Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Практика органа по рассмотрению споров ВТО и охрана окружающей среды
Научные статьи
14.03.14 12:41
Оглавление
Практика органа по рассмотрению споров ВТО и охрана окружающей среды
ВТО
охрана окружающей среды
Все страницы

Практика органа по рассмотрению споров ВТО и охрана окружающей среды


Обстоятельства дела заключались в следующем. Спор возник между Бразилией и Венесуэлой, с одной стороны, и США, с другой стороны, в связи с принятием США Закона о чистом воздухе 1990 г. (Clean Air Act, the «CAA») и норматив­но-правового акта под названием «Регулирование стандартов топлива и топливных добавок для очищенного и обычно при­меняемого бензина» Regulation of Fuels Additives - Standards for Reformulated and Conventional Gasoline»), так называемо­го «Бензинового правила» Gasoline Rule»). В соответствии с указанными актами национального законодательства США были предусмотрены две программы. В первой программе были определены «районы, не соответствующие экологиче­ским требованиям». К таким районам были отнесены девять районов с наибольшим уровнем загрязнения воздуха, распо­ложенных в городах, и ряд районов был отнесен к таковым по просьбе губернаторов штатов. Весь бензин, который продавал­ся в такие районы, подлежал «очистке», а продажа неочищен­ного бензина в этих районах запрещалась. Вторая программа была посвящена бензину, который мог продаваться в осталь­ных районах США. Бразилия и Венесуэла заявили, что указан­ные нормы национального законодательства США противоре­чат статьям I (режим наибольшего благоприятствования) и III (национальный режим внутреннего налогообложения и регу­лирования) ГАТТ-94, а также ст. 2 Соглашения по техническим барьерам в торговле.

В соответствии со ст. III ГАТТ «товарам с территории лю­бой договаривающейся стороны, ввозимым на территорию другой договаривающейся стороны, предоставляется режим не менее благоприятный, чем тот, который, предоставлен аналогичным товарам отечественного происхождения в от­ношении всех законов, правил и требований, затрагивающих их внутреннюю продажу, предложение к продаже, покупку, транспортировку, распределение или использование. Поло­жения этого пункта не препятствуют применению дифферен­цированных внутренних сборов за перевозку, которые осно­ваны исключительно на экономических показателях средств транспорта, а не на национальном происхождении товара». Указанными нормативными актами национального законода­тельства США были введены некоторые ограничения, касаю­щиеся как химического состава, так и правил использования бензина. В частности, были установлены такие характеристи­ки бензина, как минимальные нормы содержания кислорода и предельные нормы содержания тяжелых металлов, включая свинец и марганец. Были введены требования по снижению уровня летучих органических соединений, токсичных веществ и оксидов азота, содержащихся в бензине.

Третейская группа ОРС пришла к следующим выводам. Рассматриваемые нормативные акты внутреннего законода­тельства США «не соответствуют ст. III ГАТТ и пунктам (b), (d) и (g) ст. ХХ ГАТТ». В качестве обоснования указанного вывода Третейская группа в своем решении указала на то, что меры, предусмотренные законодательством США, «не соответствуют п. (b) ст. ХХ ГАТТ, так как не являются "необходимыми для защиты жизни и здоровья человека, животных и растений"». Однако Третейская группа согласилась с доводом о том, что «чистый воздух является истощаемым природным ресурсом в соответствии с п. (g) ст. ХХ ГАТТ». Вместе с тем Третейская группа пришла к выводу, что меры, предусмотренные законо­дательством США, «не были, главным образом, направлены на сохранение исчерпаемого природного ресурса, и, следо­вательно, не соответствуют положениям п. (g) ст. ХХ ГАТТ». Третейская группа рекомендовала США «привести эту часть Бензинового правила в соответствие с обязательствами, пред­усмотренными ГАТТ». В результате США обратились с жа­лобой на решение Третейской группы в Апелляционный орган. Рассмотрев жалобу США и материалы дела, Апелля­ционный орган пришел к выводу, что Третейская группа сделала ошибочный вывод о несоответствии норм американско­го законодательства положениям п. (g) ст. ХХ ГАТТ. То есть Апелляционный орган признал, что некоторые ограничения, касающиеся как химического состава, так и правил использо­вания бензина, в частности установление минимальных норм содержания кислорода и предельных норм содержания тяже­лых металлов, включая свинец и марганец в бензине, а также требования по снижению уровня летучих органических соеди­нений, токсичных веществ и оксидов азота в бензине направ­лены на сохранение такого истощаемого природного ресурса, как чистый воздух. Однако Апелляционный орган пришел к выводу, что указанные ограничительные меры не соответству­ют преамбуле ст. ХХ ГАТТ. То есть такие меры применялись как «неоправданная дискриминация между странами». Тем не менее, Апелляционный орган в своем решении указал на следующее. Данное решение не представляет собой ограниче­ния «возможности какого-либо члена ВТО принимать меры по контролю над загрязнением воздуха или вообще по защите окружающей среды. В Преамбуле Соглашения об учреждении ВТО и Решении о торговле и окружающей среде особо подчер­кивается большое значение координации торговой политики и защиты окружающей среды. Членам ВТО предоставляется широкая автономия для определения собственной политики в области защиты окружающей среды (включая взаимосвязь с торговлей) и для принятия и применения законодательства о защите окружающей среды. Эта автономия для членов ВТО ограничена только необходимостью соблюдать требования ГАТТ и других соглашений (принятых в рамках ВТО - Д.Б.)».

Рассмотренное решение является первым вступившим в силу решением ОРС, касающимся охраны окружающей среды. Некоторые специалисты рассматривают это решение как принятое в пользу либерализации торговли и противо­речащее интересам защиты окружающей среды. В частности, Н.А. Пискулова указывает на следующее: «Ряд решений ВТО не соответствовал идее защиты окружающей среды и был на­правлен на отмену или смягчение экологических запретов, поскольку они противоречили правилам этой организации о снятии ограничений на торговлю. США были вынуждены из­менить проект Закона о чистом воздухе, поскольку иностран­ные нефтяные компании выступили против его принятия под предлогом их дискриминации на американском рынке». Действительно, и Третейская группа, и Апелляционный орган ОРС в своем решении обязали США изменить свое внутрен­нее законодательство и снять «экологические» ограничения торговли бензином. Тем не менее, в данном решении было осуществлено толкование положений ст. ХХ ГАТТ (параграфы b, d, g), и возникла первая практика применения этой статьи при решении торговых экономических споров. ОРС данным решением признал чистый воздух в качестве истощаемого природного ресурса и подтвердил право стран - членов ВТО принимать меры, ограничивающие торговлю, с целью сохра­нения исчерпаемых природных ресурсов. Однако, несмотря на такие выводы, меры, предпринятые США, были расценены как неоправданная дискриминация.

Дело «Индия, Малайзия, Пакистан и Таиланд против Соединенных Штатов Америки. Запрет импорта креветок и продуктов из креветок» (1998, 2001 гг.)

Обстоятельства дела состояли в следующем. Внутренним законодательством США предусматривался запрет на импорт креветок, вылов которых осуществлялся способом, опасным для морских черепах. США требовали от импортеров осуществлять вылов креветок с помощью таких устройств, которые исключали бы возможность попадания в них черепах. Право на импорт креветок в США получали только те государства, которые использовали устройства, соответствующие стандар­там, предусмотренным внутренним законодательством США.

Индия, Малайзия, Пакистан и Таиланд отказались от вы­полнения указанных требований США и обратились с жало­бой в ОРС на действия США. Указанные государства обвиняли США в нарушении ст. Х1 ГАТТ, в соответствии с которой «ни од­на из договаривающихся сторон не устанавливает или не сохра­няет на ввоз любого товара из территории другой договарива­ющейся стороны или вывоз или продажу для экспорта любого товара, предназначаемого для территории другой договарива­ющейся стороны, никаких запретов или ограничений, будь то в форме квот, импортных или экспортных лицензий или других мер, кроме пошлин, налогов или других сборов».

В свою очередь США ссылались на положения Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, на­ходящимися под угрозой исчезновения 1973 г. В соответствии с Приложением 1 к указанной конвенции морские черепахи относятся к видам, находящимся под угрозой исчезновения. Также США ссылались на п. (g) ст. ХХ ГАТТ, в соответствии с которым ничто в ГАТТ не препятствует принятию или приме­нению любым государством - участником ГАТТ мер, «относя­щихся к консервации истощаемых природных ресурсов, если подобные меры проводятся одновременно с ограничением внутреннего производства или потребления».

Рассмотрев дело, Третейская группа ОРС признала, что запрет со стороны США на импорт креветок нарушает поло­жения ст. XI ГАТТ и не соответствует исключению, предусмо­тренному в п. (g) ст. ХХ ГАТТ, после чего США обратились с апелляцией на решение Третейской группы в Апелляцион­ный орган ОРС.

Одним из оснований апелляции США было неправиль­ное применение и толкование ст. ХХ ГАТТ. В соответствии с п. 7.61 Доклада Третейской группы «даже если ситуация с че­репахами является серьезной, мы полагаем, что Соединенные Штаты, независимо от своих природоохранных целей, приня­ли меры, являющиеся очевидной угрозой для многосторонней торговой системы». В качестве аргументов США ссылались на то, что «природоохранная цель является основанием при­менения ст. ХХ, и такую цель нельзя игнорировать, особенно учитывая, что в соответствии с преамбулой Марракешского Соглашения об учреждении ВТО правила торговли должны «соответствовать цели устойчивого развития» и должны быть направлены на «защиту и сохранение окружающей среды». Более того, США считали неверным толкование ст. ХХ, указы­вая на то, что «является юридической ошибкой утверждение о том, что ГАТТ - это торговое соглашение, и из этого можно сделать вывод, что отношения, связанные с торговлей, долж­ны превалировать над всеми другими отношениями, регули­рование которых предусмотрено ГАТТ. В соответствии со ст. ХХ интересы государства, для защиты которых предназначена данная статья, имеют преимущественное значение перед обе­спечением доступа на рынок».

Еще одним противоречием, возникшим при толковании ст. ХХ, стало определение понятия «истощаемые природные ресурсы». Индия, Пакистан и Таиланд настаивали на том, что данный термин относится к «не возобновляемым ресурсам, таким, как минералы, а не к биологическим возобновляемым ресурсам». Малайзия в свою очередь добавила, что «морские черепахи являются живыми существами и не подпадают под определение п. (g) ст. ХХ».

Апелляционный орган не согласился с аргументацией от­ветчиков по апелляции и в своем решении (1998 г.) указал на следующее: «Мы не считаем, что "истощаемые" природные ресурсы и "возобновляемые" природные ресурсы - взаимои­сключающие понятия. В соответствии с данными современной биологической науки живые виды, которые, в принципе, спо­собны размножаться и в этом смысле являются "возобновляе­мыми", при определенных обстоятельствах могут истощаться и вымирать зачастую в результате деятельности человека». Далее в подтверждение этой позиции Апелляционный орган в своем докладе сослался на преамбулу Марракешского согла­шения об учреждении ВТО, в которой закрепляется принцип устойчивого развития, и указал на необходимость толкования ст. ХХ ГАТТ в контексте указанной преамбулы (пп. 129 и 130 доклада). Более того, в обоснование своих выводов Апелля­ционный орган в своем докладе ссылается на Конвенцию о биологическом разнообразии 1994 г. (п. 130) и Конвенцию о международной торговле видами дикой фауны и флоры, на­ходящимися под угрозой исчезновения 1973 г. (п. 132). В п. 134 Апелляционный орган приходит к выводу, что «морские чере­пахи являются "истощаемыми природными ресурсами" для целей применения ст. ХХ ГАТТ 1994».

Апелляционный орган оставил решение Третейской группы в силе, однако в своем докладе он указал на следую­щее: «Мы не принимали решение о том, что охрана и защита окружающей среды не является важной задачей для членов ВТО. Очевидно, что это так. Мы не принимали решение о том, что суверенные государства - члены ВТО не могут применять эффективные меры для защиты видов, находящихся под угро­зой исчезновения, таких как морские черепахи. Очевидно, что могут. И мы не принимали решение о том, что суверенные го­сударства - члены ВТО не могут на двусторонней или много­сторонней основе, как в рамках ВТО, так и за ее пределами, принимать меры по защите видов, находящихся под угрозой исчезновения, или иным образом защищать окружающую среду. Очевидно, что они должны это делать и делают это».

Таким образом, из положений доклада очевидно, на­сколько большое значение в системе ВТО придается защите окружающей среды. Более того, в рассматриваемом споре толкование положений многосторонних соглашений ВТО, в частности ГАТТ, осуществлялось с учетом положений много­сторонних соглашений по защите окружающей среды (Кон­венции о биологическом разнообразии 1994 г. и Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, на­ходящимися под угрозой исчезновения 1973 г.). Апелляцион­ный орган при рассмотрении данного дела применил систе­матическое толкование норм международного права.

Систематическое толкование - это анализ нормы во взаимосвязи с иными нормами международного права. Апелляционный орган действовал в соответствии с п. 2. ст. 3 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров (далее - Договоренность): «Члены призна­ют, что система урегулирования споров имеет целью охранять права и обязанности членов по охваченным соглашениям и вносить ясность в отношении действующих положений этих соглашений в соответствии с обычными правилами толкова­ния международного публичного права» и п. 9 указанной ста­тьи: «Положения настоящей Договоренности не наносят ущер­ба правам членов искать авторитетное толкование положений охваченного соглашения, используя механизм принятия ре­шений Соглашения о ВТО или охваченного соглашения». Апелляционный орган также действовал в соответствии со ст. 31 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. В указанной статье как раз предусмотрены «обычные правила толкования международного права». В соответствии с п. с) данной статьи для целей толкования договора контекст охватывает, кроме текста, включая преамбулу и приложения, «любые соответствующие нормы международного права, при­меняемые в отношениях между участниками». Так как в обе­их упомянутых выше многосторонних конвенциях о защите окружающей среды участвуют все участники спора (Индия, Пакистан, Малайзия, Таиланд и США), то Апелляционный орган совершенно правомерно сослался в своем докладе на указанные конвенции и действовал в соответствии с Конвен­цией о праве международных договоров 1969 г. Как указывал И.И. Лукашук, «согласовывать одни законы с другими - луч­ший способ их толкования (concordare leges legibus optimus interpretandi modes). Современное международное право ха­рактеризуется быстрым ростом количества как универсальных и региональных, так и особенно двусторонних норм. Возмож­ности их согласования на стадии создания оказываются огра­ниченными в силу интенсивности и динамизма правотворче­ского процесса. В результате значительную долю согласования приходится проводить на стадии реализации норм». Таким образом, Апелляционный орган ВТО толковал нормы ГАТТ, принятые в 1947 г., с учетом положений многосторонних со­глашений по защите окружающей среды, принятых значи­тельно позже. И именно на основании такого толкования при­нимал решение.

Последующая практика ОРС пошла еще дальше в задан­ном направлении. Это подтверждается решением Апелля­ционного органа, принятым в 2001 г. в рамках того же спора. Суть дела состоит в следующем. Малайзия вновь обратилась в Апелляционный орган с жалобой на то, что США не исполня­ют решение ОРС. В обоснование своего требования Малайзия указала на то, что ОРС рекомендовал США привести положе­ния своего законодательства, предусматривающие запрет на импорт креветок, в соответствие с Марракешским соглашени­ем об учреждении ВТО и сообщила, что не удовлетворена вы­полнением США решения ОРС.

Для выполнения решения ОРС США внесли изменения во внутреннее законодательство, в соответствии с которыми страны могут обращаться за разрешением, даже при условии несоответствия американским стандартам. В таких случаях страна, осуществляющая вылов креветок, должна продемон­стрировать внедрение и применение «сравнительно эффек­тивной» программы защиты морских черепах без использова­ния американских стандартов. Страна - экспортер креветок может получить разрешение на экспорт, при условии что вылов креветок осуществляется без причинения ущерба морским черепахам, в случае их случайного вылова. Апелляци­онный орган счел указанные изменения соответствующими ст. ХХ ГАТТ. В своем докладе Апелляционный орган указал: «Теперь мера, принятая США, соответствует ст. ХХ ГАТТ, мы не даем никаких рекомендаций ОРС, предусмотренных ст. 19.1 Договоренности». Таким образом, ОРС был найден компро­мисс между необходимостью охраны окружающей среды и либерализацией международной торговли. Меры, принятые США с целью защиты вида, находящегося под угрозой унич­тожения, были признаны соответствующими правилам ВТО, в частности, исключениям, предусмотренным ст. ХХ ГАТТ, и не были признаны мерами, ограничивающими торговлю.

Дело «О мерах, затрагивающих транзит и импорт меч-рыбы.

Европейские сообщества против Чили» (2000 г.)

Суть дела заключается в следующем. В апреле 2000 г. Ев­ропейские сообщества (далее ЕС) обратились в ОРС с прось­бой о консультациях с Чили, касающихся запрета на выгрузку меч-рыбы в портах Чили, предусмотренного национальным законодательством Чили (декрет 598 от 15 октября 1999 г.). ЕС заявили о том, что судам ЕС запрещается осуществлять вы­грузку, хранение, а также транзит меч-рыбы через порты Чили в соответствии с национальным законодательством Чили. ЕС обвиняли Чили в нарушении статей V (свобода транзита) и XI (общая отмена количественных ограничений) ГАТТ-1994. Од­нако, начиная с марта 2001 г., ЕС и Чили информировали ОРС о договоренности отложить указанный спор. 28 мая 2010 г. обе стороны сообщили ОРС о том, что Трибунал по морскому праву Указом от 16 декабря 2009 г. по делу «О сохранении и устойчивой эксплуатации запасов меч-рыбы в юго-восточной части Тихого океана. Чили против Европейского сообщества» (2000 г.) прекратил производство по просьбе сторон (Чили и ЕС), вследствие чего ЕС и Чили проинформировали ОРС в своем совместном заявлении о том, что обе стороны обязуют­ся не реализовывать какие-либо процессуальные права, выте­кающие из дела «О мерах, затрагивающих транзит и импорт меч-рыбы. Европейские сообщества против Чили» (2000 г.), на­ходящегося в производстве ОРС.

Суть дела «О сохранении и устойчивой эксплуатации за­пасов меч-рыбы в юго-восточной части Тихого океана. Чили против Европейского сообщества» (2000 г.) сводится к следу­ющему.

Чили и Европейское сообщество обратились в Между­народный трибунал по морскому праву. Спор касался со­хранения и устойчивой эксплуатации запасов меч-рыбы в юго-восточной части Тихого океана. Перед специальной Ка­мерой Международного трибунала по морскому праву был поставлен вопрос о выполнении Европейским сообществом своих обязательств, предусмотренных Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. в отношении обеспечения сохранения популяции меч-рыбы при осуществлении ее вылова судами под флагами любого из государств - членов Европейского сообщества в открытом море, прилегающем к исключитель­ной экономической зоне Чили. Также перед специальной Ка­мерой Международного трибунала по морскому праву был поставлен вопрос о том, соответствует ли акт национального законодательства Чили (Декрет), распространяющий меры, направленные на сохранение популяции меч-рыбы, предус­мотренные национальным законодательством Чили, на тер­риторию открытого моря, положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика