Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Нюрнбергский эпилог и мировой правопорядок - международный военный трибунал
Научные статьи
13.03.14 11:22
Оглавление
Нюрнбергский эпилог и мировой правопорядок
Нюрнбергский процесс
международный военный трибунал
Все страницы

16.     По оценкам российских ученых и мнению автора, «криминализация агрессии как тягчайшего международного преступления обрела прочную легитимную базу. В этом глав­ная заслуга Нюрнберга. Здесь была законодательно установле­на и проведена в жизнь ответственность тех, кто формировал, направлял и реализовывал политику войны как источника не­нависти и массовых злодеяний».

17.    На процессе были заложены новые принципы между­народного права: введено понятие «международные преступ­ники»; установлено, за какие преступления они должны от­вечать; определены сроки давности преступления (не имели сроков давности преступления нацистов).

Нюрнбергский процесс заложил основы новых право­вых идей, была создана Организация Объединенных Наций (ООН) для предотвращения войны в будущем».

18.    Трибунал приговорил Геринга, Риббентропа, Кейте­ля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Йодля, Зейсс-Инкварта, а также Бормана (заочно) к смертной казни через повешение, Гесса, Функа и Редера - к пожизненному заключению, Шираха и Шпеера - к 20, Нейра- та - к 15 и Дёница - к 10 годам тюремного заключения. Фриче, Папен и Шахт были оправданы. В ночь на 16 октября 1946 г., после отклонения Контрольным советом ходатайств осужден­ных на смертную казнь о помиловании, приговор был приве­ден в исполнение.

19.    Р.А. Руденко высказал предусмотренное процедурой особое мнение, заявив о несогласии с оправданием Фриче, Па- пена и Шахта и непризнанием генерального штаба и членов правительственного кабинета преступными организациями, хотя доказательств их виновности у трибунала было более чем достаточно. В данном случае на судебном решении, видимо, отразился политический фактор - нараставшее охлаждение между вчерашними союзниками по антигитлеровской коали­ции.

20.    Как проходила процедура казни военных преступни­ков, мне рассказал много лет назад Виктор Антонович Темин, освещавший этот процесс из Нюрнберга:

«...Перед нами камеры одиннадцати осужденных Меж­дународным военным трибуналом. У каждой камеры стоит американский солдат и через окошко в двери внимательно наблюдает за поведением заключенного. Нас предупреждают: "Говорить тихо!"».

Через маленькое решетчатое окошко в двери видно, чем заняты осужденные. Они еще не знают, что приговор будет приведен в исполнение сегодня.

Геринг лежит на койке, закрывшись одеялом: в углу ка­меры стоят его большие сапоги. Риббентроп разговаривает с пастором. Кейтель разбирает постель перед сном. Йодль пи­шет, вокруг него множество листков бумаги. Кальтенбруннер читает лежа. Заукель нервно ходит по камере...

Раздается удар гонга. 21 час 30 минут - время, официаль­но установленное в тюрьме для отхода ко сну.

Мы проходим через двор, вернее, тюремный сад, к не­большому одноэтажному зданию, утопающему в зелени.

Здесь должна состояться казнь.

Время - 22 часа.

Полковник Эндрюс оставляет нас и идет в камеры, что­бы через некоторое время объявить каждому осужденному об утверждении Контрольным советом по Германии смертного приговора, об отказе в помиловании... Но вот он вбегает в ком­нату журналистов и растерянно восклицает:

-         Геринг умер!

Несколько успокоившись, Эндрюс рассказывает:

-         Геринг молча встретил сообщение об отклонении его ходатайства о помиловании. Но когда узнал, что казнь состо­ится сегодня, яростно сжал кулаки. Затем пошел к койке и сел, опустив голову. Примерно в половине одиннадцатого амери­канский солдат, дежуривший у камеры, услышал странный хрип. Он сейчас же вызвал дежурного офицера и врача. Когда они вошли в камеру Геринга, тот уже был в предсмертной аго­нии. Врач обнаружил у него во рту мелкие кусочки стекла и констатировал смерть от цианистого калия.

Еще один испугался смерти.

Я вспомнил Геринга, каким увидел впервые: толстый, злой, властный. Он яростно и энергично защищался на про­цессе, охотно давал интервью журналистам буржуазных газет, позировал перед фотокорреспондентами. Он собирался жить и властвовать. Он знал, что деньги - огромная сила, а он ска­зочно богат. Награбленные им сокровища запрятаны в банках нейтральных стран. Он не хотел думать, что за преступления придется расплачиваться жизнью. А когда понял, что надеж­ды больше нет, испугался виселицы...

В 0.55 всех нас, восьмерых журналистов, проводят к месту казни, и мы останавливаемся в 3-4 метрах от эшафота. Входят члены комиссии, медицинские эксперты, офицеры американ­ской охраны.

Первым вводят под руки Иоахима фон Риббентропа. Он бледен, пошатывается, секунду-две стоит с полузакрытыми глазами, как бы в состоянии полной прострации.

Его спрашивают:

-    Имя?

-    Иоахим фон Риббентроп...

Ему предлагают сказать последнее слово. Риббентроп го­ворит о том, что желает мира и союза между Западом и Восто­ком. До сих пор этот человек играет роль великого дипломата. А на его совести спланированные массовые убийства и огра­бление стран Европы.

Затем вводят Вильгельма Кейтеля. Впервые я увидел ге­нерал-фельдмаршала Кейтеля в Карлсфорсте, под Берлином, когда он подписывал акт о безоговорочной капитуляции гит­леровской Германии. Но тогда он не знал, что путь позора приведет его сюда.

Кейтель бледен. Поднявшись на эшафот, говорит:

-          Я призываю всемогущего бога и прошу его сжалить­ся над немецким народом. Больше двух миллионов немецких солдат умерли за родину до меня, я ухожу теперь за моими сыновьями.

Это звучит кощунственно. Немецкий народ страдал толь­ко потому, что правители фашистской Германии, в том чис­ле и он, Кейтель, развязали эту бесчеловечную бойню. Не два миллиона, а значительно больше немецких солдат полегли на полях Европы и России, они погибли не за Германию, а по прихоти обезумевших завоевателей...

Вводят Эрнста Кальтенбруннера. Этот изверг был правой рукой Гиммлера. У него бегающие глаза и огромные руки ду­шителя. Фашист с ученой степенью доктора был организато­ром СС в Австрии, затем начальником полиции безопасности и СД. Генерал полиции Кальтенбруннер был одним из самых изобретательных, самых изощренных убийц. Под его руковод­ством осуществлялись казни людей по расовым и политиче­ским мотивам. По его распоряжению уничтожались все, кто совершал побеги из концлагерей. Преступления, в которых он повинен, трудно перечислить... Кальтенбруннер бросает умо­ляющий взгляд на пастора. Тот читает молитву. Кальтенбрун- нер блуждающим взглядом смотрит вокруг...

В дверях - Альфред Розенберг, автор бесчеловечной «ра­совой теории». Едва слышно, с трудом он произносит свое имя. На предложение сказать последнее слово отрицательно качает головой, невнятно произносит: «Нет...». Краснобай, де­магог, отправивший на смерть миллионы невинных людей, теряет здесь дар речи...

Один за другим проходят эти люди-изверги, как тени мрачного прошлого.

Последний из осужденных - Зейс-Инкварт, прихрамывая, идет к эшафоту.

Фашистский палач с интеллигентной внешностью учено­го, он проводил жестокую оккупационную политику в Поль­ше и в Нидерландах, свирепо насаждая гитлеровский «новый порядок». Теперь, в час расплаты, он бормочет что-то о полу­ченном уроке...

2 часа 46 минут 30 секунд. Все кончено. Два американских солдата вносят на носилках покрытый черным одеялом труп Германа Геринга и присоединяют к телам казненных. «При­говор народов приведен в исполнение».

21.    И все же, какова неотвратимость наказания военных преступников?

Можно с огорчением отметить, что очень многим во­енным преступникам, бежавшим на Запад, удалось остаться безнаказанными. «Вашингтон пост» писала, что всего в мире насчитывается до 50 тыс. беглых нацистских преступников, причем 10 тыс. из них скрывается от возмездия в Соединенных Штатах. США, как правило, отказываются их выдавать, факти­чески обеспечивая им убежище.

По сведениям газеты «Тат», только 7% из представленных в ФРГ перед судами лиц были признаны виновными и осуж­дены. Из 10 тыс. охранников концлагеря Освенцим, где было умерщвлено более 4 млн. человек, до сего времени только 30 привлекались к ответственности в 5 процессах и только 5 из них до сих пор отбывают наказание. Пять с половиной лет длился в Дюссельдорфе процесс в отношении 16 нацистских преступников, виновных в уничтожении в концлагере Майда- нек более 250 тыс. человек. В результате 11 подсудимых были оправданы или освобождены из-за «отсутствия доказательств, 4 - приговорены к незначительным срокам лишения свобо­ды», таковы факты.

22.    Советский народ, разгромивший шестьдесят восемь десятилетий назад фашистский рейх1, наглядно и убедитель­но показал всю нелепость и несбыточность претензий гит­леровцев с их лозунгом «Германия превыше всего» на пере­стройку мира по национал-социалистской модели. Тем не менее, после завершения второй мировой войны появились новые претенденты. 19 декабря 1945 г. Трумэн в своем высту-

1 Великая Отечественная война, как утверждают историки, унес­ла 26 млн 600 тыс. жизней советских людей. Для нас самыми тя­желыми были первые полтора года войны из четырех, особенно 1941-й. На этот период приходится 56,7 процента безвозвратных потерь за всю войну и 86 процентов пленных и пропавших без ве­сти. Трагичной оказалась судьба советских военнопленных. Из 4 млн 559 тыс. человек, попавших в плен, вернулись на Родину 1 млн 836 тыс. (40 процентов). Около 2,5 млн человек погибли и умерли в плену (55 процентов). Разгром немецкой армии начался под сте­нами Москвы, Сталинграда и Курска, и далее по нарастающей. Не говоря уже о полном разгроме и капитуляции. Только в начале мая 1945 года перед Красной армией сложили оружие более 1,6 млн солдат и офицеров вермахта. На нашу Родину вторглась са­мая сильная на тот момент армия мира. За год до этого она легко и молниеносно разгромила французские, польские вооруженные силы, которым, как тогда считали специалисты, не было равных, о чем еще в 60-е годы говорил маршал Г. Жуков в беседе с К. Симо­новым. «Надо оценивать по достоинству немецкую армию, с ко­торой нам пришлось столкнуться с первых дней войны, - говорил он. - Мы же не перед дурачками отступали по тысяче километров, а перед сильнейшей армией мира. Надо ясно сказать, что немец­кая армия к началу войны была лучше подготовлена, выучена, во­оружена, психологически более готова к войне, втянута в нее. Она имела опыт войны, и притом войны победоносной. Это играет огромную роль. Надо также признать, что немецкий генераль­ный штаб и вообще немецкие штабы, немецкие командующие лучше и глубже думали, чем наши командующие. Мы учились в ходе войны...», а если вспомнить историю, то после Полтавской битвы Петр I провозглашал тост за шведских генералов - своих учителей. Пожалуй, об учителях говорил он больше на радостях. Учился Петр I на собственных ошибках, на собственных пораже­ниях. Так, в Великую Отечественную нам тоже пришлось учиться на собственных поражениях. Война провела «естественный отбор» командующих уже в первые месяцы войны, в конечном итоге они и стали маршалами Победы. Известный английский историк и военный теоретик Лиддел Гарт сразу после войны получил воз­можность общаться с пленными немецкими генералами, расспра­шивать о прошедших сражениях. Показательны их высказывания о советских военачальниках и советской армии. Фельдмаршал Рундштедт: «Очень хорош был Жуков». Фельдмаршал Клейст: «Их командиры моментально усвоили уроки первых поражений и в короткий срок стали действовать на удивление эффективно». Генерал Дитмар: «Жуков считался (в немецком генералитете) вы­дающейся личностью». Генерал Блюментрит: «Первые же бои в июне 1941 года показали нам новую советскую армию» и т.д.

плении в Белом доме заявил: «Хотим мы того или нет, но мы должны признать, что одержанная нами победа возложила на американский народ бремя ответственности за дальнейшее руководство миром». В таком же духе разглагольствовал и Д. Эйзенхауэр: «Постоянной базой руководства миром... долж­ны быть Соединенные Штаты». А вице-президент в админи­страции демократов Г. Хэмфри патетически восклицал: «В за­втрашней Америке я вижу истинную столицу мира!».

23.  В течение 1946-1947 годов в США друг за другом по­следовал ряд документов, выступлений и статей, составивших концептуальную основу длительной борьбы США с Советским Союзом: «длинная телеграмма» дипломата американского по­сольства в Москве Дж. Кеннана; речь У. Черчилля о «желез­ном занавесе» и объявлении «холодной войны» в Фултоне; ме­морандум государственного департамента США X. Фримена Мэтьюза; доклад специального советника президента США К. Клиффорда «Американская политика в отношении Совет­ского Союза»; статья Дж. Кеннана «Истоки советского поведе­ния» и др.

24.  В данных документах Россия была представлена как морально ущербное государство с врожденным, унаследован­ным с древних времен чувством экспансионизма, присущего всем русским царям и современному руководству, традици­онным, инстинктивным русским чувством неуверенности в собственной безопасности, постоянным страхом «перед более компетентными, более могущественными, более высоко орга­низованными сообществами».

Конкретно были определены цели и задачи по внутрен­ней трансформации и уничтожению советского общества: дискредитация коммунистической идеологии; перемена об­раза мыслей советского руководства; разрушение единства коммунистической партии; формирование недовольства со­ветского народа деятельностью партии и правительства; навя­зывание коммунистическим «соискателям верховной власти», привыкшим к железной партийной дисциплине и не обла­давшим «искусством компромисса и взаимного приспособле­ния»; демократического порядка передачи власти в среде «по­литически незрелых и неопытных масс».

25.  Безусловно, последствия от проводимой в СССР такой войны подтверждают алгоритм информационно-психологи­ческого влияния, разработанный А. Даллесом - руководите­лем политической разведки США в Европе, ставшего в послед­ствие директором ЦРУ, против СССР.

Данный алгоритм поражения СССР (Директива № 20/1 «Цели США против России» от 18.08.48 г.) был впервые пу­блично опубликован в Сборнике «Сдерживание. Документы об американской политике и стратегии 1945-1950 гг.» (США, 1978 г.) в котором раскрывались основные направления под­рыва общественно-политического строя в России, а именно:

-      постепенная подмена российских нравственных и куль­турных ценностей на фальшивые ценности;

-      насаждение культа секса, насилия садизма и предатель­ства;

-      разрушение представлений о необходимости ведения плановой системы экономики и развития новых способов про­мышленного производства в СССР;

-      рекламирование необходимости создания в СССР со­циальной прослойки (мелких собственников), которая могла бы свободно распоряжаться государственной собственностью, как своей собственной, т.е. создание коррупционной системы в государственном управлении (в этот период как раз начали формироваться основы понятия «демократия вместо комму­низма»);

-      постоянное вытравливание из русской литературы и ис­кусства социальной сущности российского народа;

-      уничтожение понятия «культурное наследие российско­го народа»;

-      культивация национализма и вражды народов, живу­щих в России и т.п.

26.  Сегодня ведущие российские политологи выделяют в проекте А. Даллеса три этапа низвержения русских, а именно

-        первый этап - низвержение русского народа на уровень народов третьестепенных, отсталых, неспособных на самостоя­тельное существование в качестве суверенного народа;

-        второй этап - направление русского народа на путь био­логической деградации и вымирания, вплоть до исчезновения его в качестве этнически значительной группы.

Интересен тот факт, что сегодня планы США предпола­гают сокращение русского народа до пятидесяти и даже трид­цати миллионов человек, а также стимулирование детских заболеваний, алкоголизма, наркомании, проституции, гомо­сексуализма, сектантства, преступности.

Более того, планируется «сжатие» русских в сравнительно небольшом пространстве Европейской России. Возможно вве­дение закона пропорционального разделения территорий в зависимости от числа людей. Тогда на «законных» основаниях русских просто сгонят в резервации, как индейцев в Северной Америке;

-        третий этап - вычеркивание русских как народа из ми­ровой истории.

В директиве президента США «СНБ-68» от 30 сентября 1950 г. были поставлены задачи вести «открытую психологи­ческую войну» с целью вызвать массовое предательство в от­ношении Советов и разрушить иные замыслы Кремля.

27.  В апреле 1951 г., при активном участии в том числе и российских ученых, тесно сотрудничавших с ЦРУ, для прези­дента США был подготовлен документ «Психологическое на­ступление против СССР. Цели и задачи». В нем предлагалось, прежде всего, убедить советский народ в отсутствии враждеб­ности США по отношению к нему (хотя именно в это время шла интенсивная подготовка США к коалиционной атомной войне против Советского Союза), внушить ему мысль о воз­можности иного, более «справедливого» строя, альтернатив­ного коммунистическому.

Для этого рекомендовалось на основе внимательного из­учения духовных ценностей, моральных и этических концеп­ций советского народа установить, какие из ценностей совет­ского общества идентичны ценностями западного мира. Затем предлагалось использовать эту идентичность в пропаган­дистских материалах (радиопередачах, кинофильмах, книгах, газетных и журнальных статьях), предназначавшихся совет­скому народу, для подстройки к нему и постепенному измене­нию его ценностей, навязывания стремления к американской системе ценностей, а затем и к тому социальному устройству общества, которое обеспечит реализацию этих ценностей. Безусловно, теоретические основы «психологической войны» против Советского Союза, разработанные госдепартаментом, научными структурами Центрального разведывательного управления и министерства обороны США в течение первых лет после окончания второй мировой войны, оказались не­достаточно эффективными для решения поставленных задач и были существенно модифицированы и пополнены новым психологическим инструментарием.

28.  Так, появились многочисленные исследования и кни­ги, посвященные разработке отдельных аспектов «Пособие по ведению психологической войны» У. Догерти и М. Яновица; «Психологическая война» Лайнбарджера; «Психологическая война» Подовера и Ласвелла; «Характер психологической во­йны» Шрамма и др.

29.  Идеологическая война, изначально сориентированная на реализацию политики «с позиций силы», открытую борь­бу с коммунистическими идеями, выразившись в доктрине «отбрасывания коммунизма», сменилась в конце 50-х гг. док­триной «сдерживания», а в начале 1960-х гг. дополнилась те­ориями «размягчения коммунизма», концепциями «пробуж­дения», «обволакивания», «градуализма».

В соответствии с этими теориями путь к разрушению со­циализма лежал через два направления ликвидации строя в Советском Союзе:

во-первых, сопровождение марксистской и партийной фразеологией «объективной» и «доброжелательной» критики социалистического строя;

во-вторых, разложение социалистических государств че­рез длительный период «инфильтрации» антисоциалисти­ческих элементов в коммунистические партии, руководящие государственные органы, в аппарат средств.

Психологической доктриной и иных государств, заинте­ресованных в максимальной полезности для себя, является дестабилизация национального бытия, превращение наций в «атомизированных индивидуумов», готовых ради «финансо­вого успеха» на любые действия.

30.    Ещё в 70-е годы З. Бжезинский в книге «План игры. Геостратегическая структура ведения борьбы между США и СССР» заявил, что США для осуществления вышеназванного плана разрушения СССР должны будут решить три главные задачи:

внести (при помощи дезинформирования) изменения в структуру, приоритеты и шкалу базовых национальных цен­ностей русских;

обеспечить «распад связи времен», т.е. сделать очевид­ным разрыв поколений;

сделать жизнь в стране невыносимой, одновременно со­блазняя её население «химерами благостей иноземного быта», якобы доступных при другом политическом режиме.

Кроме этого, американский президент Рейган санкцио­нировал проект «Истина», нацеленный на пропагандистскую кампанию по объединению всех западных сил против «совет­ской военной угрозы» (заложенная в проекте идея «крестового похода» была развита в программе «Демократия и публичная дипломатия»).

31.    Как подчеркивает в своих работах А.Е. Тарас, важный вклад в развитие теоретических основ психологической войны, внесли также стратегическая концепция «соперничества», раз­работанная Министерством обороны (во времена правления президента Рейгана), и «Доктрина освобождения», подготов­ленная исследовательским центром «Фонд наследия» админи­страции Д. Буша.

В соответствии с концепцией «соперничества», дезин­формационные мероприятия, осуществлявшиеся с помощью открытых публикаций, были выбраны в качестве одного из решающих средств экономического изматывания Советского Союза, перенапряжения его сил в военном противостоянии с США, а информационно-психологическое воздействие на со­знание, чувства и волю советского народа с учетом новых усло­вий гласности предполагалось сделать максимально активным и наступательным, особенно в направлении искажения целей и задач советской внешней и внутренней политики, «раздува­ния» существующих объективных и субъективных трудностей.

Таким образом, целью внешнего информационно-пси­хологического воздействия западных государств на Советский Союз была ликвидация его политического режима и развал «советской империи».

32.    Если США опирались на методы информационно­психологического воздействия на все жизненно важные сторо­ны существования и характеристики общественного сознания в нашей стране, то в СССР не было даже настоящего понима­ния сути происходящего, что привело к тому, что к концу 80-х годов страна была подведена к порогу разрушения. В России к началу XXI в. с созданием информационного общества ситу­ация резко изменилась и возникли уже противоречия иного уровня: между стремлением развитых держав мира управлять Россией по собственному сценарию развития и самостоятель­ным существованием государства; между существующей так называемой российской идеологией и идеологией ориентиро­ванной на Запад и т. п.

33.  Более того, сегодня существующие противоречия пе­реросли в разряд психологической войны против России, в ко­торой иностранными государствами применяются различные методы влияния на общественное сознание российских граж­дан, порождающие кризисные ситуации в общественно-поли­тической жизни общества.

Их можно разделить, по мнению автора, на три уровня: верхний, основной и глубинный:

-        к верхнему уровню можно отнести общественное мне­ние, которое носит изменчивый характер (оно относительно неустойчиво и имеет сравнительно малое время жизни);

-        основной уровень является аналогом картины мира у от­дельного человека;

-        глубинный уровень (или подоснову общественного со­знания) можно грубо сравнить со слоями индивидуального со­знания, формируемыми в раннем детстве и накладывающими свой отпечаток на всю жизнь (данный уровень находит свое выражение в морали, идеалах, целях, ценностях, понятиях до­бра и зла, а также в духовных традициях народов).

Сегодня на фоне созданного эмоционального состояния «ошеломления» и «сомнения» в правильности целей, поступ­ков, ценностей как раз и осуществляется внедрение иностран­ными государствами в сознание российского общества ориен­тиров извне. Причем делается это замаскировано, скрытно, так, чтобы не заметили те, на кого оказывается информацион­но-психологическое воздействие.

34.  Вследствие этого начало XXI в. в России по существу и характеризуется потерей старинных русских традиций, пре­емственности поколений, связи времен и в целом изменением духовной среды.

Кроме того, в конце XX в. возникло серьёзное противо­речие между двумя сторонами общественного сознания: личностной и общественной, где в конечном итоге определя­ющей стала первая и в Российской Федерации установился новый культ - культ потребления (если у тебя есть доллары и ты силен, то имеешь все, что хочешь, но, если нет веры, то «все дозволено», как писал Ф.М. Достоевский в романе «Бра­тья Карамазовы»). Сегодня в России суть психологического воздействия иностранных государств составляет воздействие на общественно-политическую сферу способное управлять людьми, заставить их действовать против своих интересов, и это можно рассматривать как определенный аналог вирусно­го заболевания, внедряющийся в клетку организма (в нашем случае в общественно - политическую сферу государства) и встраивающийся в управляющие процессы молекулы ДНК, при котором клетка внешне остается такой же, как и была и даже процессы в ней идут такого же типа, но управляет ею вирус. Болезнь же при этом проходит три фазы: внедрение, выделение токсинов (на данном этапе появляются противоре­чия, ведущие к разрушению структуры клетки) и гибель.

35.  Со своей стороны, в таких условиях пропаганда, шпи­онаж, диверсии могут иметь лишь вспомогательное значение, а роль вируса в России играет управляемая извне «пятая ко­лонна» внутри страны, которая должна внедриться именно в управление общественным сознанием, в идеологическую сфе­ру и, как вирус в ДНК, быть неотличимой от окружения.

Интересен тот факт, что представителей «пятой колон­ны» в России как бы и нет. В СССР они делали то же, что и все (встраиваясь в процессы, они не только не критиковали суще­ствующие порядки, но, напротив, выглядели «суперпатриота­ми» или «сверхкоммунистами», выражали высшую предан­ность режиму, клеймили империализм).

36.  Идеологическая сфера СССР в результате закре­пления в ней «пятой колонны» стала ядром, основой психо­логического воздействия, ведущейся внутри страны. Среди применявшихся ею методов один из наиболее эффективных

-    постепенное доведение идеологических кампаний и лозун­гов до абсурда, что компрометировало существующий режим в общественном сознании и вызывало противоречия между существующим строем и массовым сознанием населения.

К примеру, в последние годы XX в. нарушались взаи­мосогласованные сверстанные планы. Вождям давался совет вставить еще (и еще) одно супернеобходимое мероприятие в пятилетку.

37.     Более того, вирусное заболевание имеет скрытый ла­тентный период, но после его окончания наступает острая ста­дия - весь организм (в нашем случае государство) переходит в возбужденное неустойчивое состояние. И именно в этот пери­од возникает вероятность гибели организма. Точно так же при организации изменения существующего строя необходимо подвести общество к неустойчивости к возникновению про­тиворечий в общественно-политической сфере государства. Примером служат действия гитлеровцев в начале 30-х годов и полное бездействие многих наших безответственных поли­тиков перед страной и ее народом в конце XX и начале XXI вв.

Именно в создании и раздувании кризисных ситуаций и состоит основной механизм действия идеологического вируса в Российской Федерации, способствующий росту противо­речий в общественно-политической сфере общества (это по­зволяет использовать многих людей «в темную», когда они, борясь с конкурентом, фактически выполняют задачи «пятой колонны»).

Если вдуматься в содержание происходящих в России процессов в общественно-политической сфере, то необходимо отметить, что конец ХХ в. и начало нынешнего, особенно по­следние 20 лет, характеризуются постоянным усилением роли информационно-психологического влияния иностранных го­сударств на все важнейшие сферы жизни нашего государства, целью которого является перераспределение власти и, в ко­нечном счете - ресурсов (материальных, интеллектуальных и т.п.), с одной стороны, с другой - бездействие властей Россий­ской Федерации.

38.     В результате идеологической войны к началу нового столетия произошло разрушение структурированности обще­ства, его «атомизация». Это способствует замене декларируе­мого для демократического общества социального управле­ния через систему согласования и учета интересов основных социальных групп - социального партнерства на «информа­ционное управление» - управление посредством манипули­рования.

История убедительно свидетельствует: любая идеологи­ческая война или насилие - постоянные и неизбежные спут­ники великодержавного шовинизма, и допустить, чтобы они диктовали свою волю России или мировому сообществу, - это означало бы только одно - сползание к ядерной войне.

39.     Приговор Трибунала, признавший агрессию тягчай­шим международным преступлением и покаравший орга­низаторов и исполнителей преступных планов агрессивной войны, справедливо расценивается всеми прогрессивными людьми мира как приговор истории. Удалось достичь глав­ного: фашистские главари сели на скамью подсудимых и по­несли кару в соответствии с тяжестью содеянного. Удалось утвердить в международном праве положение о том, что, по­скольку фашистские военные преступники и их преступления против мира по самой своей природе являются преступлени­ями международными, к ним неприменима общеуголовная давность. Проще говоря, преступник должен понести неот­вратимое наказание, сколько бы времени не отделяло суд от момента совершения преступления.

40.     Актуальность Нюрнбергского процесса сегодня, пре­жде всего, в том, что состоялся суд над фашизмом - теми си­лами, которые развязали Вторую мировую войну, породили массовые чудовищные преступления против мира и челове­чества. Основная задача процесса заключалась не только в на­казании преступных руководителей гитлеровской Германии. Главный обвинитель от США Р. Джексон 21 ноября 1945 г. ска­зал: «Мир мало волнует их судьба как отдельных личностей».

Восстановление международного правопорядка, исключаю­щего агрессивные войны как источник преступлений против мира, военных преступлений и преступлений против чело­вечности, утверждение норм и принципов международного права и прав человека там, где они были попраны массовыми убийствами, насилием, пытками и порабощением - вот цель Нюрнберга. Нельзя допустить, чтобы сегодня люди рассма­тривали фашизм в любых его формах как уже преодоленную для мира опасность. Поэтому спустя 68 лет мы должны в пол­ной мере отдавать себе отчет в том, что вынесенный Междуна­родным трибуналом в Нюрнберге приговор и в наши дни мо­жет служить юридической основой пресечения агрессивных войн и привлечения к уголовной ответственности физических и юридических лиц за преступления против мира и челове­чества.

41.    Планируя создание Международного военного трибу­нала и проведение международного судебного процесса над главными нацистскими военными преступниками, державы антигитлеровской коалиции руководствовались принципа­ми неотвратимости ответственности и наказания всех нацист­ских преступников, виновных в массовых злодеяниях против народов Европы и самого немецкого народа. Нюрнбергский процесс должен был создать международно-правовую основу уголовной ответственности всех физических лиц и организа­ций, виновных в тягчайших преступлениях. Его опыт и реше­ния должны были в дальнейшем лечь в основу деятельности немецких судов по преследованию и наказанию нацистских преступников. С этой целью четыре оккупационные державы в лице их высшего органа власти на территории оккупиро­ванной Германии - Союзного контрольного совета - создали правовую основу судебного преследования и наказания на­цистских преступников.

42.    20 декабря 1945 г. был издан Закон № 10, по которому к уголовной ответственности немецкими судами должны были привлекаться виновные не только в преступлениях, опреде­ленных Лондонским статусом от 8 августа 1945 г. как военные преступления, преступления против мира и человечности, но и в преступлениях, совершенных до начала войны. Кроме того, закон объявлял уголовно наказуемым деянием членство в организациях, признанных Нюрнбергским военным трибуна­лом преступными, что считалось доказанным и не могло оспа­риваться в других судебных процессах. Это позволяло в даль­нейшем ликвидировать сложности при доказывании вины подсудимых. В закон входили положения, определявшие де­ятельность немецких судов в области восстановления право­вой культуры и нормализации государственно-правовых от­ношений в послевоенной Германии на базе права и морали. С самого начала он подвергался резким нападкам со стороны консервативных немецких юристов. Его критиковали за то, что он был якобы плохо составлен и не соответствовал тради­циям немецкой юридической мысли, был отягощен расплыв­чатыми определениями составов преступлений и неясными дефинициями вины. Нападкам подвергались также решения Верховного суда, учрежденного в британской зоне оккупации, за будто бы имевшие место нарушения принципов о запрете обратной силы закона и неприменении сроков давности, до­пускавшихся судом вопреки заповедям германского уголовно­го права и вследствие Закона № 10.

43.    После образования ФРГ западногерманские судебные органы при расследовании дел о нацистских преступлениях стали пользоваться только германским уголовным правом, произвольно отказавшись от применения закона № 10. Это­му способствовало и общее политическое развитие страны, приведшее к тому, что западные оккупационные власти по настоянию правительства К. Аденауэра в 1951 г. упразднили действие упомянутого закона. Таким образом, была ликви­дирована не только единая правовая основа наказания на­цистских преступников, созданная Союзным контрольным советом. Фактически суды ФРГ и в политическом отношении были избавлены от необходимости руководствоваться важны­ми принципами Нюрнбергского процесса, признанными к тому времени во многих документах ООН нормами междуна­родного права. Тем самым подчеркивались особо значимые в плане осуждения нацистских преступников положения ст. 7 и

8   Устава Международного военного трибунала: должностное положение подсудимых, их положение в качестве глав госу­дарств или ответственных чиновников различных правитель­ственных ведомств не должно рассматриваться как основание к освобождению от ответственности или смягчению наказа­ния; тот факт, что подсудимый действовал по распоряжению правительства или приказу начальника, не освобождает его от ответственности и может рассматриваться лишь как довод для смягчения наказания.

44.    Большое значение имела квалификация Нюрнберг­ским трибуналом массовых уничтожений узников концлаге­рей и в целом деятельности лагерей смерти как «механизма убийств». Это было единственно верное определение. Участие в такой деятельности, по мнению Международного военного трибунала, служит достаточным основанием для обвинения в пособничестве или соучастии в убийстве и в дополнительных доказательствах не нуждается, как и в случае участия в при­знанных трибуналом преступных организациях - СС, гестапо, НСДАП и др. Руководствуясь данными принципами, западно­германская юстиция в ходе судебных процессов над нацист­скими преступниками могла бы с самого начала избежать ставших характерными для нее сложностей с предъявлением доказательств, приводивших к донесению многочисленных неправомерных оправдательных приговоров и назначению до смешного мягких наказаний. Этому же способствовали и дли­тельные проволочки и затягивания судебных разбирательств. Нацистские преступники зачастую избегали наказания по той причине, что к ним применялись сроки давности на основа­нии обычного уголовного права. Игнорирование Нюрнберг­ских принципов противоречит и ст. 25 Основного закона ФРГ, в которой общепризнанные нормы международного права провозглашаются в качестве составной части права страны.

45.    Еще до оглашения приговора Международного воен­ного трибунала его заявлением от 20 сентября 1945 г. и Зако­ном № 2 Союзного контрольного совета от 10 октября 1945 г. были запрещены основные нацистские организации, в том числе СС, и их подразделения. Несмотря на то, что все они были объявлены преступными, а членство в них - уголовно наказуемым деянием, это не смогло предотвратить восста­новление их деятельности и активности в ФРГ. Постоянные требования демократической общественности запретить эсэсовские союзы и объединения отклонялись властями под тем несостоятельным предлогом, будто отсутствует законное основание для их запрета. Очевидно, и приговор Нюрнберг­ского трибунала таким законным основанием ими не призна­ется. Между тем ст. 139 Основного закона ФРГ содержит четко сформулированное предписание, по которому решения союз­ников, «принятые в целях освобождения германского народа от национал-социализма и милитаризма, остаются в силе и не могут затрагиваться постановлениями Основного закона», что служит юридическим обоснованием положения о запрете СС, содержащегося в Законе № 2 Союзного контрольного совета и приговоре Нюрнбергского трибунала. Именно исходя из этих юридически незыблемых положений следовало бы запретить любую деятельность эсэсовских организаций, в том числе со­брания и демонстрации, проводимые союзами ветеранов СС, которые не вправе ссылаться на гарантируемую Основным законом свободу собраний. Нежелание запретить эсэсовские организации выявляет не слабость права, а отсутствие поли­тической воли.

Историческая ценность же процесса состоит в том, что его материалы решительно разоблачают всякие попытки реа­билитировать преступную германскую военщину. Нацистская партия была выпестована монополистическим капиталом и милитаристскими кругами, рассматривавшими ее как свою опорную организацию. По сути, осуждено само фашистское государство, превращенное в орудие преступлений.

Нюрнбергский процесс и сегодня остается острейшим оружием в борьбе за мир, против агрессоров.

Нюрнбергский процесс действительно стал водоразде­лом в истории Международного права. Приговор Междуна­родного военного трибунала покончил не только с наиболее тяжкими военными преступниками, но что гораздо важнее, - с вековой безнаказанностью агрессии и агрессоров.

Суровый, но справедливый суд в Нюрнберге и его уроки - предостережение всем тем силам, которые намерены ввер­гнуть человечество в пучину ядерного безумия.

Победа в Великой Отечественной войне далась Советско­му народу ценой жизни миллионов своих лучших сыновей и дочерей. Но не только это побуждает нас сохранять память о величайших испытаниях; павшие и безмерные страдания вы­живших продолжают незримо присутствовать в душах людей. Это подчас неосязаемое и, во всяком случае, нематериальное присутствие учит нас думать и сострадать. Это и есть одна из краеугольных основ национальной идеи России.

Но духовная память только тогда обладает животворя­щей силой, когда сочетается с мудрой и беспристрастной оценкой суровых уроков, оставленных нам в назидание. По­теряв в Великой Отечественной войне и в ходе истребления собственного народа десятки миллионов человек, в конце XX в. страна потерпела новую катастрофу, не менее, а возможно, и более разрушительную. Кроме распада некогда великой дер­жавы, кроме несвойственных мирному времени людских по­терь, утрате значительной части экономического и военного потенциала, мы понесли трудновосполнимые утраты в нрав­ственной и моральной сфере, допустили вымывание таких общественных ценностей, как единство и общность народа, на­целенность людей на созидательный труд. Последствия этой катастрофы не преодолены до сих пор, а объективный взгляд на вещи показывает, что потребуется еще не одно десятилетие упорного и настойчивого труда, чтобы, по крайней мере, вос­становить утраченное.

Наша святая обязанность, наш неоплатный долг перед памятью героев, в жесточайших битвах отстоявших свободу и независимость нашей Родины, состоит в обязанности неустан­ным трудом укреплять могущество Российского государства, бережно и настойчиво воссоздавать систему общественной нравственности и народных традиций.

Прав был Р. Эмерсон, сказавший, что «истинный пока­затель цивилизации - не уровень богатства и образования, не величина городов, не обилие урожая, а облик человека, вос­питываемого страной»








Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика