Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

В кризисе юридической науки во многом виноваты сами учёные
Интервью с доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Российской Федерации Николаем Александровичем Власенко

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Политическая идеология как разновидность политических факторов правообразования в России
Научные статьи
23.04.14 12:18
Оглавление
Политическая идеология как разновидность политических факторов правообразования в России
политическая идеология
Все страницы

вернуться

Политическая идеология как разновидность политических факторов правообразования в России


С точки зрения современной теории права, политические факторы правообразования представлены в следующих трех формах: 1) государственного интереса; 2) политического инте­реса отдельных социальных групп (акторов); 3) политической идеологии. Представленная статья посвящена анализу поли­тической идеологии, воспринимаемой в качестве относительно стабильного, ценностно-идейного образования, основанного на отчуждении политических интересов от их носителей, с их по­следующей «идейной консервацией».

Переходя к рассмотрению политической идеологии со­временной России как формы политического фактора пра- вообразования, следует отметить, что содержание ее пред­ставлено ценностями западной либеральной демократии, правовое оформление которых само по себе не вызывает на­реканий и соответствует международным стандартам. Од­нако восприятие этих идей и их практическая реализация определяются как особенностями массового политического сознания общества, так и интересами элиты, что придает им существенное своеобразие. Базовыми принципами со­временного либерального демократического режима явля­ются, как известно, парламентаризм, разделение властей, многопартийность, признание прав человека, концепция правового государства и др. Рассмотрим, как восприятие и реализация этих идей в современной России отражается на процессах правообразования.

Изучение становления парламентской демократии по­зволяет выделить определенные черты исторической преем­ственности между дореволюционным (1905-1917 гг.) и совре­менным периодом развития российского парламентаризма. К чертам этого сходства относят: доминирование роли главы государства; нестабильность избирательного законодатель­ства; конфронтационный стиль взаимодействия парламента и главы государства. Эти отличительные исторические черты российского парламентаризма можно связать в следующую логическую схему: доминирование монархического настроя в политическом сознании российского общества в целом при­водит к реальному политическому доминированию власти главы государства над всеми другими политическими ин­ститутами. Строго говоря, это эволюционная и естественная черта российского политического сознания. Однако, сознание это не является единым и весьма специфическим образом на­кладывается на социальную структуру российского общества, а именно, либеральная интеллигенция, обладая высокой по­литической активностью, выступает против этого монархиче­ского принципа. В свою очередь, все это, а также отсутствие в обществе единства по многим другим принципиально важ­ным вопросам, делает работу парламента малопродуктивной, что заставляет главу государства устанавливать посредством манипуляции избирательным законодательством своего рода властную опеку над парламентом за счет административного поддержания центристских партий. Иными словами, парла­мент может эффективно работать только при наличии в об­ществе определенного единства базовых ценностей. В России нет этого единства, и парламентаризм здесь возможен лишь в ограниченном, опекаемом виде. Исходной причиной этого является не столько авторитарные амбиции главы государства, сколько ценностная характеристика политического сознания самого общества.

Таким образом, отсутствие ценностного единства при­водит к невозможности воплощения идеи парламентаризма в полной мере и является причиной установления властной опеки над парламентом. В конечном счете, все это ведет к уси­лению роли личного начала в процессах правообразования и ослаблению значения политических институтов.

Переходя к рассмотрению принципа разделения властей, следует согласиться с А.Н. Медушевским, что принцип этот не является продуктом эволюционного развития российского общества и привнесен в него посредством экзогенной модер­низации. Анализ внедрения принципа разделения властей в ходе реформ 1905 г. и начала 90-х годов прошлого столетия позволяет констатировать довольно однотипные результаты. Как в первом, так и во втором случае реализовала себя мо­дель функциональной специализации, в которой возможен не только отрицательный контроль, но и положительное втор­жение одной власти в компетенцию другой. В обоих случаях возможности положительного контроля не являются взаим­ными, а сосредоточены только в руках главы государства при минимуме ответственности с его стороны. В то же время, не­смотря на явную неполноту реализации принципа разделе­ния властей в государственном аппарате современной России, мы не склонны видеть здесь каких-либо существенных оши­бок его правового оформления. Напротив, внедрение этого принципа представляется как разумный компромисс между потребностями политической модернизации и возможностя­ми политического сознания российского общества. Принцип разделения властей, в конечном счете, есть попытка правового разграничения функций отдельных частей государственного аппарата. В условиях современной России возможности этого строго правового разграничения ограничены. Политическая реальность такова, что принцип этот может работать лишь при координации со стороны президента, что в какой-то сте­пени ставит власть президента за рамки правового регулирования.

Объективную невозможность в условиях современной России урегулировать власть президента правом, следует вос­принимать как важнейшую составную часть политического фактора правообразования.

Рассмотрение исторических особенностей развития и реализации принципа многопартийности позволяет кон­статировать, что естественная эволюция партийной системы в России приводит к многопартийной некоалиционной си­стеме без эффекта доминации. Так было в Первой и Второй Государственной Думе в начале XX века, Верховном Совете, Съезде Народных депутатов и первых двух Государственных думах в конце XX столетия. Нестабильность данной партий­ной системы и малая эффективность сформированного на ее основе парламента заставляет государственную власть (в лице главы государства) административно вмешиваться в вопросы партийного строительства. Вмешательство это проявляет себя в двух аспектах: в частом изменении избирательного законода­тельства в угоду центристским партиям; в искусственном соз­дании т.н. «партии власти». За счет этого административного по своей природе вмешательства партийная система совре­менной России может быть охарактеризована как многопар­тийная некоалиционная система с искусственным эффектом доминации. В то же время, несмотря на безусловно антиде­мократический (с точки зрения либеральной идеологии) ха­рактер давления государства на партийную систему, мы не можем констатировать, что оно обусловлено исключительно властными амбициями правящей политической элиты. Дав­ление на партийную систему и создание в ней «искусствен­ных» институтов во многом носит вынужденный, объективно обусловленный характер. С помощью этого достигается раз­умный компромисс между парламентской демократией и административной управляемостью государства в целом, т.к. установление естественного баланса между ними при условии сохранения стабильности политической системы является невозможным.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика