Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Система цивилистических конструкций внесудебной защиты прав кредитора в договорных обязательствах делового оборота - простое договорное обязательство
Научные статьи
14.03.14 13:23
Оглавление
Система цивилистических конструкций внесудебной защиты прав кредитора в договорных обязательствах делового оборота
гражданское право
простое договорное обязательство
Все страницы

При создании договорной конструкции внесудебной за­щиты прав кредитора стороны, в первую очередь, учитывают наличие нормативных моделей. К договорному виду самопри- менимых защитных конструкций кредитора относятся следу­ющие законченные образования:

-     зафиксированные в тексте договора видоизменённые варианты нормативных конструкций защиты по сравнению с диспозитивно урегулированной конвенционной нормой, нормой российского закона, единообразным правилом согла­сованно применимых к контракту Принципов международ­ных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 г., Принципов европейского договорного права, Принципов европейского права: договоры коммерческого агентирования, франшизы и дистрибуции.

Например, остановка продавцом погрузки товара без из­вещения об этом покупателя при наличии факта просрочки платежа (Генеральный контракт международной купли-про­дажи товаров от 2 декабря 2002 г. между венгерской фирмой (продавец) и российской организацией (покупатель)); задер­жание поставки главной части комплекта до оплаты согласо­ванной цены контракта; отказ принять частичное исполнение и др.;

-      близкие к предусмотренным в иностранных право- порядках и региональных кодификациях, родственные с от­ражёнными в кодифицированных и некодифицированных обычаях оборота, соседствующие с применёнными в коммер­ческой и торговой практике, их аналоги.

Например, отказ нерисконесущей стороны (кредитор) от заменяющей поставки утраченного от действия случая то­вара по контракту с модифицированным относительно Инкотермс®2010 торговым термином FOR или FOT (варианты FCA); восстановление продавцом владения неоплаченными товарами путём отзыва адресованного перевозчику, складо- держателю деливери-ордера; отмена продавцом права по­купателя на пользование гарантиями бесперебойной работы оборудования; использование переводного векселя, которым должником оформлен отсроченный платёж по директиве ЕС от 29 июня 2000 г.; отработанное ещё в практике применения ОУП СЭВ паушальное (с учётом убытков от неиспользования товара) снижение покупателем цены товара, не соответству­ющего договору; оставление поставщиком за собой переве­дённой покупателем на его расчётный счёт денежной суммы, эквивалентной стоимости невозвращённой многооборотной тары и др.;

-      заимствованные из выработанных международными правительственными организациями (ЮНСИТРАЛ, ЕЭК ООН, УНИДРУА) и неправительственными организациями (МТП, FIDIC, FIATA, ORGALIM) типовых контрактов (общих условий), правовых руководств, типовых правил, унифициро­ванных правил.

В частности, одностороннее уменьшение цены оставляе­мого себе покупателем товара с неустранёнными продавцом дефектами, односторонний отказ от контракта, заключён­ного на основе типового контракта (публикация МТП № 738 2013 г. - п. 10.3, п.11.4 Общих условий); снятие грузоотправите­лем с аккредитива причитающейся ему суммы за проданный товар до его прибытия в пункт назначения по договору сме­шанной перевозки путём предъявления оборотного мульти­модального транспортного коносамента ФИАТА в банк;

-     инициативные, самостоятельно разработанные контр­агентами и их юридическими консультантами. Например, зафиксированная в контракте между венгерской фирмой (продавец) и российским покупателем конструкция отказа от исполнения поставки: «Продавец поставляет товар поку­пателю только при безупречном соблюдении/выполнении условий и/или срока платежа. Продавец имеет право без предупреждения и безо всяких последствий отказаться от вы­полнения данной сделки, а также потребовать 5 % стоимости от суммы её (из-за необходимости вынужденной распаковки товара), если несоблюдение такого условия выявляется в мо­мент, когда сообщение о готовности товара к поставке уже было передано продавцом покупателю».

А также запрет продавцу отгружать на судне иные това­ры, кроме прошедших санитарную проверку товаров покупа­теля; бесспорное возложение расходов по оплате таможенных сборов, возникших в связи с заменой некачественного обору­дования, на продавцы; получение покупателем оплаченной продавцу стоимости товара, не соответствующего договору, по инвойсу; отказ покупателя вносить оставшуюся часть сум­мы оплаты до тех пор, пока продавец не примет обратно де­фектный товар; зачёт стоимости перевода инструкций на по­ставленные из-за границы приборы; запрет отказа от оплаты поставленного товара при наступлении обстоятельств непре­одолимой силы.

Стороны в тексте договора (контракта) могут расширять пределы применения конструкции отказа от контракта при предвидимом неисполнении договорных обязательств. При­мерами таких обстоятельств являются: изменения в показате­лях кредитоспособности должника; вынесение решения суда, способного повлиять на возможность должника исполнять до­говорные обязательства; возбуждение против должника дела о принудительном банкротстве; неисполнение должником обя­зательств или сокращение сроков исполнения обязательств по другим договорам. Таким образом, создание в тексте до­говора правового комплекса правил о юридических фактах, существенно лишающих сторону правомерных ожиданий ис­полнения, исходя из которых она заключала договор, и её от­ветных «присвоенных правовых возможностях», исключают уязвимость прав кредитора.

От применения договорных конструкций нельзя неправо­мерно уклоняться. Этот факт не остаётся без реакции регуля­тивного арбитража при разрешении споров по договорным обязательствам. Рассмотрим ситуацию, когда вместо согласо­ванного права предъявления инкассо на вырученные от реали­зации забракованного товара суммы российской организацией был заявлен иск норвежской фирме (поставщику). В допол­нительном соглашении к контракту об условиях оплаты части товара при её несоответствии требованиям контракта была со­гласована оплата товара по претензионным извещениям о несо­ответствии не на основании отгрузочных документов, а со счёта продавца в отдельном порядке. В соответствии с этими услови­ями дополнительного соглашения кредитор мог защитить свои права самостоятельно, выставив норвежской фирме инвойс, что ответчик и предлагал сделать. Из-за применения российской организацией судебной формы защиты взамен согласованной в контракте договорной конструкции зачёта МКАС возложил на истца расходы ответчика, связанные с защитой его прав через юридических представителей. В другом деле МКАС отказано в удовлетворении заявления ответчика об урегулировании спо­ра путём возврата истцу отгруженного им по контракту товара. Это означало бы включение в контракт без согласия одной из сторон не согласованной правовой конструкции, противоречи­ло бы принципу договорной свободы.

Чтобы охватить всю систему конструкций внесудеб­ной защиты прав кредитора по договорному обязательству, опираться только на два вида конструкций (нормативную и договорную) уже недостаточно. Наряду с ними продолжа­ет формироваться «параллельный мир юридических норм, инструментов и конструкций - мир международного (надна­ционального) торгового права». Имеются и иные, более осто­рожные определения правовой природы и предназначения общепринятой вненациональной системы принципов и правил, оказывающих существенное влияние на гармонизацию конструкций внесудебной защиты договорных прав. Ян Рамберг считает, что «вероятно, ещё преждевременно говорить об этих принципах как уже об общепринятом торговом праве, заменяющем собой или дополняющем национальное право». В содержании Принципов УНИДРУА и Европейских прин­ципов отмечено присутствие элементов договорных норм, обычая, совпадающих норм и принципов национального за­конодательства, обыкновений, типовых контрактов, общих ус­ловий, прецедентной практики.

Международному сообществу для применения к транс­национальным контрактам, наряду с кодифицированными сводами принципов договорного права, группами экспер- тов-юристов многих стран с разными правовыми системами предоставляются и другие акты new lex mercatoria. К их числу относятся: Принципы, определения и модельные правила Ев­ропейского частного права. Проект общих подходов (DCFR), Принципы TransLex, Проект Регламента о всеобщем евро­пейском торговом праве (КОМ (2011)6356), Orgalime S 2012, Типовые контракты МТП (публикации № 738, 644, 646 и др.), Типовое соглашение между заказчиком и консультантом об оказании услуг международной федерации инженеров- консультантов (FIDIC), Условия договора для строительства 1999 г. (Красная книга), Условия договора для монтажа обо­рудования, проектирования и строительства 1999 г. (Жёлтая книга), Условия договора для проектов «под ключ» 1999 г. (Серебряная книга). Новое торговое право не является слу­чайным скоплением правил, а состоит из норм, правил или практики, которые регулярно обобщаются и пересматривают­ся международными организациями. Поэтому саморегулиро­вание сторонами международных коммерческих контрактов своих отношений обоснованно определяется одним из эле­ментов современного lex mercatoria.

Рассмотрим регулирование третьего вида защитных конструкций. Третья книга Проекта общих подходов (DCFR) включает положения о гражданско-правовых процедурах кре­дитора в структуре конструкций самозащиты: дополнитель­ного срока исправления исполнения (ст. 3:103), уведомления о неисполнении (ст. 3:106), приостановления исполнения вза­имных обязательств кредитором (ст. 3:401). Подробно урегу­лированы две завершённые конструкции защиты прав одно­сторонними действиями кредитора: прекращение договора по уведомлению (ст. 3:502-3:509); снижение кредитором цены товара, не соответствующего условиям договора (ст. 3:601).

Принципы TransLex, подготовленные учёными Центра транснационального права CENTRAL в Кёльнском универси­тете, обновляются и дополняются (доступным на специаль­ном интернет-сайте) анализом практики разрешения внеш­неэкономических споров. Это позволяет учитывать подходы судов при формулировании договорных и применении нор­мативных конструкций.

Проектом Регламента о всеобщем европейском торговом праве предусмотрено создание на национальном уровне вто­рого режима договорного права, одинакового на всей терри­тории ЕС, сосуществующего с действующим национальным договорным правом европейских государств для применения к договорам трансграничного характера на основе ясно вы­раженного соглашения сторон о его применении. В главе 13 уточнено регулирование (при его несовершенстве по ст. 328 ГК РФ) процедуры частичного приостановления продавцом исполнения обязательств при рассрочке или ином делении исполнения обязательств покупателем, если только неиспол­нение покупателем обязательств не было вызвано приостанов­лением своих обязательств продавцом (ст. 133(3)). Аналогично германским подходам в 30 дней определён срок процедуры Nachfrist (дополнительного срока) и автоматическое призна­ние покупателя не исполнившим обязательство в дополни­тельный срок без направления продавцом констатирующего этот факт уведомления (ст. 135(2 и 3)).

Общие условия поставки механической, электрической и электронной продукции объединения промышленных со­юзов машиностроения, электро- и металлообрабатывающей промышленности восемнадцати европейских стран (Orgalime S 2012) (ст. 10) рекомендуют применение торговых терминов FCA, CPT и CIP и, следовательно, конструкций секундарного содержания, обусловленных избранием этих торговых тер­минов. Особенностями (по сравнению с ВК 1980 г.) в Orgalim последней редакции является регулирование односторонней процедуры крайнего срока исполнения при просрочке по­ставки (ст. 15) и неприёмке поставки в дату поставки (ст. 17).

В соответствии с утвердившейся прецедентной практикой применения норм ВК определён не только конкретный срок уведомления о дефекте продукта, но и его содержание (ст. 29).

Существенно детализированы пределы отказных кон­струкций. Конструкция одностороннего отказа покупателя от контракта при существенном нарушении в виде непоставки товара после истечения крайнего срока исполнения допуска­ет возможность отказа в отношении лишь той части изделия, которая из-за просрочки поставки не может быть использова­на по назначению (ст. 15). Специфично, против норм ВК 1980 г., регулирование процедуры приостановления исполнения продавцом при просрочке платежа, юридической конструк­ции отказа от контракта при просрочке оплаты более чем на три месяца и методики исчисления размера пени и расходов за просрочку оплаты (ст. 21). Допустим отказ от контракта в отношении той части продукта, которая из-за дефекта не мо­жет быть использована по назначению, если дефект является настолько серьёзным, что он лишает покупателя преимуществ от заключения контракта (ст. 37). Независимо от положений о процедуре приостановления исполнения контракта, если становится очевидно, что другая сторона не в состоянии вы­полнить свои обязательства, для каждой из сторон в Orgalime S 2012 более точно (по сравнению с редакцией Orgalime S 2000) урегулирована конструкция отказа от исполнения своих кон­трактных обязательств по письменному уведомлению (ст. 44).

Типовой контракт международной купли-продажи то­варов МТП (2013) содержит ссылку на применение в первую очередь норм ВК 1980 г. Использовать эту проформу купли- продажи контрагентам рекомендовано «как модель для со­ставления их собственного индивидуального договора», если доступны заменяющие товары, включая поставки по договору дистрибьюции, консигнации, строительного подряда. Наи­более подходящим, по мнению составителей Типового кон­тракта при продаже готовых изделий, часто отгружаемых «от двери до двери», является более расширенный по сравнению с актом Orgalim 2012 выбор торговых терминов FCA, CPT, CIP, DAT и DAP, а субсидиарно применимым (при отсутствии вы­бора сторон) предлагается швейцарское право. Поэтому рос­сийским консультантам бизнеса при заключении договора на основе проформы МТП следует юридически взвешенно пред­лагать выбор торговых терминов DAP и DAT по экспортным контрактам, которые будут опосредовать конструкции внесу­дебной защиты прав зарубежного покупателя, если товар по­гиб или был повреждён в пути.

В Типовом соглашении между заказчиком и консультан­том об оказании услуг FIDIC подробно и императивно урегу­лирована конструкция отказа в одностороннем порядке кон­сультанта от договора консультативного инжиниринга при просрочке заказчиком оплаты со дня выставления счёта или превышения периода приостановления оказания услуг по каждому из указанных оснований. Ввиду отсутствия в россий­ском законодательстве оптимальной договорной модели кон­сультативного инжиниринга, применение систематизирован­ных в письменной форме положений Типового соглашения FIDIC российскими компаниями в ходе реализации международных строительных проектов было бы спорно рассматри­вать санкционированным (ст. 5 ГК РФ) применением обычая делового оборота. Выявленные FIDIC нормы международных строительных обычаев после их обобщения являются теперь нормами современного акта частноправовой унификации.

Таким образом, в ходе вновь и вновь возобновляемых по­пыток создания на вненациональном уровне понятных для всех заинтересованных сторон инструментов гармонизации и унификации европейского частного права в определённой степени были усовершенствованы также и конструкции вне­судебной защиты прав кредитора по договорным обязатель­ствам. При их регулировании в международных коммерческих контрактах на основе вненациональных актов профессиональ­но компетентные и юридически равные стороны получают возможность своевременно учитывать в договоре тенденции к глобализации коммерческого права и практики.

Любые вненациональные правовые регуляторы, а не толь­ко своды принципов договорного права, могут регулировать конструкции внесудебной защиты прав не любой стороны, а именно действительного кредитора по простому обязатель­ству, если юридически квалифицированно выражена воля на их применение.


Шлагбаумы. Незаменимое оборудование для частных и корпоративных паркингов, въездов и выездов с территории стоянок, идеальная система автодорожного контроля, шлагбаум цена по адресу "http://www.worldvision.su/catalog/kontrol-dostupa/shlagbaumi/"




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика