Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Система цивилистических конструкций внесудебной защиты прав кредитора в договорных обязательствах делового оборота
Научные статьи
14.03.14 13:23
Оглавление
Система цивилистических конструкций внесудебной защиты прав кредитора в договорных обязательствах делового оборота
гражданское право
простое договорное обязательство
Все страницы
В связи с принятием закона о Международных стандартах финансовой отчетности (далее - МСФО) в Украине с января 2012 года вступили в силу изменения к Закону "О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине" (Закон о бухучете). Таким образом, финансовая отчетность МСФО приводится к единым международным стандартам бухучета с целью улучшения инвестиционного климата и повышения доверия к украинским предприятиям со стороны иностранных инвесторов. Сегодня применение МСФО является крайне актуальным вопросом для хозяйствующих субъектов в Украине. Напомним, что с 2012 года публичные акционерные общества, банки и страховщики должны составлять финансовую отчетность и консолидированную финансовую отчетность по международным стандартам, мсфо в украине вся подробная информация на сайте http://gc.ua

вернуться

Система цивилистических конструкций внесудебной защиты прав кредитора в договорных обязательствах делового оборота


Положение ч. 2 ст. 45 Конституции РФ позволяет каждо­му защищать свои права «всеми способами, не запрещёнными законом». Способы защиты рассматриваются как меры, уста­новленные не только законом, но и договором, предусмотрен­ные законом и выработанные договорной практикой.

Проводится идея, что чистота правового регулирования должна исключать использование нескольких способов судеб­ной защиты в отношении одного и того же права. Весьма по­казательным для несостоятельности данного взгляда является не только, например, альтернативный характер предоставля­емых кредитору Венской конвенцией о договорах междуна­родной купли-продажи товаров 1980 г. (далее - ВК 1980 г.) за­щитных возможностей во внешнем обороте, но и допустимое их сочетание. При применении средств правовой защиты по контрактам международной купли-продажи товаров рекомендуется учитывать правило трёх «с»: соразмерность, совме­стимость и своевременность.

Разработанные в цивилистике понятия мер защиты и мер ответственности отражают судебную защиту прав любых субъектов гражданского права. Особенности защиты прав кредитора - стороны простого договорного обязательства - его собственными юридическими действиями эти термины охватить не в состоянии. Рассредоточенные в части первой и второй гражданского кодекса РФ самозащитные юридические действия кредитора не получили ясного законодательного обобщения. Более широкий по содержанию термин между­народного происхождения «средства правовой защиты» включает не только, вопреки иному утверждению, способы защиты, меры ответственности и требование об исполнении обязательств. «То, что в правовых системах континентальной Европы принято относить к институту договорной ответствен­ности, в англо-американском праве составляет лишь часть пра­вомочий, которыми обладает потерпевшая сторона и которые называют средствами защиты (remedies). Другую часть средств правовой защиты потерпевшего контрагента вряд ли можно отнести к мерам, в которых материализуется ответственность нарушителя. В их числе право продавца перепродать товары, право покупателя произвести заменяющую покупку, право на отказ от договора и другие». Для правильного понима­ния возможностей правового воздействия на поведение неис­правного должника необходима систематизация не способов и средств правовой защиты, а юридических конструкций за­щиты прав кредитора его самоисполнимыми юридическими действиями.

Для построения системы конструкций внесудебной защи­ты прав кредитора без поддержки суда, регулятивного арби­тража и посредников необходима их научная классификация. Предложенные в юридической литературе классификации секундарных правомочий, на которых основаны защитные конструкции прав действительного кредитора и односторон­них юридических действий по защите прав не любой стороны простого договорного обязательства, а исключительно креди­тора, нельзя назвать полными.

Самым очевидным критерием для деления секундар- ных правомочий избирается направленность действия на те или иные последствия для пассивной стороны секундарного правоотношения. Руководствуясь данным признаком, вы­делены а) секундарные права обязывающего действия (право акцепта); б) секундарные права управомочивающего действия (право одобрения и право запрещения на совершение сделки в корпоративных отношениях); в) секундарные права лиша­ющего действия (по прекращению прав пассивной стороны). Недостатком данной классификации, по нашему мнению, яв­ляется её построение путём объединения разных по юридиче­ской природе правообразовательных и секундарных правомо­чий, осуществляемых на разных уровнях внесудебной защиты прав, когда на основе правообразовательных правомочий при заключении договора разрабатываются прокредиторские кон­струкции, а при неисполнении должником обязательств при­меняются предусмотренные правом, актами частноправовой унификации или договорным текстом конструкции.

По критерию направленности одностороннего юридиче­ского действия секундарно-управомоченного субъекта предло­жено второе деление секундарных возможностей на две груп­пы: умаляющие и прекращающие право пассивного субъекта. К умаляющим права должника отнесены право кредитора на приостановление исполнения обязательства и право на одно­стороннее изменение порядка расчётов. К прекращающим - право зачёта и право одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично. В этом делении, на наш взгляд, не учтены иные, кроме основных способов реализации секундарного правомочия, структурные части юридической конструкции защиты прав как системного образования.

По иной классификации односторонними мерами само­защиты имущественного характера в сфере договорного права рассматриваются зачёт штрафных санкций к причитающим­ся кредитору платежам, одностороннее уменьшение цены, безакцептное списание долга. К односторонним организаци­онным мерам - односторонний отказ от существенно нару­шенного договора, приостановление встречного исполнения, перевод неисправного покупателя на авансовую форму опла­ты. Это разделение, мы считаем, не разграничивает правовые регуляторы односторонних действий, поэтому затрудняет их практическое применение.

Прежде выявления системы цивилистических конструк­ций раскроем содержание предмета её построения. Чёткое теоретическое осмысление понятия структурных частей и видов конструкций внесудебной защиты прав кредитора в до­говорных обязательствах его односторонними волеизъявлени­ями в науке гражданского права отсутствует. Таким образом, затронутые в настоящей статье проблемы требуют глубокого анализа. На наш взгляд, концептуально цивилистическая кон­струкция внесудебной защиты прав кредитора в договорных обязательствах делового оборота - это закреплённая право­выми регуляторами целостная модель, включающая возмож­ности совершения действительным кредитором структурно сопряжённых способов реализации секундарного правомочия и когерентно связанную и взаимодействующую с ними под­систему юридических фактов, договорных условий и огово­рок, применяемая в нормативно-договорных пределах. Пред­метное исследование права и практики позволяет способами реализации секундарного правомочия действительного кре­дитора по договорному обязательству рассматривать односто­ронние сделки, юридические поступки, гражданско-правовые процедуры и деловые извещения кредитора о юридических фактах в рамках договора.

Решить наибольшее число научных и практических за­дач позволит более полный критерий деления не секундарных правомочий или односторонних действий, а научно-практиче­ских конструкций внесудебной защиты прав кредитора в дого­ворных обязательствах делового оборота по разновидности их правовых регуляторов. Логическое разделение конструкций по предлагаемому критерию позволяет установить связи между отдельными группами конструкций, выработать системные знания об этом юридическом продукте в пределах каждой группы и тенденциях развития отдельных видов. Эта сложная, но логичная классификация защитных конструкций объектив­но не может иметь основание только в праве, проявляющееся в применении к группе конструкций особых норм права, особых правовых понятий и юридических терминов для их обозначе­ния. Деление по предложенному основанию способно учиты­вать циркуляцию юридических конструкций из договорной практики в национальное право, из разработанных на между­народном уровне унифицированных регуляторов обратно в до­говорную практику и национальные законы.

Систему цивилистических конструкций внесудебной за­щиты прав кредитора в договорных обязательствах делового внутреннего и внешнего оборота составляют их классифи­кация в зависимости от особенностей правовых регуляторов каждого вида конструкций и их разновидности в пределах от­дельного вида.

Видовая классификация включает три модели защиты прав действительного кредитора на основе его секундарных правомочий на случай неисполнения, существенного или предвидимого неисполнения, содержащиеся: 1) в нормах пра­вовой системы РФ; 2) договорных текстах и 3) правилах внена­циональных (негосударственных) актов авторитетных между­народных организаций. Небольшой или малозначительный характер неисполнения не противоречит добросовестности exception non adimpleti contractus», «inadimplenti non est adimplendum») (ст. V. 1. 4 Принципов Trans-Lex).

Диспозитивные нормы международных конвенций с уча­стием РФ, ГК РФ, иных федеральных законов являются основ­ными правовыми регуляторами конструкций защиты прав кредитора вне суда, регулятивного арбитража или посредников при неисполнительности должника по простым договор­ным обязательствам. Нормативные регуляторы конструкций защиты увеличивают предсказуемость воздействия на неис­правного контрагента в деловом сообществе. Восполнение в обороте пробелов договора в части конструкций внесудебной защиты с учётом, прежде всего, действующего (применимого) права выдвигает существующие нормативные варианты кон­струкций на первое место.

В составе нормативных конструкций внесудебной защиты прав кредитора представлены следующие основные разновид­ности: 1) воспрепятствование продавцом при предвидимом неисполнении договора передаче товара покупателю, даже если покупатель располагает документом, дающим ему право получить товар (ст. 71(2) ВК 1980 г.); 2) снижение покупателем цены товара, не соответствующего договору (статьи 50, 51 ВК 1980 г.); 3) односторонний отказ от исполнения обязательства в предпринимательских отношениях (ст. 310, п. 2 ст. 328 ГК РФ); 4) односторонний отказ от исполнения договора (п. 3 ст. 450 ГК РФ); 5) расторжение договора по заявлению при существенном нарушении договора (статьи 25, 47, 63, 64, 74 ВК 1980 г.) или при неисполнении должником обязательства по поставке то­вара или неуплате цены в течение установленного кредитором дополнительного срока разумной продолжительности (статьи 47, 63 ВК 1980 г.); 6) односторонний отказ от договора после безрезультатного истечения дополнительно установленного должнику срока на исполнение (ст. 464, п. 2 ст. 480 ГК РФ); 7) односторонний отказ заказчика, поставщика от государствен­ного (муниципального) контракта (ч. 13, 14 ст. 95, ч. 21, 22 ст. 95 Федерального закона от 05. 04. 2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»); 8) отказ нериско- несущего кредитора от повторной поставки утраченного/по­вреждённого в период транзита товара по договорам на основе торговых терминов группы F и C; 9) зачёт встречных денежных требований об уплате неустойки и о погашении задолженно­сти (ст. 410 ГК РФ); 10) продажа подрядчиком результата ра­боты при уклонении заказчика от её принятия (п. 6 ст. 720 ГК РФ), продажа с аукциона груза, удерживаемого перевозчиком (п. 5 ст. 160 КТМ РФ), самостоятельная реализация (если иное не предусмотрено соглашением сторон) удерживаемых про­довольственных и скоропортящихся грузов перевозчиком при уклонении грузополучателя от внесения платы за перевозку грузов и иных причитающихся перевозчику платежей (ст. 35 Устава железнодорожного транспорта РФ) и др.

Совершенствование нормативных конструкций внесу­дебной защиты прав происходит за счёт ратификации рос­сийским государством материально-правовых конвенций, обновления редакции отечественных гражданских кодексов и законов, изменения норм иностранного права (избранного сторонами применимым к контракту), появления новых ре­дакций актов частноправовой унификации, в том числе систе­матизированных правил по использованию национальных и международных торговых терминов разделения рисков слу­чайной гибели и бремени несения расходов по товару, из-за пересмотра правовых позиций судов и регулятивных арбитра­жей, изменения прецедентов. Не случайно в английском праве различают обязательные (binding) и убедительные (persuasive) прецеденты.

Правовая природа ряда нормативных защитных кон­струкций в науке исследована не равнозначно. Решение вопро­са о включении в их число тех, которые основаны на торговых терминах, зависит от юридической природы Инкотермс. Во­прос о правовой природе Инкотермс 2010 российским законо­дателем не решён. Как отмечают исследователи, «Инкотермс нельзя отождествлять с обычаями международной торговли».

Только «неписанные, несистематизированные», «издавна сло­жившиеся и непрерывно на протяжении длительного време­ни применяемые (действующие) в международном торговом обороте юридические (обязательные) нормы, обладающие свойством общеизвестности, определённости (ясности) и единообразия», рассматривает международными торговы­ми обычаями в собственном смысле слова В.А. Белов. Обы­чаи, санкционированные государством путём отсылки к ним в законе или признания и закрепления в судебном решении, применяются как правовые нормы. Практику придания за­конодательством различных стран обычаям силы «своего вну­треннего закона» отмечает А.Л. Маковский.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика