Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Правовые реформы в сфере регулирования государственно-конфессиональных отношений: опыт европейских стран - ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО
Научные статьи
23.04.14 11:00
Оглавление
Правовые реформы в сфере регулирования государственно-конфессиональных отношений: опыт европейских стран
правовые реформы
ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО
Все страницы

Однако далее в пункте 5 «Переходных и заключительных положений» данного Закона непосредственно поднимается вопрос о передаче религиозного имущества:

/1/ Восстанавливается право собственности вероисповеда­ний на перешедшее государству, отчужденное, конфискован­ное или незаконно изъятое имущество.

/2/ Восстановление собственности осуществляется в по­рядке, предусмотренном Законом о восстановлении собствен­ности на перешедшую государству недвижимость с момента вступления в силу данного закона.

/3/ При рассмотрении нерешенных дел, связанных с вос­становлением собственности вероисповеданий, применяются распоряжения данного закона с соответствующими отсылка­ми и другим реституционным законам.

/4/ Истекший срок давности относительно имущества, собственность на которое восстанавливается данным законом, не учитывается и начинает отсчитываться с момента вступле­ния данного закона в силу.

/5/ В случае если условия для восстановления права соб­ственности по п. 1 /1/ отсутствуют, вероисповеданиям компен­сируется ущерб на основании Закона о возмещении ущерба собственниками собственности, перешедшей государству. Прошение о возмещении ущерба подаются вероисповедания­ми в срок до одного года с момента вступления в силу данного закона».

Таким образом, законодательство Болгарии предусма­тривает реституцию имущества религиозного назначения, изъятого в период социализма.

Нормативно-правовая база Болгарии о возвращении иму­щества религиозных организаций затем продолжала допол­няться и совершенствоваться. Процесс возвращения Церкви ее имущества оказался сложным и трудным, так что Болгарская Православная Церкви вынуждена периодически начинать су­дебные разбирательства.

Митрополии и церковные настоятельства, которые сразу не подали заявления о восстановлении права собственности на сельскохозяйственные земли, должны были это сделать до 13 мая 2007 года, подав исковое прошение в Районный суд по месту нахождения имущества. Суд принимал в качестве до­казательств не свидетельские показания и декларации, а толь­ко письменные документы (нотариальные акты, протоколы о размежевании, протоколы сельскохозяйственных коопера­тивов, налоговые регистры, просьбы-декларации о членстве в сельскохозяйственных кооперативах, бухгалтерские книги о выплате ренты, протоколы и решения о выделении земли, в том числе и Закон о трудовой поземельной собственности 1946 г. и сборник правил в виде приложения к нему).

Однако в 2007 г. Ж. Донкова сделала вывод о том, что «не­малая часть церковных земель еще не возвращена Болгарской

Православной Церкви. Основные причины этого следующие: во-первых, плохое знание положений Закона о вероисповеда­ниях и, во-вторых, правовой статус церковных настоятельств и митрополий. Последнее - следствие особого регистрацион­ного режима Болгарской Православной Церкви - «ex lege» («в силу закона», то есть Закона о вероисповеданиях)».

Трудности при восстановлении собственности проистека­ли и из того факта, что немалая часть земельного имущества была захвачена и обрабатывалась частными лицами или зем­ледельческими товариществами, которые каким-то образом добыли необходимые нотариальные акты. В этих случаях Бол­гарская Православная Церковь, даже обладая необходимыми документами, подтверждающими ее права собственности, вынуждена участвовать в длительных судебных разбиратель­ствах, которые в большинстве случаев, к сожалению, заканчи­ваются не в ее пользу.

В немалом количестве случаев в том, что церковное иму­щество оказалось невозвращённым, виноваты и сами церков­ные настоятельства, не проявляющие должной заинтересован­ности в этом или же не имеющие достаточной компетентности и финансовых средств.

Следует отметить, что процесс восстановления имуще­ственных прав религиозных организаций в странах бывшего СССР, за исключением стран Балтии, имеет особенности. Как правило, государства не спешат возвращать национализиро­ванную собственность, несмотря на взятые международные обязательства.

Среди республик бывшего СССР наиболее полные меры в этом направлении были предприняты в Грузии, где было подписано Конституционное соглашение между государ­ством и Грузинской Православной Церковью, составляющее часть Конституции страны.

Согласно этому документу, государство: не имеет пра­ва отчуждать от Церкви ее имущество; предоставляет Церк­ви право распоряжаться своим имуществом на основе норм церковного права при условии соблюдения государственного законодательства; признает церковным имуществом находя­щиеся на территории Грузии православные храмы и монасты­ри (действующие и недействующие), земельные участки, на которых они расположены, а также развалины (руины) этих объектов; признает церковной собственностью либо совмест­ной собственностью Церкви и государства церковные ценно­сти, хранящиеся в музеях и хранилищах; обязуется возместить ущерб, нанесенный в годы гонений; берет на себя обязатель­ства по ведению переговоров о судьбе церковного имущества на территории иностранных государств.

Менее радикальные шаги предприняты в странах Балтии, где правительства пошли на выборочную реституцию церков­ного имущества, в том числе Русской Православной Церкви. Так, в соответствии с законом Литовской Республики от 1995 года «О порядке восстановления права религиозных общин на сохранившееся недвижимое имущество», государство при­знает право религиозных общин на принадлежавшее им до 21 июля 1940 года имущество, отчужденное государством, за исключением земли, внутренних вод, лесов и парков, а также имущества, находящегося в исключительной государственной собственности.

Восстановление прав собственности производится двумя путями: возврат сохранившегося имущества в натуре либо вы­куп имущества государством. Первый вариант реализовать достаточно сложно, поэтому государство производит выкуп имущества путем: безвозмездной передачи религиозной об­щине равноценного имущества; выплаты денежной компенса­ции; оказания помощи в проведении реставрации; предостав­ления в аренду земельного участка без проведения аукциона. При этом выбор способа выкупа производится самой религи­озной общиной.

Законом Латвийской Республики «О возврате собственно­сти религиозным организациям» установлено, что имущество, отчужденное у религиозных организаций за период с 2 июля 1940 года, подлежит возврату, за исключением земли, передан­ной в постоянное пользование физическим лицам, и объектов, отчужденных в частную собственность. Предусмотрена также возможность компенсации, кроме случаев, когда религиозное имущество было приобретено или построено на государствен­ные средства. Религиозные организации имеют преимуще­ственное право на получение в пользование государственного имущества, если им не удалось доказать свое право собствен­ности на это имущество. Законом «О земельной реформе в го­родах Латвийской Республики» восстанавливается право соб­ственности религиозных общин на ранее принадлежавшие им городские земли.

Таким образом, в странах Европы существует богатый опыт в сфере правового реформирования государственно­конфессиональных отношений, однако до сих пор достаточ­но трудно создать подробную классификацию. Например, Российскую Федерацию, Францию, страны Балтии, Украину можно отнести и к идентификационному типу светских госу­дарств, характеризующимся расширенным сотрудничеством государства с несколькими религиозными объединениями на основе партнерства государства и граждан в гарантиях, за­щите и реализации их прав на национально-культурную и религиозную идентичность, и к сепарационной модели, под которой понимается полное отделение государства от церкви, сведение ее роли в обществе лишь к институту, реализующему частные интересы граждан.

Существующий достаточно богатый зарубежный опыт регулирования вопросов церковно-имущественных отно­шений и возвращения имущества религиозного назначения может использоваться, но очень осторожно, с учётом много- национальности и многоконфессиональности России, её исто­рических особенностей.

Опыт Болгарии вряд ли может быть использован в Рос­сийской Федерации, т.к. реституция имущества религиозного назначения возможна только в одном случае - принятии За­кона о реституции и возвращении имущества всем бывшим владельцам, в том числе и конфессиям. Для России этот путь невозможен и в силу того, что непонятно, какую дату брать за основу (например, как соотнести национализацию 1917-1918 гг. с отступлениями периода «новой экономической поли­тики»), и в силу уничтожения огромного процента бывших собственников, чьи потомки до сих пор не всегда знают об их судьбах, и в силу более длительного периода господства госу­дарственной (общенародной) собственности по сравнению с другими странами.

Однако некоторый зарубежный опыт Российская Феде­рация всё-таки переняла. Во многих европейских странах, на­пример, в Греции, «зарплату и пенсии священнослужители получают от государства».

В России в советский период служители культа не полу­чали ни зарплаты, ни пенсий. Только в 1990 году, когда был принят закон о свободе вероисповедания, религиозные орга­низации были включены в систему государственного пенсион­ного обеспечения. Соответственно, только с этого момента и начал отсчитываться пенсионный стаж сотрудникам религи­озных организаций, которым при советской власти пособие по возрасту от государства не полагалось, поэтому суммы, по­лагающиеся престарелым священнослужителям, были мини­мальными.

В середине января 2004 года патриарх Алексий II попы­тался отстоять священнослужителей Русской Православной Церкви, многие из которых хоть и приняли сан 30-40 лет назад, но по достижении пенсионного возраста могли подтвердить лишь 14-летний стаж. Предстоятель Русской Православной Церкви написал письмо Президенту, в котором обратил вни­мание главы государства на несправедливость при расчете тру­довой пенсии. Уже в начале февраля 2004 г. В.В. Путин поручил главе Пенсионного фонда М. Зурабову срочно позаботиться о пенсионном обеспечении священнослужителей. А точнее, пересчитать пенсии тем из них, кто служил еще в советское время и по понятным причинам не может подтвердить свой стаж с помощью трудовой книжки. Пенсионный фонд России в кратчайшие сроки заключил соглашение с патриархией.

Позже стаж службы в советское время был засчитан по­мимо священнослужителей из Русской Православной Церкви их коллегам из Русской православной старообрядческой церк­ви, Центрального духовного управления мусульман России, Федерации еврейских общин России, Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений, Римско-католиче­ской церкви, Армянской апостольской церкви, Евангеличе­ско-лютеранской церкви, Российского объединенного союза христиан веры евангельской, Западно-Российского союза объ­единений церкви христиан-адвентистов седьмого дня, Россий­ского союза евангельских христиан-баптистов.

Из зарубежного опыта могут быть заимствованы также некоторые концептуальные положения гражданского права. Например, в праве большинства государств признаётся два объекта права собственности: материальные (телесные) и не­материальные (бестелесные. Данная теория может быть применена к правовому регулированию имущества религиоз­ного назначения.

В целом, можно поддержать современный европейский политический подход, озвученный в рамках различных евро­пейских международных организаций, который состоит в том, что правовое регулирование государственно-конфессиональ­ных отношений должно осуществляться в соответствии с наци­ональными культурными и правовыми традициями, общий подход здесь практически невозможен. Общим направлением правовых реформ европейских стран в сфере регулирования государственно-конфессиональных отношений является обе­спечение коллективной и индивидуальной свободы совести





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика