Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Н.Б. Пастухова:
ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ПРИНАДЛЕЖИТ БУДУЩЕЕ!
Интервью с  Пастуховой Надеждой Борисовной, доктором юридических наук, профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина (МГЮА), почетным работником высшего профессионального образования

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Законодательство государств Центральной Азии, касающееся правового статуса региональной безъядерной зоны
Научные статьи
23.04.14 11:43
Оглавление
Законодательство государств Центральной Азии, касающееся правового статуса региональной безъядерной зоны
ПРАВО СТРАН СНГ
Все страницы
вернуться

Законодательство государств Центральной Азии, касающееся правового статуса региональной безъядерной зоны


Государствам надлежит придерживаться норм междуна­родного права, и если они берут на себя соответствующие обя­зательства, то обязаны согласовать с ними свои нормативные акты. В соответствии с международной судебной практикой и положениями Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., государство не может ссылаться на внутрен­нее законодательство как на основание невыполнения взятых на себя обязательств. Для осуществления международных обя­зательств по Договору о Зоне, свободной от ядерного оружия (далее - ЗСЯО) в Центральной Азии государствам региона не­обходимо улучшение своего внутреннего законодательства. Как отмечал Г.В. Игнатенко, именно внутригосударственное право регламентирует способы реализации обязательств, вытекающих из международных договоров. Основной зада­чей написания данной статьи явился анализ внутреннего за­конодательства государств-участников центрально-азиатской ЗСЯО, касающегося юридического положения данной зоны.

Для реализации международных договорных обяза­тельств, принятых государствами Центральной Азии в рамках Семипалатинского договора в своих национальных правовых системах, существенное значение имеют так называемые «самоисполнимые» и «несамоисполнимые» международные до­говоры (договорные положения).

Концепция самоисполнимых и несамоисполнимых меж­дународных договоров в доктрине международного права стала предметом множества разнообразных, порой противо­положных, суждений. Я. Броунли, рассматривая понятие «самоисполнимости договора», отмечает, что термин «самоисполнимые» выражает принцип определённой системы на­ционального права, согласно которому нормы международ­ного права не нуждаются в инкорпорации для придания им внутригосударственной силы.

Самоисполнимый договор, пишет А.М. Ибрагимов, при­меняется для регулирования внутригосударственных отноше­ний без каких-либо дополняющих его норм.

На наш взгляд, различие между самоисполнимыми и несамоисполнимыми договорами сопряжено со степенью пол­ноты обязательств, содержащихся в международном договоре, то есть с тем, требуют ли условия договора принятия от госу­дарств дополнительных мер законодательного характера для реализации международных договорных обязательств.

Как справедливо замечает Е.Т. Усенко, понятие «самоисполнимый договор» не может быть точно определено. Одно и то же положение договора в одном из государств-участников может быть «самоисполнимым», а в другом - нет. «Самоис- полним» ли конкретный договор, может определить лишь само государство, его законодательная практика и никто более.

Государства-участники Договора о ЗСЯО в Центральной Азии неодинаково восприняли концепцию деления между­народных договорных положений на самоисполнимые и не- самоисполнимые. Согласно пункту 3 статьи 4 Конституции Республики Казахстан, ратифицированные международные договоры применяются непосредственно, за исключени­ем случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание нормативного акта. Тождественные положения содержатся в Законе Республи­ки Таджикистан «О международных договорах Республики Таджикистан» 1999 г.: «Нормы официально опубликованных международных договоров, не требующие принятия законов для их применения, действуют непосредственно. Для приме­нения иных положений международных договоров принима­ются соответствующие нормативные акты» (статья 4).

Другим примером может служить Конституция Респу­блики Киргизия 2010 г., которая, в отличие от ранее действо­вавшей Конституции, закрепляет прямое действие только за нормами международных договоров по правам человека. Что касается Закона Киргизии «О нормативных правовых актах» 2009 г., то он допускает применение международного догово­ра, если закон или иной нормативный акт не противоречит ему. Анализируя содержание данных норм, важно отметить, что законодательство Киргизии, тем самым, подчёркивает ос­новополагающий характер внутригосударственных норм.

Несколько косвенные ссылки на международное право содержатся в Конституциях Узбекистана и Туркменистана. Так, статья 17 Конституции Узбекистана предусматривает, что внешняя политика должна основываться на принципах су­веренного равенства, неприменения силы или угрозы силой, мирного урегулирования споров, невмешательства во внутрен­ние дела других государств и иных общепризнанных нормах международного права. А.Х. Саидов, пишет, что Конституция Узбекистана, отведя важное место международному праву, провозглашает приоритет общепризнанных норм междуна­родного права над внутригосударственными. Конституция Туркменистана 1992 г., признавая приоритет общепризнан­ных норм международного права, не затрагивает вопроса об их непосредственном применении, что, в свою очередь, свиде­тельствует о несамоисполнимости международных договоров в данной республике.

Национальное законодательство государств Центральной Азии, касающееся правового статуса региональной безъядер­ной зоны, затрагивает такие сферы правового регулирования как использование атомной энергии, вопросы охраны окружа­ющей среды и здоровья населения.

Правовую основу регулирования общественных отно­шений в сфере обеспечения режима нераспространения ядерного оружия, ядерной и радиационной безопасности, мирного использования атомной энергии, охраны окружа­ющей среды в Республике Казахстан составляет принятый в 2011 г. Закон «Об использовании атомной энергии» (далее в параграфе - Закон Казахстана об атомной энергии). Основ­ные понятия, содержащиеся в Законе Казахстана об атомной энергии, совпадают с терминологией Семипалатинского договора. При этом в данный нормативный акт законода­тель включил термины, не предусмотренные Соглашением о ЗСЯО в Центральной Азии: «захоронение», «хранение», «ядерная безопасность», «радиоактивные вещества», «физи­ческая защита», «ядерная физическая безопасность». Часть этих терминов законодатель не уточняет.

Закон содержит ряд норм, конкретизирующих положе­ния Семипалатинского договора. Так, статья 4 Закона Казах­стана об атомной энергии во исполнение Договора о ЗСЯО в Центральной Азии запрещает захоронение радиоактивных от­ходов других стран, а также всякую деятельность физических и юридических лиц по использованию атомной энергии в це­лях разработки, создания, производства или распространения ядерного оружия. По отношению к физической защите объ­ектов атомной энергии, статья 14 Закона об атомной энергии устанавливает, что физическая защита объектов использования атомной энергии обеспечивается физическим лицом, осущест­вляющим эксплуатацию объектов использования атомной энергии, или эксплуатирующей организацией в соответствии с порядком физической защиты объектов использования атомной энергии, утверждаемым Правительством Республи­ки Казахстан. Порядок физической защиты предусмотрен в Правилах физической защиты ядерных материалов и ядерных установок 2011 г. Несомненным, преимуществом Закона об атомной энергии, на наш взгляд, является норма о проведении исследований по ядерной физической безопасности, что важно для поддержания высоких стандартов в данной области.

Применительно к перевозке ядерных материалов, ра­диоактивных веществ, Закон Казахстана об атомной энергии предусматривает необходимость разработки программы пе­ревозки, в которой отражается вид и количество назначенно­го к перевозке материала, предполагаемые к использованию транспортные упаковочные комплекты, перевозимый мате­риал, вид транспорта, маршрут перевозки, распределение ответственности между участниками перевозки и описывают­ся мероприятия по обеспечению ядерной, радиационной и физической безопасности (статья 16). Важным дополнением к Семипалатинскому договору является статья 15 Закона об атомной энергии, содержащая норму об учёте ядерных мате­риалов. Реализация данного положения обеспечивает опре­деление наличного количества ядерных материалов, мест их нахождения, предоставление оперативной информации о перемещении ядерных материалов, а также сведений об их списании и захоронении, экспорте и импорте. Очевидно, что наличие аналогичной нормы в самом Семипалатинском дого­воре отвечало бы интересам государств-участников ЗСЯО. В то же время, в Законе Республики Казахстан об атомной энергии, на наш взгляд, необходимо уточнение понятия «захоронение радиоактивных отходов» в целях более точного определения территориального пространства захоронения таких отходов.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика