Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Генезис правового регулирования предпринимательской деятельности в малых и средних формах в дореволюционной России
Научные статьи
14.03.14 13:04

Генезис правового регулирования предпринимательской деятельности в малых и средних формах в дореволюционной России


Если обратиться к истокам возникновения малого пред­принимательства, то можно констатировать, что история его развития началась задолго до возникновения крупных пред­приятий. Следует обратить внимание на то, что изначально в основе возникшей торговли, кустарного производства и ремес­ла не стояла цель систематического извлечения прибыли, что отличает это явление от сущности современных институтов. Мелкий промысел помогал людям прокормиться, выжить, а не аккумулировать капитал или развивать производство.

Наиболее быстрый рост и широкое распространение малое торговое, ремесленное производство получило в начале XV в. в городских слободах, которые принадлежали государ­ству. Каких-либо требований к мелким торговцам и ремеслен­никам государство не предъявляло, а потому регистрировать свою деятельность, и тем более платить налоги было не обяза­тельно. Немного сложней заниматься своим промыслом было в сельской местности, где преобладал внутридомашний обо­рот, то есть продукт производился и реализовывался внутри семьи. Помимо этого, в деревнях люди были намного беднее чем в городе, и если товар и реализовывался, то в основном посредством натурального обмена.

В это же время возникли крупные ремесленные структу­ры, в основном связанные с оружейным делом, способные об­служивать государственные заказы.

Изначально мелким промыслом занимались только те, кто был далек от знатных сословий, не имел чинов и дохода от государства. Но даже такое нищенское положение людей, которые «ремесленными... и всякими торговыми промысла­ми промышляют и лавками владеют, а государевых податей не платят и служеб не служат» (Глава XIX «О посадских людех» Соборное уложение 1649 года (извлечение)) вызывало у вла­сти раздражение, выливающееся в репрессии.

Представляется, что именно тогда было положено начало формированию класса (сословия) предпринимателей, способ­ных не только выживать в тяжелых условиях, платить налоги, но и развиваться. При этом в России купечество как норма­тивно закрепленный сословный класс общества появилось только в эпоху Петра I, когда старообрядческий уклад жизни стал сменяться буржуазным и возникла объективная необ­ходимость в консолидации торговых и иных, имеющих свой промысел, людей в одну социальную группу, занимающую определенное место среди населения России.

Так, в вышедшем 16 января 1721 г. Регламенте Главного магистрата термин «купец» («купецкие люди», «купечество») стал определять именно субъектов, занимающихся коммерцией (то же можно сказать и о правовой природе предприни­мательской деятельности).            При    всем     этом   следует учитывать, что Россию традиционно относят к странам, в ко­торых предпринимательский дух, инвестиционная активность и склонность к накоплению капитала были минимальны. В большинстве своем доходы от коммерческой деятельности шли на приобретение предметов роскоши, престижного по- требления. Поэтому, несмотря на имперскую модель модер­низации, осуществленную в России наиболее последовательно и радикально, по сравнению со странами (Польша, Германия, страны Юго-Восточной Европы), в которых построение капи­талистического общества шло медленными темпами, за фор­мальным признанием сословия коммерсантов (купечества) какого-либо значительного (революционного) скачка в разви­тии капиталистических отношений не последовало.

Изначально российское право именовало купцом не только самого коммерсанта, но и его контрагента-покупателя. Во всяком случае, именно такой объем понятия содержался в судебниках 1497 г., 1550 г., 1589 г. и в Соборном уложении 1649 г. Возможно, такой, с точки зрения современного право­веда, неправильный подход к торговым отношениям был вы­зван не плохим качеством законодательства, а тем, что до XVIII в. в лексике русского языка отсутствовало существительное «покупатель». Тем не менее нормы, регулировавшие толь­ко профессиональную деятельность торговцев, по своему со­держанию вполне очевидно указывали на последних, были однозначны и понятны в применении (см., например, ст. «О займех» Судебника 1497 г.).

В это же время, в отсутствие законодательного закрепле­ния, формируется такая категория торговых людей, как гости (гостиная сотня, суконная сотня), входивших в привилегиро­ванные фракции (цехи) внутри торгового сообщества.

Формально разделение российского предприниматель­ского сообщества на мелкий, средний и крупный промысел произошло после издания екатерининского Манифеста «О высочайше дарованных разным сословиям милостям по слу­чаю заключенного мира с Портою Оттоманскою» от 17 марта 1775 г. и «Жалованной грамоты» городам 1785 г. Как ни стран­но, основной причиной издания указанного Манифеста было не стремление к экономическому развитию России, а желание отблагодарить те социальные слои и сословия россиян, кото­рые оставались верными трону во время Пугачевского восста­ния, а также закрепить верноподданные чувства последних. В итоге к купеческому сословию стали относить только тех торговцев и промышленников, которые состояли в гильдиях и имели капитал не менее 500 рублей. Такие лица переставали облагаться подушным налогом, взамен которого платили сбор в один процент от капитала, что можно считать даже не льгот­ным, а символическим налогом. Также они освобождались от телесных наказаний. Все остальные торговцы и ремесленники (мещане) не могли называться купцами. Помимо купечества, предпринимательской деятельностью стали активно зани­маться и помещики - дворяне, строя полотняные, суконные и особенно винокуренные заводы.

Что касается мелких ремесленников и торговцев, как пра­вило, крестьян, причем, как вольных, так и крепостных, кото­рые не имели такой суммы и, соответственно, не попадали в указ (были «безуказными»), то с ними власть боролась раз­личными методами: их штрафовали, у них конфисковывали товар, инструменты и тому подобное. Тем не менее в середи­не XVIII в. при поддержке дворянства крестьянам разрешили заниматься торговлей сельскохозяйственной продукцией по­всеместно (в том числе беспошлинно поставлять ее армии), а иным товаром только в селениях и на дорогах вдали от боль­ших городов. И все-таки государство в этот период не оказы­вало содействия мелкокустарному производству и торговле. В то же время оно активно помогало в развитии производства владельцам крупных предприятий, участникам компаний, ко­торые становились представителями зарождающейся россий­ской буржуазии.

Перелом в отношении власти к мелкому и среднему предпринимательству произошел в результате реформ 60-80 гг. XIX в. Отмена крепостного права не сразу привела к суще­ственному подъему экономики за счет возросшей предпри­нимательской активности. Реформа предусматривала двухго­дичную процедуру получения имущественной независимости крестьян и дворовых людей от помещиков, как на земле, так и приписанных к заводам, фабрикам, соляным промыслам и иным предприятиям. Но наиболее важным для настоящего исследования является положение о возможности перехода крестьян в другие сословия (ч. 2 п. 13 «Общего положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» от 19 фев­раля 1861 г.).

Также крестьяне, вышедшие из крепостной зависимости, единолично или группами (целыми обществами) обретали право заключать гражданско-правовые договоры как с частны­ми лицами, так и с государством (казной). При этом они мог­ли свободно торговать без взятия торговых свидетельств и без платежа пошлин, создавать фабрики и иные промышленные, торговые и ремесленные предприятия, вступать в гильдии и торговые разряды. Для своей гражданско-правовой защиты в суде крестьяне приобретали гражданскую и гражданско-про­цессуальную дееспособность.

Однако юридическая свобода не предоставляла крестья­нам имущественную независимость от помещиков, на чьих землях они имели оседлость. Последние предоставляли крестьянам в постоянное пользование участки земли, но за это на­значали повинность. Также землю можно было выкупить, но в большинстве своем крестьяне не имели на это средств.

Это с одной стороны, с другой - с помещиков слагалась обязанность содержать крестьян (обязанность по продоволь­ствию и призрению), а также они переставали платить за последних государственные подати и отправлять за них де­нежные и натуральные повинности. Формально приобретя юридическую свободу, крестьяне обзавелись обязательствами, исполнить которые многим было не по силам. Тем не менее заметно увеличилось количество малых предприятий, бы­стрыми темпами стало развиваться кустарное производство. В начале XX в. в России насчитывалось до 20 млн. кустарей- одиночек. Например, в Центральном регионе не менее чет­верти крестьянских дворов в течение года занимались незем­ледельческими промыслами. Правительство Царской России оказывало поддержку таким мелким хозяйствам посредством размещения среди них государственных заказов. Так, посред­ством кустарного промысла с 1888 г. по 1902 г. было выполнено различных государственных заказов для различных ведомств на сумму 1,2 млрд. рублей.

В 1888 г. был принят Закон «О порядке заведования ку­старными промыслами», направленный на поддержку мел­кого кустарного промысла. Государство выделяло ежегодные субсидии. Был создан Кустарный комитет при Министерстве государственных имуществ и земледелия. Было дано пору­чение губерниям поддерживать кустарей на местах, для чего создавались сельскохозяйственные общества и кустарные ко­митеты.

Однако рассматривать крестьян-кустарей (или даже ме­щан) как субъектов предпринимательской деятельности, по-видимому, не следует, даже несмотря на то, что при по­верхностном взгляде на данный вид деятельности можно было утверждать, что в большинстве своем они занимались хозяйственной деятельностью с целью получения прибыли в результате использования собственного (или заемного) капи­тала и наемного труда. Тем не менее, например, образован­ная в 1874 г. при Совете Торговли и Мануфактур Министер­ства финансов Особая Комиссия по исследованию кустарной промышленности дала следующее определение кустарной промышленности: «...это есть тот вид обрабатывающей про­мышленности, который является домашним занятием пре­имущественно сельского населения и служит более или менее дополнительным при сельскохозяйственных занятиях».

Как можно видеть, в данной дефиниции нет никаких эле­ментов, соответствующих сущности предпринимательства. Так что в период трансформации во многом феодального об­щества в индустриальное кустари в большей степени являлись представителями формирующегося среднего класса, а не клас­са предпринимателей. Тем не менее, если говорить о государ­ственной поддержке данного вида деятельности, то можно отметить, что на уровне земств проводимые последними ме­роприятия дали положительный результат, подтверждаемый заметным ростом численности кустарей и сохранением их экономической самостоятельности в тех регионах Российской империи, где такая помощь проводилась наиболее активно.

1917 г. изменил политическую и экономическую обста­новку в России и до объявленной большевиками Новой эко­номической политики (НЭПа) ни малое, ни среднее, ни круп­ное предпринимательство не только не развивалось, а быстро уничтожалось новой властью как социально чуждое явление для страны рабочих и крестьян. Тем не менее механизм под­держки малого и среднего предпринимательства (льготное кредитование, размещение заказов на поставки товаров, вы­полнение работ для государственных нужд, специальные на­логовые режимы и т. д.), пусть с большими трудностями, но все-таки реализуемый в современной России, был разработан еще в XIX в. и давал положительные результаты.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика