Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Система цивилистических конструкций внесудебной защиты прав кредитора в договорных обязательствах делового оборота - гражданское право
Научные статьи
14.03.14 13:23
Оглавление
Система цивилистических конструкций внесудебной защиты прав кредитора в договорных обязательствах делового оборота
гражданское право
простое договорное обязательство
Все страницы

Напоследок, хочется обратить внимание, что настоящее время налоговая инспекция Украины, при подаче субъектом бизнеса заявки на получение свидетельства плательщика НДС, тщательно проверяет законность и экономическую целесообразность хозяйственных операций. Spektor Law Firm вся подробная информация на сайте http://spektor.ua


За Инкотермс 2010 (документ неправительственной ор­ганизации деловых кругов) признаётся самостоятельный по отношению к обычаям делового оборота статус. В частности, В.А. Канашевский отмечает: «В настоящее время Инкотермс обладают самостоятельной юридической силой и оказывают значительное влияние на регулирование отношений с участи­ем предпринимателей, порой даже большее, чем принятые в той или иной стране официальные источники права». При этом учитывается сложившееся применение регулятивными арбитражами Инкотермс не только в силу прямо выраженной воли сторон договора, но и как акта, действующего «своей соб­ственной силой», даже при отсутствии в контракте указаний о базисных условиях поставки. Эта практика, как и распростра­нение торговых терминов в последней редакции на внутрина­циональные договоры, выводит Инкотермс 2010 за пределы обычая делового оборота и не позволяет, как прежде, рассма­тривать их неофициальной кодификацией Международной торговой палаты (далее - МТП).

Рассмотрим возможность отнесения этих конструкций к числу нормативных при внесудебной защите прав кредитора по простому договорному обязательству. Она зависит не толь­ко от умения правовых консультантов российского бизнеса юридически грамотно применять рекомендации междуна­родного кодификатора по выбору и применению торговых терминов, по заключению трансграничных сделок на основе Типового договора МТП, специально адаптированного для договоров, регламентируемых ВК 1980 г. Но законодателю в России пора закрепить сложившуюся в начале ХХ1 в. в мире и в нашей стране концептуальную и судебную квалификацию диспозитивного регулятора торговых терминов как закона. В Испании, Ираке и Украине Инкотермс признан законом. При­знание Инкотермс 2010 нормативным актом в составе право­вой системы РФ расширит круг диспозитивных регуляторов нормативных конструкций юридической защиты кредитором своих прав по договорам внутринациональной и международ­ной купли-продажи (поставки).

Правила МТП по использованию национальных и между­народных торговых терминов (Инкотермс 2010) не регулиру­ют последствия неисполнения внутринациональных и внеш­неэкономических договоров. Исключением являются те из них, которые фиксируют досрочный переход на покупателя рисков случая, «когда покупатель нарушает свою обязанность по принятию товара или по номинированию перевозчика со­гласно терминам группы либо не выполняет обязанности по направлению продавцу извещения о времени для отгрузки, месте назначения или пункте получения товара в этом месте согласно терминам группы С.

В итоге последняя редакция Инкотермс, дополняя нормы писаного права, включает семь вытекающих из существа тор­гового термина разновидностей конструкций одностороннего отказа кредитора от перевозложения на него должником ри­сков утраты/повреждения товара при внутренней и междуна­родной поставке.

Предлагаем следующее обоснование выдвинутого тези­са. Момент перехода рисков случайного повреждения/утраты товара с продавца на покупателя определяют сделки продав­ца по идентификации товара, по сдаче товара перевозчику, независимо от того, была ли произведена доставка товара по­купателю в пункт назначения или нет. Поэтому от продавца требуется предоставление товара в качестве замены только в случае, когда поставленный товар оказывается утраченным или повреждённым в период его нахождения на риске продав­ца (должника), согласованном в договоре через конкретный термин или вытекающем из содержания условий договора (при отсутствии ссылки на редакцию Инкотермс). Следова­тельно, отказ продавца (кредитора), исполнившего поставку с наступившим переходом на покупателя рисков случая, в по­вторном предоставлении товара для замены утраченного/по­вреждённого товара в период транзита является его правомер­ным односторонним действием по защите своих прав в виде юридического поступка. На выбор сторонами конструкции защиты, на основе содержащегося в Incoterms®2010 торгового термина, указывает оговорка договора со словосочетанием из общепринятого его наименования (аббревиатуры) и ссылкой на пункт поставки в контексте терминов FCA, FAS, FOB, CPT, CIP, CFR, CIF.

Таким образом, в совокупности классическая оговорка до­говора, фиксирующая выбор торгового термина из публика­ции МТП № 715, указанное в ключевых понятиях Инкотермс 2010 (термины группы F и C) событие случая, и закреплённая существом избранного торгового термина возможность со­вершения продавцом (кредитором) одностороннего юридиче­ского поступка по отказу от повторной поставки составляют структуру конструкции защиты прав кредитора самоисполни- мыми юридическими действиями.

Следует отметить, что если в договоре закреплён тер­мин, модифицированный в торговом обороте, сложившийся в портовой практике или практике торговли специфическим товаром, с принятыми в морской торговле надбавками либо указано о дополнениях к терминам группы F и C без оговор­ки о сохранении неизменными всех остальных условий, тогда вытекающие из сути этих неклассических терминов конструк­ции внесудебной защиты прав кредитора относятся к виду до­говорных, учитывающих правовой эффект самого договора.

Следование действующим нормативным правилам о вне­судебной защите прав есть поведение, для которого в прин­ципе существует конституционно разрешённая альтернатива

-      защита прав на основе созданной при заключении договора защитной системы договорно-частных правил. Государство оценивает подобные договорные усилия сторон как необхо­димые, санкционирует свободу договора и автономию воли сторон в формулировании соответствующих положений до­говоров. Внесудебная защита прав посредством договорных конструкций особенно актуальна в условиях прогнозируемого многократного расширения сферы применения частных дого­воров в интеллектуальной экономике. Российскому граждан­скому кодексу присущ умеренно прокредиторский подход в регулировании возможностей кредитора по защите прав. Дан­ное обстоятельство объясняет, почему стороны сосредоточива­ются на целенаправленном создании на случай неисполнения, существенного или предвидимого неисполнения обязательств договорных конструкций, которые бы нивелировали продолж- никовые нормативно-правовые установления либо пробелы в законодательном регулировании, отвечающие интересам должника. Стороны имеют возможность избавить свой договор даже от воздействия императивных (но не сверхимперативных) норм российского (применимого) права, если эти нормы не удовлетворяют стороны вследствие своей архаичности или не­пригодности к потребностям международного коммерческого оборота. В связи с этим обоснованным считаем предложение о том, чтобы договорное регулирование было закреплено в каче­стве принципа гражданского права в ст. 1 ГК РФ.

Деятельность сторон по оформлению в тексте заключа­емого договора целевых конструкций внесудебной защиты прав мы рассматриваем правоустановительной защитой прав кредитора. Прогнозирование спорных деловых ситуаций при исполнении договорных обязательств реально осуществляется уже на стадии формирования структуры и формулирования условий договоров. Элементы договорных конструкций внесу­дебной защиты достаточно полно отражаются в документах в ходе переговоров, а не только в тексте договора при его под­писании. Предвидящий свои защитные проблемы при не­исполнительности должника ещё при заключении договора субъект предпринимательства стремится творчески проявить волю на согласование соответствующих своему будущему по­ложению кредитора защитных конструкций. В тексте под­писанного договора закрепляется комплекс «поведенческих максим (возможностей)» кредитора в ситуациях неисклю- чаемого неисполнения должником договорных обязательств, хотя структура конструкции возможностями совершения односторонних действий кредитора не исчерпывается. Раз­работка и проведение в договоре индивидуального варианта конструкции внесудебной защиты прав кредитора по про­стому обязательству невозможны без скрупулёзной работы владеющих профессиональными знаниями и навыками спе­циалистов. Создание этого рода конструкций, как свидетель­ствуют материалы договорной практики, осуществляется по­средством правовой самопомощи.

В развитие этого тезиса скажем, что правовая самопо­мощь может быть определена как целенаправленное прове­дение стороной в тексте заключаемого предпринимательского договора эксклюзивной системы устойчиво связанных усло­вий о самостоятельных юридических действиях кредитора по защите прав и целевых оговорок либо как восполнение про­белов нормативных конструкций, содержащихся в диспози­тивных нормах правовой системы РФ (иного применимого к контракту права), путём учёта прецедентных решений судов и регулятивных арбитражей, существующих в бизнес-прак­тике юридических инструментов секундарной защиты, иных доступных к отбору источников. Квалифицированная право­вая самопомощь сторон по частноправовому регулированию конструкций является предпосылкой осуществления самоис- полнимых юридических действий по защите своих прав лю­бой из них как кредитором по неисполненному неденежному и денежному обязательству.

Правовая самопомощь не нарушает пределов предмета гражданско-правового договорного регулирования, является наиболее интеллектуальной частью договорного компонен­та правового регулирования, помогает осознавать проблемы в правовом познании и решать их по конкретному договору. Понятие правовой самопомощи находит фактическое при­менение в договорной работе, поэтому необходимо в научном обороте и образовании.

Замечание учёного об относительно редком отражении в юридической литературе собственно регулирующих свойств договора совершенно справедливо. В научных публикациях не часто отражаются интеллектуально-волевые усилия сторон в защитном по отношению к правам кредитора направлении. Исключением являются комментированные подходы МКАС при ТПП РФ, иных регулятивных арбитражей и судов к раз­решению споров. Прецеденты также оказывают существенное «влияние на содержание предпринимательских договоров», отработку договорных и нормативных конструкций. В про­цессе договорного регулирования формируется структура устойчиво связанных и взаимодействующих защитных мак­сим кредитора при неисполнительности должника. Согласо­вание сторонами договорных конструкций внесудебной защи­ты прав с отклонением от правового стандарта диспозитивных норм увеличивает юридическую безопасность договоров, так как учитывает преследуемые в обороте цели конкретного до­говора. Опытные коммерсанты предпочитают осуществлять правоустановительную защиту путём включения в текст до­говора положений о целевых конструкциях. Практика требу­ет от участников делового оборота постоянного уточнения и детализации правовых конструкций на основе сочетания раз­нообразных юридических действий кредитора с защитными оговорками в каждом новом заключаемом договоре.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика