Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Практика органа по рассмотрению споров ВТО и охрана окружающей среды - ВТО
Научные статьи
14.03.14 12:41
Оглавление
Практика органа по рассмотрению споров ВТО и охрана окружающей среды
ВТО
охрана окружающей среды
Все страницы

В ноябре 2009 г. Стороны в своем совместном заяв­лении обратились в Специальную Камеру с просьбой о пре­кращении производства по делу. Совместное заявление было подано 15 декабря 2009 г. В нем стороны информировали Спе­циальную Камеру о наличии подписанной и утвержденной Договоренности между ними от 16 октября 2008 г. Содержание указанной договоренности сводилось к следующему. Стороны обязались осуществлять сотрудничество в сфере рыболовства на основе принципа долгосрочного сохранения и управле­ния запасами меч-рыбы в юго-восточной части Тихого океана. Уровни вылова меч-рыбы не должны наносить ущерба устой­чивости ее популяции, а также морской экосистеме в целом. Интенсивность промысла обеих сторон не должна превышать уровень 2008 г. или максимальный исторический уровень. Не­обходимо создание Двустороннего научно-технического коми­тета, в задачи которого будет входить: обмен информацией и данными относительно интенсивности промысла и размера улова, а также о состоянии запасов, подготовка заключений о  состоянии запасов в целях содействия управлению для обе­спечения устойчивого состояния. При условии соблюдения описанных выше положений суда Европейского сообщества получат права доступа в порты Чили в целях подхода к берегу, перегрузки, заправки и ремонта.

Таким образом, практика ОРС по данному делу свиде­тельствует о том, что решение другого органа международ­ной юстиции (в данном случае Международного трибунала по морскому праву), касающееся защиты окружающей сре­ды, а именно, сохранения популяции меч-рыбы, имеет пре­юдициальную силу для ОРС. То есть на основании решения, принятого Трибуналом по морскому праву, целью которого было сохранение популяции меч-рыбы, и по просьбе сторон ОРС прекратил производство по делу, касающемуся торговых ограничений меч-рыбы.

Дело «Канада против Европейских сообществ.

Меры, оказывающие влияние на асбест и продукцию, содержащую асбест» (2001 г.)

В соответствии с принципом 10 Рио-де-Жанейрской де­кларации по окружающей среде и развитию «на националь­ном уровне каждый человек должен иметь соответствующий доступ к информации, касающейся окружающей среды, кото­рая имеется в распоряжении государственных органов, вклю­чая информацию об опасных материалах и деятельности в их общинах, и возможность участвовать в процессах принятия решений. Государства развивают и поощряют информиро­ванность и участие населения путем широкого предоставле­ния информации. Обеспечивается эффективная возможность использовать судебные и административные процедуры, включая возмещение и средства судебной защиты». В соответ­ствии с принципом 14 Декларации Рио-де-Жанейро «государ­ства должны эффективно сотрудничать с целью сдерживать или предотвращать перенос и перевод в другие государства любых видов деятельности и веществ, которые наносят серьез­ный экологический ущерб или считаются вредными для здо­ровья человека». В систему нормативов качества окружающей среды входят: основные требования к нормированию качества окружающей среды, нормативы предельно допустимых кон­центраций вредных веществ, вредных микроорганизмов, за­грязняющих атмосферный воздух, почвы, воды, нормативы предельно допустимых уровней шума, вибрации, магнитных полей и иных вредных физических воздействий. На протяже­нии многих лет «безопасное производство» определялось как производство, убивающее не более одного человека на миллион подвергшихся воздействию в течение года. В настоящее время в развитых странах наблюдается движение в сторону либерализации этого правила и введения соотношения «одна смерть на 100 тысяч» или даже «одна смерть на 10 тысяч» в год. Жизнь людей не должна укорачиваться из-за игнорирования экологических требований. По оценкам Всемирной органи­зации здравоохранения, состояние здоровья человека до 80% определяется условиями среды его обитания. Под экологи­ческими правами человека понимаются признанные и закре­пленные в законодательстве права индивида, обеспечивающие удовлетворение его разнообразных потребностей при взаимо­действии с природой. При этом фундаментальным эколо­гическим правом является право на благоприятную окружа­ющую среду. К иным экологическим правам, являющимся одновременно гарантиями фундаментального экологического права, можно отнести: право на экологическую информацию, право на участие в принятии экологически значимых реше­ний, право на возмещение экологического вреда, право требо­вать прекращения экологически вредной деятельности, право граждан на благоприятную среду жизнедеятельности, право на охрану здоровья и ряд других прав. Для анализа реализа­ции и защиты указанных прав, а также предотвращения риска причинения вреда здоровью человека особенно показатель­ным является дело, рассмотренное ОРС о мерах в отношении асбеста и асбестосодержащих товаров.

Обстоятельства дела заключались в следующем. Внутрен­ним законодательством Франции (Декрет № 96-1133 в отноше­нии асбеста и асбестосодержащих продуктов 1997 г., далее - Декрет) был введен запрет на «производство, обработку, продажу, импорт на внутренний рынок Франции всех видов асбеста с целью защиты потребителей». Канада является круп­нейшим экспортером асбеста в Евросоюз. Введение такого за­прета послужило основанием обращения Канады в ОРС. В обо­снование своей позиции Канада ссылалась на то, что нормы внутреннего законодательства Франции «противоречат обяза­тельствам ЕС, предусмотренным ст. 2 Соглашения о техниче­ских барьерах в торговле (далее - СТБ), статьям III и XI ГАТТ 1994, и что в соответствии с п. 1 (b) ст. ХХШ ГАТТ 1994 Декрет аннулирует преимущества, предусмотренные для Канады не­посредственно или опосредовано Марракешским соглашением об учреждении ВТО». Третейская группа постановила, что «часть Декрета, предусматривающая "запрет", не подпадает под действие Соглашения ТБТ; асбестоцементные продукты и фиброцементные продукты являются аналогичными товарами в соответствии с п. 4 ст. III ГАТТ-94; Декрет нарушает положе­ния п. 4 ст. III ГАТТ-94; к Декрету применимы положения п. (b) и преамбула ст. ХХ ГАТТ 1994». Апелляционный орган оставил в силе последние два положения, а все остальные отменил. С точки зрения применения норм, предусматривающих защиту окружающей среды, особенно показательными являются выво­ды Апелляционного органа, сделанные в отношении интерпре­тации понятия «аналогичные товары» и применения ст. ХХ ГАТТ. В соответствии с п. 3 ст. 4 ГАТТ «товарам с территории любой договаривающейся стороны, ввозимым на территорию другой договаривающейся стороны, предоставляется режим не менее благоприятный, чем тот, который предоставлен аналоги­чным товарам (выделено авт. - Д.Б.) отечественного происхож­дения в отношении всех законов, правил и требований, затраги­вающих их внутреннюю продажу, предложение к продаже, покупку, транспортировку, распределение или использование». Европейский Союз приводил доводы, в соответствии с которыми Третейская группа ошибочно интерпретировала по­нятие «аналогичные товары». В частности, третейская группа анализировала «доступ на рынок» для характеристики так на­зываемых «аналогичных товаров» и основывалась на единствен­ном критерии, а именно критерии «конечного назначения», и не принимала во внимание критерий «риска для здоровья» при использовании асбеста. Апелляционный орган согласился с указанным доводом и указал на то, что «по нашему мнению, было нецелесообразно для Третейской группы делать вывод только на основании одного критерия. Мы считаем, что физи­ческие свойства заслуживают отдельного исследования и не должны входить в исследование, касающееся конечного назна­чения. Мы также не разделяем убеждение третейской группы в том, что если два товара могут быть использованы для одного и того же конечного назначения, то их "свойства можно считать эквивалентными, если не одинаковыми". Товары с достаточно разными физическими свойствами могут, в определенных ситу­ациях, использоваться с одинаковыми конечными целями. Мы абсолютно убеждены, что понятие "риск причинения вреда здоровью товаром" является необходимой составляющей поня­тия "аналогичного товара" в соответствии с п. 4 ст. Ш ГАТТ 1994. В случае с асбестом его молекулярное строение, химический со­став и свертываемость имеют большое значение, так как его со­ставные части канцерогенны для человека в случае попадания в органы дыхания. Канцерогенность или токсичность составляет определяющий аспект физических свойств асбеста. Мы не по­нимаем, как такое существенное физическое отличие не может быть учтено при анализе физических свойств товара как части определения "аналогичности" в соответствии с п. 4 ст. III ГАТТ 1994». Показательно, что такая точка зрения ОРС во многом сходна с выводом, сделанным Комиссией международного пра­ва ООН (далее - Комиссия) во время работы над проектом ста­тей по теме «Предупреждение трансграничного вреда, причи­няемого опасной деятельностью» (далее - Проект)12. В докладе Комиссии указывается, что виды деятельности, охватываемые Проектом, должны сами иметь физическое качество, а их по­следствия должны вытекать из этого качества. Например, созда­ние запасов оружия не имеет своим последствием то, что нако­пленное оружие будет использоваться в военных целях. Однако создание такого запаса может характеризоваться как деятель­ность, которая вследствие взрывоопасных или зажигательных свойств накопленных материалов сопряжена с внутренне при­сущим ей риском возникновения катастрофического несчастно­го случая. Дать количественную оценку такого риска не пред­ставляется возможным. Поэтому в Проекте Комиссия преследовала цель по возможности идентифицировать такой риск. Риск - основной компонент опасных видов деятельности. Он связан со степенью вероятности возникновения вредных по­следствий в результате соответствующей деятельности. Опас­ность того или иного вида деятельности определяется степенью риска возникновения ущерба и размером этого ущерба. Следо­вательно, оценка риска должна включать в себя оценку воздей­ствия деятельности на людей, имущество и окружающую сре­ду. Апелляционный орган пришел к выводу о том, что «физические свойства товара могут влиять на порядок его ис­пользования, потребительский спрос и тарифную классификацию». Апелляционный орган оставил в силе реше­ние Третейской группы в части, касающейся «требования о "не­обходимости защиты человека... жизни или здоровья"» в соот­ветствии с п. (b) ст. ХХ ГАТТ, и определил, что вывод третейской группы соответствует ст. 11 Договоренности о правилах и про­цедурах, регулирующих разрешение споров. В соответствии с п. (b) ст. ХХ ГАТТ к общим исключениям относятся меры, на­правленные на ограничение торговли, «необходимые для защи­ты жизни или здоровья человека, животных и растений». Таким образом, третейская группа, во-первых, определяла, «влечет ли за собой использование хризотил-асбеста риск причинения вреда здоровью человека и, во-вторых, является ли рассматри­ваемая мера «необходимой для защиты жизни и здоровья человека». Позиция Канады заключалась в том, что запрет, предусмотренный Декретом, не является исключением в соот­ветствии со ст. ХХ ГАТТ и что вывод Третейской группы о том, что использование хризотил-асбеста влечет риск причинения вреда, является ошибочным. В частности, Канада ссылалась на «анекдотичное» утверждение доктора Хендерсона, в соответ­ствии с которым у рабочих-строителей и даже людей, одно­кратно подвергшихся воздействию хризотил-асбеста, были за­фиксированы случаи заболевания мезотелиомой. В свою очередь Европейский Союз настаивал на том, что «запрет на импорт асбеста был "необходим", в результате серьезных, объ­ективных и различных заключений, сделанных на основании детальной и тщательной оценки представленных фактических и научных доказательств». Более того, ЕС указал на то, что для принятия решения о «необходимости» введения запрета тре­тейская группа «не была обязана принимать во внимание "ко­личественную" оценку возможного риска. Оценка риска может быть выражена как количественными, так и качественными показателями». Позицию ЕС поддержали США, выступавшие в качестве третьей стороны в споре и поддержавшие вывод тре­тейской группы о том, что «декрет был необходим для защиты здоровья человека». Третейская группа согласилась с выводами ЕС о существовании риска причинения вреда здоровью челове­ка в результате использования хризотил-асбеста, «в частности, в отношении рака легких и мезотелиомы, возникающих у работ­ников сферы переработки и производства, и для общества в целом при использовании товаров из хризотил-асбеста. Тре­тейская группа пришла к выводу о том, что мера (о запрете на импорт асбеста - Д.Б.), была принята в соответствии со ст. ХХ ГАТТ». Апелляционный орган согласился с таким выводом Третейской группы и указал на следующее: «.относительно "количественной" оценки риска, мы считаем, что в соответ­ствии с Соглашением по применению санитарных и фитосани­тарных мер, ст. ХХ ГАТТ не предусматривает обязательного тре­бования количественной оценки риска здоровью человека. Риск может быть определен как в количественном, так и в качествен­ном измерении. Как было установлено Третейской группой, патологии, связанные с использованием хризотил-асбеста, име­ют очень серьезную природу, а именно рак легких и мезотелиому, которая также является формой рака». «Мы отмечаем, что не подлежит обсуждению тот факт, что члены ВТО вправе опре­делять уровень защиты здоровья, который они считают необхо­димым в соответствующей ситуации. Франция определила, а Третейская группа подтвердила, что соответствующим уров­нем защиты здоровья во Франции будет предотвращение риска причинения вреда здоровью, вызванного использованием асбе­ста. <...> Мы считаем абсолютно правомерным для члена ВТО стремиться к предотвращению высокого риска причинения вреда в результате использования товара путем замены такого товара товаром с меньшим риском причинения вреда в резуль­тате его использования».





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика