Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Современные тенденции регулирования трудовой миграции: опыт и приоритеты межгосударственных интеграционных объединений (ЕС, СНГ, ЕврАзЭС)
Научные статьи
21.04.14 10:55
Оглавление
Современные тенденции регулирования трудовой миграции: опыт и приоритеты межгосударственных интеграционных объединений (ЕС, СНГ, ЕврАзЭС)
национальное иммиграционное законодательство
единое экономическое пространство
Все страницы

Современные тенденции регулирования трудовой миграции: опыт и приоритеты межгосударственных интеграционных объединений (ЕС, СНГ, ЕврАзЭС)

  

Международно-правовое регулирование трудовой ми­грации тесно связано с организацией единого экономического пространства заинтересованными государствами. Первой ре­гиональной системой, использующей в рамках единого про­странства свободу трудовых перемещений, стало Европейское сообщество. В учреждающем его Римском договоре 1957 г. содержится определение свободы передвижения трудящихся из числа граждан государств-членов. Ч. 3 ст. 39 этого договора устанавливает, что эта свобода включает в себя право граж­дан государств-членов: принимать реальные предложения о трудоустройстве; свободно передвигаться с этой целью по территории Сообщества; находиться на территории государ­ства-члена в связи со своим трудоустройством; оставаться там и после окончания трудовой деятельности.

Действующий Договор о функционировании ЕС 2007 г. дополняет эту норму в ч. 1 ст. 45 принципом обеспечения сво­бодного передвижения работников внутри Союза и в ч. 3 той же статьи их правом «принимать реально предлагаемую ра­боту». Последняя формулировка связана с расширительным толкованием работы как возможности найма, индивидуально­го предпринимательства или самоорганизации трудовой за­нятости. Ст. 48 Договора о функционировании ЕС гарантиру­ет создание системы мер по реализации права на получение социальных пособий для «наемных и ненаемных работников- мигрантов, а также их управомоченных лиц».

К настоящему моменту акты вторичного права ЕС в этой об­ласти представлены, в том числе, единой Директивой Европей­ского Парламента и Совета Европейского Союза 2004/38/ЕС от 29 апреля 2004 г. о праве граждан Союза и членов их семей сво­бодно передвигаться и проживать на территории государств-членов. Три ключевых положения, выделенных в преамбуле Директивы 2004/38/ЕС, определяют ее содержание:

-     гражданство ЕС является основополагающим момен­том для осуществления права граждан государств-членов свободно передвигаться и проживать в пределах Союза. В их число включены наемные и ненаемные работники, студенты и неработающие лица (п. 3);

-     право граждан ЕС свободно передвигаться и проживать на территории государств-членов «в объективных условиях свободы и достоинства» должно быть также предоставлено в равной мере членам их семьи, независимо от гражданства по­следних (принцип единства семьи) (п. 5);

-     лица, осуществляющие свое право проживания, не должны становиться неоправданным бременем для системы со­циальной помощи принимающего государства-члена на про­тяжении первого периода проживания (до трех месяцев) (п.10). Тем не менее, личное право проживания в другом государстве- члене непосредственно предоставлено гражданам Союза Дого­вором об учреждении ЕС и не зависит от выполнения админи­стративных процедур (п. 11).

З.М. Гафаров указывает, что «Европейский Союз всег­да ставил во главу угла вопрос об интеграции, предпочти­тельно, в сфере базисных отношений политико-правового содержания...». Представляется, что цель региональной интеграции состоит в сближении, в первую очередь, произ­водственных процессов и оформления общей финансово­экономической политики государств-участников. Межгосу­дарственные отношения по поводу образования Сообщества являются первичным объектом регулирования по отношению к механизму защиты прав человека.

Общее пространство свободы, безопасности и законно­сти «без внутренних границ» провозглашено в консолидиро­ванном тексте Договора о ЕС как одна из целей его создания (ч. 2 ст. 3) и одновременно является предметом совместной компетенции Союза и государств-членов (ч. 2 ст. 4 Договора о функционировании ЕС). В указанный предмет включены такие направления деятельности, как визовый режим ЕС, единая иммиграционная политика, меры по интеграции ино­странцев, организация специальной системы контроля над внешними границами (ст. 67 Договора о функционировании ЕС). Неотъемлемой частью Лиссабонского договора выступает Хартия ЕС об основных правах 2000 г., причем именно Дого­вор придает ей обязательную юридическую силу (ст. 6 Дого­вора о ЕС).

Нужно отметить использование принципа субсидиар­ности в ч. 5 ст. 79 Договора о функционировании ЕС. Объяв­ляя компетенцией Союза формирование общей иммигра­ционной политики, данная норма отдельно оговаривает, что «настоящая статья не затрагивает права государств-членов устанавливать квоты на въезд граждан третьих стран, прибы­вающих из этих стран на их территорию с целью поиска там работы по найму или работы, не являющейся наемным тру­дом». Приоритет отдается потребностям государств-членов в использовании такой рабочей силы. Не ставится под сомнение необходимость внутреннего движения европейских граждан в пространстве ЕС с целью трудоустройства. Однако, недавние экономические и социальные кризисы, имевшие место в Гре­ции и Испании, могут заставить ЕС изменить сформировав­шиеся правовые подходы, так как безработные граждане этих стран станут нежелательным социальным бременем для дру­гих государств-членов.

Согласно вышеприведенным договорным нормам, под понятием «трудящийся» следует понимать, прежде всего, лицо, которое осуществляет свою занятость на территории ЕС в качестве работника по найму. Правоведы-европеисты отмечают, что в ряде решений Суда ЕС «под определение работника (как субъекта права на свободное передвижение в пределах всего общего рынка) подпадают лица, занятые не­полное время, лица, получающие заработную плату ниже гарантированного минимума». Так, показательным считается решение Суда ЕС 1982 г. по делу Левин против Нидерландов, когда британский гражданин, работавший там неполное вре­мя с незначительным доходом, был, тем не менее, признан со­ответствующим понятию «работник» как лицо, которое зани­малось «эффективной и реальной деятельностью». В решении было указано, что «определение работника относится к праву ЕС, а не к национальному праву государств-членов ЕС, поэто­му его интерпретация на основании национальных понятий и ограничений недопустима». К настоящему моменту принцип верховенства права ЕС получил дополнительное закрепление в ст. 18 Договора о функционировании ЕС 2007 г., запреща­ющей любую дискриминацию по признаку национального гражданства. Ч. 2 ст. 20 этого Договора еще раз подтверждает право граждан Союза свободно передвигаться и проживать на территории всех государств-членов.

В п. 3 преамбулы Директивы Совета ЕС 2009/50/ЕС от 25 мая 2009 г. об условиях въезда и проживания граждан третьих стран для целей осуществления высококвалифицированной трудовой деятельности8 определена стратегическая цель при­влечения и удержания таких работников в качестве «составной части подхода, основанного на нуждах государств-членов ЕС». Директива 2009/50/ЕС относит установление числа иностран­ных высококвалифицированных работников к национальной компетенции государств-членов ЕС и сохраняет за ними «пра­во не выдавать вид на жительство для устройства на работу в целом, либо для определенных профессий, отраслей эконо­мики или регионов» (п. 8).

Общий механизм регулирования, заложенный Директи­вой 2009/50/ЕС, заключается в следующем:

-     предметом регламентации являются условия въезда и проживания на срок, превышающий 3 месяца, для высококва­лифицированных иностранных работников из третьих стран, которые имеют право на получение так называемой «голубой карты ЕС», и членов их семей (ст. 1);

-     государства-члены вправе вводить более благоприятные условия пребывания для таких работников по собственному усмотрению (ст. 4);

-     выданная государством-членом на период от 1 до 4 лет «голубая карта» ЕС дает возможность ее держателю неодно­кратно въезжать и пребывать на его территории (ч. 2 и 4 ст. 7);

-     заявление иностранного работника о выдаче «голубой карты» рассматривается в случае, если он проживает за пре­делами государства-члена ЕС, либо когда он уже проживает на его территории на основании действительного вида на жи­тельства или долгосрочной визы (ч. 2 ст. 10);

-     в течение первых 2 лет законной трудовой деятельности держателя «голубой карты» доступ на рынок труда ограничен осуществлением оплачиваемой занятости, отвечающей усло­виям получения карты. Для смены работодателя необходимо заблаговременно получить письменное разрешение компе­тентных органов страны приема. По истечению двухлетнего периода государство-член ЕС может предоставить данному лицу равные с гражданами данного государства права в сфере высококвалифицированного труда (ч. 1, 2 ст. 12);

-     держатель «голубой карты» имеет равные с националь­ными гражданами права на условия труда, свободы профес­сиональных объединений, образование и профессиональное обучение, признание дипломов и сертификатов, свободу пере­движения по территории страны приема (ч. 1 ст. 14);

-     члены семьи держателя «голубой карты» имеют право на воссоединение с ним и на получение вида на жительство в государстве его трудоустройства (ст. 15);

-     после 5 лет законного и постоянного пребывания на территории Сообщества держатель «голубой карты» получает право на проживание в ЕС на постоянной основе и долгосроч­ный вид на жительство (ч. 2 ст. 16 и ч. 1 ст. 17);

-     по истечении 18 месяцев законного пребывания на тер­ритории принявшего его государства-члена держатель «голу­бой карты» и члены его семьи имеют возможность переезда в другую страну ЕС с целью продолжения там трудовой де­ятельности. При этом процедура получения карты должна быть проведена повторно (ст. 18 Директивы).





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика