозащиты, обвине­ния, защиты, нападения и психологического воздействия.

Наиболее репрезентативным в плане реализации воздей­ствия и аргументирования в юридическом дискурсе является судебный дискурс в наиболее яркой его части - выступления адвокатов в суде. Выступления видных адвокатов считаются главным видом аргументативного дискурса, а аргументация в суде - образцом аргументации.

Речевое поведение адвоката, представляющего интере­сы подсудимого, а также свидетеля защиты воплощается в использовании коммуникативной стратегии защиты. Её мы определяем как совокупность речевых действий адвоката или другого участника судебного заседания, направленных на опровержение обвинения и/или смягчение ответственности подсудимого.

Адвокатскую речь составляет единая, цельная система аргументирования. Это обусловливает набор средств воздей­ствия на аудиторию. Убеждение достигается, во-первых, со­держанием логических доказательств, посредством апелляций к разуму, интеллекту, во-вторых, эмоциональным воздействи­ем на аудиторию, умением вызывать у нее соответствующие обстановке эмоции и настроения - апелляции к эмоциям, в-третьих, актуализируя ценностные установки аудитории - апелляции к ценностям.

Одной из основных задач аргументирования адвоката является установление, определение и оценка фактов, с кото­рыми должен согласиться адресат. для согласия и присоеди­нения аудитории к позиции оратора необходимо, чтобы он соблюдал рационалистический канон ясности, отчетливости, полноты, логической последовательности речи. Убедитель­ность речи зависит от обоснованности, надежности и досто­верности или правдоподобности аргументов. Этому способ­ствуют интеллектуальные апелляции (апелляции к разуму), которые слушатель вынужден принять и с ними согласиться в силу их логичности и рациональности.

Объективизация речевого сообщения оратора обеспечи­вается путем апелляции к объективному положению вещей, которая реализуется посредством использования имен, чисел, подробностей, ссылок на закон. Созданию впечатления до­стоверности содействуют имена собственные, числительные. Эффект точности достигается тем, что все слова в интеллекту­альных апелляциях используются в соответствии с их прямым значением. точности способствует частотное использование книжной лексики (17,9% от всей лексики), юридических тер­минов (45%), которые чаще всего обозначают процессуальные действия: экспертиза, следствие; квалифицирующие действия лиц, имеющих отношение к рассматриваемому делу: дача взятки, убийство; наименования документов: дело, лист дела; наименование лиц по профессии: эксперт, следователь.

Описывая сцену преступления или обстоятельства, ей предшествующие, судебные ораторы пытаются создать наи­более выигрышную для обвиняемого картину. Этому способ­ствует апелляция к ситуативным характеристикам явления, локализуемая в рамках макроаргумента «повествование». Аргументативную нагрузку при реализации данной интел­лектуальной апелляции выполняет, прежде всего, конкретная лексика, указывающая на реально существующие предметы и произведенные действия. Это, например, существительные, номинирующие предметы действительности: дверь, нож, ча­сти тела: лицо, кулак; глаголы движения: бежать, подойти. так адвокат описывает действия, которые произошли до или во время совершения преступления: «Сын стал стучать кулаком в дверь туалета, ломился туда силой. Ему удалось приоткрыть дверь и через образовавшуюся щель просунуть туда руку. Вот туда уже просунулось плечо, часть груди».

Аргументативной направленностью в адвокатском дис­курсе обладает лексика, вербализующая апелляцию к истин­ности. Это преимущественно прилагательные правильный/ неправильный, верный/неверный, ошибочный.

Основной функцией сенсорных глаголов видеть, слышать в адвокатском дискурсе является акцентирование определен­ной мысли, наличия (существования) какого-либо явления. Сенсорная лексика является аргументативно ориентирован­ной, так как переключается в когнитивный план, обозначает восприятие реально существующих объектов. Воздействие та­ких суждений основывается на принципе «я видел, значит, что существует»: «Потерпевший, как мы видим, высказывает свое недоумение и даже выражает недовольство».

В адвокатском дискрусе лексическую основу аргумента, содержащего апелляцию к отрицательным эмоциям, состав­ляет дескриптивная лексика с перцептивными значениями, которыми обозначается все, что может стать объектом сенсор­ного восприятия. дескриптивные слова изобразительны, сти­мулируют зрительные впечатления, поэтому Н.Д. Арутюнова называет их словами с «портретным значением».

для введения адресата в состояние переживания страха перед насилием, физической смертью адвокаты используют перцептивную лексику, фиксирующую зрительные, акусти­ческие и осязательные «картинки»: слух: пальцы захрустели, крикнул в лицо; осязание: нож давил, сдавливало (лезвие ножа); зрение: со звериным лицом, дескриптивную лексику движения, которое также воспринимается посредством зре­ния: идет, тянется рукой. Данная лексика позволяет войти в сферу переживаний и представлений другого лица, воссоз­дать перцептивную картину вместе с ним.

Рассмотрим аргументативный потенциал апелляций к группе положительных эмоций. Собственно положительная эмоция уважения, актуализируемая в адвокатском дискурсе, мотивирует индивида к оказанию помощи, содействия, что чрезвычайно важно для речи адвокатов. данная апелляция характерна только для аргументов, обращенных к личности подсудимого.

Апелляция к эмоции уважения в адвокатском дискурсе строится на лексике, указывающей на действия, получающие одобрение общества, то есть общественно значимые действия.

Маркером апелляции к эмоции уважения являются ра­циональные прилагательные и частнооценочные этические прилагательные. Ораторами акцентируется постоянное нали­чие у подсудимого морально-этических качеств, которые одо­бряются в обществе, для чего используются прилагательные этической оценки честный, порядочный, добрый; и качеств, положительно характеризующих подсудимого как професси­онала (используются общеоценочные прилагательные и при­лагательные интеллектуальной оценки), - законопослушный, деловой, знающий.

Как видим, эмоциональное аргументирование в адвокат­ском дискурсе ориентировано на внедрение сознания адресата в микромир подсудимого с тем, чтобы он (адресат) «прожил» фрагмент жизни обвиняемого.

таким образом, рассмотренные типы апелляций способ­ствуют оказанию аргументативного воздействия на професси­ональное, личное и социальное «я» аудитории. Данные типы апелляций в защитительном дискурсе нацелены на моделиро­вание согласия адресата с позицией аргументатора, на созда­ние мотивации к желаемому действию.


Философия права

Мы считаем себя успешной компанией и гордимся тем, что вы сможете купить продукцию черного или цветного металла самого высшего качества. Вся подробная информация на сайте http://www.metalbudservice.com.ua/


Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика