Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Конвенционное начало международного гуманитарного права (к 150-летию Женевской конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях от 22 августа 1864г.) - медицинские формирования
Научные статьи
21.04.14 13:45
Оглавление
Конвенционное начало международного гуманитарного права (к 150-летию Женевской конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях от 22 августа 1864г.)
Женевская конвенция
медицинские формирования
Все страницы

Применительно к защите медицинских формирований в ситуации вооруженных конфликтов международного харак­тера Протокол I к Женевским конвенциям 1949 г. внес суще­ственные дополнения к нормам МГП. Шаг, впервые сделан­ный в 1864 г. в Конвенции относительно защиты санитарного персонала, оказался в Протоколе I 1977 г. длинной дорожкой, охватывающей многосторонние аспекты защиты медицин­ских формирований (статьи 12-16) и санитарных перевозок (статьи 21-30).

Большое внимание этим вопросам было уделено также в Протоколе II к Женевским конвенциям 1949 г., касающемся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера, в котором предусмотрена защита медицинского персонала, а также лиц, выполняющих медицинские функ­ции, медицинских формирований и санитарно-транспортных средств (статьи 9-11).

Конвенция 1864 г. впервые для обозначения госпиталей и походных лазаретов, а также состоящих под защитой ней­тралитета, установила употребление особого знака - изобра­жения Красного Креста на белом полотнище (ст. 7).

По мере кодификации норм МГП предлагались различ­ные эмблемы для использования в качестве защитного знака: Красного полумесяца (Турция), Красных льва и солнца (Пер­сия), буддистского огня, Красного щита Давида (Израиль).

В ходе обсуждения этого вопроса на Конференции 1949 г. при принятии Женевских конвенций участники отстаивали различные позиции и не смогли прийти к единому мнению по утверждению единой эмблемы для Движения. В результате ст. 38 Конвенции дословно повторила ст. 19 Конвенции 1929 г. о раненых и больных в действующих армиях и о военноплен­ных, то есть Красный крест на белом поле и Красный полуме­сяц или Красный лев и солнце (с 1980 г. ни одно государство не использовало эмблему Красного льва и солнца).

В соответствии с Уставом само Движение стало носить на­звание «Международное движение Красного Креста и Красно­го Полумесяца».

По мнению бывшего Президента МККК Корнелия Сом- маруги, единство Движения Красного Креста и Красного По­лумесяца в представлении общественности должно подкре­пляться единством эмблемы. Одновременное существование нескольких символов говорит о разделении, о невозможности преодолеть определенные разногласия и подняться над рели­гиозными и культурными различиями.

Данная позиция автора была поддержана и другими из­вестными представителями МККК. В частности, Франсуа Бю- ньон подчеркнул, что «единственным наиболее приемлемым решением было бы принятие новой эмблемы, лишённой ка­кого-либо политического или религиозного смысла. Суще­ствование двух эмблем не отражало принципа единства Дви­жения и несло в себе семена разделения».

Предложение Карнелио Соммаруги о принятии допол­нительной эмблемы, лишенной национального, религиозного и политического смысла, было поддержано многими пред­ставителями Движения. Совет делегатов Движения 6 октября 1999 г. предложил создать Объединенную рабочую группу по вопросу эмблемы, а Международный комитет Красного Креста подготовил для рассмотрения проект третьего Допол­нительного протокола к Женевским конвенциям 1949 г. Засе­дания Совета делегатов Движения и XXVIII Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца состо­ялись в 2001 и 2003 гг., на которых было подтверждено стрем­ление найти всеобъемлющее решение по вопросу эмблемы Движения.

По инициативе Швейцарии в декабре 2005 г. была созва­на Дипломатическая конференция, на которой большинством голосов 8 декабря был принят Третий дополнительный прото­кол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающий­ся дополнительной отличительной эмблемы в виде «Красного кристалла» (Протокол III, пп. 18, 20).

XXIX Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца, проходившая в июне 2006 г. в присут­ствии делегатов 150 государств - участников Женевских кон­венции 1949 г., представителей других обществ, приняла ре­шение о внесении поправок в Устав Движения в отношении новой эмблемы «Красного кристалла».

Как отметил Франсуа Бюньон, благодаря принятию Про­токола III, Движению удалось убедить государства создать но­вый инструмент для усиления защиты жертв войны, а именно -  отличительный знак, который не несет в себе никакого наци­онального, политического или религиозного смысла.

Как известно, МККК накануне шестидесятой годовщины Женевской конвенции 1949 г. проводил внутреннее исследо­вание современных проблем международного гуманитарного права.

В своем обращении с заявлением по данному вопросу на основе анализа проведенного МККК исследования Прези­дент МККК Якоб Келленбергер отметил, что для улучшения положения лиц, пострадавших в результате вооруженных конфликтов, следует добиваться более строгого соблюдения действующих правовых норм, а не принятия новых. Все по­пытки укрепления гуманитарного права должны предприни­маться на уже существующей правовой основе. И в то же вре­мя МККК пришел к выводу о том, что в гуманитарном праве должны быть выработаны новые решения в четырех основных областях:

-    защита лиц, лишенных свободы, особенно в ситуациях немеждународного вооруженного конфликта;

-    незамедлительная выработка правовых принципов по имплементации гуманитарного права и осуществления репа­рации жертвам среди населения;

-    охрана природной среды при военных действиях, кото­рые ведутся в рамках немеждународного вооруженного кон­фликта;

-    защита лиц, перемещенных внутри страны.

Таким образом, со времени принятия в 1864 г. Первой Же­невской конвенции по международному гуманитарному пра­ву, которая заложила правовую основу кодификации норм МГП, прошло 150 лет. За истекшее время принято множество гуманитарных актов по защите жертв вооруженных конфлик­тов, медицинских формирований, объектов и лиц.

Совершенствование и укрепление правовой базы между­народного гуманитарного права продолжается. Что касается доктрины международного гуманитарного права, то для на­учных исследований, а также разработки дополнительных правовых норм МГП возникли новые проблемы - сетевые компьютерные нападения, кибервойны и другие негативные аспекты применения современной информационной техноло­гии, которые создают в отдельных случаях повышенную опас­ность для всей системы международного правопорядка.

В «Таллинском руководстве по международному праву, применимому при ведении кибервойны», разработанном международной группой экспертов по просьбе Центра пере­дового опыта НАТО по совместной защите от киберугроз, экс­перты подтвердили актуальность МГП применительно к это­му новому техническому средству ведения войны.

Как известно, средства и методы ведения войны суще­ственно изменились после принятия Женевских конвенций 1949 г., однако, как заявили эксперты, в данном Руководстве, состоящем из 95 норм, международное гуманитарное право по-прежнему применимо ко всем действиям, предпринима­емым сторонами в ходе вооруженного конфликта. Тем не ме­нее, не исключено, что по мере развития кибертехнологии в гуманитарном праве может возникнуть необходимость даль­нейшей разработки правовых норм.

Советник МККК по правовым вопросам Лоран Жизель пояснил, что поскольку существует единое киберпростран­ство, которым пользуются как военные, так и гражданские лица, важно проследить, чтобы нападения велись строго про­тив военных целей и чтобы постоянно предпринимались усилия для защиты гражданского населения и объектов граждан­ской инфраструктуры.

В этой связи своевременное предвидение пробелов, ко­торые могут быть выявлены в международном гуманитарном праве на фоне разработки новых технологий для нападения в ситуации вооружённых конфликтов, представляется весьма важным в целях подготовки и принятия новых или совершен­ствования действующих норм международного гуманитарно­го права. Свидетельством тому является принятие 28 мая 2013 г. Комиссией международного права ООН Постановления о включении в свою программу работы темы «Охрана окружаю­щей среды в связи с вооруженными конфликтами».

Прошло 150 лет после принятия Первой Женевской кон­венции по международному гуманитарному праву, которая оказала существенное влияние на формирование и становле­ние современных норм МГП, значение которой прогрессивно будет возрастать и в дальнейшем, пока будут происходить во­оруженные конфликты.


Международное право





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика