Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правоохранительная деятельность как разновидность юридической деятельности: проблемы теоретического обоснования - правоохранительные органы
Научные статьи
17.03.14 11:17
Оглавление
Правоохранительная деятельность как разновидность юридической деятельности: проблемы теоретического обоснования
правоохранительная деятельность
правоохранительные органы
Все страницы

Продолжая изучение официальных правовых докумен­тов, можно обнаружить, что термин «правоохранительная деятельность» используется в некоторых международных до­кументах. К примеру, в Таможенном кодексе таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе тамо­женного союза, принятому Решением Межгосударственного Совета Евразийского экономического сообщества на уровне глав государств от 27 ноября 2009 г. № 17) имеется ст. 7, которая озаглавлена «Правоохранительная деятельность таможенных органов». В ней четко раскрывается позиция таможенного со­юза относительно того, какие направления правоохранитель­ных действий призваны осуществлять таможенные органы государств - членов таможенного союза: они являются органа­ми дознания по делам о контрабанде, об уклонении от уплаты таможенных платежей и иных преступлениях, производство по которым в соответствии с законодательством государств - членов таможенного союза отнесено к ведению таможенных органов; осуществляют оперативно-розыскную деятельность в целях выявления лиц, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, признаваемое за­конодательством этих государств преступлением, производство по которому отнесено к ведению таможенных органов, исполнения запросов международных таможенных организа­ций, таможенных и иных компетентных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами; осуществляют производство по делам об административных правонарушениях и привлекают лиц к административной от­ветственности в соответствии с законодательством государств

-   членов таможенного союза.

В «Программе действий Российской Федерации и Респу­блики Беларусь по реализации положений Договора о созда­нии Союзного государства» имеет место раздел «совместная деятельность правоохранительных органов и специальных служб». Так, на основе положений Программы по борьбе с различными формами организованной преступности на тер­ритории государств - участников Союза Беларуси и России на период до 2000 г., Концепции безопасности Союза Беларуси и России, международных договоров должно было осущест­вляться тесное взаимодействие в борьбе с преступностью. С этой целью: унифицируется законодательство в области деятельности правоохранительных органов и специальных служб, совершенствуется российско-белорусская договорно­правовая база сотрудничества в сфере борьбы с преступно­стью и безопасности; проводятся согласованные оперативно­профилактические мероприятия и специальные операции по предупреждению, выявлению, пресечению распространения противоправных деяний, совершаемых преступными группи­ровками на территории государств - участников; вводится в эксплуатацию единый межгосударственный банк данных о ли­цах, причастных к террористической деятельности, незакон­ным вооруженным формированиям, контрабанде, наркобиз­несу и другим наиболее опасным преступлениям; выявляются и отслеживаются реальные, прогнозируются потенциальные угрозы жизненно важным интересам Союзного государства, налаживается взаимный обмен информацией по вопросам безопасности; осуществляются мероприятия против нега­тивного информационного воздействия на государственные органы, общественные организации и население Союзного государства, а также пресекаются любые попытки противо­правной разведывательной деятельности специальных служб и организаций третьих стран, промышленного шпионажа; активизируется взаимодействие в области подготовки кадров, научных исследований, разработки и производства вооруже­ния, специальных средств, техники и оборудования для право­охранительных органов и специальных служб.

Думается, что игнорировать позицию российского и международного законодателя на этот счет не следует. Кроме этого, соглашаясь с приведенными ранее мнениями о том, что можно говорить о правоохранительной деятельности в ши­роком и узком смыслах, в целях терминологической чистоты под собственно правоохранительной деятельностью возмож­но попробовать понимать только ее юрисдикционный аспект (узкое понимание). «Можно, конечно, - справедливо замечает Н.В. Витрук, - согласиться с тем, что все меры, направленные на обеспечение нормальной (позитивной) реализации прав и свобод, а также на исполнение обязанностей и соблюдение за­претов, находящихся в коррелятивной связи, являются мерами общей охраны реализации норм права. Однако существо­вание мер общей охраны не исключает наличия и действия мер специальной охраны, применяемых в процессе право­охранительной деятельности в виде мер правовой защиты в случаях нарушения требований диспозиции правовых норм и реализации мер юридической ответственности. Этот вид деятельности квалифицируется как специальная правоохра­нительная - юрисдикционная - деятельность компетентных органов и должностных лиц».

Использование Н.В. Витруком в качестве равнозначного слову «правоохранительный» термина «юрисдикционный» выглядит на первый взгляд привлекательно. Но если ознако­миться с имеющимися в юридической литературе мнениями относительно понятия «юрисдикционная» деятельность, вы­ясняется, что и тут нет единообразия. Разброс мнений таков, что в одних случаях получается, что юрисдикция включает в себя практически все разновидности юридической деятельно­сти (совокупность полномочий по правовому регулированию общественных отношений в определенной правовой сфере, по осуществлению законодательной, судебной, исполнительно­распорядительной деятельности), а в других - сводится толь­ко к рассмотрению юридических дел и к вынесению юриди­чески обязательных решений. В специальном исследовании, посвященном административно-юрисдикционной деятельно­сти органов внутренних дел в области дорожного движения, предпринята попытка выработать компромиссное решение относительно понятия «административно-юрисдикционная деятельность». Оно интересно с точки зрения того, что в нем автор (В.В. Головко) стремится связать юрисдикцию с право­охранительной деятельностью: «Принимая во внимание, что юрисдикция уполномоченных органов (должностных лиц) тесно связана с правоприменительной, правоохранительной (курсив наш - Б.Ш., Р.Ш.), государственно-властной, квази- судебной деятельностью, полагаем, что понятие "юрисдик­ционная деятельность" следует отграничивать от термина "юрисдикция". С учетом содержания последнего считаем, что юрисдикционная деятельность включает следующие виды

-     исполнительно-распорядительной, правоприменительной, правоохранительной, квазисудебной деятельности, осущест­вляемой уполномоченными на то органами (должностны­ми лицами) в определенной правовой сфере в соответствии с установленной действующим законодательством и иными нормативными правовыми актами».

Как видим, автор приходит к выводу, что правоохрани­тельная деятельность является лишь разновидностью юрис­дикционной, четко отличает ее от правоприменительной, что не позволяет поставить знак равенства между ними, как это делает Н.В. Витрук. Не вдаваясь подробно в споры о са­мой юрисдикции и юрисдикционной деятельности, считаем нецелесообразным при определении понятия «правоохрани­тельная деятельность» использование термина «юрисдикци­онный», акцентирующего исследовательский интерес на не­сколько иной характеристике различных видов деятельности государственных органов.

В контексте приведенных рассуждений можно констати­ровать, что при характеристике понятия правоохранительной деятельности в него вкладывается разное и нередко крайне ограниченное содержание:

-    для одних такая деятельность - это лишь то, что делает­ся компетентными государственными органами в сфере борьбы с преступлениями (другими словами, ставится знак равен­ства между понятием «правоохранительная деятельность» и понятием «борьба с преступностью»);

-    для других - это борьба и с преступлениями, и с иными правонарушениями;

-    для третьих - это то, что принято называть «поддержа­нием общественного порядка» (патрулирование в обществен­ных местах, контроль за правильным проведением массовых мероприятий - демонстраций, митингов, пикетирования, применение специальных средств для усмирения «разбуше­вавшейся» толпы и т. д.).

Столь упрощенные подходы нельзя признать правильны­ми, поскольку они существенно искажают суть рассматривае­мого вида государственной деятельности и используются для обоснования весьма спорных суждений о том, какие органы следовало бы считать правоохранительными.

Сторонники таких подходов не учитывают то, что сфера охраны права значительно шире, чем сфера борьбы с пре­ступностью или нарушениями общественного порядка. Право должно охраняться не только от подобных, явно недопусти­мых актов беззакония или антиобщественных явлений. Но нужно не забывать, что в не меньшей мере недопустимыми являются также какие-либо иные проявления противоправ­ности, попытки недозволенно ограничивать, злонамеренно ущемлять или умалять любые права и законные интересы, кому бы они ни принадлежали - российскому гражданину, иностранцу, лицу без гражданства, какому-то должностному лицу, коммерсанту, государственной или негосударственной организации.

Все подобные антиобщественные явления должны пре­секаться не менее решительно, чем преступления или нару­шения порядка в общественных местах, а их негативные по­следствия - устраняться или исправляться. Чтобы такое не происходило в обществе или не приобрело значительных мас­штабов и нужна деятельность, именуемая правоохранитель­ной в широком смысле этого слова.

Вопрос о задачах правоохранительной деятельности, как и вопрос о ее понятии и содержании, в целом пока что в за­конодательном порядке четко не обозначен. Но это не значит, что таких задач у нее нет. Они существуют, и об их наличии можно судить по содержанию ряда законодательных актов, в которых в той или иной мере решаются вопросы организации и основ деятельности различных правоохранительных орга­нов. На основании анализа федеральных законов о правоохра­нительных органах вполне допустим вывод о том, что задачи правоохранительной деятельности целесообразно подраз­делять на две группы: задачи общие, характерные для всех ее направлений, а также задачи конкретные, специфические для отдельных направлений.

Для определения общих задач можно проанализировать Закон о безопасности, где в ст. 1 подчеркивается, в частно­сти, что основными объектами, которые должны защищать­ся системой государственных органов (в том числе правоох­ранительных) являются: «.личность - ее права и свободы; общество - его материальные и духовные ценности; государ­ство - его конституционный строй, суверенитет и территори­альная целостность». Это положение и следовало бы считать основным ориентиром при раскрытии содержания общих задач правоохранительной деятельности. Во всяком случае, в нем четко обозначены те ценности, которые должны охранять­ся. Охрана именно этих ценностей и составляет суть, основное содержание общих задач.

Для конкретных видов правоохранительных органов в со­ответствии с возложенными на них полномочиями законода­тельство предусматривает свои, специфические задачи. Опре­деленные специфические задачи осуществляются и в рамках конкретных направлений (функций) правоохранительной де­ятельности.

С учетом сказанного можно определить понятие право­охранительной деятельности как такой государственной или санкционированной государством деятельности, которая осу­ществляется с целью охраны и защиты права и предупрежде­ния его нарушений специально уполномоченными органами путем применения юридических мер воздействия в строгом соответствии с законом и при неуклонном соблюдении уста­новленного им порядка. Правоохранительная деятельность включает в себя три составляющих:

1.       Охрана существующего в государстве правопорядка.

2.       Защита существующего правопорядка.

3.       Предупреждение нарушений существующего в госу­дарстве правопорядка.

Если деятельность органа государственной власти или иной организации связана только с одной или двумя состав­ляющими, то она вряд ли может быть причислена к числу правоохранительных, а выступает либо правозащитным, либо контрольно-надзорным видом деятельности и др.

Правоохранительная деятельность как деятельность юри­дическая должна включать в себя полный комплекс указанных составляющих.


Правоохранительная деятельность





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика