Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правовые реформы в сфере регулирования государственно-конфессиональных отношений: опыт европейских стран - правовые реформы
Научные статьи
23.04.14 11:00
Оглавление
Правовые реформы в сфере регулирования государственно-конфессиональных отношений: опыт европейских стран
правовые реформы
ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО
Все страницы

России - Уложении о наказаниях уголовных и исправитель­ных 1845 г. - состав этого вида преступлений был детально разработан.

Правовые реформы в сфере регулирования государствен­но-конфессиональных отношений удобно рассмотреть на при­мере правового режима имущества религиозного назначения, т.к., с одной стороны, эта тема актуальна для нашей страны в связи с незатихающими дискуссиями о реализации Феде­рального Закона Российской Федерации от 30 ноября 2010 г. № 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имуще­ства религиозного назначения, находящегося в государствен­ной или муниципальной собственности», с другой - именно в гражданско-правовой сфере возможные те количественные показатели, которые позволяют судить о результативности проводимой реформы.

Достаточно интересным примером правового реформи­рования государственно-конфессиональных отношений явля­ется опыт Федеративной Республики Германии. Согласно ста­тистике, большинство немецкого населения - христиане, при этом католики составляют 32,4 %, протестанты - 32 %, право­славные - 1,14 %. Небольшая часть верующих принадлежит к другим христианским деноминациям: баптисты, методисты, верующие Свободной Евангелистской Церкви и привержен­цы других религиозных течений. Часть верующих составляют мусульмане (приблизительно 3,8 %), свидетели Иеговы (при­близительно 0,2 %) и члены иудейских общин (приблизитель­но 0,12 %). Около 31 % немецкого населения, проживающего преимущественно на территории бывшей ГДР, - атеисты. При этом ни одна церковь в Германии не обладает государ­ственным статусом.

Статья 4 Основного закона ФРГ закрепляет, что «(1) Сво­бода вероисповедания, свобода совести и свобода религиозных и мировоззренческих убеждений неприкосновенны. (2) Гаран­тируется беспрепятственное исповедание религии. (3) Никто не может быть против своей совести принужден к военной службе с оружием. Подробности регулируются федеральным законом».

Сегодня толкование этой статьи таково, что она гаран­тирует не только индивидуальную свободу вероисповедания, но одновременно основное коллективное право корпораций как объединений верующих на существование и деятельность (коллективную свободу вероисповедания). «Свободу верои­споведания следует понимать, - пишут Д.В. Беллинг, А.В. Бой­ко и Н.Б. Серова, - не только как индивидуальную свободу, но и как свободу организационного объединения с целью совместного публичного вероисповедания. Под последним понимается, в частности, свобода церквей в их исторически сложившейся форме на вероисповедание, в соответствии со своим назначением». Это очень важно именно для регули­рования церковно-имущественных вопросов, т.к. религиозное объединение вправе само определять, что относится к имуще­ству религиозного назначения, какие объекты необходимы для проведения богослужения и т.д.

Если раньше Федеральный Конституционный суд Герма­нии исходил из «формулы каждого», состоящей в том, что для церкви и государства, которые ощущают себя ответственными за одних и тех же людей, за одно и то же общество, существует необходимость взаимосогласованной кооперации, то в новых решениях всё чаще выдвигается принцип «сопоставления пра­вовых интересов», который позволяет придать церковному правопониманию особое значение. Таким образом, государ­ство признаёт, что в религиозных вопросах церковные каноны имеют не менее важное значение, чем правовые нормы.

Постепенное правовое реформирование в других странах Европейского Союза также привело к тому, что религиозные организации, пользуясь правами частных юридических лиц, обладают недвижимостью, в том числе земельными участка­ми, в основном на праве собственности. Это касается храмов, монастырских комплексов, объектов образовательного и куль­турного назначения, административных зданий и т.п. Ситу­ация, при которой храмы и относящиеся к ним земельные участки находятся в государственной собственности, касается только единичных, особо ценных памятников архитектуры. Передача же в пользование, тем более в аренду, храмов и зе­мельных участков, как правило, не практикуется.

В большинстве стран Центральной и Восточной Европы собственность религиозных организаций полностью либо в большей своей части уже возвращена верующим.

В настоящее время в Польше, Чехии, Венгрии, Румынии, странах Балтии приняты и действуют законы о реституции. В католических странах заключаются конкордаты, которые, как правило, содержат международное обязательство по уре­гулированию проблем, касающихся национализированного имущества Римско-Католической Церкви, например договор между Чешской Республикой и Святым Престолом «Об упо­рядочении взаимных отношений».

В качестве примера возвращения церковной собственно­сти можно привести акт Венгерской Республики 1991 года «Об утверждении прав владения на бывшее имущество Церквей», которым восстанавливалось право собственности религиозных организаций на отнятое у них после 1 января 1948 года имуще­ство, включая объекты религиозного, социального, культурно­го, медицинского назначения и земельные участки.

Большой интерес представляет законодательный опыт Болгарии, которая, как и Россия, имеет опыт социалистиче­ского периода в своей истории, а также является светским го­сударством. Согласно статье 13 Конституции Болгарии 1991 г. «(1) Конституция провозглашает свободу вероисповеданий. (2) Религиозные институты отделены от государства. (3) Тра­диционной религией в Республике Болгарии является вос­точно-православное вероисповедание. (4) Религиозные общ­ности и институты, а также религиозные убеждения не могут использоваться в политических целях». Таким образом, в светском государстве законодательно признаётся некий при­оритет одной конфессии над другими. При этом Болгарская Православная Церковь является в стране далеко не единствен­ной. Министр по делам вероисповеданий Болгарии Божидар

Димитров в 2009 г. говорил о 101 вероисповедании в стран. Сходная ситуация наблюдается и в России: в преамбуле Фе­дерального Закона Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях 1997 г.» подчёркнута «особая роль православия».

В декабре 2002 г. был принят «Закон о вероисповеданиях Республики Болгария», в главе четвертой которого под назва­нием «Имущество и финансы» закреплены следующие поло­жения:

«Ст. 21.

/1/ Вероисповедания и их отделения, получившие статус юридического лица на основе данного закона, имеют право на собственное имущество.

/2/ Имущество различных вероисповеданий может включать в себя право собственности и ограниченные имуще­ственные права на недвижимость, продукты ведения хозяй­ственной деятельности на основе использования собственно­сти, в том числе наймы, доходы или дивиденды от участия в торговых обществах или объединениях торговых обществ, право собственности на движимые вещи, в том числе на цен­ные бумаги, право по Закону об авторском праве и аналогич­ных правах, доходы от государственных субсидий, дарений, завещаний и др.

/3/ Государство и общины могут безвозмездно предо­ставлять религиозным институтам и их местным отделениям право пользования государственными и общинными объекта­ми собственности, а также помогать им с помощью субсидий, предусмотренных государственным или общинным бюдже­том.

Ст. 22. Правила использования имущества данной рели­гиозной организации регулируется ее уставом...

Ст. 25.

/1/ Государство может помогать и направлять зареги­стрированные на основании данного закона вероисповедания в процессе осуществления их религиозной, социальной, об­разовательной и здравоохранительной деятельности с помо­щью налоговых, кредитно-процентных, таможенных и других финансовых и экономических льгот с соблюдением условий и порядка, определенного соответствующими специальными законами.

/2/ В случае использования органами определенных веро­исповеданий преференций по п. 1 их ежегодные бухгалтер­ские отчеты подлежат независимому финансовому аудиту на условиях, предусмотренных для юридических лиц с нехозяй­ственной целью, определенных для осуществления обществен­но-полезной деятельности.

/3/ При констатации нарушений закона Министерство финансов уведомляет органы прокуратуры и государственно­го финансового контроля о проведении проверок и предусмо­тренных законом действий.

Ст. 28. Распределение государственных субсидий для за­регистрированных вероисповеданий осуществляется ежегод­ным законом о государственном бюджете.

Ст. 29. Трудовые правовые отношения священнослужи­телей и служителей религиозных институтов регулируются в соответствии с уставом данного религиозного института, тру­довым и социальным законодательством».

Как мы видим, религиозные организации Болгарии наде­лены статусом юридических лиц, которые получают от госу­дарства льготы и преференции.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика