Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Content of journals

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Методологические проблемы права в сфере неопределенности
Научные статьи
23.04.14 12:05

вернуться

Методологические проблемы права в сфере неопределенности


В работе и практической деятельности любого исследова­теля возможны ситуации, когда недостаточность информации об исследуемом объекте, его свойствах или состоянии ведут к тому, что вероятность (как возможность) события и (или) его последствия оценить невозможно. В этом случае говорят о «неопределенности».

В словаре Ожегова приводятся следующие значения это­го термина: точно неустановленный, не вполне отчетливый, уклончивый.

В самом общем виде различают три аспекта неполно­ты информации: неточность, неопределенность, нечеткость. Синонимами категории «неопределенность» являются сти­хийность, аморфность, анархия, хаос, которые находятся в противоположных отношениях с понятиями: порядок, норма, предсказуемость.

По своей сути неопределенность присуща в различной степени и форме любым исследованиям. Источники неопре­деленности могут быть в собираемых данных, используемых методиках и моделях в связи со сделанными допущениями, в количественных показателях, отсутствии достоверных науч­ных данных, в непредсказуемости ответных реакций со сторо­ны индивидуумов и т.д.

Понятие неопределенности используется при описании неполноты информации в современной теории управления. В математической логике, в приложениях искусственного ин­теллекта, понятие неопределенности используется для обо­значения степени истинности утверждения.

В тех случаях, когда классические средства теории веро­ятности не могут описать реально происходящие события, применимы положения теории размытых множеств - матема­тической теории, разработанной для моделирования неодно­значности, неточности или нечеткости человеческого мышле­ния. Для неопределенных или нечетких событий отсутствуют законы распределений. Задаются лишь диапазоны значений описывающих данные события характеристик (параметров, признаков) и некоторые гипотетические степени принадлеж­ности данным диапазона.

В настоящее время теория размытых множеств получила достаточно хорошее развитие. Она положительно себя заре­комендовала как инструмент решения задач классификации, управления и принятия решений. Аппарат теории размытых множеств позволяет при выборе систем управления отказы­ваться от сложных и дорогих вариантов, основанных на реше­нии дифференциальных уравнений.

Эффективность размытой логики заключается в разбиении размытой информации на составные элементы и предостав­лении возможности проведения вычислений, оперирующих обычными словами естественного языка. При этом процессы управления описываются с использованием субъективных и привычных для человека качественных оценок типа «мало-мно­го», «горячо-холодно», «хорошо-плохо» и т.д. и привязкой этих оценок к строгому математическому аппарату.

Это отчасти, положительно выделяет данную теорию в сфере прикладных исследований размытых систем как един­ственную математически оперирующую со смысловым содер­жанием слов человека, что является новым средством связи человека с информационными системами.

Наряду с этим за прошедшие годы были созданы различ­ные системы искусственного интеллекта, такие как экспертные системы, нечеткие системы, системы поддержки принятия ре­шений, искусственные нейтронные системы и т.п. При этом под системой поддержки принятия решений понимаются интерактивные автоматизированные системы, помогающие лицу, принимающему решения (ЛПР), использовать данные и модели для решения слабоструктурированных проблем.

Компьютерные системы поддержки принятия решений представляют информацию для окончательного выбора че­ловеку. В условиях неопределенности ЛПР должно выбирать действия, совместные с его ощущениями и представлениями. Далее эти субъективные ощущения относительно встречаю­щихся неопределенностей включаются в формальный анализ задачи.

Окончательное принятие решений все же остается за человеком. Человек, постоянно сталкиваясь с размытой, не­точной информацией, эволюционно выработал механизм подготовки выводов очень высокого уровня в соответствии со здравым смыслом.

Здесь уместно привести высказывание академика Нью- Йоркской академии наук А.Г. Мадеры «... предсказание чело­веческого поведения на основе применения физических зако­нов обречено на неудачу в принципе, поскольку, даже если бы и удалось вывести такие уравнения, их невозможно было бы решить, как в силу огромного числа задействованных в них ча­стиц, так и присущей им хаотичности решений, когда малей­шее изменение в параметрах приводит к совершенно другому поведению системы». «Наука не может предсказать будущее человека, даже если это будущее есть».

Несмотря на устоявшиеся подходы к понятию «неопреде­ленность» как отдельной категории научного знания, в работах современных исследований отсутствует единый подход к ее пониманию, формам проявления. Как следствие - нет устояв­шегося представления о способах устранения и преодоления неопределенностей.

Особенно это проявляется в сфере гуманитарных иссле­дований. Так, нет единой трактовки этого термина у социоло­гов, экономистов, юристов и др.

К примеру, А.Ж. Ахметова из Евразийского националь­ного университета им Л.Н. Гумилева (Казахстан) под поняти­ем неопределенность идентифицирует расширенное толкова­ние риска. «Изучение законов случайного дает возможность предсказать общий исход экономических отношений, сопря­женных с риском». Данная позиция позволяет с точки зрения вероятности выпадения событий неопределенность подразде­лить на три вида: полную неопределенность, полную опреде­ленность, частичную неопределенность. При этом под полной неопределенностью подразумевается близкая к нулю прогно­зируемая вероятность наступления событий. Это, как показа­но выше, в корне противоречит положениям нечеткой логики.

В юриспруденции неопределенность может возникнуть, когда исследователю необходимо определить степень отре- гулированности отношений, когда вполне конкретные обще­ственные отношения требуют применения конкретных норм права (последние либо отсутствуют, либо их использование затруднено по причинам проблем правотворчества и/или правоприменения). Как справедливо отмечает в своей диссер­тационной работе Т.Н. Назаренко «В отечественном право­ведении отсутствует устоявшееся понятие «неопределенность в праве». Нет и общетеоретических монографических работ, специально посвященных исследованию этой проблематики. Между тем, именно в этой сфере накопилось немало вопро­сов, требующих безотлагательного решения». Разграничивая «неопределенность в праве» с такими явлениями как «неточ­ность», «неясность», «юридическая ошибка», «пробел в праве», Т.Н. Назаренко исследует данное понятие как технико-юриди­ческий дефект права (своеобразное несовершенство права, де­фект воли нормоустановителя). Преодоление неопределенно­сти рассматривается как «временное снятие неопределенности применительно к конкретным случаям».

Представляет теоретический и практический интерес рассмотрение случаев, когда неопределенными являются сами общественные отношения. Неопределенность при этом мо­жет носить как временный (относительный), так и постоянный (сущностный) характер.

В первом случае, к примеру, при смене форм собствен­ности, закон может какое-то время «отставать» от тех бурно развивающихся событий и явлений, которые необходимо от­регулировать. В этом случае оперативная отмена одной нор­мы права, содержащей неопределенность, издание другой и т.д. позволит своевременно решать возникающие проблемы.

Другое дело, когда неопределенность является внутрен­ним атрибутом самих общественных отношений. Это особый случай - здесь требуется применение норм права к событиям и явлениям, которые сами по своей природе не определены.

В качестве примера можно рассмотреть ситуацию, скла­дывающуюся во время техногенных катастроф. При катастро­фах события развиваются по непредсказуемому сценарию. Это ярко продемонстрировали недавние события трагедии на Фукусиме в Японии в 2011 году. В первые сутки этой круп­нейшей в истории радиационной катастрофы (особенно часы) все заявления официальных политиков, средств массовой ин­формации, данные Токийской энергетической компании ТЕР- СО (Tokyo Electric Power Co.), которой принадлежит атомная электростанция в г. Фукусима, были настолько неконкретны­ми и запутанными, что никак не отражали реального хода событий.

Исследование модели техногенной катастрофы с помо­щью основных положений теории катастроф, позволяет авто­ру выделить три типа неопределенностей:

-    непредсказуемость начала катастрофы (как следствие - невозможность планомерной подготовки к ней);

-    непредсказуемость поведения системы (в качестве систе­мы может быть рассмотрен промышленный объект в условиях катастрофы со всеми его внутренними и внешними связями), особенно в кульминационный момент развития катастрофы;

-    непредсказуемость поведения, а также действий всех участников катастрофы, в том числе - привлекаемых к ее ло­кализации сил и средств.

Все это определяет специфику и особенности, накладыва­ет свои ограничения и требования на характер регулирования общественных отношений, складывающихся в период ката­строф.

В условиях неопределенности отсутствует какая-либо воз­можность правильно, или даже с каким-то приближением, оценить обстановку. Неопределенность катастрофы дает пол­ное основание полагать, что информация о состоянии внутри системы, подверженной катастрофическому воздействию, с высокой степенью вероятности окажется заведомо неверной. В этой связи приобретает свою специфику и функция предо­ставления информации о ходе развития катастрофы. С учетом непредсказуемости событий информирование населения в этом случае должно носить взвешенный и выверенный характер, чтобы, прежде всего, дополнительно не вызвать панику и недоверие к правительству о неэффективности принимаемых им мер. Данные положения должны найти соответствующее отражение в законодательстве всех уровней: от международ­ных конвенций до внутриведомственных и внутриобъектовых инструкций.

Во время катастрофы складываются совсем иные обще­ственные отношения. Прежде всего, они связанны с неопре­деленностью самого предмета исследования. Соответственно, при этом и механизм правого регулирования должен носить особый характер. С учетом факторов экстремального деструк­тивного воздействия здесь необходимо максимально учиты­вать требования норм права, разработанных для регулирова­ния критических ситуаций.

Указанное позволяет выделить совершенно особую сферу экстремального права, учитывающего специфику проявления неопределенности.

При разработке нормативного правого регулирования, в нашем случае, исследователю необходимо ориентироваться на имеющиеся методологические наработки точных наук, в пер­вую очередь - теории нечетких множеств, теории катастроф, синергетики. При этом необходимо опираться на собственную интуицию, на анализ уже имеющихся к настоящему времени наработок по оценке подобного рода событий и явлений, ак­тивно использовать методы моделирования с широким при­влечением методов аналогии из смежных областей знания.

Решение задач неопределенности остается важной и сложной научной проблемой современности. Это, прежде всего, связанно с выработкой методики предсказания собы­тий. Несмотря на значительные успехи теоретических иссле­дований последних лет, практическая их реализация остается еще далеко в области желаемого - предсказывать с помощью теоретических выкладок пока еще не научились. Именно по­этому любое, даже незначительное, продвижение теоретиче­ской мысли в плане решения практических задач предсказа­ния считается крупным научным достижением.




Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

Blischenko 2017


ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика