Содержание журналов

Баннер
PERSONA GRATA

Группа ВКонтакте

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер


Политическая идеология как разновидность политических факторов правообразования в России - политическая идеология
Научные статьи
23.04.14 12:18
Оглавление
Политическая идеология как разновидность политических факторов правообразования в России
политическая идеология
Все страницы

Вышесказанное заставляет констатировать факт искус­ственного поддержания эффекта доминирования в партий­ной системе в качестве объективно обусловленного политиче­ского фактора правообразования, работающего, как и в двух предыдущих случаях, на деинституционализацию как поли­тических, так и правовых отношений.

Изучение восприятия принципа верховенства прав чело­века позволяет сделать вывод о том, что де-факто, среди про­чих идей либеральной демократии, этот принцип никогда не имел в истории России первостепенного значения. Сама идея демократии и конституционного строя воспринималась в России, прежде всего, как идея ограничения государственной власти народным представительством. В этом видится до­вольно существенное заблуждение: либерализм в первую оче­редь предполагает незыблемость прав и свобод человека, по сравнению с чем все остальное является средством. Указанный недостаток проявляет себя как на уровне философского ос­мысления этой идеи, где, строго говоря, автономная личность и ее права никогда не рассматривались как самодостаточная ценность, так и на уровне политико-правовой практики. На протяжении фактически всей истории России отдельно взятая личность мало что получала от многочисленных конституци­онных преобразований.

Вместе с тем, признание прав и интересов человека наи­высшей ценностью в Конституции РФ 1993 г. само по себе сле­дует считать существенным шагом вперед в построении рос­сийского конституционализма. Следует, однако, учитывать весьма отрицательное историческое наследие России в этом направлении. Гарантии правового статуса личности не вос­принимаются в настоящее время в качестве ценности самим обществом, тогда как де-юре содержание правового статуса личности в современной России полностью соответствует тре­бованию мировых стандартов.

Переходя к рассмотрению особенностей восприятия кон­цепции правового государства со стороны российского и пре­жде всего доктринального, правосознания, следует отметить, что восприятие этой идеи в странах Запада и России является довольно различным. На Западе идея правового государства воспринимается, скорее, как некая бесконечная цель, к кото­рой следует добровольно стремиться политическим силам, стоящим у государственной власти. Это вектор, который должен определять направление развития государства, при­чем принятие или непринятие этого направления является ценностным выбором правящей политической элиты, а не объективным фактом, в силу которого право доминирует над политической деятельностью государства. Западная юриспру­денция четко осознает невозможность полного ограничения государственной власти правом, своего рода, объективную не­избежность доминирования государственного суверенитета над формальной определенностью и общеобязательностью права. В современной России концепция правового государ­ства воспринимается несколько иначе, как идея полного огра­ничения государственной власти правом13. Это ограничение утверждается здесь не как идеально желаемое, к чему следует стремиться, а как объективный порядок вещей, состоящий в том, что право доминирует над политической деятельностью. Иными словами, если на Западе идея правового государства есть ценностный выбор, то в России - не только ценностный выбор, но и утверждаемый факт. Современное восприятие концепции правового государства, наглядно демонстрирует национальный архетип отождествления идеально желаемого и реально возможного. Причины этого видятся все в том же этическом максимализме, не желающем замечать никаких объективных ограничений.

Таким образом, политическая идеология как форма по­литического фактора правообразования по своему содержа­нию мало чем отличается от идеологических установок за­падных государств и с формально-юридической точки зрения соответствует современным представлениям о либеральной демократии. Восприятие этих либеральных ценностей и их практическая реализация в российских условиях не может иметь однозначной оценки.

В организационном аспекте реализация идей парламен­таризма, разделения властей и многопартийности характери­зуется существенной долей авторитарной опеки со стороны главы государства. Причины этого видятся не столько в лич­ных политических амбициях, сколько в объективной невоз­можности реализации этих идей в том виде, в котором они представлены на Западе, по причине особенностей массового политического сознания. В условиях отсутствия ценностного единства по базовым вопросам общественного устройства, само обеспечение существования общества с неизбежностью предполагает определенную долю авторитаризма. Вместе с тем слабое развитие институтов либеральной демократии в современной России предполагает существенную зависимость их функционирования от личностных свойств и качеств от­дельных политических лидеров. Недостаточная институци­онализация процесса правообразования, его существенная зависимость от политической воли отдельных лиц являются важнейшими чертами российского правообразования. Чер­тами, исторически обусловленными, но в месте с тем и отри­цательными - с неизбежностью вносящими элементы волюн­таризма и случайности. Представляется, что именно этими чертами обусловлена нестабильность современного россий­ского законодательства, что является существенным недостат­ком всей системы права.

В ценностном аспекте многие идеи западной либераль­ной демократии также имеют особенности своего восприятия. Прежде всего, это касается признания прав и свобод человека наивысшей ценностью. Несмотря на свое официальное закре­пление в Конституции РФ, данное положение не Воспринима ется как самодостаточная ценность ни массовым сознанием, ни государством. В этом плане, восприятие либерализма в Рос­сии вообще во многом носит примат организационных черт над аксиологическими, тогда как соотношение здесь должно быть обратным: парламентаризм, разделение властей и т.д., все это важно, но вторично по сравнению с высшей ценностью

-    отдельным человеком. В этом видится неправильность цен­ностных приоритетов, находящая свое отражение и в процес­сах правообразования. Создание гарантий реализации прав человека никогда не рассматривались в качестве первостепен­ной задачи правотворческой деятельности. В восприятии кон­цепции правового государства имеет место другая крайность

-    правовой идеализм, выражающий себя в убеждении того, что с помощью права можно полностью ограничить государ­ственную власть, тогда как это является невозможным как с логической, так и с реально-исторической точки зрения. В целом правовой идеализм доктринального правосознания в современной России, выражающий себя в необоснованной вере в то, что с помощью принятия «правильного закона» можно избавиться от всех негативных явлений, является, по нашему мнению, такой же вредной чертой как нигилизм мас­сового правосознания.





Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

 

от Монро до Трампа


Blischenko 2017


Узнать больше?

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки

ПОЗДРАВЛЕНИЯ!!!




КРУГЛЫЙ СТОЛ

по проблемам глобальной и региональной безопасности и общественного мнения в рамках международной конференции в Дипломатической академии МИД России

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Право международной безопасности



Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

№ 4 (104) 2016
Московский журнал международного права
Превентивная самооборона в международном праве: применение и злоупотребление (С.97-25)

№ 2 (105) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 1 (104) 2017
Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 11 (102) 2016
Стратегия Могерини и военная доктрина
Трампа: предстоящие вызовы России


№ 8 (99) 2016
Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право


7 (98) 2016
Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 2 (93) 2016
Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 1 (92) 2016 Международное право о самообороне государств

№ 11 (90) 2015 Международное право о принципе неприменения силы
или угрозы силой:теория и практика


№ 10 (89) 2015 Обеспечение мира и безопасности в Евразии
(Международно правовая оценка событий в Сирии)

Индексирование журнала

Баннер

Актуальная информация

Баннер
Баннер
Баннер

Дорога мира Вьетнама и России

Ирина Анатольевна Умнова (Конюхова) Зав. отделом конституционно-правовых исследований Российского государственного университета правосудия


Вступительное слово
Образ жизни Вьетнама
Лицом к народу
Красота по-вьетнамски
Справедливость и патриотизм Вьетнама
Дорогой мира вместе


ФОТО ОТЧЕТ
Copyright © 2007-2017 «Евразийский юридический журнал». Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции
Яндекс.Метрика