Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Практика органа по рассмотрению споров ВТО и охрана окружающей среды - охрана окружающей среды
Научные статьи
14.03.14 12:41
Оглавление
Практика органа по рассмотрению споров ВТО и охрана окружающей среды
ВТО
охрана окружающей среды
Все страницы

Таким образом, практика применения норм права ВТО демонстрирует взаимосвязь норм, целью которых является защита окружающей среды, то есть норм международного экологического права, с нормами международного экономи­ческого права, регулирующими импорт товара, его доступ на рынок, потребительский спрос на товар и тарифную класси­фикацию товара.

В данном деле ОРС обусловил регулирование междуна­родных экономических отношений риском причинения вреда жизни или здоровью человека и вынес решение, в соответствии с которым риск причинения вреда здоровью имеет приори­тетное значение по сравнению с коммерческими целями. ОРС подтвердил право государств - членов ВТО на применение мер, ограничивающих торговлю, с целью установления соот­ветствующего уровня защиты здоровья человека, животных и растений, применив п. (b) ст. ХХ ГАТТ. Такое решение также направлено на то, чтобы экспортно-импортные отношения из­начально строились с учетом оценки влияния на окружающую среду и здоровье человека. Решение ОРС вынесено в соответ­ствии с одним из отраслевых принципов международного эко­логического права - принципом должной осмотрительности. В соответствии с этим принципом на государство, осуществля­ющее деятельность, связанную с риском причинения ущерба, возлагается обязанность принимать все надлежащие меры для сведения к минимуму риска причинения этого ущерба.

Данное дело должно послужить прецедентом и учиты­ваться при регулировании аналогичных экспортно-импорт­ных отношений. Особенность рассмотренного решения заключается еще и в том, что ОРС принял решение, в том числе, с целью предотвращения онкологических заболеваний, вызван­ных загрязнением воздуха. Такие заболевания имеют длитель­ный и латентный период развития. Это в значительной степе­ни усложняет процесс доказывания причинно-следственной связи между воздействием загрязнения окружающей среды (в данном случае воздуха) и причиненным вредом (в данном случае раком легких или мезотелиомой). Однако ОРС посчи­тал достаточным наличие риска причинения вреда здоровью и руководствовался «качественным» критерием такого риска, то есть серьезностью возможного причинения вреда здоровью.

Дело «О мерах, касающихся импорта, маркировки и продажи тунца и продукции из тунца.

Мексика против США» (2012 г.)

Суть данного дела заключается в следующем. Промысел тунца в восточной части тропической зоны Тихого океана име­ет особенности, по сравнению с промыслом тунца в других районах. Над косяками тунца собираются стада дельфинов. Это один из критериев, которым руководствуются рыболовец­кие суда, оценивая объем потенциального улова тунца. Круп­нейшим экспортером тунца, лов которого осуществляется в восточной части тропической зоны Тихого океана, является Мексика. Большинство мексиканских судов использует для лова тунца так называемый кошельковый невод, который на­крывает не только косяк тунца, но и стадо дельфинов. Во время подъема кошелькового невода на борт судна дельфины зады­хаются и погибают. Причем такая гибель является массовой.

Например, численность пантропического дельфина в северо-восточной части Тихого океана насчитывала около 737 000 животных в 2003 г., что на 76% меньше по сравнению с популяцией 1959 г. Признаки восстановления популяции не проявляются и сегодня, несмотря на резкое снижение смерт­ности дельфинов в последние годы.

В октябре 2008 г. Мексика обратилась в ОРС с просьбой о консультациях с США. Основанием обращения были нормы национального законодательства США, предусматривающие обязанность использования маркировки «безопасно для дель­финов» на продукции из тунца для продажи на рынке США. Однако национальное законодательство США не позволяло использовать указанную маркировку для продукции из тун­ца, выловленного кошельковым неводом в восточной части тропической зоны Тихого океана, основным экспортером ко­торого является Мексика. Мексика обвиняла США в наруше­нии статей I (режим наибольшего благоприятствования), III (национальный режим) ГАТТ-94, а также статей 2.1, 2.2 и 2.4 Соглашения по техническим барьерам в торговле. 20 марта 2009 г. была учреждена третейская группа. 15 сентября 2011 г. доклад третейской группы был распространен между участ­никами спора. Третейская группа установила, что действия США соответствуют ст. 1 Приложения I к СТБ. В соответствии с данной статьей, под техническим регламентом понимается «документ, в котором устанавливаются характеристики товара или связанные с ними процессы и методы производства, вклю­чая применимые административные положения, соблюдение которых является обязательным. Он может также включать или исключительно содержать требования к терминологии, обозначениям, упаковке, маркировке или этикетированию в той степени, в которой они применяются к товару, процессу или методу производства». Также третейская группа устано­вила, что действия США не являются дискриминационными по отношению к мексиканской продукции из тунца и соот­ветствуют параграфу 2.1 ст. 2 СТБ, в соответствии с которым «члены обеспечивают применительно к техническим регла­ментам, чтобы товарам, импортируемым с территории любо­го члена, предоставлялся режим не менее благоприятный, чем тот, который предоставляется подобным товарам националь­ного происхождения и подобным товарам, происходящим из любой другой страны». Вместе с тем, третейская группа со­гласилась с аргументами Мексики о том, что действия США нарушают параграф 2.2 ст. 2 СТБ, в соответствии с которым «члены обеспечивают, чтобы технические регламенты не раз­рабатывались, не принимались или не применялись таким об­разом, чтобы создавать или приводить к созданию излишних препятствий в международной торговле. С этой целью тех­нические регламенты не оказывают на торговлю более огра­ничивающее воздействие, чем это необходимо для достиже­ния законных целей, с учетом рисков, которые возникали бы, когда такие цели не достигаются. Такими законными целями являются, inter alia: требования национальной безопасности; предотвращение обманной практики; защита здоровья или безопасности людей, жизни или здоровья животных или рас­тений, или охрана окружающей среды. При оценке подобных рисков учитываются такие факторы как, inter alia, имеющаяся научная и техническая информация, соответствующая техно­логия или предполагаемое конечное использование товаров». Третейская группа также пришла выводу о том, что действия США не нарушают параграф 2.4 ст. 2 СТБ, в соответствии с которым «в том случае, если возникает потребность в техни­ческих регламентах и существуют соответствующие между­народные стандарты или завершается их разработка, члены используют их или их соответствующие разделы в качестве основы для своих технических регламентов, за исключени­ем случаев, когда подобные международные стандарты или их соответствующие разделы были бы неэффективными или неподходящими средствами для достижения поставленных законных целей, например, вследствие существенных клима­тических или географических факторов или существенных технических проблем».

В январе 2012 г. Мексика и США обратились с апелляцией на принятое третейской группой решение. Апелляционный орган ОРС в итоге отменил в большей части решение третей­ской группы и признал маркировку «безопасно для дельфи­нов», введенную США, не соответствующей нормам ВТО и нарушающей принцип недискриминации в отношении Мек­сики. Ряд выводов Апелляционного органа имеет важнейшее значение с точки зрения применения норм права ВТО в целях защиты окружающей среды.

Так, показательным является тот факт, что Апелляцион­ный орган признал, что маркировка «безопасно для дельфи­нов», установленная национальным законодательством США в целях сохранения популяции дельфинов, соответствует п. 1 ст.

1  Приложения I к СТБ, то есть является техническим регламен­том, обязательным к исполнению, а не добровольным стан­дартом. Далее Апелляционный орган признал, что действия США нарушают параграф 2.1 ст. 2 СТБ и являются дискрими­национными по отношению к Мексике. Как указывалось ра­нее, законодательство США не позволяло использовать мар­кировку «безопасно для дельфинов» для продукции из тунца, выловленного с помощью кошелькового невода в восточной части тропической зоны Тихого океана. Более того, марки­ровка «безопасно для дельфинов» в соответствии с законода­тельством США не выдается даже при условии, если независи­мые наблюдатели могут подтвердить, что во время промысла тунца с помощью кошелькового невода ни один дельфин не был убит или тяжело ранен. То есть фактически эта мера дей­ствовала в отношении продукции из тунца, вылавливаемого судами Мексики, поскольку большинство мексиканских судов используют именно кошельковый невод для ловли тунца, а применение других альтернативных способов ловли тунца яв­ляется для Мексики экономически не оправданным. Вместе с тем законодательство США не устанавливает описанных выше ограничений в отношении продукции из тунца, выловленного в других районах за пределами тропической зоны Тихого оке­ана. Причем в этих районах ловлю тунца осуществляют пре­имущественно другие страны.

Апелляционный орган в своем решении пришел к выво­ду о том, что мера, предусмотренная законодательством США, оправдана с точки зрения риска нанесения вреда популяции дельфинов. Вместе с тем Апелляционный орган не согласился с тем, что данная мера должна действовать исключительно в отношении района тропической зоны Тихого океана, в то вре­мя как другие способы ловли, применяемые в других районах, другими странами, также могут быть опасны для популяции дельфинов. Более того, Апелляционный орган пришел к вы­воду о том, что маркировка «безопасно для дельфинов» не требует учитывать смертность дельфинов за пределами тро­пической зоны Тихого океана, следовательно, «продукция из тунца, выловленного таким образом, будет маркирована зна­ком "безопасно для дельфинов" даже в случае, если дельфины были убиты или тяжело ранены». Таким образом, несмотря на то, что Апелляционный орган пришел к выводу, что при­родоохранная мера, введенная национальным законодатель­ством США, нарушает принцип недискриминации в отноше­нии Мексики, в своем решении он указал на необходимость применения мер, преследующих аналогичную природоох­ранную цель и в других районах ловли тунца, поскольку мера, предусмотренная национальным законодательством США, не является достаточно сбалансированной. Далее Апелляци­онный орган пришел к выводу, что действия США соответ­ствуют параграфу 2.2 ст. 2 СТБ и не оказывают на торговлю более ограничивающее воздействие, чем это необходимо для достижения законных целей, с учетом рисков, которые возни­кали бы, когда такие цели не достигаются. Апелляционный орган рекомендовал США привести меру, предусмотренную законодательством США, в соответствие с СТБ, что в данном случае означает, что США обязаны ужесточить требования в отношении маркировки продукции из тунца, выловленного за пределами тропической зоны Тихого океана.

Таким образом, в данном решении ОРС признал в каче­стве обязательного для исполнения технического регламента меру, установленную национальным законодательством го­сударства с природоохранной целью (сохранения популяции дельфинов). Более того, вывод о том, что применяемая США природоохранная мера является дискриминационной по от­ношению к Мексике, не повлек в качестве последствия ее от­мену. Напротив, для исполнения решения ОРС США должны ужесточить применение природоохранных мер в отношении продукции из тунца, поставляемой на внутренний рынок США, выловленного в других районах за пределами тропиче­ской зоны Тихого океана. Очевидно, что такое решение ОРС принято в контексте концепции устойчивого развития, и пре­жде всего в контексте «экологического» компонента данной концепции.

Актуальность рассматриваемой темы подтверждается тем фактом, что количество дел, связанных с защитой окружа­ющей среды, в связи с реализацией международных торговых отношений растет. Доказательством этому служит тот факт, что сегодня в производстве ОРС находятся еще два дела, о ко­торых речь пойдет далее.

Дело «О мерах, затрагивающих импорт и продажу товаров на внутреннем рынке (Плата за загрязнение окружающей среды). Украина против Молдовы» (2011 г.)

Суть дела заключается в следующем. 17 февраля 2011 г. Украина обратилась в ОРС с просьбой о консультациях с Молдовой на предмет соответствия норм Закона Республики Молдова «О плате за загрязнение окружающей среды» 1998 г. нормам права ВТО. В соответствии со ст. 11 указанного закона Республики Молдова плата за помещение под таможенный режим импорта товаров, в процессе использования которых загрязняется окружающая среда, устанавливается для юри­дических и физических лиц, выпускающих подобные товары в свободное обращение в Республике Молдова, и вносится со­гласно установленным нормативам до или в момент помеще­ния товаров под таможенный режим импорта. Юридические и физические лица, закупающие указанные товары на террито­рии Республики Молдова у хозяйствующих субъектов, не име­ющих налоговых отношений с ее бюджетной системой, вносят соответствующую плату согласно тем же нормативам до или в момент пересечения внутренних таможенных постов. Плата за упаковку из пластика или «tetra-pack», в которой содержится продукция (за исключением молочной), вносится предвари­тельно или при помещении товара под таможенный режим импорта и устанавливается в следующих размерах: от 0,80 лея до 3 леев. Украина обвиняет Молдову в нарушении ст. III ГАТТ (национальный режим внутреннего налогообложения и регу­лирования), поскольку указанная ст. 11 не распространяется на аналогичные товары национальных производителей Молдовы. В связи с тем, что Украина не получила от Молдовы согласия в отношении проведения консультаций в течение периода, пред­усмотренного ст. 4 Договоренности (10 дней), Украина потребо­вала учреждения третейской группы ОРС. 17 июня 2011 г. ОРС учредил третейскую группу. Аргентина, Китай и ЕС заявили о своих намерениях участвовать в деле в качестве третьих сторон. На сегодняшний момент третейская группа учреждена, но ее состав находится в стадии формирования.

Дело «О взимании «утилизационного сбора» в отноше­нии автомобилей. Европейский Союз против России» (2013 г.)

С 1 сентября 2012 г. постановлением Правительства Рос­сийской Федерации от 30 августа 2012 г. № 870 г. «Об утилиза­ционном сборе в отношении колесных транспортных средств» введена мера нетарифного ограничения торговли. Данная мера была принята в целях реализации положений Федерального закона «Об отходах производства и потребления» 1998 г. В со­ответствии со ст. 24.1 указанного Закона «за каждое колесное транспортное средство, ввозимое в Российскую Федерацию или произведенное, изготовленное в Российской Федерации, за исключением колесных транспортных средств, указанных в п. 6 настоящей статьи, уплачивается утилизационный сбор в целях обеспечения экологической безопасности. Платель­щиками утилизационного сбора для целей настоящей статьи признаются лица, которые: осуществляют ввоз транспорт­ных средств в Российскую Федерацию; осуществляют произ­водство, изготовление транспортных средств на территории Российской Федерации; приобрели транспортные средства на территории Российской Федерации у лиц, не уплачивающих утилизационного сбора в соответствии с абзацами вторым, третьим и седьмым пункта 6 настоящей статьи, или у лиц, не уплативших в нарушение установленного порядка утилизаци­онного сбора». В результате введения утилизационного сбора у ряда государств - членов ВТО, в частности у государств Евро­пейского Союза, возникли претензии к России, связанные с не­соблюдением норм права ВТО, предусматривающих принци­пы либерализации международной торговли, экономической недискриминации и национального режима. Эти претензии были связаны с положением, предусмотренным указанным выше Постановлением Правительства РФ, в соответствии с которым работающие в России автопроизводители могут вза­мен предоставить властям гарантию безопасной утилизации транспортного средства в будущем, в отличие от экспортеров, которые обязаны уплатить утилизационный сбор непосред­ственно при пересечении границы РФ. В ответ Россия призна­ла необходимость приведения своего национального законо­дательства в соответствие с указанными принципами права ВТО. В мае 2013 г. правительственная комиссия РФ одобрила поправки в ст. 241 Федерального закона «Об отходах производ­ства и потребления». Указанные поправки были направлены на приведение в соответствие данного Федерального закона с правом ВТО. Однако в завершившуюся 5 июля весеннюю сессию Госдумы РФ законопроект рассмотрен не был. 9 июля 2013 г. Европейский Союз уведомил Секретариат ВТО о прось­бе провести консультации с Российской Федерацией о мерах, введенных Россией, касающихся взимания так называемого «утилизационного сбора» на легковые и грузовые автомобили. По мнению Европейского Союза, указанные меры ущемляют права экспортеров автомобилей из Евросоюза в Россию. В то время как импортные автомобили подпадают под «утилиза­ционный сбор», автомобили, произведенные национальными российскими производителями, не обязаны его платить. Кро­ме того, от «утилизационного сбора» освобождены автомоби­ли, экспортируемые из Беларуси и Казахстана. Таким образом, в отношении Европейского Союза нарушаются принципы наибольшего благоприятствования и национального режима со стороны России. Также ЕС утверждает, что структура «ути­лизационного сбора» направлена на защиту национального производителя. 16 октября 2013 г. Парламент Российской Фе­дерации принял Федеральный закон «О внесении изменений в статью 24.1 Федерального закона "Об отходах производства и потребления"» (об уплате российскими производителями автомобилей утилизационного сбора). В соответствии с ука­занным законом с 1 января 2014 г. обязанность по уплате ути­лизационного сбора будет распространяться на автомобили, произведенные в России, ввозимые с территории стран Тамо­женного союза, а также на автомобили, помещенные в Кали­нинградской области под процедуру свободной таможенной зоны. Как указывается в Пояснительной записке к проекту Фе­дерального закона «О внесении изменений в статью 24.1 Феде­рального закона "Об отходах производства и потребления"», задача по принятию настоящего законопроекта продиктова­на необходимостью адаптации российского законодательства к условиям членства Российской Федерации во Всемирной торговой организации. Вносимые изменения влекут за собой упразднение института добровольных обязательств по по­следующей утилизации, которые могли на себя принимать российские производители вместо уплаты утилизационного сбора. Таким образом, Российская Федерация исполнит свои обязанности члена ВТО по уравниванию в правах отечествен­ных производителей и импортеров. В свою очередь, это зна­чительно снизит риски подачи иска в орган по разрешению споров ВТО на Российскую Федерацию в связи с введением утилизационного сбора. В отсутствие настоящего Федерально­го закона суд ВТО станет для России неизбежной процедурой, намерение инициировать которую неоднократно озвучива­лось представителями Еврокомиссии ЕС. Принятие настоя­щего Федерального закона не потребует дополнительных рас­ходов из федерального бюджета. Напротив, увеличение числа плательщиков и объектов обложения сбором значительно уве­личит поступления в федеральный бюджет.

Таким образом, очевидно, что решения ОРС способству­ют предотвращению коллизий как в национальном законо­дательстве государств, так и в праве ВТО, возникающих из-за отсутствия унифицированных экологических стандартов. В рассмотренных решениях ОРС дал толкование понятия «ис­тощаемых природных ресурсов», содержащегося в п. (g) ст. ХХ ГАТТ, в соответствии с которым понятия «невозобновляемый природный ресурс» и «истощаемый природный ресурс» яв­ляются разными. «Возобновляемый природный ресурс» мо­жет также относиться к «истощаемым природным ресурсам». Кроме того, при вынесении решения, связанного с примене­нием ст. ХХ, ГАТТ ОРС использовал систематическое толко­вание норм международного права и толковал нормы ст. ХХ ГАТТ в контексте многосторонних соглашений о защите окру­жающей природной среды. Также важным является то, что при определении степени риска причинения вреда жизни и здоровью человека ОРС использует не только количественные, но и качественные характеристики экономической деятель­ности. Такой подход в значительной степени способствует предотвращению ущерба жизни и здоровью человека и окру­жающей среде в целом.

На примере рассмотренных решений ОРС можно увидеть, как применение и толкование положений ст. ХХ ГАТТ и других норм международного экономического права менялось от при­оритета норм, предусматривающих либерализацию торговли, до приоритета норм, направленных на защиту окружающей среды. Во всех рассмотренных решениях ОРС подтвердил пра­во государств - членов ВТО на защиту окружающей среды при осуществлении международной торговли. По мнению ОРС, в соответствии со ст. ХХ интересы государства, для защиты кото­рых предназначена данная статья, имеют преимущественное значение перед обеспечением доступа на рынок.

Практика ОРС свидетельствует о том, что решение друго­го органа международной юстиции, касающееся защиты окру­жающей среды, может иметь преюдициальную силу для ОРС. ОРС также признает в качестве обязательного для исполнения технического регламента меру, установленную национальным законодательством государства с природоохранной целью.

По словам директора ВТО Паскаля Лами, критики при­родоохранной направленности в ВТО были «удивлены тем, что их предсказание о том, что нормы, регулирующие тор­говлю, будут иметь преимущественную силу, перед приро­доохранными нормами не оправдались. "Озеленение" ВТО началось». Таким образом, участники ВТО для урегулиро­вания международных экономических отношений основыва­ются на прогрессивном развитии права ВТО с учетом охраны окружающей среды, унификации и гармонизации права ВТО при активном взаимодействии с международным экологиче­ским правом. При этом используются отраслевые принципы международного экологического права: принцип природо­охранного сотрудничества и принцип обмена экологической информацией.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика